armor.kiev.ua / Tanks / WWII / PzV / svirin
 

ПАНТЕРА Pz.Kpfw V

Михаил Свирин

(Свирин М. Пантера Pz.Kpfw V. — М.: М-хобби, 1996. — 48 с. — (Армада, вып. № 5))

 

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3

РАЗВИТИЕ

Осенью 1943 г. началось производство следующей улучшенной модификации «Пантеры» — Ausf A. Главной целью её появления — было ликвидировать недостатки трансмиссии, обнаруженные в ходе боевого применения, а также по возможности уменьшить стоимость серийного танка (договорная цена серийного танка была определена в 117 000 RM, но реально оказалась намного больше). Необходимо отметить, что башня, подготовленная для новой модификации фирмой Даймлер-Бенц, пошла в серию еще в конце августа 1943 г. и начала устанавливаться уже на танки модификации Ausf D2 поздних выпусков. На новую башню была установлена командирская башенка с семью призматическими приборами наблюдения (унифицированными с аналогичным изделием танка «Тигр»); для увеличения бронестойкости бортов башни в ней был удален лючок для выброса использованных орудийных гильз, амбразуры для стрельбы из личного оружия, а также окончательно поставлен крест на использовании бинокулярного прицела. Для упрощения конструкции орудийной люльки, в ней был уменьшен с 20° до 18° угол возвышения орудия.

Компоновка танкаИзменениям подверглась и конструкция корпуса. Поскольку проку от бугельной установки курсового пулемета в боевых условиях было мало, в лобовом листе корпуса модификации А была смонтирована шаровая установка курсового пулемета MG 34, разрабатываемая на фирме «Даймлер-Бенц» еще для VK 3002 (DB). Для увеличения эффективности выхлопа, к двум основным выхлопным трубам, стоявшим на Ausf D2, были добавлены несколько малых. Кроме того, танк разучился «ходить под водой», что также диктовалось необходимостью удешевления его конструкции.

В опытном порядке две, или три «Пантеры» Ausf A были оборудованы приборами ночного видения и ночными прицелами. Они применялись на Западном фронте в Арденнах, вместе с более поздними Ausf G, оборудованными такой же аппаратурой, но широкого распространения не получили.

В марте 1944 года началось изготовление самой массовой модификации танка «Пантера» — Ausf G Он получил бронекорпус упрощенной конструкции, в лобовом листе которого удалили люк-пробку механика-водителя. Крышки люков механика-водителя и стрелка-радиста сделали распашными (вместо открываемых подъемом с поворотом). Водитель вместо трех приборов наблюдения получил один поворотный. Угол наклона бортов был увеличен с 47° (50°) до 60° (62°), а их толщина теперь составляла 50 (48) мм. В таком виде новые танки пошли в бой весной 1944 г.

Но в процессе все возрастающего выпуска танк продолжал совершенствоваться. В машинах выпуска конца 1944 г. был добавлен специальный вентилятор двигательного отсека. Изменилась форма и расположение выхлопных труб, прикрытых пламегасителями. Прожектор перенесли с корпуса на крыло.

Поскольку во время попадания снарядов в маску орудия, некоторые из них отражались в крышу корпуса и пробивали ее, форма маски пушки была изменена. В нижней части она получила специальный выступ, предотвращавший рикошет снарядов, бронебойных пуль и осколков вниз.

В 1944 г. была выпущена небольшая серия танков модификации Ausf G с катками, имевшими внутренние резиновые бандажи по типу примененных впервые на САУ «Фердинанд» и повсеместно введенных на поздних «Тиграх». Эта серия поступила в 1-ю танковую дивизию СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер» (LAH), но несмотря на положительные отзывы о их применении, эксперимент почему-то распространения не получил.

Для дальнейшего совершенствования характеристик «Пантеры» ее пробовали оснастить более мощным двигателем. Так фирма Даймлер-Бенц вела опытные работы над «Пантерой», оснащенной многотопливным дизель мотором MB 507 мощностью 850 л.с. Фирма MAN в то же время пыталась адаптировать в танке свой двигатель воздушного охлаждения Аргус (MAN/Argus LD 220) мощностью 700-800 л.с., а также авиационный звездообразный мотор BMW 132D, мощностью 650 л.с.

