armor.kiev.ua / Tanks / WWII / PzV / svirin
 

ПАНТЕРА Pz.Kpfw V

Михаил Свирин

(Свирин М. Пантера Pz.Kpfw V. — М.: М-хобби, 1996. — 48 с. — (Армада, вып. № 5))

 

Часть 1 | Часть 2 | Часть 3

Немецкий тяжелый танк PzKpfw V «ПАНТЕРА» сегодня является, пожалуй, одним из наиболее обсуждаемых. Количество выпущенных изданий и отдельных публикации, посвященных ему, может сравниться только с таковыми о его родном брате — танке «Тигр». До сих пор идут нескончаемые дискуссии, участники которых с одной стороны с пеной у рта отстаивают точку зрения, что что был лучший танк Второй Мировой воины, с другой - что чти машина была все/о лишь улучшенной копией советского Т-34 и т.д. и т.п. Автор знает многих любителей БТТ, буквально поклоняющихся этому танку и справедливости ради должен отметить, что когда-то также считал его подлинным шедевром, отыскивая ч нем только положительные стороны и оправдывая недостатки. Несколько лет назад мне казалось, что я знаю об -том танке все, или почти все. Рукопись брошюры о «Пантере», написанная тогда, изобиловала фонтанами положительных эмоций. Но время идет, меняются наши пристрастия и поднимется уровень знании. Сегодня этот танк для меня уже совершенно не представляет никакого интереса и давно находится в ряду второстепенных машин. Тем не менее, повествование о нем я постараюсь вести, по возможности, с нейтральных позиции, чтобы не обидеть клан «Пантеропоклонников».

I. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

История создания «Пантеры» не столь живописна, как обросшее массой истинных и выдуманных подробностей, жизнеописание танка «Тигр» и потому отыскать в ней какие-то малоосвещенные места весьма непросто. «Вестовые столбы» этой незамысловатой истории в переводах на разные языки, ложатся в основу все новых изданий об этом танке. Пожалуй единственное, в чем разные авторы никак не могут договориться — это в вопросе возможности (и целесообразности) копирования советской «тридцатьчетверки». И все-таки, ряд интересных моментов этой истории большинство «жизнеописателей» почему-то оставляют «за кадром».

До начала боевых действий в СССР германское командование не предусматривало наличие в составе бронетанковых войск вермахта маневренного танка с противоснарядным бронированием. Считалось, что имеющиеся в наличии средние танки PzKpfw III вполне пригодны для решения большинства задач, стоящих перед танковыми войсками и только для прорыва сильно укрепленных полос обороны противника (каковыми считались Великобритания и, возможно, Америка) в 1942 г., возможно, потребуется тяжелый танк с противоснарядной броней и мощным орудием. И такой танк (будущий «Тигр») начали разрабатывать конструкторские бюро Ф.Порше и Управления Вооружений (Э.Адерс). К 1941 г. основные характеристики новых тяжелых танков были определены, макеты их одобрены, и началось изготовление опытных образцов.

Но летом 1941 г. немецкие войска неожиданно для себя встретили новую боевую машину, во многом неприятно поразившую их. Это была легендарная «тридцатьчетверка», многократно воспетая в нашей мемуарной и популярной литературе. Снаряды 37-мм противотанковых орудий не пробивали брони советского танка, в то время как его 76-мм орудие сокрушало корпуса большинства танков вермахта на всех дистанциях. К тому же проходимость нового советского танка оказалась не в пример лучше подходящей для русских дорог, чем таковая немецких «панцеров». Панические донесения с Восточного фронта подстегнули у специалистов интерес к новым советским боевым машинам.

В октябре 1941 г. в группу армий «Центр» прибыла специальная комиссия Управления Вооружений (этот факт оспаривается некоторыми исследователями, считающими, что не комиссия прибыла на фронт, а танки были доставлены с фронта) под руководством председателя «Танковой комиссии», почетного доктора технических наук Ф.Порше. Комиссия внимательно изучила захваченные образцы танков Т-28, KB, Т-34, Т-35 и ряд других. Немного позднее новые образцы советских танков были переданы для изучения представителям промышленности.

Выводы почти всех, изучавших доставленные образцы, были на удивление похожи. Если разрабатываемые новые немецкие тяжелые танки превосходили KB, то ответить на Т-34 было практически не чем. Конечно, можно было поднять скорость движения и проходимость средних танков, а также усилить их броню и вооружение, но это было равноценно тому, чтобы спроектировать танк заново.

