armor.kiev.ua / Tanks / BeforeWWII / BT / BT7 / 2
 

Колёсно-гусеничный танк БТ-7

М. В. Павлов, И. В. Павлов, И. Г. Желтов

(Танки БТ. Часть 3. «Колёсно-гусеничный танк БТ-7». — М.: Экспринт, 1999. — (Армада. № 17))

 

История создания | Общее устройство | Опытные и экспериментальные образцы | Эксплуатация в войсках

ОПЫТНЫЕ И ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ОБРАЗЦЫ

В период серийного производства танка БТ-7 велись опытно-конструкторские работы по повышению огневой мощи, защищенности и подвижности машины. На базе танка БТ-7 были разработаны различные экспериментальные образцы машин, такие как танки повышенной проходимости и защищенности БТ-СВ и БТ-СВ-2, химические и огнеметный танки ХБТ-7, БХМ и ОТ-7, группа телемеханических танков, командирский танк КБТ, танки-мостоукладчики, минные заградители, танки с пультовым управлением и с различным навесным инженерным оборудованием. Кроме того, на базе танка разрабатывались самоходные установки, бронетранспортер, танк с ракетным вооружением, а макет летающего танка МАС-1 был разработан и изготовлен с использованием узлов и агрегатов танка БТ-7.

В 1937 г. на автобронетанковой рембазе №12 Харьковского военного округа по предложениям изобретателя Н.Ф.Цыганова был изготовлен опытный колесно-гусеничный танк БТ-СВ, а затем и БТ-СВ-2. В 1937-1938 гг. они прошли полигонные испытания.

Танки были созданы с использованием узлов, агрегатов и систем танка БТ-7. Основным отличием являлось наклонное расположение броневых листов башни и корпуса. По сравнению с танком БТ-7, носовая часть корпуса не была сужена и в отделении управления находились: справа — механик-водитель, слева — радист. Таким образом, экипаж танка был увеличен до 4 человек.

Корпуса машин были изготовлены из листов конструкционной стали марки 3 толщиной 10-12 мм, которые располагались под большими углами наклона. Верхний лобовой лист имел угол наклона 53°, нижний — 58°, бортовые листы: верх — 55°, низ — 15°, кормовые листы: верх — 58°, низ — 48°. Конусность башни составляла 35°, а ее крыша имела наклон 5° к горизонту. В отделении управления под ногами радиста имелся аварийный десантный люк. Поворотливость танка снизилась, так как угол поворота передних управляемых колес составлял всего 12°. Ходовая часть была закрыта броней, шахты пружин передних узлов подвески были наклонены назад на 38°. В качестве средств связи на танке могла устанавливаться радиостанция 71 -ТК-1, при этом боекомплект пушки сокращался до 140 выстрелов. Вооружение, силовая установка, трансмиссия и ходовая часть по сравнению с базовой машиной имели незначительные изменения.

Танк БТ-СВ отличался от БТ-СВ-2 конструкцией и составом приборов наблюдения в отделении управления и башне, а также не имел перископического прицела ПТ-1 и

командирской панорамы ПТ-К. Эти машины не были приняты к серийному производству, но именно такое рациональное размещение броневых листов нашло воплощение на опытном танке А-20, а в последующем и на знаменитом танке Т-34.

Для обеспечения надежного управления, наблюдения и связи с подразделениями В 1937 г. КБ завода №183 под руководством М.И.Кошкина при участии конструкторов НАТИ А.С.Щеглова и Н.И.Коротоножко на базе шасси танка БТ-7 был разработан, изготовлен и испытан опытный образец командирского танка КБТ-7. Первые проработки специального командирского танка на базе колесно-гусеничного танка БТ велись конструкторским бюро ХПЗ под руководством А.О.Фирсова еще в 1932 г.

КБТ-7 отличался от серийного танка БТ-7 тем, что вместо башни с пушечным вооружением на корпусе устанавливалась бронированная надстройка и размещалось специальное оборудование.

Экипаж машины состоял из четырех человек: командира подразделения, начальника штаба, радиста-пулеметчика и механика-водителя. Механик-водитель располагался так же как и на серийном танке, за ним справа находился командир, слева — начальник штаба, перед которым располагался откидной столик, за ними посредине у перегородки моторно-трансмиссионного отделения (МТО) — стрелок-радист.

Бронирование танка было противопульным. Для уменьшения вероятности поражения экипажа броневые листы надстройки были установлены под наклоном. Лобовой и кормовой листы толщиной 18 и 13 мм соответственно были наклонены под углом 20°, бортовые листы толщиной 13 мм — под углом 15°. Верхний наклонный лист имел толщину 10 мм. На опытном образце надстройка была выполнена из обычной конструкционной стали марки 3.