«Ахиллесова пята» танка — трансмиссия также стала предметом многочисленных экспериментов. Так в опытном порядке были построены образцы Ausf G с гидростатической передачей фирмы «Фойт» (Voit GMBch). Рассматривался и проект «Пантеры» с электротрансмиссией по типу примененной доктором Ф.Порше в своем «Фердинанде».

С осени 1944 года планировалось перейти на выпуск новой модификации «Пантеры» — Ausf F. Танк должен был получить корпус с усиленной броней (лоб — 120 мм, борт и корма — 60 мм, крыша — 30 мм), более мощный двигатель (не менее 750 л.с.) и новую башню.

Башня танка получила наименование Schmall Turm 605 (тесная башня) и была разработана на фирме Даймлер-Бенц. Ее габариты были немного меньше, чем габариты стандартной башни, что позволяло улучшить бронирование при экономии веса. Орудие в башне было прикрыто маской типа Saukopf (Свиное рыло), а спаренный пулемет MG 42 монтировался за пределами маски в узкой амбразуре. Для увеличения эффективности орудийного огня, башня дооборудовалась оптическим стереоскопическим дальномером с базой 1 320 мм и арматурой под инфракрасный ночной прицел.

В качестве основного вооружения «Пантеры» Ausf F, предполагалось использовать 75-мм орудие KwK 44 L/70, конструкции завода «Шкода» в г. Пльзень. Но для испытания первой башни орудие подано в срок не было и башня «Шмальтурм» была оснащена для опробования орудием KwK 42 с дульным тормозом (кстати, испытывалась эта башня на корпусе «Пантеры» Ausf G). Для уменьшения длины отката в противооткатных механизмах орудия просто немного подняли давление жидкости. Вторая «тесная башня» также проходила испытания на шасси Ausf G, но была уже оснащена орудием KwK 44. Испытания выявили ряд недостатков шкодовской пушки и фирма начала их устранять, по существу создавая новую артсистему, которую окрестили KwK 44/2 (в то время как старую автоматически переименовали в KwK 44/1).

В качестве курсового пулемета предусматривалось применение MG 42 и как вариант — штурмовой винтовки МР 43/МР 44 с «кривым стволом» (точнее - с «искривителем ствола»). Вариант, оснащенный МР 43, предусматривал вывод его ствола наружу не через шаровую установку лобового листа, а через крышу корпуса танка (для этого и требовался «кривой ствол»). Поскольку лобовой лист корпуса в данном варианте оказывался монолитным — это давало определенные преимущества в снарядостойкости и стоимости танка. Однако, скорее всего, такой вариант вооружения остался лишь в эскизах.

Принимая осенью 1943 г. решение о развертывании серийного производства танка «Тигр II», рейхсминистр вооружения и боеприпасов А.Шпеер распорядился разработать новую конструкцию танка «Пантера» с тем, чтобы эти два основных танка имели наивысшую унификацию узлов между собой.

Разработкой «Пантеры» нового поколения, которая по типу «Тигра II» получила название «Пантера II», занималось КБ фирмы «Хеншсль и сыновья». Ноиый танк, впрочем, ничем выдающимся не отличался. Он представлял собой как бы облегченный «Тигр II» с уменьшенной толщиной брони и башней «Шмальтурм», вооруженный 88-мм орудием KwK 43/2 L/71 (угол возвышения +15°).

Тормозило работы по новому танку в первую очередь отсутствие подходящего двигателя. Старый HL 230P30 оставили лишь как запасной вариант, в то время как все силы проектировщиков были брошены на поиски новой энергетической установки. Вновь вернулись к вариантам установки двигателей: MAN/Argus LD 220 (750 л.с.), Maybach HL 234 (850 л.с.), «Zimmcring Sla» 16 (720 л.с.) и др. Но эти работы завершены не были.

