armor.kiev.ua / Tanks / WWII / T34 / tovictory
 

Т-34: путь к Победе

К. М. Слободин, В. Д. Листровой

(Т-34: путь к Победе : Воспоминания танкостроителей и танкистов / Сост. К. М. Слободин, В. Д. Листровой; Предисл. А. А. Епишева. — X.: Прапор, 1985. — 235 с.)

 
В. А. СЫРОПЯТОВ

Сыропятов Вадим Александрович (р. 1919), полковник в отставке, кандидат военных наук. Член КПСС. В годы Великой Отечественной войны — командир взвода армейского ремонтно-восстановителъного батальона, командир роты, заместитель начальника подвижной танкоремонтной базы по технической части. Награжден орденом Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, медалями СССР и других государств. Живет в Москве. Воспоминания написаны специально для настоящего издания.

В. А. СЫРОПЯТОВ

Воспоминания фронтового ремонтника

Война застала меня в городе Сумы, где я работал конструктором па местном сахарном заводе.

18 июля я был призван в ряды Красной Армии и с командой призыв- пиков направлен на учебу на Ленинградские краснознаменные курсы усовершенствования командного состава. Вот здесь, попав в круг военных, мы впервые услышали казавшиеся невероятными рассказы об успешных действиях танков Т-34 и КВ на фронтах. Никто из нас еще не видел их своими глазами, так как все машины стояли в боксах или под брезентом и строго охранялись.

Вскоре нам представился случай убедиться в истинности рассказов фронтовиков. В ремонтные мастерские курсов прибыли «тридцатьчетверки», на которых не было «живого места» — сплошь отметины от снарядов, осколков и пуль. Но броня пробита не была.

Враг, неся потери, преодолевая упорное сопротивление наших войск, медленно продолжал продвигаться к Ленинграду. В начале сентября наши курсы были эвакуированы в Магнитогорск. Началась учеба по уплотненной программе. Будущие командиры-танкисты занимались тактической и технической подготовкой но 12—14 часов ежедневно. Изучая машину, мы начали постигать все достоинства Т-34 не только как боевой машины, но и как объекта обслуживания и ремонта в боевых условиях.

В январе 1942 года закончили занятия, получили звания «лейтенант», надели новенькую офицерскую форму и командами начали разъезжаться по танковым заводам. Я с группой офицеров оказался в Сталинграде.

Однако то ли из-за отсутствия танков, то ли по другим причинам, в начале июня 1942 года нас перебросили в Москву, в резерв Главного автобронетанкового управления Красной Армии. Отсюда командами отправляли на различные фронты. Меня с группой офицеров назначили в ремонтные части, о которых мы имели смутное представление. Все наши возражения, что мы командиры-танкисты и желаем только па фронт, действия не возымели. Тогда мы еще не знали, что одновременно с развертыванием танковых корпусов началось формирование и ремонтных частей. В июне 1942 года мы прибыли на комплектование одной из них — 25-го армейского ремонтно-восстановительного батальона. Закончив формирование батальона, в течение июля—сентября выполнял различные задания командования по ремонту бронетанковой и автомобильной техники на заводах Москвы, в мастерских НКО и на фронте, в районе Белый (Калужская область). В октябре батальон выполнял правительственное задание по ремонту автомобилей для фронта на заводе «КИМ».

К весне 1942 года было налажено массовое производство танков на Урале. Началось формирование танковых, а с осени 1942 года и механизированных корпусов. Одновременно формировались средства ремонта бронетанковой техники. Ремонт танков в действующей армии приобретал огромное значение.

В 1941 — 1942 годах по приказам Народного комиссара обороны было сформировано более половины ремонтных частей, созданных за весь период войны.

Постановлением Государственного Комитета Обороны и приказом Народного комиссара обороны в декабре 1942 года было создано Управление командующего бронетанковыми и механизированными войсками, Военный совет бронетанковых и механизированных войск с подчинением им всех частей по ремонту бронетанковой техники.

Для координации работы заводов промышленности и средств НКО по ремонту танков, а также для контроля за ходом ремонта была создана комиссия по организации ремонта танков при ГКО под председательством заместителя председателя СНК СССР В. А. Малышева.

В течение 1943 года совершенствовалась как штатно-организационная структура танковых войск, так и организация их обслуживания и ремонта. Была создана стройная система ремонта танков на всех уровнях от танкового батальона до фронта. Производственные мощности ремонтных средств танковых войск увеличивались.

В декабре 1944 года была проведена унификация подвижных ремонтных средств корпусов, танковых армий и фронтов. С этого времени части имели строгую специализацию: по ремонту танков; по ремонту танковых агрегатов и танков (подвижные танкоремонтные заводы); по ремонту танковых агрегатов.