В переднем, заднем и бортовых листах надстройки в специальных шаровых опорах могли устанавливаться два пулемета ДТ. Третий — запасной пулемет одновременно предназначался для стрельбы по воздушным целям и мог устанавливаться на основании люка крыши корпуса надстройки в турели П-40. Под основанием люка на полу боевого отделения располагалась подъемная площадка, обеспечивающая в рабочем положении широкий обзор местности и удобную стрельбу из зенитного пулемета по наземным целям.

Для наблюдения из танка за полем боя были установлены два прибора ПТ-К и четыре смотровых прибора «триплекс». Расположение командира позволяло попеременно вести пулеметный огонь из всех пулеметов одному человеку, не мешая работе остальным членам экипажа. Боекомплект для пулеметов составлял 1953 патрона, снаряженных в 31 пулеметном диске.

Связь на большие расстояния обеспечивалась с помощью радиостанции РТУ со штыревой антенной, а на малых дальностях — с помощью радиостанции 71-ТК-1 с подъемной штыревой антенной. Для внутренней связи использовалось переговорное устройство ТСПУ-5 на четыре абонента.

Управление внутри танкового подразделения осуществлялось посредством двух сигнальных танковых светосемафоров (СТС), расположенных на верхних наклонных листах надстройки корпуса в бронированных коробках.

Для связи с самолетом-разведчиком днем и ночью танк был оборудован специальным танковым авиасигнальным приспособлением (ТАСП), которое размещалось на обоих надгусеничных полках машины. В ночных условиях подсветка сигнальных полотнищ ТАСП осуществлялась четырьмя прожекторами (по два с каждого борта), установленными в броневых стаканах на надгусеничных полках.

Для вождения машины вне дорог в условиях ограниченной видимости у механика- водителя был установлен компас КИ.

Силовая установка, трансмиссия и ходовая часть были такими же, как на серийном танке БТ-7.

Танк не был принят на вооружение по причине неудовлетворительных условий стрельбы из пулеметов ДТ, тесноты боевого отделения и главным образом — из-за демаскирующих признаков машины, резко выделявших ее среди линейных танков.

Для возможности управления танком с места командира машины в случае выхода из строя механика-водителя заводом №183 совместно с НИИ-20 НКАП (бывшее Ос- техбюро) с 1936 г. проводились опытные работы по установке на танк БТ-7 пультового управления, основанного на электропневматическом принципе, велись работы по созданию такого же оборудования и на электромеханическом принципе. Оборудование обеспечивало переключение передач с места командира танка. Несколько танков БТ-7 с пультовым управлением прошли полигонные испытания в 1937-1938 гг.

В продолжение работ по оснащению реактивной артиллерией танка БТ-5 инженером В.И.Александровым в 1936 г. был разработан проект установки реактивного вооружения и для танка БТ-7. Основное вооружение танка было сохранено. Два ракетных орудия калибра 132 мм устанавливались по бортам конической башни и были снабжены механизмами вертикального наведения и прицелом. Углы наведения по вертикали составляли от -5° до +20°. Горизонтальное наведение орудий на цель осуществлялось поворотом башни. На танке размещалось шесть реактивных снарядов, из которых два находились в каналах орудий, а четыре — в специальных снарядных ящиках, размещенных на надгусеничных полках машины. Питание на электрозапал реактивного снаряда поступало от аккумуляторной батареи танка через предохранительный и боевой рубильники. При стрельбе из ракетных орудий дистанция до цели определялась при помощи шкалы дальности штатного телескопического прицела. С помощью маховичков подъемного механизма и прицельного приспособления устанавливались углы возвышения и местности. После производства выстрела перезаряжание установки должно было производиться в близлежащем укрытии.

В 1936 г. вместо штатного вооружения танка БТ-7 в опытном порядке было разработано размещение в башне строенной установки 14,5-мм крупнокалиберного пулемета ДК и двух пулеметов ДТ с прицелом ПЯ, а в кормовой нише башни — дополнительного пулемета ДТ в шаровой установке. Боекомплект составлял 1750 патронов к пулемету ДК и 2079 патронов к пулеметам ДТ. Опытная установка пулеметов имела углы наведения по вертикали от -12° до +23° и для тыльного пулемета ДТ от -3° до 4- 6°.

Кроме того, в 1938 г. на заводе №183 был разработан проект установки 37-мм автоматической пушки в башне танка и пулемета ДТ у механика-водителя.

С целью повышения огневой мощи на протяжении всего 1939 г. велись работы по установке 76,2-мм пушек Л-11 и Ф-32 в танк БТ-7А. Задание на установку пушек было выдано АБТУ еще в декабре 1938 г. В 1939 г. были изготовлены и испытаны опытные образцы танков БТ-7А с этими системами.

