armor.kiev.ua / Tanks / WWII / T34 / tovictory
 

Т-34: путь к Победе

К. М. Слободин, В. Д. Листровой

(Т-34: путь к Победе : Воспоминания танкостроителей и танкистов / Сост. К. М. Слободин, В. Д. Листровой; Предисл. А. А. Епишева. — X.: Прапор, 1985. — 235 с.)

 
Н. П. ГОЛОВНЕВ

Головнев Николай Павлович (р. 1921), врач, заведующий райздравотделом, заместитель заведующего Харьковского горздравотдела. Член КПСС. В годы Великой Отечественной войны — танкист, командир взвода, роты, начальник штаба полка. Награжден двумя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны I и II степеней, медалями. Живет в Харькове. Воспоминания написаны специально для настоящего издания.

Н. П. ГОЛОВНЕВ

По дорогам и бездорожью войны

Когда приходится видеть кадры военной кинохроники, запечатлевшие стремительный бег танков Т-34, меня охватывает волнение. Кажется, будто в мчащемся на экране танке находится мой экипаж, с которым довелось когда-то принять первый бой.

Однако, чтобы читатель понял эти чувства и мог оценить, чем была и осталась для танкистов Великой Отечественной «тридцатьчетверка», придется рассказать все по порядку.

Сентябрь 1940 года. Выпускной вечер в Харьковском бронетанковом училище. Музыка, много гостей, и мы, юные лейтенанты, в новенькой, с иголочки, форме, с двумя кубиками в петлицах, кружимся в вальсе с нарядными, раскрасневшимися от волнения девушками.

Через месяц я принял командование взводом в танковом полку, дислоцировавшемся во Львове. Полк был вооружен хорошо знакомыми нам танками БТ-5, БТ-7, Т-28, Т-35 и новыми, уже успевшими принять участие в советско-финляндской войне тяжелыми КВ.

Быстро пролетели полгода службы. В разгар майских праздников вызывают меня в штаб дивизии, вручают пакет и направляют в Харьков на завод № 183 имени Коминтерна.

— Подробности предстоящей работы узнаете па месте,— напутствовал начальник штаба.

К исходу дня 5 мая 1941 года мы, сорок два командира, прибывшие из западных военных округов, были на заводе и слушали инструктаж военпреда. А на другой день, облачившись в комбинезоны, уже стояли у конвейера и вместе с рабочими собирали новые танки Т-34.

Рабочий день продолжался с восьми утра до восьми вечера. Завод работал с большим напряжением, и никаких поблажек для «гостей» не делалось. Мы трудились посменно: дневная смена работала на конвейере, ночная — обкатывала машины в пробегах.

Через сорок дней такой учебы мы разъехались по своим военным округам. Все были буквально влюблены в новую машину и жаждали поскорее получить ее в свое распоряжение. Мечта эта была вполне реальной, потому что перед отъездом мы сами отгрузили танки для своих частей. Моему 80-у танковому полку досталось двадцать девять «тридцатьчетверок».

21 июня я прибыл в гарнизон, но оказалось, что полк передислоцировался ближе к границе, в лагеря под Владимиром-Волынским, куда я и направился. У командира полка капитана В. М. Горелова собрались все офицеры, штабные работники, техники и допоздна слушали мой рассказ о Т-34, о мощи его огня, броневой защите, ходовых качествах и других тактико-технических характеристиках.

Спать легли поздно, а на рассвете фашистская артиллерия и авиация обрушила тонны бомб и снарядов на район нашего расположения. Много техники и людей было выведено из строя. Командиры рот, оставшихся без танков, получили приказ возглавить свои экипажи и в пешем строю двигаться через Млынов, Ровно на Новоград-Волынский.

Десять дней мы вели тяжелейшие бои с наседавшим противником, а ночью 2 июля услышали в своем тылу рев моторов: это шли к нам на подмогу отгруженные мною в Харькове «тридцатьчетверки». Радостной была встреча с ужо знакомыми механиками-водителями, с которыми недавно расстался в Харькове. Один из них — Иван Кобзев стал водителем моего танка, заряжающим был студент МГУ Юрий Дубровин, башенным стрелком-радистом — москвич Владимир Сергеев. Всего моей роте выделили восемь «тридцатьчетверок» — это была немалая сила.

