armor.kiev.ua / Tanks / WWII / T34 / tovictory
 

Т-34: путь к Победе

К. М. Слободин, В. Д. Листровой

(Т-34: путь к Победе : Воспоминания танкостроителей и танкистов / Сост. К. М. Слободин, В. Д. Листровой; Предисл. А. А. Епишева. — X.: Прапор, 1985. — 235 с.)

 
В. В. КАЛИНИН

Калинин Вениамин Васильевич (р. 1914), генерал-майор. Член КПСС. В годы Великой Отечественной войны прошел путь от лейтенанта, командира взвода до подполковника, командира танковой дивизии. Награжден тремя орденами Красного Знамени, орденами Отечественной войны II степени, Кутузова III степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями. Живет в Харькове. Воспоминания написаны специально для настоящего издания.

В. В. КАЛИНИН

В боях и походах

К началу Великой Отечественной войны я был кадровым военным — танкистом. Уже освоил многие наши отечественные танки, в том числе БТ-2, БТ-5, БТ-7, плавающий танк Т-37. В 1939 году участвовал в советско-финляндской войне. Танк Т-34, пришедший на смену отслужившим свое машинам, я оценил сразу.

Обычно требуется время для того, чтобы новая техника завоевала признание. «Тридцатьчетверка» стала редким исключением, буквально с первого взгляда машина приходилась всем по душе. За ее надежной броней мы чувствовали себя уверенно, мощный огонь, маневренность, прекрасные ходовые качества танка не раз выручали нас в схватках с превосходящими силами противника.

Когда наша промышленность развернула массовое производство танков на новых местах, началось формирование крупных танковых и мотомеханизированных соединений.

Наша 3-я танковая армия формировалась летом 1942 года в Подмосковье. Два с половиной месяца шло обучение личного состава. Тщательно изучалась материальная часть танка Т-34, его технические возможности и особенности применения во всех видах боя. К концу обучения экипажи свободно владели всеми премудростями вождения машины и ведения боя — от посадки и приведения танка в боевую готовность до преодоления труднопроходимых участков местности, глубоких бродов, лесных массивов, стрельбы с ходу, подъемов и спусков и пр. Научились также производить ремонт некоторых узлов.

Сосредоточившись недалеко от Сухиничей, где противник готовил танковый удар, представлявший опасность для всего Западного фронта, наша 3-я танковая армия 22 августа перешла в наступление. Тяжелые бои продолжались около месяца.

Враг стянул на этот рубеж несколько пехотных дивизий, много танков, артиллерии, в воздухе постоянно висела авиация, буквально засыпавшая наши позиции противотанковыми и фугасными бомбами. Наши танкисты громили врага всей силой своего огня, давили гусеницами его живую силу и технику, а когда требовала обстановка, смело шли на таран. Немецкие Т-Ш и Т-1У не выдерживали могучего натиска «тридцатьчетверок» и, неся большие потери, не раз вынуждены были отступать.

3-я танковая армия с честью приняла боевое крещение — возложенную на нее задачу выполнила. Наступление фашистских войск в направлении Козельск — Сухиничи было сорвано.

В июле 1943 года части 3-й танковой армии, к этому времени уже гвардейской, сосредоточились на северном фасе Орловского выступа для участия в наступлении Брянского фронта.

2-й танковый батальон 56-й танковой бригады, которым я командовал, получил задачу выйти в район юго-западнее Мценска и перерезать дорогу Орел—Мценск, закрыв для фашистских войск возможность отхода. Выйдя на указанный рубеж, мы разгромили колонну противника, уничтожив при этом семь танков, пятнадцать автомашин с солдатами, противотанковую батарею, и перекрыли дорогу.

Расположив танки на направлениях возможного боя, я выслал один взвод на переправу через Оку в разведку.