Танковая пушка Л-11 являлась модернизированным вариантом пушки Л-10 с удлиненной до 30 калибров длиной ствола, клиновым полуавтоматическим затвором с усиленными противооткатными устройствами (тормоз отката гидропневматический с пружинным клапаном). Система Л-11 поступила на АНИОП в марте 1939 г. При испытании стрельбой в танке БТ-7А в апреле 1939 г. было выяснено, что установка данной системы возможна, но ее эксплуатация крайне затруднительна из-за тесноты боевого отделения, неудобства и небезопасности для расчета, особенно в боевом положении — при поднятом гильзоулавливателе. Кроме того, в башне танка необходимо было установить дополнительное вентиляционное устройство. Во время испытания стрельба велась унитарными выстрелами с осклочнымим и бронебойными снарядами массой 6,23 кг и 6,51 кг и начальной скоростью 635 м/с и 612 м/с соответственно. Установка пушки обеспечивала углы вертикального наведения от -1,5° до +25°. Масса всей установки составляла 1070 кг. По результатам испытаний от установки Л-11 в танк БТ-7А отказались.

В основу же танковой пушки Ф-32 была положена схема 76,2-мм дивизионной пушка Ф-22 конструкции В.Г.Грабина. Для того, чтобы вписаться в габариты башни танка БТ-7 ствол пушки был изготовлен из высоколегированной стали, а длина отката ограничивалась 300 мм. Она имела полуавтоматический вертикальный клиновой затвор и противооткатные устройства с компенсатором, позволяющие без охлаждения вести интенсивный огонь, обеспечивая нормальную работу полуавтоматики затвора. Стрельба велась теми же выстрелами, что и из пушки Л-11. Углы наведения по вертикали составляли от -6° до + 28°. В ходе проведенных испытаний на Сенежском полигоне ВАММ в сентябре 1939 из танка БТ-7А, вооруженного пушкой Ф-32, было сделано 242 выстрела. По результате испытаний установка данной пушки была признана более простой, надежной и удобной в обращении и эксплуатации. При сравнительном анализе результатов полигонных испытаний артиллерийских систем Л-11 и Ф-32, предпочтение было отдано последней, которая была рекомендована к установке в танки БТ, Т-28, КВ и Т-34. Впоследствии она была принята на вооружение танков Т-34 и устанавливалась в тяжелый танк КВ.

В 1940 г. инженер Палканов разработал и осуществил два варианта установки миномета малого калибра для самообороны танка БТ-7 . Минометы устанавливались у механика-водителя и в специальной башенке на крыше башни.

Наряду с ракетным и новым артиллерийским вооружением на танках БТ-7 устанавливалось химическое и огнеметное вооружение. Химический танк ХБТ-7 (ХБТ-III) был разработан на базе шасси танка БТ-7 в 1936 г. в СКБ московского завода «Компрессор». Танк предназначался для огнеметания, заражения и дегазации зараженной местности жидким дегазатором, а также постановки дымовой завесы. Опытный образец машины был изготовлен в 1936 г. и отличался от линейной машины отсутствием 45-мм пушки с ее боеукладкой, радиостанции и антенны. Вместо пушки в башне устанавливался брандспойт огнеметного оборудования и спаренный пулемет ДТ. Кроме того, была изменена укладка гусеничных цепей при движении на колесном ходу из- за размещения емкостей для огнесмеси на надгусеничных полках. Химическое оборудование машины КС-40 состояло из двух резервуаров емкостью по 300 л, размещенных на надгусеничных полках и защищенных 10-мм броневыми листами; насоса с приводом; трубопроводов; брандспойта с устройством зажигания огнесмеси; 13-литрового воздушного баллона и контрольно-измерительных приборов и позволяло производить огнеметание на дальность до 70 м, дымопуск продолжительностью 40 мин. и газопуск — 5-10 мин. Ширина полосы заражения при скорости движения машины 12 км/ч составляла 23-25 м, а ширина полосы дегазации зараженной местности — 8 м. Для постановки устойчивой дымовой завесы в зимних условиях подогрев дымообразующей смеси производился за счет выхлопных газов. С этой целью трубопровод к кормовой распылительной форсунке был проложен рядом с выхлопными трубами. При установке данного оборудования масса машины возросла до 15 т, а средняя скорость упала до 16,5 км/ч на гусеничном ходу и 21,2 км/ч на колесном. Машина не была принята на вооружение.

Для постановки дымовых завес для линейных танков БТ-7 в 1936 г. заводом «Компрессор» был разработан и изготовлен опытный образец съемного дымового прибора. Прибор монтировался на танк силами войсковых мастерских и обеспечивал постановку дымовой завесы в течение 12 минут. Емкость резервуара для спецсмеси составляла 100 л. От огня противника его защищала броня толщиной 10 мм. Подогрев дымообразующей жидкости осуществлялся специальным подогревателем. Было изготовлено два прибора, один из которых был установлен на танке.