5 июля, после тщательной подготовки, полк тремя колоннами обрушился на врага. Бой был жарким. Разгромив механизированную часть дивизии СС «Викинг», освободили село Бронники, захватили штаб полка, ценные документы, автобусы, радиостанции и около пятидесяти пленных. Рота вышла к железной дороге и атаковала сосредоточившихся здесь фашистов. Видя, что снаряды отскакивают от брони наших танков, немцы в панике бежали, бросив орудия. После боя на моем танке насчитали семнадцать вмятин от попаданий снарядов и ни одной пробоины. Мы же за день выпустили двойной боекомплект, нанеся фашистам ощутимый урон. Другие машины нашего полка также не получили серьезных повреждений.

Все последующие дни мы вели тяжелые бои с намного превосходящими силами противника, несли немалые потери, но урон фашистов был значительно большим, и продвигались они очень медленно.

В боях под Коростенем в конце июля 1941 года мне и старшему лейтенанту Матвею Кузьмину удалось подбить 14 вражеских танков и захватить еще два вместе с экипажами. В 1943 году М. И. Калинин вручил мне в Кремле за те июльские бои орден Красного Знамени.

В районе села Соловьи на реке Золотовка фашистам удалось поджечь мой танк. Пришлось с пулеметами выбираться из горящей машины и, отстреливаясь, отходить к своим. Невозможно передать, как тяжело покидать танк, который служил тебе верой и правдой.

В октябре 1941 года нас, командиров 80-го танкового полка, направили на учебу в Военную академию бронетанковых и механизированных войск. Но «академию» довелось проходить не в учебных аудиториях, а на подступах к Москве на Можайском и Волоколамском направлениях, действуя в составе 1-й танковой бригады генерала М. Е. Катукова. По грязи и бездорожью, по глубокому снегу шли наши «тридцатьчетверки» на врага. И хотя к тому времени появились у фашистов подкалиберные снаряды, пробивавшие с близких расстояний бортовую броню, по-прежнему боялся враг танка Т-34, предпочитая с ним не встречаться. Попавшие в тех боях в башню нашего танка три болванки срикошетировали, оставив после себя лишь неприятный гул и осколки окалины, которые поранили мне лицо.

Под Москвой танкисты показали образцы не только мужества, но и бережного отношения к технике. Механики- водители М. М. Соломенников, С. Н. Соловьев, М. П. Малеваный, С. Т. Люлькин и многие другие хорошим уходом и правильной эксплуатацией танков продлевали их жизнь и обеспечивали безотказную работу машин в самых неблагоприятных условиях. Простота конструкции машины, доступность всех узлов и механизмов облегчали нелегкую работу по уходу за ней.

В тяжелых и упорных боях под Крюковом действовать пришлось на изрытой глубокими оврагами и покрытой почти метровым снегом местности. И «тридцатьчетверки» действовали безотказно. 19 декабря на плечах противника мы ворвались на улицы Волоколамска, освободив город от захватчиков.

Тыл давал все больше машин. В мае—июне 1942 года в Липецке на основе нашей 1-й гвардейской танковой бригады был сформирован 1-й танковый корпус, тоже ставший гвардейским.

Июльские бои на реке Воронеж, а затем в районе Хлевное на Дону, были жестокими и кровопролитными. Наседал противник. От палящего солнца броня накалялась так, что не дотронуться рукой, в машине духота страшная, нечем дышать. Однако и воины, и танки выдерживали эти нагрузки и продолжали делать свое дело.