Не доходя до переправы, командир взвода (к сожалению, не помню его фамилии) заметил, что в сторону Орла движется немецкое штурмовое орудие «фердинанд», и принял решение атаковать его. С третьего снаряда «фердинанд» загорелся, а выскочивший из горящей машины экипаж был уничтожен пулеметным огнем. На следующий день во фронтовой газете появилась статья «Поединок Т-34 с «Фердинандом». Проявивший находчивость и отвагу командир взвода был награжден орденом Красной Звезды,

Бои были тяжелыми. Гитлеровцы создали систему мощных укреплений и опорных пунктов. Пересеченная местность, изрезанная реками и болотистыми поймами, была весьма неудобной для действий танков. Но наши Т-34, разогнавшись, на предельной скорости преодолевали эти препятствия. Высокая маневренность позволяла им уклоняться от ударов фашистской авиации. Только прямое попадание могло повредить машину. Но такие случаи были редки.

В тяжелых боях на Курской дуге наши «тридцатьчетверки» упрочили свою репутацию лучших в мире средних танков.

12 сентября, после краткого отдыха и доукомплектования, мы выступили из района Курска на запад. Впереди был могучий Днепр, за которым хорошо укрепились гитлеровцы, и каждый из нас понимал, как непросто будет преодолеть эту преграду. Противник, готовясь к обороне, отрыл на танкоопасных направлениях противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, подготовил «огневые мешки», разрушил мосты, затопил переправочные средства... Но наши «тридцатьчетверки» упорно рвались к Днепру. Не было силы, которая могла бы их остановить.

Готовясь к форсированию Днепра, мы провели большую работу по обучению экипажей, добились полной взаимозаменяемости. Теперь каждый член экипажа умел водить машину, стрелять, выполнять обязанности радиста, заряжающего.

Накануне форсирования Днепра нам зачитали обращение Военного совета фронта. «Вы пришли сюда, на берег Днепра, через жаркие бои, под грохот орудий, сквозь пороховой дым,— говорилось в нем.— Сегодня наш путь — через Днепр. Окиньте взглядом берег, что стоит перед вами. Там Киев, украинская земля, там дети и жены наши, отцы, братья и сестры. Они ждут вас...»

22 сентября 1943 года бойцы 51-й гвардейской танковой бригады комсомольцы Николай Петухов, Иван Семенов, Василий Сысолятин, Василий Иванов первыми форсировали Днепр в районе Григоровки. Всем четверым было присвоено звание Героя Советского Союза.

Ожидая переправочные средства, мы, танкисты, поддерживали мощью танкового огня тех, кто удерживал плацдарм на противоположном берегу.

И вот прибыл понтонно-мостовой батальон. День и ночь танин переправлялись через Днепр на Букринский плацдарм.

Круглые сутки авиация противника бомбила переправу, беспрерывный огонь вела дальнобойная артиллерия. Однако танки все шли и шли, с ходу вступая в бой и способствуя расширению плацдарма на правом берегу Днепра.

В первый же день части 56-й танковой бригады прошли с боями до шести километров. Батальон, которым я командовал, действуя в нервом эшелоне, подошел к колхозу «Майский цвет», где был остановлен вражеской артиллерией и «тиграми».

Выстрелом из самоходной артиллерийской установки был подбит один из «тигров». «Тридцатьчетверка» командира роты капитана Неустроева подожгла второй...

Более месяца танкисты во взаимодействии с пехотой удерживали небольшой клочок земли на правом берегу Днепра, с трех сторон обстреливаемый артиллерией и минометами врага. Л затем по приказу командования скрытно от противника переправились на левый берег и, совершив двухсоткилометровый марш, сосредоточились в междуречье Десны и Днепра. Привели в порядок танки, изучили обстановку и в ночь па 1 ноября 1943 года под шквальным артиллерийским огнем противника форсировали Днепр, сосредоточившись в районе села Лютеж.

Мой батальон получил приказ захватить пригород Киева, Святошино, перерезать шоссе Киев — Житомир, закрыв таким образом противнику пути к отступлению. Эта задача была выполнена, батальон удерживал шоссе до подхода основных сил.

После мощной артиллерийской подготовки паша пехота, ломая сопротивление врага, рванулась вперед. Поддерживая пехоту огнем и ожидая прорыва немецкой обороны, чтобы тут же устремиться в него, шли машины 56-й танковой бригады.