В 1937-1938 гг. параллельно с работами над химическими танками велись работы по защите танков от боевых отравляющих веществ (ОВ). Так, в НИО ВАММ М.В.Данченко, Ж.Я.Котиным и П.В.Сивковым были разработаны тактико-технические требования (ТТТ) к танкам, приспособленным для использования в условиях применения ОВ, а также при движении под водой и в зимних условиях. Они предусматривали установку вентилятора с воздушным фильтром и герметизацию машины за счет специальных съемных приспособлений, перевозимых на танке. Указанное оборудование обеспечивало защиту экипажа от воздействия ОВ в течение 2 часов и возможность преодоления водных преград по дну глубиной до 4 м и шириной до 3 км с продолжительностью пребывания экипажа под водой до 45 минут. Время монтажа приспособлений на танк составляло не более 40 минут. В ходе этих научно-исследовательских работ на танке БТ-7 был установлен и прошел испытания противодымный фильтр, который был забракован из-за его низкой эффективности.

Огнеметный колесно-гусеничный танк ОТ-7 (ОП-7) был создан в 1939 г. на базе танка БТ-7М и отличался от него установкой огнемета и связанными с этим изменениями в конструкции корпуса. Переоборудование машины производилось на московском заводе «Компрессор» в 1940 году.

Огнеметная установка пневматического действия КС-63 включала два бака для ог- несмеси емкостью по 85 л каждый, трубопроводы, цилиндр с поршнем и насадку диаметром 29 мм. Баки устанавливались снаружи танка на надгусеничных полках и были защищены 10-мм броневыми щитками. Пневматическая система состояла из трех 13-литровых баллонов со сжатым воздухом, двух понижающих редукторов, трубопроводов и клапана управления. Воздух под низким давлением (8-10 кгс/см2) подводился в бачок для обеспечения подачи бензина к форсунке, а при огнеметании выбрасывал через нее струю бензина. Под действием высокого давления (20-25 кгс/см2) воздух подавал огнесмесь из баков в цилиндр огнемета, а при огнеметании открывал клапан насадки и выбрасывал струю огнесмеси. Зажигание огнесмеси производилось бензиновым факелом, воспламенение которого происходило от запальной электрической свечи.

Брандспойт огнеметной установки устанавливался в шаровой опоре в передней части крыши подбашенной коробки справа от механика-водителя. Угол горизонтального обстрела огнемета составлял 55°, углы снижения и возвышения — от -9° до +12°, мертвое пространство не превышало 5,5 м. Огнеметание производил механик-води- тель. Для наведения огнемета на цель имелось специальное приспособление, встроенное в прибор наблюдения механика-водителя. Емкость огневого выстрела составляла 8-12 л, число выстрелов — 10-15. Практическая скорострельность достигала 10 выстр./мин., дальность огнеметания — 70 м. Боекомплект пушки и пулемета остался таким же, как у линейного танка обр. 1939 г.

Машина не была принята на вооружение.

В 1940 г. на базе шасси танка БТ-7 был разработан и изготовлен опытный образец боевой химической машины БХМ. На правом крыле корпуса машины был установлен пороховой автоматический огнемет АТО, имевший противопульное бронирование. Дальность огнеметания специальной смесью достигала 105 м, объем огневого выстрела составлял 6,8 л. Химическое оборудование предназначалось для постановки ядовитых и нейтральных дымовых завес. Распыление производилось под действием пороховых газов от того же порохового газогенератора, который использовался для огнемета. Конструктивная недоработка и низкие эксплуатационные качества отдельных узлов оборудования не позволили принять машину на вооружение и в серийное производство.

В 1936-1940 гг. на танках БТ-7 прошли испытания практически все опытные пороховые огнеметы. В 1938 г. на БТ-7 был установлен опытный образец 15-литрового порохового огнемета конструкции завода №37. Дальность огнеметания на испытаниях стандартной смесью (65% мазута и 35% керосина) составляла 65-75 м, специальной вязкой смесью НИИ-6 — 120-135 м. В магазин входило 8 патронов калибра 48 мм. Скорострельность составляла 16 выстр./мин.

В танковом отделе НАТИ в 1939 г. был изготовлен опытный образец 10-литрового огнемета с использованием автоматики 45-мм танковой пушки обр. 1934 г. Дальность огнеметания стандартной смесью составляла 70-80 м, вязкой смесью — 110-120 м. Магазин емкостью 7 патронов калибра 45 мм обеспечивал скорострельность до 18 выстр./мин.

В 1940 г. в ГСКБ-47 в Харькове под руководством С.Н.Новикова и М.С.Озерского были разработаны и изготовлены два опытных образца автоматического танкового огнемета с объемом огневого выстрела 7 л, скорострельностью 25 выстр./мин. и дальностью огнеметания стандартной смесью 50-60 м, вязкой смесью НИИ-6 — 80-100 м. Огнеметание производилось за счет пороховых газов, образующихся при воспламенении и горении пороховых шашек. Поджиг выбрасываемой струи производился с помощью электрофакельного устройства. Проведенные летом 1940 г. испытания опытного образца огнемета, установленного на танке БТ-7, продемонстрировали его безотказную работу, но также и недостаточную автоматичность действия и мощность огневого выстрела.