В конце 1944 г. Управлением Вооружений был выдан заказ на изготовление двух «Пантер II». Изготовить успели лишь один корпус, на который для проведения испытаний установили башню от Ausf G Но испытания его проведены не были. При отступлении немцы бросили этот танк, корпус которою сегодня хранится в музее кавалерии и танковых войск Паттона — в Форт-Нокс. Все легенды о участии в боях «Iaioa?u-F» и «Пантеры II» — не более, чем легенды.

СПЕЦИАЛЬНЫЕ МАШИНЫ

Танк передовых артиллерийских наблюдателей Beobachtungspanther

В соответствии с традициями, появление нового шасси и САУ на его базе, породило необходимость изготовления специализированного передового артиллерийского наблюдательного пункта. Этот полутанк имел невращающуюся башню с установленном в ее фальш-маске макетом пушки. Правее макета располагалась шаровая установка пулемета MG 34. Зато оптическое оснащение машины было очень внушительным: перископ командира кругового вращения TSR 1, широкоугольный перископ TSR 2, который мог быть поднят на высоту до 430 мм над крышей (перископ впервые был опробован на передовом наблюдательном пункте PzBeoWg III), двух танковых перископов TBF 2, а также горизонтальнобазного стереоскопического дальномера.

Экипаж танка состоял из 4-х человек (командир, наблюдатель, радист и водитель). Был изготовлен один экземпляр машины, по праву считающейся лучшей среди аналогичных машин своего времени. Но от ее серийного производства отказались в пользу увеличения объема линейных танков и самоходных установок.

Разведывательный танк Aufklarungspantlier

Немцы всегда испытывали слабость к различным узкоспециальным танкам. На протяжении всей войны они неоднократно возвращались к мысли о создании «идеального разведчика», плодя таким образом массу проектов на различных шасси. Посчитав созданный в 1942-43 гг. легкий танк «Luchs» недостаточно вооруженным, они развернули работы над новыми проектами, из которых наиболее близко к реализации подошел танк VK 1602 «Леопард», вооруженный 50-мм пушкой KwK 39 L/60. Но организовывать производство нового шасси сочли нецелесообразным и силы проектировщиков были брошены на создание разведывательного танка с использованием шасси основного. В 1943 г. фирмы «Рейнметалл-Борзиг» и «Крупп» выполнили ряд проектов такой машины на укороченном и полном шасси «Пантеры», но дальше деревянных моделей дело не пошло. Проект был заморожен.

Командирские танки

После рождения «Пантеры» остро встал вопрос о создании командирской машины на ее базе. Создавая командирский танк, из «Пантеры» изъяли один пулемет и часть артиллерийского боекомплекта (12-15 выстрелов), установив на освободившееся место в корпусе дополнительную радиостанцию Fu 7 (SdKfz 267), или Fu 8 (SdKfz 268) (штатная Fu 5 размещалась в башне).

Экипаж командирского танка дополнялся офицером связи (вместо стрелка-радиста), а наводчик и заряжающий были по совместительству радиотелеграфистами. Внешне командирские танки можно было идентифицировать по наличию дополнительных антенн -штыревой и типа «звезда» (или «метелка»).

Если описанными выше танками вряд ли кого удивишь, то машина, с которой мы познакомимся ниже, вряд ли известна широкому кругу читателей.

Этот командирский танк, изготовленный, видимо, в одном экземпляре, чрезвычайно интересен. Дело в том, что при его создании, неизвестные танкостроители (можно предположить, что таковыми были инженеры «Нибелунгенверк», г. Сант-Валентин) на корпус «Пантеры» Ausf D установили башню PzKpfw IV Ausf H*. (В. Шпильбергер утверждает, что при изготовлении этого танка была использована база «Бергерпантеры».) Известны всего две фотографии этой машины, стоящей на ж.д. платформе. Но, несмотря на то, что этот танк был всего один, он принял участие в боях 1944 г. на Восточном фронте в составе 653. истребитепьно-противотанкового батальона, вооруженного «Фердинандами».

Ремонтно-эвакуационная машина Bergerpanther

Этот танк появился «на свет» не запланированно. Дело в том, что разворачивая в 1942-43 гг. обширную программу перевооружения вермахта новыми тяжелыми танками, руководители Управления Вооружений совершенно упустили из виду отсутствие эвакуационных средств для них. К решению данного вопроса приступили лишь 7 мая 1943 г., когда комиссия Управления Вооружений разместила срочный заказ на изготовление бронированного тягача для оказания технической помощи поврежденным тяжелым танкам.