Усугубляло положение и то, что все перспективные танки массой 20-25 т, работа над которыми проводилась с прицелом на замену PzKpfw III, также здорово «не дотягивали» до русской «тридцатьчетверки». И потому работа над 20-тонными танками фирм MAN и Кшрр была остановлена даже после одобрения проекта и изготовления деревянных моделей. В ноябре 1941 г. были выдвинуты требования к принципиально новому среднему танку для перевооружения танковых частей: масса — 28 т., мощность двигателя — 600-700 л.с., скорость — 55 км/ч, броня с наклоном — 60-70 мм. Не вполне понятно, почему было оставлено без внимания предложение Ф.Тодта, который советовал для унификации конструкций вновь создаваемых танков разработать такую машину на базе уже отработанных и опробованных ходовых частей тридцатитонных предшественников «Тигра» — VK 3001 (Н) и VK 3001 (Р) (тем более, что танк Порше «Леопард» развил на испытаниях рекордную для танка такой массы скорость — 60 км/ч). В пику уверениям некоторых авторов, что немцы очень хотели скопировать Т-34, но технические трудности помешали, следует сказать, что никаких принципиальных технических трудностей для воспроизведения советского танка немецкое танкостроение не испытывало. Советский танк был прост в производстве и миф о невозможности его изготовления в Германии был выгоден как нашим историкам, так и битым немецким генералам (в особенности — Г.Гудериану) и поддерживался после войны обеими сторонами к вящему удовольствию публики. Танк не приняли в копирование потому, что помимо достоинств Т-34, которые отмечали члены комиссий (и которые многократно цитировались в послевоенной печати), было много недостатков. Портили впечатление о Т-34: «слепость» танка, т.к. обзор из него был никуда не годным; теснота в боевом отделении, невозможность быстрой эвакуации экипажа при загорании, двойная функция командира танка, который должен был «по совместительству» выполнять обязанности наводчика орудия; и огромные нарекания, как это ни парадоксально звучит сегодня, вызывали дизель В-2 и трансмиссия танка, которые в 1941 г. едва «нарабатывали» 100 моточасов на стенде (случалось, что дизель, или КПП танка в 1941-42 гг. выходили из строя после совершения танком марша на расстояние 50 км по проселку).

 

Проекты танка VK 3002
v1.gif (10343 bytes)
Первый вариант фирмы "Даймлер-Бенц" с подвеской на листовых рессорах

v2.gif (10678 bytes)
Окончательный вариант фирмы "Даймлер-Бенц" с подвеской на торсионных валах

v3.gif (10579 bytes)
Окончательный вариант проекта VK3002, выполненные фирмой "MAH"

25 ноября 1941 г. задание на проектирование нового среднего танка получили фирмы MAN и Daimler-Benz. Проектные работы здесь прошли достаточно быстро и уже в феврале 1942 г. началось изготовление прототипов. Новые танки получили индексы VK 3002 (DB) и VK 3002 (MAN) и имели значительные внешние отличия. Проект фирмы Daimler-Benz очень напоминал Т-34. Его моторно-трансмиссионное отделение и ведущее колесо располагались сзади, а башня была смещена вперед. По первоначальному проекту восемь сдвоенных опорных катков большого диаметра (по четыре на борт) подвешивались на пластинчатых рессорах. В качестве энергетической установки предполагалось использовать танковый вариант дизельного двигателя MB 507.

Проект очень нравился А.Гитлеру, который в начале февраля 1942 г. отдал приказ о постройке прототипа и подготовке производства серии из 200 машин, но руководство Управления Вооружений Сухопутных войск стояло за машину, создаваемую на фирме MAN.

Этот танк имел более привычную для немецкого танкостроения компоновку с с башней, установленной напротив центра тяжести танка. Энергетическая установка состояла из бензинового двигателя фирмы «Майбах» (Maybach), а ходовая часть из опорных катков «шахматного» расположения была подвешена на торсионных валах.

Для принятия окончательного решения по выбору прототипа была образована специальная комиссия, куда вошли представители «танковой комиссии» Рейхсминистерства Вооружения и боеприпасов, Управления вооружений Сухопутных войск и фирм-изготовителей. Многие исследователи считают, что «камнем преткновения» в решении комиссии явилось сходство танка «Даймлер-Бенц» с «тридцатьчетверкой», которое могло привести к обстрелу своих танков артиллерией. Это мнение надумано, так как войска обеих сторон постоянно путали свои танки с вражескими, причем если для «Пантеры» это выглядит естественно, но путать Т-34 с «Тигром»? Но ведь путали!