Пороховой огнемет конструкции завода №174, созданный под руководством Д.И.Елагина и И.А.Аристова, был разработан на основе использования затвора Дегтярева. В качестве порохового заряда применялся укороченный патрон 37-мм противотанковой пушки обр. 1932 г. Емкость магазина составляла 4 патрона. Скорострельность огнемета достигала 18 выстр./мин., дальность огнеметания стандартной смесью — 60-65 м, вязкой смесью НИИ-6 — 90-100 м с электробензиновым поджигом выбрасываемой струи.

В мае 1941 г. пороховые огнеметы конструкции НАТИ, заводов №37 и №174 были подвергнуты совместным испытаниям. В ходе испытаний пороховой огнемет завода №37, установленный в танке БТ-7, показал низкую скорострельность, был сложен в изготовлении и при установке в танк требовал значительных переделок внутреннего оборудования, в результате от его установки в танк отказались. Огнемет конструкции НАТИ во время испытаний работал безотказно и был рекомендован для установки в танк. Однако лучшим был признан огнемет завода №174. После доработки конструкции огнемета по результатам испытаний под маркой АТО-41 он был принят на вооружение для огнеметных танков, разрабатываемых на базе танков Т-50, Т-34 и КВ.

В течение 1938-1939 гг. в НИИ-20 НКАП проводились работы по созданию и испытанию телемеханической аппаратуры для группы танков А-7 (ТТ-БТ-7), состоявшей из телетанка и танка управления. Телетанк предназначался для разведки минных полей, проделывания проходов в проволочных заграждениях, огнеметания, постановки дымовой завесы, дегазации или заражения местности ОВ.

Аппаратура обеспечивала выполнение 17 команд по управлению движением (пуск двигателя, остановка машины, переход на высшую передачу, переход на низшую передачу, повороты влево и вправо), вооружением (подготовка вооружения к действию, огнеметание, дымопуск, заражение местности ОВ, стрельба из пулемета, повороты башни вправо и влево) и самоликвидацией (подготовка машины к взрыву, взрыв, отмена подготовки к взрыву и запасная команда). Масса аппаратуры управления не превышала 147 кг. Радиотелемеханическая линия была защищена от ложных команд и помех и обеспечивала максимальную дальность действия до 4000 м. Продолжительность непрерывного управления составляла 4-6 часов. Управление телетанком могло осуществляться как непосредственно механиком-водителем, так и на расстоянии с помощью кнопочного пульта.

На телетанке были установлены 7,62-мм радиоуправляемый пулемет системы Силина, химическая аппаратура КС-60, разработанная московским заводом «Компрессор» и 1 кг ВВ из спрессованного тротила с подрывным устройством для уничтожения аппаратуры и телетанка при необходимости. 7,62-мм пулемет Силина с автоматической перезарядкой имел темп стрельбы 700-1300 выстр./мин (на опытной машине был установлен пулемет ШКАС). Боекомплект составлял 1000 патронов, емкость химприбора (400 л) обеспечивала производство 18 огневых выстрелов. Дальность огнеметания

составляла 40-50 м. Два бака химической аппаратуры КС-60 имели диаметр 330 мм и длину 2550 мм. Они были забронированы и расположены слева и справа на надгусеничных полках корпуса. При заправке химприбора ОВ величина площади заражения составляла 7200 м2, при постановке дымовой завесы в течение 8-10 мин. обеспечивалась непросматриваемая зона длиной 300-400 м. При дегазации зараженной местности емкость бака химприбора обеспечивала обработку площади, равной 360 м2.

Танк управления имел такое же вооружение, как и линейный, но с боекомплектом 176 артиллерийских выстрелов и 2142 патрона (34 пулеметных диска). Экипаж состоял из 3 человек. Допускалось использование танка управления в качестве линейной машины с артиллерийским вооружением и телетанка как химического, но с ручным управлением.

Государственные испытания, проведенные в 1940 г., показали, что по сравнению с телетанками ТТ-26, телетанки А-7 имели превосходство по подвижности и были более просты и надежны по конструкции телемеханической аппаратуры. Надежное управление телетанком из танка управления при закрытых на нем люках и использовании штатных приборов наблюдения, осуществлялось на дистанции до 1000 м. Однако прицельная стрельба из пулемета телетанка была невозможна, а стрельба по площади неэффективна. Дальнейшие работы по телетанкам А-7 с началом Великой Отечественной войны были прекращены.

Для преодоления различных искусственных и естественных препятствий в виде противотанковых рвов, эскарпов и рек для танка БТ-7 были разработаны различные инженерные приспособления.

В 1935 г. Научно-исследовательский институт инженерной техники (НИИИТ) РККА по проекту инженера Александрова разработал деревянный мост, имевший двояковыпуклую форму ферм. В марте-апреле 1935 г. мост прошел полигонные испытания на танке БТ-5, а затем и на БТ-7. Мост массой 1050 кг (вместе с приспособлениями и креплением) имел длину 7 м.