При выборе базы шасси «Тигра» было отвергнуто, как не обладающее необходимой удельной мощностью. Больше подходило для этой цели шасси «Пантеры», на котором и остановились. В июне 1943 г. началось изготовление 70 тягачей, получивших название Panzerbergerwagen «Panther» (бронированная эвакуационная машина «Пантера»). Для того, чтобы уложиться в заданные сроки, новых шасси под «бергерпантеры» не строили, а переоборудовали уже построенные шасси линейных танков Ausf D2. К началу Курской дуги в войска было сдано 11 машин (при заказанных — 15). Все они несли на себе следы поспешности при изготовлении — ни один не был оборудован лебедкой и краном-подъемником и потому могли использоваться только как тягачи. Но последующие все-таки оснащались 40-т лебедкой (с длиной троса 150 м) и краном грузоподъемностью 1,5 т, а позднее — даже 6 т.

Вооружались эти ремонтные машины пулеметом MG 42, установленным в передней части крыши перед ящиком-кузовом. Несколько машин получили вместо пулемета даже 20-мм орудие KwK 38.

«Ягдпантера»

Традиционно для немецкого танкостроения любое новое танковое шасси тут же приковывало к нему внимание изготовителей САУ. Естественно, что приняв решение о производстве «Пантеры», Управление Вооружений дало заказ фирмам «Крупп» и «Даймлер-Бенц» на разработку на ее базе новой противотанковой САУ (тем более, что дефицит противотанковых орудий в вермахте в то время был наиболее острым). Официальный контракт был подписан 3 августа 1942 г., причем в качестве вооружения САУ предписывалось использовать 88-мм пушку РаК 43, которая только начинала делать первые выстрелы. Модель нового истребителя танков в масштабе 1:10 была изготовлена в сентябре, а через месяц Гитлеру показали его деревянное исполнение «в натуральную величину». 5 января 1943 г. работы по доводке проекта были переданы на фирму «Даймлер-Бенц».

Инженеры фирмы ответственно отнеслись к поручению и не только выполнили все требования ТЗ, но за счет экономии массы, даже подняли лобовую броню нового истребителя танков до 100 мм (против 80 мм в задании). Летом 1943 г. на САУ провели ряд доработок, необходимость в которых выявилась после анализа опыта применения «Фердинандов» на Курской Дуге. Необходимость этих доработок немного затормозила начало производства «Ягдпантеры» и съела запас по массе, который удалось «выкроить» проектировщикам (после доработок толщина лобового листа была вновь уменьшена до 80 мм). Но тем не менее, макет САУ в натуральную величину был показан А.Гитлеру в октябре и привел его в восторг.

Серийное производство новых истребителей танков, получивших имя «Ягдпантера» (охотничья пантера) развернули на заводах фирм MIAG (Мюленбау унд Индустри) и MNH (Машиненфабрик Нижняя Саксония Ганновер), но там затратили на подготовку производства очень много времени (благо это производство не являлось основным) и до окончания боевых действий всего было сдано в войска 384 машины. (Подробнее о создании и применении «Ягдпантеры» читайте в одном из выпусков «Армада»-ВЕРТИКАЛЬ).

ПРОЕКТЫ САУ

Несмотря на то, что шасси «Пантеры», как основного боевого танка, рассматривалось в качестве носителя множества артиллерийских и реактивных систем, даже до стадии рабочих чертежей дошли немногие. Но поскольку проектов было много — наиболее интересные из них заслуживают хотя бы краткого освещения.