В танке VK 3002 (MAN) комиссия нашла следующие преимущества:

  • эффективную подвеску на торсионных валах с «шахматным» расположением опорных катков (схема Книпкампа);

  • бензиновый двигатель, питающийся более дешевым топливом (дизельного топлива в Германии не хватало даже для кригсмарине);

  • меньший вылет орудийного ствола вперед, улучшавший маневренность танка на сильно пересеченной местности и в населенных пунктах;

  • больший комфорт для членов экипажа;

  • монолитность бортов танка, не нарушаемая эвакуационными люками;

  • большой резерв массы танка, позволяющий усилить его бронирование и вооружение.

Пытаясь «подтянуть» свой танк по ряду параметров инженеры фирмы «Даймлер-Бенц» скорректировали проект, введя подвеску на торсионных валах с шахматным расположением опорных катков, предусмотрев также установку бензинового двигателя фирмы «Майбах» и вообще провели большое количество мероприятий по унификации узлов двух танков. Но для доводки машины требовалось довольно много времени, а его не было. 13 мая 1942 г. было принято окончательное решение об ориентации на VK 3002 (MAN).

Работами по доводке танка на фирме «МАН» руководил П.Вибике, известный по своим работам над ходовой частью и трансмиссией танков PzKpfw II и «Луке». Два прототипа (PzKpfw V VI и PzKpfw V V2) были закончены сборкой летом 1942 г. и отправлены для тестирования на полигон возле г. Айзенах в Тюрингии. В ходе испытаний выявилось множество недоработок в системе трансмиссии и механизмах управления. Несмотря на то, что прототипы отличались конструкцией механизма управления, ни один из них не удовлетворил требованиям надежности. Но доработки требовались небольшие и фирме было дано «добро» на изготовление пробной серии в 20 машин для проведения войсковых испытаний. Тогда же - осенью 1942 г. недостроенный прототип VK 3002 (DB) отправился в район склада броневых листов фирмы Даймлер-Бенц (попросту — на свалку).

Серийное производство танков PzKpfw V должно было быть развернуто на заводах фирм «МАН», «Даймлер-Бенц», «ЭмЭнАш» (MNH) и «Хеншель и сыновья» (Henscel und Sohn), но до постройки на последней специального сборочного цеха, фирма выдавала только некоторые узлы ходовой части.

Первые серийные танки

Первая группа «Пантер» (прошу прощения, еще P/Kpfw V Ausf a) покинула сборочный цех фирмы MAN в начале января 1943 г. Это были машины, вооруженные орудием с однокамерным дульным тормозом. Увеличенная длина отката этого орудия продиктовала необходимость смещения места командира танка ближе к левому борту, для чего под основание командирской башенки в левом борту башни был выполнен выступ-прилив. Танки имели двигатель HL 210P45 и коробку передач Царандфабрик (Zarandfabrik) ZF7. В феврале 1943 г. этим танкам присвоили наименование P/Kpfw VAust'DI. в то время как запущенные в валовое производство танки получили наименование PzKplw V Ausf D2 (SdKfz 171).

Войсковая серия «Пантер», как уже упоминалось, получила индекс PzKpfw V Ausf D2, и имела уже более знакомые для любителя БТТ очертания. Командирская башенка на них сместилась на привычное место, а пушка обрела двухкамерный дульный тормоз. Танк получил также коробку передач АК 7-200 фирмы «Майбах» и двигатель HL 230РЗО той же фирмы.

Система питания двигателя состояла из топливных баков объемом 720 л, четырех диафрагменных насосов и четырех карбюраторов типа «Солекс». В эту систему для упрощения запуска добавлялся также электрический пусковой насос, предназначенный для наполнения поплавковых камер карбюраторов перед пуском.

Крутящий момент от двигателя передавался двумя карданными валами, разделенными механизмом отбора мощности для вращения башни. Сцепление — трехдисковое сухого трения. Коробка передач — семискоростная механическая с шестернями, находящимися в постоянном зацеплении. Включение передач осуществлялось посредством кулачковых муфт с синхронизаторами.

Усиленный двигатель и улучшенная КПП позволили поднять толщину лобовой брони новой версии «Пантеры» до 80 мм, что сделало её практически неуязвимой для всех советских танковых и противотанковых орудий. Все Ausf D2, выпушенные летом 1943 г.. оборудовались двумя трехствольными мортирками NЬК 39 для постановки дымовых завес.