Производственная мощность ремонтных частей корпусов увеличилась на 54 процента, а танковых армий — на 45 процентов. Такая организация ремонтных средств осталась до конца войны.

Но вернемся к 1942 году. В середине октября на базе нашего батальона был сформирован 79-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон и направлен на Сталинградский фронт. Подразделение включили в состав 4-го механизированного корпуса.

Прибыв на правый берег Волги в местечко Каменный Яр, начали заниматься подготовкой личного состава и техники к предстоявшей операции. В заботах незаметно пролетело время. В ночь на 20 ноября 1942 года части начали выдвигаться к рубежу ввода корпуса в прорыв.

Наша рота по ремонту танков двигалась в хвосте колонн полков и бригад корпуса, помогая экипажам устранять возникавшие неисправности на машинах и при необходимости их ремонтировать.

Мощная артиллерийская подготовка в то туманное утро 20 ноября возвестила о начале контрнаступления под Сталинградом.

Появились первые колонны пленных. В это время полки и бригады корпуса получили сигнал начать движение в прорыв.

Вскоре кончился осенний короткий день, но бой в глубине обороны противника продолжался. Появились первые потери танков. Недалеко от станции Абганерово на «тридцатьчетверке» командира корпуса была выведена из строя коробка перемены передач. Танк был оснащен несколькими радиостанциями, его необходимо было восстановить за минимально короткий срок и ввести в строй.

В этой сложной обстановке проявились все преимущества «тридцатьчетверки» — машины, обладавшей высокими показателями ремонтопригодности. Наши ремонтники не встречались раньше с танком Т-34. Тем не менее ремонт был произведен быстро — сыграла роль простота конструкции машины. Ремонтники установили па ней коробку перемены передач, снятую с танка, не подлежавшего ремонту. «Тридцатьчетверка» отправилась на командный пункт командира корпуса.

Части нашего корпуса продолжали наступление и 23 ноября 1942 года соединились с частями танкового корпуса генерала Кравченко, завершив окружение сталинградской группировки противника.

В ходе выполнения задачи корпус понес потери в танках. Для ремонта боевых машин в хуторе Сталинский был организован сборный пункт поврежденных машин, где развернула работу рота 79-го отдельного ремонтно-восстановительного батальона.

Было восстановлено значительное количество танков. Хорошо помню, как ремонтировали мы одну из «тридцатьчетверок». У нее был поврежден бронебойным снарядом левый борт, и часть брони площадью около квадратного метра между первым и вторым катками провалилась внутрь боевого отделения и отделения управления, повредив электропроводку и различные топливоприводы. Жаль было сдавать машину в ремонт средствам фронта, но и восстанавливать ее, не имея соответствующего оборудования и квалифицированных ремонтников, было рискованно.

Однако мы рискнули и начали подготовительные работы. Ремонтная бригада сержанта С. М. Жилякова произвела разделку швов, нашла танк безвозвратных потерь (уже не подлежавший ремонту), автогеном вырезала кусок брони борта по требуемым размерам и конфигурации и приступила к сварке. Сварщик батальона пе имел достаточного опыта, да и не было нужных электродов. Помог случай.

Механик-водитель танка старший сержант Ф. II. Тшцук, глядя па наши мучения, обратился ко мне:

— Товарищ лейтенант, разрешите я попробую.

— А вы сварщик? — спросил я.

— Да, когда-то занимался сваркой.

Когда старший сержант начал варить, я понял, что это высококвалифицированный сварщик. Работа была быстро закончена. Отремонтировали электрооборудование, систему питания и другие системы. Танк прошел обкатку, был передан в часть и введен в строй.

Много забот нам, войсковым ремонтникам, доставляли конструктивные изменения, которые вносились в машину па заводах. До нас, на фронт, технические условия на ремонт новых узлов и агрегатов доходили с большим опозданием. Так было с коробкой перемены передач.

Перед Курской битвой мы создали запас четырехскорост- ных коробок перемены передач, а получили танки с пяти- скоростными. Но и здесь нашелся выход. При первой же возможности мы сняли с танков, не подлежавших ремонту и имевших четырехскоростные коробки, вертикальные валики и кулисы. Это позволило заменять пятискоростные коробки перемены передач па четырехскоростные.

Проблема замены коробок была решена благодаря предусмотрительности конструкторов и технологов, обеспечивших им взаимозаменяемость. Вот еще одно свидетельство преимуществ конструкции «тридцатьчетверки».

Простоту конструкции танка Т-34 подтверждает следующий пример. В 1943 году противник имел уже достаточно мощные противотанковые пушки, а также танки «тигр» и «пантера» и самоходные орудия «фердинанд», снаряды которых могли поражать броню Т-34. Участились повреждения сердца танка — двигателя. В таких случаях требовалась его замена или ремонт отдельных узлов и агрегатов. Конструкцией машины была предусмотрена минимальная разборка ее при замене любого агрегата, в том числе и двигателя.