Крепление моста потребовало проведения ряда конструктивных изменений корпуса машины. Установка моста на преодолеваемое препятствие производилась при помощи подкидного деревянного бруса и двух тросов без выхода экипажа из танка. Брус, закрепленный в передней части моста, по команде механика-водителя сбрасывался, захватывался гусеницами танка, тросы, соединенные одновременно с мостом и брусом натягивались, мост приподнимался и устанавливался опрокидыванием на препятствие. Конструкция моста была ненадежна и после пятикратного применения к дальнейшему использованию была непригодна.

Движение машин по наведенному мосту допускалось на первой передаче со скоростью не более 7 км/ч. Укладка моста на танк производилась командой из 6-8 человек. При установке моста, стойки его крепления ухудшали наблюдение из машины. Кроме того, мост затруднял маневренность танка, а огонь из основного вооружения мог вестись только в ограниченном секторе — между фермами моста. Использование радиостанции для ведения радиопереговоров стало невозможным.

В январе 1937 г. на НИИИТ полигоне на танке БТ-7, проводились испытания 7,5-м деревянного моста, разработанного в 1936 г. военным инженером 2-го ранга Богалевым. Сброс моста осуществлялся за 3-3,5 м до препятствия также при помощи подкидного бруса. В ходе испытаний была выявлена ненадежная работа механизма сбрасывания.

Дальнейшие работы по этим мостам были признаны нецелесообразными.

В 1936 г. в мастерских НИИИТ РККА были разработаны и изготовлены деревянные фашины для танка БТ-7 (ДФБТ-7) и унифицированное крепление саперно-танковых приспособлений (УКСТП), которые предназначались для преодоления танками БТ и Т-26 рвов шириной до 4,5 м и глубиной до 2 м. Был изготовлен опытный образец и 10 комплектов креплений.

Деревянные фашины изготавливались из досок длиной 2,5 — 3 м с сечением 25x5 см и устанавливались на линейном танке БТ-7 с помощью универсального крепления УКСТП, которое состояло из стойки, вилки с рычагами, поворотных кронштейнов для крепления фашин и валика с рычагами управления. В результате установки фашин ведение огня из основного вооружения машины в переднем секторе ограничивалось 40° — 50° по горизонту. После сброса фашин возможность ведения кругового огня восстанавливалась. Стойки крепления фашин ухудшили обзор с места механика-водителя. Сброс фашин, имевших массу 685 кг, производился без выхода экипажа из машины непосредственно на преодолеваемом препятствии при скорости движения машины 6-7 км/ч. На этой же скорости осуществлялось движение танка по фашинам, диаметр которых составлял 1,1м. Укладка фашин на танк производилась командой из 4-5 человек в течение 1-2 мин. Велись работы по усовершенствованию крепления не только деревянных, но и изготовленных из хвороста фашин, однако это навесное оборудование дальнейшего развития не получило.

Для отрывки траншей специалистами НИИИТ РККА в 1940 г. был разработан специальный плуг-канавокопатель, который крепился сзади к танку БТ-7М. Приспособление позволяло производить за один проход отрывку траншей трапецевидной формы глубиной до 500 мм, шириной по днищу — 300 мм и по верху — 850 мм. Управление навесным оборудованием осуществлялось вручную вне танка при помощи тросового привода. С применением универсальных отвалов на высоте 500 мм от дна образовывались бермы, предохранявшие канаву от обратной засыпки вынутого грунта. Полученные таким образом траншеи предназначались для укрытия пехоты в бою и при необходимости позволяли быстро доводить окоп до профиля, позволявшего вести огонь «с колена». В ноябре-декабре 1940 г. приспособление прошло испытания на НИИБТ полигоне. Аналогичное навесное оборудование было разработано и изготовлено для танков Т-26, Т-34 и Т-28. В ходе испытаний лучшие результаты были получены на танке Т-34, который за один проход машины создавал требуемый профиль траншеи.

Для установки минно-взрывных заграждений (МВЗ) НИИИТ РККА в 1937 г. был разработан минный заградитель-прицепка (МЗП), опытный образец которого прошел испытания с танком БТ-7 на НИИБТ полигоне осенью 1938 г.

Минный заградитель представлял собой бронированный корпус, установленный на гусеничном движителе от плавающего танка Т-37А. Противопульная броневая защита была выполнена из броневых листов толщиной 4, 6 и 12 мм. Корпус сварной, со съемными верхними листами и открывающимися крышками в передней и задней части для обслуживания механизмов прицепки. Мины ТМ-35 с массой ВВ 1 кг укладывались в специальные обоймы в два яруса по 12 обойм в каждом. В каждой обойме верхнего яруса размещалось по 24 мины, в обойме нижнего яруса — 22 мины. Всего размещалось 552 мины ТМ-35 в металлическом корпусе. Постановка мин производилась без выхода экипажа из машины. Минирование велось непрерывным способом или очередями. Шаг минирования составлял 0,5-1 м, глубина погружения в грунт — 250 мм. Наивыгоднейшая скорость минирования равнялась 12 км/ч. Протяженность минного поля, установленного на такой скорости за 1 час, составляла при интервале между минами 0,5 м — 276 м, при интервале 1 м — 552 м.