На речушке Верейко танк лейтенанта Василия Бохонова вел огонь по противнику. Когда враг, обнаружив танк, начал бить по нему из орудий, экипаж решил сменить позицию. В это время мостик, к которому подошла машина Бохонова, взлетел на воздух от прямого попадания мины. Экипаж не растерялся, механик-водитель направил танк на сваи и по ним перебрался на противоположный берег. Уже у цели танк свалился в трясину. Но мотор продолжал работать и, используя силу инерции, машина выскочила на твердый грунт. Закрепившись на новой позиции, экипаж полностью выполнил поставленную задачу.

Недалеко от райцентра Хлевное фашисты бомбили наши боевые порядки. Крупная бомба разорвалась у самого борта танка Т-34. Машину качнуло, заскрипели пружины подвески, но взрывная волна не смогла ни опрокинуть танк, ни сорвать с него башню. Я видел под Ржевом, как срывало башни у английских танков «Валентайн», как от взрывной волны опрокидывались немецкие машины. Наша же «тридцатьчетверка» выдерживала и прочно стояла на земле.

Лето 1943 года тоже было жарким во всех отношениях. К тому времени наш корпус уже превратился в танковую армию, которая сосредоточилась в районе Обояни.

1-я гвардейская танковая бригада заняла оборону на левом берегу реки Ворскла у поселка Яковлево. Первыми вступили в бой танки старшего лейтенанта Владимира Александровича Бочковского — ныне Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта танковых войск,— которым пришлось отражать натиск «тигров» и «фердинандов». Наши танкисты проявили большое мужество и воинское мастерство. Когда танк командира взвода лейтенанта В. С. Шаландина загорелся на поле боя, экипаж машины пошел на таран. Танкисты погибли, но враг был отброшен. Насмерть стояли гвардейцы-танкисты под Яковлево, и фашистам не удалось их потеснить.

Все новые танковые подразделения бросали фашисты в бой, но они разбивались о стойкость советских воинов и несокрушимую силу нашей техники. К Курску враг не прошел. На Курской дуге мы впервые встретились в бою с немецкими новыми тяжелыми танками. Стало ясно, что 76-миллиметровая пушка Т-34 уже слабовата. Это обстоятельство учли танкостроители, и вскоре мы стали получать «тридцатьчетверки» с новой 85-миллиметровой пушкой, пробивавшей броню «тигров» и «фердинандов».

После разгрома гитлеровцев в Курской битве 1-я гвардейская танковая бригада получила задание войти в прорыв и вдоль железной дороги развивать наступление на Харьков.

С тяжелыми боями, отбивая непрерывные контратаки противника, шли мы вперед, освобождая от оккупантов города и села. Сковородиновка, Максимовка, Крысино... Освобожден Богодухов. Упорный бой в районе сахарного завода в селе Пархомовка. Мощные удары по противнику у Ахтырки, Купьевахи, Козиевки... Во всех этих сражениях «тридцатьчетверки» проявили себя отлично.

В лесах Сумщины воины-танкисты отпраздновали 26-ю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции. В эти дни им вручались награды за мужество и героизм, проявленные в боях на Курской дуге. На груди у танкистов, на знаменах частей 1-й гвардейской танковой армии засияли новые ордена, многие части были удостоены звания гвардейских.

И снова вперед — на Днепр.

Дороги раскисли от непрерывных дождей, грязь непролазная, но наша техника и в этих условиях демонстрирует свое превосходство над вражеской. Яростпо контратакуют фашисты, и каждая новая попытка овладеть положением оканчивается для них плачевно. Дерзким ударом танкисты майора И. Н. Бойко выбрасывают неприятеля из Козятипа. В районе Корсунь-Шевченковского фашисты предприняли ночную атаку, бросив двести танков против наших девятнадцати. На помощь танкистам пришла артиллерия. Сорок один сожженный танк, двадцать три подбитых, шесть застрявших в грязи, бронетранспортеры и множество другой техники оставил враг на поле боя. Воля и падежная броня советских танкистов вышли победителем из этого трудного испытания.