Корпус танка сваривался из катаных листов цементированной брони, соединенных двойным сварным швом. Для увеличения прочности соединений перед сваркой листы соединялись «в шип». Верхний лобовой лист толщиной 80 (по нашим отчетам — 85) мм установлен с наклоном 33° (35°) к горизонту. Нижний лобовой лист толщиной 60 (65) мм составлял с гори зонтом угол 37° (35°). Верхние бортовые листы имели угол наклона 47° (50°). а корма — 60°.* Здесь и далее данные в скобках получены на испытаниях танка в Кубинке.

Корпус «Пантеры» был герметичным и все первые танки по изготовлении оборудовались системой преодоления водных рубежей. Для этого моторно-силовое отделение танка водонепроницаемыми перегородками было разделено на три отсека. Крайние сверху закрывались броневыми решетками, прикрывавшими воздухопритоки и выводные каналы охлаждающей системы. Эти отсеки с установленными в них радиаторами могли заливаться водой. Средний отсек с установленным в нем двигателем был герметичным. Отдушины, расположенные на люке доступа к двигателю имели крышки, плотно закрывающиеся перед форсированием. Горловина для воздухоподводящей тубы системы подводного питания двигателя располагалась в середине кормовой части среднего отсека.

Танки, производство которых началось в конце весны 1943 г., оснащались бортовыми экранами, прикрывавшими верхнюю часть гусениц, а точнее - вертикальную часть бортовой брони от пуль противотанковых ружей и кумулятивных боеприпасов, наличие которых в Советской армии ожидалось с лета 1943 г. В целях удешевления конструкции серийного танка, в них начали устанавливать монокулярный прицел вместо бинокулярного, но в то же время их борта начади покрывать антимагнитным покрытием «циммерит». Смотровые амбразуры, люки и лючки в бортовой броне и башне танка, получили дополнительные козырьки от дождя.

Основное вооружение танка — 75-мм пушка KwK 42 с длиной ствола 70 калибров было предназначено в основном для борьбы с танками, что определялось подавляющим преимуществом в боекомплекте бронебойных и подкалиберных снарядов, а также отсутствием в танке перископического прицела для стрельбы с закрытых позиций.

Подъемный механизм орудия допускал ведение огня в пределах — X"; + 20° (в улучшенных башнях, перекочевавших на Ausf A угол возвышения уменьшили до + 18°). Поворотный механизм башни располагался слева от сиденья командира орудия. Он состоял из механического исполнительного механизма с двумя ручными приводами (у командира орудия и заряжающего), за один полный оборот рукоятки привода башня поворачивалась на 21 угловую минуту. Так что для полного оборота башни вокруг оси приходилось сделать более 1000 оборотов маховика. Но при использовании механизма отбора мощности у двигателя танка скорость вращения башни могла изменяться в широких пределах — от полного останова до 8° в секунду. Рычаг включения механизма отбора мощности двигателя для поворота башни находился непосредственно под орудием, а рычаг управления режимами его работы — правее сиденья командира орудия. При перемещении рычага вперед башня начинала разворачиваться вправо, а перемещение его назад назад вызывало вращение башни влево. Крайние положения рычага соответствовали максимальной скорости вращения башни.

Спусковой механизм орудия позволял использовать в нем только боеприпасы, оснащенные электрозапальной трубкой. Кнопка электроспуска находилась на рукоятке маховика подъемного механизма орудия. В случае выхода из строя основного спускового механизма, в танке имелся дублирующий электроспуск, состоявший из индуктора тока и соединительного кабеля с розеткой. При обрыве в стационарной цепи электроспуска, а также разряде аккумулятора и иных поломках, индуктор включался в цепь орудия штепсельной вилкой. А поскольку индуктор был закреплен на полу боевого отделения под ногой командира орудия, то спуск орудия мог производиться им путем энергичного надавливания (удара) на кнопку индуктора.

Из дополнительных приспособлений, имеющихся в танке нужно отметить агрегат продувки ствола орудия после выстрела, который состоял из компрессора, установленного под сиденьем командира орудия и системы шлангов и клапанов. Воздух для продувки ствола отсасывался из короба гильзоулавливателя.

Продолжение

Главная страница В начало


Лопата для уборки снега на колесах электромаш topdownloads просмотр лопата для уборки снега.