Привод механизмов прицепа по выдаче мин осуществлялся от ведущих колес гусеничного движителя во время буксировки ее за танком. Управление при постановке минных полей обеспечивалось с помощью тросового привода. Прицеп крепился к танку при помощи треугольного буксирного устройства, которое позволяло при необходимости произвести автоматическую отцепку. В ходе испытаний автоматика часто не срабатывала и в дальнейшем от нее отказались.

Прицеп с полной массой 3660 кг мог буксироваться за танками с максимальной скоростью до 32,5 км/ч как по шоссе, так и по проселочной дороге.

В 1937 г. для обеспечения возможности преодоления танками БТ-7 минно-взрывных заграждений ГАБТУ РККА были выданы ТТТ на разработку бойкового минного трала, который должен был обеспечивать сплошное траление минного поля непосредственно перед гусеницами танка. Ширина сплошного траления составляла 3,5 м при скорости машины 8 км/ч, при тралении непосредственно перед гусеницами скорость движения машины могла достигать 20 км/ч. Подрыв мины производился в результате удара бойка по взрывателю, отбор мощности на привод которого осуществлялся от двигателя танка. Установка трала предусматривала минимальные изменения в конструкции машины. Время монтажа трала массой 700 кг на танк не превышало 60 минут, а демонтажа — 20 минут.

Для облегчения преодоления препятствий и эвакуации с поля боя аварийных и подбитых машин на НИИБТ полигоне была разработана и в ноябре 1935 г. прошла полигонные испытания автосцепка для танков БТ-7. Работа автосцепки заключалась в возможности сцепления танка с сзади идущей машиной при помощи специального тросового механизма без выхода экипажа. Расцепка машин также осуществлялась без выхода экипажа по команде механика-водителя сзади идущей машины.

Наряду с опытными машинами, воплощенными в металле на базе БТ-7, были разработаны эскизные проекты различных боевых и обеспечивающих машин.

В 1934 г. для перевозки стрелковых частей механизированных соединений были предприняты попытки создания гусеничных бронетранспортеров. С этой целью УММ РККА выдал ТТТ на создание таких машин на базе шасси танков Т-26 и БТ, так как тогда уже считали, что варианты колесных бронетранспортеров повышенной проходимости даже с использованием цепей «Оверолл» на две задние пары колес, не обладали должной проходимостью на поле боя. Для обеспечения одинаковой подвижности с танковыми соединениями было принято решение о разработке БТР на базе БТ-7 и опытного танка Т-46. С этой целью корпуса обеих машин перепроектировались, чтобы обеспечить размещение 12-20 человек, включая механика-водителя. Кроме того, конструкция машин предусматривала возможность переоборудования их под машину противовоздушной обороны (ПВО), штабной танк и санитарную машину.

БТР должен был иметь 9 мест для десанта с двумя ручными пулеметами или 6 мест в варианте с двумя станковыми пулеметами. Экипаж БТР состоял из механика-водителя и командира. Конструкция корпуса БТР должна была обеспечивать высадку десанта через два выхода: назад или вверх и вниз корпуса. В качестве основного вооружения БТР предполагалось иметь пулемет ДТ, установленный во вращающейся башенке, а в качестве дополнительного — легкую переносную огнеметную установку. Для ведения огня десантом в бортах корпуса располагались амбразуры, закрываемые броневыми крышками. В металле этот проект реализован не был.

Для ведения наземной и воздушной разведки, преодоления больших препятствий и т. п., в мае 1937 г. по проекту инженера НИЭРО М.Смалько был разработан и изготовлен деревянный макет летающего танка МАС-1 (ЛТ-1). Танк представлял собой машину специальной конструкции, разработанную на базе узлов и агрегатов танка БТ-7. На земле машина передвигалась с использованием колесно-гусеничного движителя, а для полета использовались выдвижные крылья, хвостовое оперение, складывающаяся винтовая установка, которая обеспечивала танку высотный потолок до 2000 м. Основным вооружением предполагалась спаренная установка 12-мм пулеметов ДТ, размещенная в полусферической башенке кругового вращения над боевым отделением и один 7,62-мм пулемет ШКАС, приспособленный для стрельбы через вращающийся винт. Углы наведения спаренной установки по вертикали составляли от -6° до +22°. Броневой корпус обтекаемой формы, предполагалось изготовить из катанных броневых листов толщиной 10, 7, 4 и 3 мм, а башню — из 10-мм листов. В качестве силовой установки планировался двенадцатицилиндровый карбюраторный двигатель водяного охлаждения М-17би мощностью 716 л.с. (526 кВт), устанавливаемый по продольной оси машины.