4 июня 1942 г. фирма «Крупп» получила заказ на разработку 105-мм легкой самоходной гаубицы на шасси танка VK 3002 (MAN). Эта гаубица рассматривалась как многоцелевое орудие, которое должно было занять место аналогичной артсистемы на шасси GW II 1/1 V, изготовленной в 1942 г. и испытанной на Восточном фронте. Орудие в ней устанавливалось в открытой сверху вращающейся башне, спаренной из 20-35 мм листов брони. Несмотря на лучшие характеристики, чем у уже принятых на вооружение штурмовой гаубицы StuH 42 и легкобронированной полевой САУ «Веспе», проект утвержден не был из-за своей высокой стоимости. Разработали инженеры фирмы Крупп и самоходный дуплекс из 150-мм тяжелой гаубицы sFH 18М и 128-мм противотанковой пушки с длиной ствола 61 калибр, но и это семейство не было утверждено Управлением Вооружений, равно как и аналогичные проекты фирмы «Рейнметалл-Борсиг». Основные нарекания на изделия были вызваны отсутствием в них кругового бронирования и опять-таки высокой стоимостью.

В 1944 г. после успешного принятия на вооружение противотанковой «Ягдпантеры» были предложены варианты полностью бронированных штурмовых 128-мм пушки, 150-мм гаубицы и 210-мм мортиры (название проекта фирмы «Крупп» — «Штурмпантера», «Рейнметалл» — «Скорпион»). Эти проекты предлагали использовать ходовую часть «Пантеры», в кормовой части которой монтировалась хорошо бронированная боевая рубка (по типу САУ «Фердинанд»), в которой монтировалась та, или иная артсистема. Но Управление Вооружений, поддерживающее в данном вопросе фирму Хеншель, в муках рождавшую «Ягдтигр», оставило все эти неплохо сбалансированные проекты без внимания.

Рассматривался в 1944 г. и проект универсального транспортера орудий (Waffentrager) на укороченном шасси основного боевого танка. Проект, предложенный фирмами Рейнметалл и Даймлер-Бенц, так и не был закончен.

В 1945 г. фирма Шкода предложила недорогой проект самоходной бронированной реактивной системы залпового огня. В этом случае вместо башни на танк «Пантера» Ausf G, или Ausf F, предполагалось установить поворотную пусковую установку 105-мм, или 150-мм неуправляемых ракет с дальнобойностью 5 500 - 6 500 м. Но опытный образец изготовлен не был.

Осенью 1942 г. фирма «Крупп» предложила проект зенитной САУ, в которой на шасси «Пантеры» было смонтировано 88-мм зенитное орудие FlaK 18 (а позднее и FlaK 41). Однако фронту требовалось скорострельное орудие малого калибра для защиты войск от советских штурмовиков, а не медлительная и дальнобойная «восьмидесятивосьмимиллиметровка». Летом 1943 г. фирма Рейнметалл-Борзиг предложила для «Пантеры» башню, вооруженную четырьмя 20-мм авиационными пушками MG 151/20. Они имели высокую скорострельность, но дальность стрельбы и разрывное действие их снарядов никуда не годились. Проект отклонили осенью 1943 г. Стало ясно, что наиболее эффективными против вражеских штурмовиков будут многоствольные установки зенитных автоматов калибра 37-мм и более. 7 декабря 1943 г. Альберт Шпеер приказал срочно разработать проекты 37-мм и 50-55-мм самоходных зенитных автоматов на шасси «Пантеры».

Разработкой проектов 37-мм зенитной САУ занимались все те же фирмы Крупп и Рейнметалл при участии Даймлер-Бенц. В январе-феврале 1944 г. Крупп и Даймлер-Бенц предложили башню, вооруженную спаркой 37-мм пушек FlaK 44. Башня имела бронирование до 60-мм в лобовой части (при наклоне лобового листа в 40-45°). САУ, оснащенная новой башней должна была называться Flakpanzer «Coelian» (Зенитный танк «Коелиан»). Однако дальнейшие работы над башней показали сложность ее изготовления и потому перед изготовлением макета башня была упрошена. Макет башни установили на ремонтное шасси «Пантеры» Ausf D2 осенью 1944 г. А с января 1945 г. такая САУ должна была в больших количествах строиться силами трех фирм. Но организовать в это время серийное производство новой САУ было уже практически невозможно и даже эталонный образец изготовлен не был. Такая же судьба постигла и проекты 55-мм зенитных самоходных автоматов.

Продолжение

Главная страница В начало