9 января 1944 года, совершив по бездорожью рейд в глубокий тыл врага, танкисты из состава 1-й гвардейской танковой армии, как снег на голову обрушились на фашистский гарнизон города Жмеринки, нанеся ему тяжелые потери. Лишь к вечеру фашисты поняли, что против них действует всего пятнадцать танков, и, бросив подкрепление, взяли нашу группу в клещи. Быстрым ударом советские танкисты прорвали кольцо окружения и, отбиваясь от преследователей, отошли к своим.

Маневрируя по раскисшему чернозему, танкисты-гвардейцы остановили в районе Погребище фашистские машины, брошенные на помощь окруженным в районе Корсунь-Шевченковского.

Недолгие дни передышки, и снова вперед — по грязи и бездорожью на Шепетовку.

...Когда подошли к Днестру, увидели, как рушится мост, взорванный фашистами. Комбриг отдал приказ ИДТИ вброд. Задраены люки, щели, на выхлопные трубы надеты пожарные шланги. Первым провел танк механик-водитель Сергей Кашин, за ним двинулись другие. Таким образом переправилась наша и соседние бригады. Преодолев водный рубеж, танки ворвались в Коломыю и вышли на государственную границу СССР.

В июне 1944 года 1-я гвардейская танковая армия М. Е. Катукова скрытно передислоцировалась в район Ровно— Клевань—Киверцы. Недолгое время укомплектовывали экипажи — и снова в бой. На участке 13-й армии генерала Н. П. Пухова мы вошли в прорыв, стремительным броском достигли Буга и с ходу форсировали его. Перед нами земля Польши.

Новый рейд, и, оставив позади Жешув, Рогачув, Дембицу, Баранув, 1 августа, форсировав Вислу, мы вступили в бой на Сандомирском плацдарме. Здесь шло упорное, кровопролитное сражение. В районе села Опатув фашисты бросили на боевые порядки нашей бригады около двухсот танков, впереди которых двигался тяжелый «королевский тигр». Вместе с артиллеристами и дивизионом «катюш» встретили их как подобает. После пяти атак противник оставил на поле боя около ста горящих танков. Позже пленпые рассказывали, что им был отдан приказ любой ценой сбросить русских в Вислу.

Не успокоившись, гитлеровцы снова бросили против нас около 70 танков. Некоторым из них удалось вклиниться в наши боевые порядки и выйти к командному пункту бригады. Экипаж комбрига В. М. Горелова подбил одну машину. Командир моего танка старшина Г. Е. Попов поджег вторую, однако и наш танк загорелся. Огонь удалось сбить, но ожоги мы получили изрядные.

Третий раз горел я в танке. По этому поводу комбриг пошутил: «Трижды ты горел и остался жив — значит, жить тебе долго».

Новое пополнение мы получали под Львовом. Формировались основательно, с радостью убеждаясь, что все больше дает тыл машин, совершеннее год от года становится полюбившаяся танкистам богатырская «тридцатьчетверка».

Начался 1945 год. Снова, ломая сопротивление остервенелого врага, мы идем вперед. Освобождены Лодзь, Александрув, Конин... Форсируя реку Ватра, шли вброд буквально подо льдом. Утром 23 января обледеневшие танки ворвались в Познань. Однако взять город с ходу не удалось. Обойдя Познань с юга, мы вышли у города Бомст к государственной границе фашистской Германии.

Радость этого события была омрачена гибелью Владимира Михайловича Горелова, замечательного нашего комбрига, под командованием которого мне посчастливилось служить с января 1941 года, пережить тяготы первых месяцев войны, громить фашистов под Воронежем и на Курской дуге, на Украине, в Карпатах, в Польше. Как он мечтал побывать в поверженном Берлине, и как мало, в сущности, осталось до этого фашистского логова!

Более семисот километров прошли паши танки за две недели января. Были дни, когда продвигались на сто и более километров. Благо, на немецких складах горючего было достаточно, и наше продвижение не зависело от подвоза.

С честью прошли танкисты М. Е. Катукова путь вдоль Одера к побережью Балтики, а затем, повернув на Восток, штурмовали польский город Гдыню.