Крылья машины (складывающиеся и выдвижные) типа центроплан состояли из двух половин — наружной и внутренней (выдвижной). Обшивка крыльев выполнялась из нержавеющей стали. Наружная половина крыла крепилась к корпусу танка и могла поворачиваться вокруг оси крепления на 90° назад по ходу машины. Внутренняя половина выдвигалась и стопорилась механически. Размах крыльев достигал 16,2 м, площадь несущей поверхности составляла 32 м2. Хвостовое оперение своими лонжеронами крепилось на специальных каретках внутри танка и при помощи специального механизма выдвигалось и вдвигалось одновременно с крыльями. Двухлопастной винт, для действия машины на местности, был оборудован механизмом складывания лопастей, которые убирались в специальные, закрываемые броневыми крышками, ниши корпуса.

Танк боевой массой 4,5 т должен был развивать максимальную скорость на гусеничном ходу до 70 км/ч, на колесном — до 120 км/ч и в воздухе — до 200 км/ч. Посадочная скорость составляла 60-70 км/ч. Машина имела запас хода на гусеничном ходу 180-200 км, на колесном — 280-300 км и дальность полета — 800 км.

В 1936 г. планами опытных работ по заводу № 183 предусматривалась разработка танка БТ-7 повышенной проходимости — БТ-7Б-ИС с шестью ведущими колесами массой 13,5 т, а также колесно-гусеничного танка БТ-9 с повышенной скоростью и проходимостью.

В том же году заводом «Компрессор» разрабатывался проект химического танка ХБТ-7, предназначенного для заражения и дегазации местности. Емкость двух резервуаров составляла 650 л. Выброс отравляющей жидкости на дальность 70 м производился при помощи сжатого воздуха. Ширина полосы заражения составляла 25 м, плотность — 50 г/м2, время заражения — 40 мин. При заражении местности использовался подогрев жидкости с помощью выхлопных газов. Продолжительность газопуска составляла 12 мин. При дегазации местности ширина полосы составляла 7-8 м. В качестве вооружения для самообороны использовался пулемет ДК.

В 1937 г. КБ ХПЗ разрабатывались проекты самоходных установок на базе шасси БТ-7, аналогичные СУ-5.

В апреле того же года были выданы ТТТ на проектирование самоходной установки на базе шасси танка БТ-7, вооруженной 76,2-мм пушкой Л-10. Машина проектировалась по типу артиллерийского танка АТ-1 и имела боевую массу 13,5 т, экипаж — 3 человека и противопульную броневую защиту, выполненную из листов толщиной 15 мм. Пушка имела углы вертикального наведения от -2° до +60° и по горизонту без поворота машины — +15°. В качестве вспомогательного вооружения устанавливались пулеметы ДТ. В боекомплект машины входили 60 артвыстрелов и 2520 патронов, снаряженных в 40 пулеметных дисках. Для наблюдения и стрельбы использовались прицелы ТОП и ПТ-1. На САУ устанавливалась радиостанция 71-ТК с ТПУ и телефон с кабелем длиной 500 м. Корпус машины с откидными люками был выполнен по типу танка АТ-1.

В том же году в целях усиления броневой защиты серийных танков проводились работы по разработке проекта и изготовлению опытного образца корпуса танка БТ-7 с экранированной броней.

В декабре 1938 г. инженерами НИО ВАММ РККА для дальней переброски танков был разработан проект подвески танка БТ-7 к самолету дальней бомбардировочной авиации (ДБА). Кроме того, в 1938 г. были выданы технические условия на проектирование стабилизированной башни танка БТ-7, проект которой также был выполнен в НИО ВАММ РККА. Цель стабилизации башни заключалась в уменьшении угловых колебаний башни в плоскости стрельбы при движении танка по пересеченной местности. Башня устанавливалась на специальном рессорном подвесе с применением мощного гироскопа. В проекте была использована серийная башня с подвесным поликом. Рессорный подвес обеспечивал максимальное вертикальное перемещение башни относительно корпуса на 200 мм и максимальные угловые перемещения по 8° в каждую сторону по горизонту. При установке стабилизированной башни боекомплект танка уменьшался на 20 выстрелов, а масса возрастала на 250 кг.

В июне 1941 г. после начала Великой Отечественной войны в РККА остро встал вопрос с обеспечением войск противотанковой самоходной артиллерией. Заводу №183 была поставлена срочная задача разработать проекты САУ на базе шасси легких колесно-гусеничных танков БТ-5 и БТ-7, вооруженных 57-мм противотанковой пушкой ЗИС-4. Данные проекты были выполнены, но в металле их осуществить не успели из-за эвакуации завода на Урал.

Продолжение

Главная страница В начало