При замене двигателя снималась надмоторная крыша, водяные радиаторы, воздухоочистители, уравнительный бачок, аккумуляторы, а также вентиляторная и моторные перегородки. Остальные работы были связаны с отсоединением приводов и датчиков всех систем от двигателя.

Если имелся запасной двигатель, время на замену сокращалось до минимума. Квалифицированная бригада ремонтников из четырех — пяти человек и при участии одного-двух членов экипажа производила замену двигателя в полевых условиях за 8—10 часов.

Особо важной операцией при замене двигателя была его центровка с коробкой перемены передач. Предлагавшийся в руководствах по ремонту способ центровки требовал наличия специальных приспособлении, которых в комплекте мастерских не было, а также квалифицированных мастеров и значительного времени. Мы же на своем опыте убедились, что центровка коробки передач и двигателя находятся в пределах требований технических условий, если соединительная зубчатая муфта свободно перемещается взад и вперед без малейших заеданий. Таким способом проверки центровки и пользовались, доверяя эту операцию самым опытным ремонтникам.

Часто в ходе боев приходилось заменять поврежденные снарядами головки блоков и проверять пли устанавливать газораспределение на двигателе. И эта довольно сложная и ответственная операция выполнялась всеми бригадирами ремоптной роты в полевых условиях.

Особые трудности при эксплуатации и ремонте «тридцатьчетверки» зимой вызывала замена водяного насоса двигателя. Из-за недосмотра экипажей при запуске двигателя зимой чаще всего выходил из строя привод водяного насоса или хвостик. По объему работа небольшая — отвернуть болты, крепящие люк, снять шланги с патрубков, через люк в днище расконтрить и отвернуть четыре гайки крепления насоса к фланцу нижнего картера и снять его. Но зимой эта операция превращалась в проблему и отнимала много времени. Только несколько человек в нашей роте справлялись с ней быстро. Рекордсменом в этом деле был рядовой Ф. Г. Губайдулин.

Следует отметить и такой мелкий, на первый взгляд, факт: па «тридцатьчетверке» в ходе войны постепенно сокращалась номенклатура применяемых на танке нормалей. В результате значительно уменьшалось количество применяемого инструмента ремонтниками, а следовательно и время на его неоднократную смену в ходе работы. Все это значительно сокращало время ремонта машины в полевых условиях.

Замена узлов и деталей ходовой части и бортовых передач при их повреждениях никогда не вызывала затруднений. Время ремонта зависело только от наличия запасных частей.

Замена пушки на первых образцах танков Т-34 представляла определенные трудности и требовала высококвалифицированных ремонтников-артиллеристов. В последующем, после проведенной модернизации, эта работа выполнялась каждой ремонтной бригадой.

Если рассматривать танк Т-34 в целом как объект ремонта, то следует отметить почти идеальную унификацию деталей, узлов и агрегатов всех машин, изготовлявшихся на различных заводах.

В полевых условиях это позволяло фронтовым ремонтникам без производства сложных слесарно-подгоночных работ переставлять детали, узлы и агрегаты с одного танка на любой другой и в конечном итоге намного сокращало время нахождения машины в ремонте.

Эти и другие примеры позволяют утверждать, что «тридцатьчетверка» по сравнению с другими советскими и иностранными танками имела лучшую ремонтопригодность. Это позволяло производить войсковыми ремонтными средствами в полевых условиях, на поле боя и в ближайшем тылу текущий, средний, а со временем и капитальный ремонт; сокращало время нахождения танков в ремонте, и в конечном счете обеспечивало поддержание боеспособности танковых войск на высоком уровне без дополнительного пополнения их новыми танками в ходе боевых действий.

Опыт наступательных операций третьего периода войны (1944—1945 гг.) показал, что восстановление боеспособности танковых войск осуществлялось в основном за счет ремонта танков средствами войск, армий и фронтов. Иногда каждый танк, имевшийся к началу операции, в течение 20—30 суток два-три раза возвращался в строй после ремонта в полевых условиях.

Так, в ходе Львовско-Сандомирской операции в 4-й танковой армии, имевшей 580 танков и самоходных артиллерийских установок, было отремонтировано 1037 машин; в 3-й танковой армии, имевшей 484 танка и САУ, отремонтировано 2064 единицы, а в 1-й танковой армии — 1300 единиц при 624 к началу операции.

Это стало возможным благодаря конструктивной простоте Т-34 и унификации всех самоходно-артиллерийских установок на его базе, проведению ремонта танков в полевых условиях при наличии минимального оборудования в мастерских, ремонтных частях и силами ремонтников средней квалификации.