В обычной боевой практике танкам приходится завершать прорыв. Но тут я обратился к комбригу подполковнику Малику с просьбой разрешить мне пойти вперед несколько раньше.

Получив «добро», собрал командиров рот, проинструктировал их, и вот уже танки развернутым строем, с зажженными фарами и воющими сиренами, несутся па позиции противника, давят гусеницами окопы, доты, артиллерийские батареи. Ошеломленные гитлеровцы мечутся в слепящих лучах света, подставляя себя пулеметному огню.

Батальон вырвался на Гостомельское шоссе, уничтожая шедшие по нему немецкие танки и живую силу врага, и устремился на Святошино.

Первыми ворвались на киевскую окраину танковые роты Рыбакова и Вольватенко. Заняв круговую оборону, батальон изготовился к отражению вражеских контратак. Несколько раз гитлеровцы предпринимали попытки окружить пас и уничтожить, однако «тридцатьчетверки» не подвели. С большими потерями гитлеровцы вынуждены были откатиться назад.

Вспоминая эти бои, не могу не рассказать о геройском экипаже гвардии старшего сержанта Антонова. «Тридцатьчетверка» Антонова вышла в район Святошино первой. Фашисты тут же сосредоточили на ней ураганный огонь. Танк был поврежден, командир и механик-водитель ранены. Превозмогая боль, гвардии сержант Антонов сумел исправить повреждение и снова повел машину на врага. Прямым попаданием снаряда заклинило пушку. Но и после этого танк не вышел из боя. Заняв место механика-водителя, командир экипажа продолжал давить фашистов гусеницами. «Тридцатьчетверка» уничтожила два шестиствольных миномета вместе с расчетами. В этот момент вражеский снаряд оборвал жизнь старшего сержанта Антонова.

В Святошино мы захватили большие трофеи: склады боеприпасов, продовольствия, смазочных материалов, ремонтную танковую мастерскую и 20 отремонтированных танков. Взяли в плен много солдат и офицеров противника.

Оправившись от ночного боя, гитлеровцы бросились в контратаку, по уничтожающий огонь танковых пушек всякий раз отбрасывал их назад.

По приказу командира 56-й танковой бригады 2-й танковый батальон продолжил наступление на села Ямское, Глеваха, Васильков. Мы вышли на указанный рубеж, захватили дороги, тем самым перерезав противнику пути отступления из Киева, и укрыли танки в засадах. В это время пришло сообщение о том, что нашими войсками освобождена столица Советской Украины. Радости нашей не было границ.

Это было утром 6 ноября 1943 года, а в 11 часов командир роты Вольвотенко доложил, что слышит лязг гусениц. Я дал команду усилить наблюдение и приготовиться к бою.

Когда немецкие танки приблизились, по ним из засады ударили орудия «тридцатьчетверок». Несколько вражеских машин запылало, остальные попятились.

В это время командир танковой роты Рыбаков сообщил, что из леса развернутым боевым порядком идет пехота противника. После интенсивного орудийного и пулеметного огня наших танков гитлеровцы залегли и стали мелкими группами отходить обратно в лес.

Отправив адъютанта к Рыбакову, я поехал в роту Вольвотенко. В ее расположении горело тринадцать вражеских танков.

В бою обстановка меняется быстро. Разведка донесла, что группа вражеских танков свернула вправо, на Калиновку. Немедленно принимаю решение направить наперерез роту гвардии капитана Белова. Хорошая скорость и высокая маневренность наших танков позволили опередить противника. Непрошенных гостей встретили как следует: танковая группа противника была разгромлена.

Родина высоко оцепила боевые заслуги танкистов 56-й гвардейской танковой бригады, присвоив ей почетное наименование Васильковской. Гвардии капитаны Вольвотенко и Белов стали Героями Советского Союза. Многие танкисты были удостоены орденов и медалей.

Позднее я командовал мотоциклетным полком, воевал на разных фронтах Великой Отечественной, еще много лет служил в Вооруженных Силах нашей Родины. Но никогда не забыть мне славных дел нашей гвардейской танковой бригады, ее бойцов, командиров, политработников и нашу славную «тридцатьчетверку».

Назад | Дальше

Содержание

Главная страница В начало