Своим ходом и на железнодорожных платформах танки прибыли в леса под Кюстрип, старинную прусскую крепость. Доукомплектовывались новыми танками. Впервые наша бригада имела шестьдесят пять «тридцатьчетверок». Качество их превосходно, экипажи обстреляны в многочисленных боях, помощники командиров рот, батальонов, полков, бригад по технической части — люди многоопытные, умеющие организовать ремонт и вернуть машину в строй прямо на поле боя, под огнем противника...

Впереди Одер, Зееловские высоты, а там — Берлин. Военная мощь Советской Армии собрана в кулак и готова обрушиться всей силой огня на логово фашистского зверя.

16 апреля началась артподготовка. Море огня обрушилось на позиции противника. И в этот полыхающий ад устремляются танки нашей 80-й гвардейской бригады. По двум переправам форсируем Одер и устремляемся на штурм Зееловских высот. Фашисты сопротивляются с отчаянием обреченных. Ранен комбат В. А. Бочковский, убит заместитель комбата Иван Дудник, есть потери в технике и экипажах, но танки неудержимо идут вперед. На пути — минные поля, артиллерийские позиции, батареи зенитных орудий, поставленных на прямую наводку. 19 апреля пал смертью храбрых мой друг комбат Владимир Александрович Жуков. От самого Калинина шли мы вместе, много страшного пережили, много смертей видели. Сегодня смерть настигла комбата, у самой цели настигла.

На понтонах форсируем Шпрее и 23 апреля врываемся в предместье Берлина. Ведем бон па улицах. Сожжен танк лейтенанта Рогачева. Едва не рухнул вниз со взорванного моста танк лейтенанта Полкина — остановился как вкопанный на самом краю. Танк лейтенанта Паукова, отстреливаясь, влетел в витрину магазина и оттуда вел огонь. Клубы пыли, битого кирпича лежат на всем, гарью и ревом моторов, орудийной канонадой, пулеметной стрельбой насыщен воздух.

Взят Шепефельдский аэропорт. На взлетном поле сотни исковерканных самолетов. Горит аэровокзал. Рота лейтенанта Кулева выбивает фашистов, засевших в доме недалеко от аэропорта. Рота лейтенанта Панфилова ворвалась на железнодорожную станцию и с боем движется прямо по полотну железной дороги. Танк, который ведет механик-водитель Степан Волкорезов, с ходу берет крутую насыпь и устремляется па врага. Танк лейтенанта Самохвалова, ворвавшись в цех крупного завода, где засели фашисты, ведет огонь вдоль ровной шеренги станков...

Бои па Бюловштрассе, Фридрихштрассе... Впереди видим купол рейхстага и Брапденбургские ворота. Танки пробивают толстенные стены здания английского посольства н ведут бой во дворе. Взрываем еще одну стену и выходим на территорию зоопарка.

1 мая, вторая половина дня. Мой ординарец Николай Кузнецов вдруг говорит: «Товарищи, у нашего начштаба полка сегодня день рождения». Друзья поздравляют меня, смеются, шутят: не часто приходится нашим соотечественникам отмечать свое двадцатипятилетие в берлинском зоопарке.

А вечером столица гитлеровской Германии услышала салют из всех видов советского оружия. Победа! Наша победа!

Мы уходим из центра поверженного Берлина. Рядом идут колонны военнопленных. Грязные, оборванные, поникшие гитлеровцы, опустив головы, бредут по превращенному в руины городу.

Не этого, конечно, они хотели. Но именно к этому они шли. Шли с того самого момента, когда вторглись в пределы нашего социалистического государства.

Славный боевой путь прошли советские танкисты. На местах сражений в вечном карауле застыли на постаментах танки Т-34. Мценск и Липецк, Курск и Богодухов, Козятин, Чертков, Коломыя, Ивано-Франковск... Дань уважения, глубокой признательности, любви советского народа тем, кто создал легендарную машину, и тем, кто на ней воевал.

Назад | Дальше

Содержание

Главная страница В начало


Зернодробилка корморезка траворезка. Инкубаторы для яиц 18 зернодробилка корморезка.