В июне 1943 года при Народном комиссариате танковой промышленности была создана инспекция по качеству танков и танковых двигателей, представители которой были направлены на действующие фронты, а в мае 1944 года в танковые армии. Изучая, анализируя и обобщая 'причины повреждений танков в боевых условиях, инспекторы устанавливали слабые стороны в тех или иных узлах и механизмах, танка и сообщали о них заводам-изготовителям. Это помогало конструкторам и технологам заводов совершенствовать танк, повышать его боевые качества, надежность в эксплуатации и ремонтопригодность.

Немалую помощь конструкторским бюро и главным технологам заводов в совершенствовании конструкции машин оказало Управление эксплуатации танков Главного бронетанкового управления Советской Армии. На основе анализа многочисленных технических отчетов соединений и объединений бронетанковых войск оно выявляло наиболее характерные конструктивные и производственные дефекты па танках и извещало о них через главную инспекцию наркомата заводы промышленности.

Эти и другие источники получения информации о фактическом поведении танка Т-34 в боевых, часто экстремальных, с точки зрения нагрузки на агрегаты и механизмы машины, условиях, его сильных и слабых сторонах, давали возможность конструкторам и технологам заводов оперативно решать задачи по усовершенствованию «тридцатьчетверки» в ходе всей войны.

В 1943 году количество танков и самоходных артиллерийских установок в действующей армии резко возросло. Так, в Курской битве участвовало почти в три раза больше танков и самоходных артиллерийских установок, чем в контрнаступлении под Сталинградом, а в Белорусской операции — почти в четыре раза больше. Проблема ремонта танков приобрела особую остроту.

Имевшиеся к этому времени многочисленные ремонтные средства войск, армий и фронтов не могли применить прогрессивный агрегатный метод ремонта танков в полевых условиях из-за отсутствия или недостатка оборотного фонда агрегатов. Только к концу 1943 года эта задача была решена группой инициативных инженеров-танкистов Северо-Западного фронта — П. П. Пономаревым, В. М. Коломийцем, С. И. Липатовым и Д. И. Зверко. Они предложили организовать капитальный ремонт агрегатов во фронтовых условиях на основе заводской технологии без использования стационарных производственных помещений и энергоустановок с тем, чтобы обеспечить ремонтной части автономность и возможность передвигаться в ходе операции вслед за войсками. Были сформированы и в начале сентября направлены на фронты два подвижных танкоагрегатных ремонтных завода, которые начали производить капитальный ремонт двигателей, коробок перемены передач, бортовых и главных фрикционов и других агрегатов танка Т-34, а также машин других марок. Кроме того, на этих заводах наладили ремонт и изготовление дефицитных деталей. К концу 1944 года уже девять фронтов имели по одному подвижному танкоагрегатному ремонтному заводу.

Это позволило каждому фронту почти полностью перейти на самообеспечение основными агрегатами и деталями при ремонте танков, развернуть широко агрегатный метод ремонта машин, а следовательно, повысить темп восстановления, приблизить капитальный ремонт танков к действующим войскам, резко сократить производственные мощности заводов промышленности, используемые для ремонта танков и изготовления запасных частей, уменьшить загрузку железнодорожного транспорта перевозками ремфонда в тыл и отремонтированных танков на фронт, максимально использовать детали и агрегаты с танков безвозвратных потерь на фронте.

В конечном счете была получена огромная экономия людских ресурсов, материалов, производственных мощностей и денежных средств, что стало возможным благодаря простоте конструкции танка Т-34.

Значительно ускорился темп ремонта танков на фронтах Великой Отечественной войны, что увеличило их выпуск из ремонта. Ударная сила танковых соединений и объединений в ходе операции поддерживалась на высоком уровне, срок живучести танковых частей и соединений удлинялся.

Коммунистическая партия и Советское государство высоко оценили самоотверженную работу ремонтников.

За успешное выполнение заданий Государственного Комитета Обороны по ремонту танков и танковых дизель-моторов, а также за образцовое выполнение заданий командования орденами Советского Союза награждены десятки тысяч ремонтников и 32 ремонтные части, из них четыре (6-й, 49-й и 22-й отдельные танкоремонтные батальоны и 125-й отдельный ремонтно-восстановительный батальон) — награждались дважды.

Таким образом, ремонт танков во время Великой Отечественной войны приобрел не только оперативно-техническое, по и военно-экономическое значение.

Из 430 тысяч единиц техники, возвращенных в строй ремонтными средствами войск, заводами народного комиссариата обороны и промышленности в ходе войны, более половины приходится на танки Т-34.

В боевых условиях время часто является решающим фактором для достижения победы. «Тридцатьчетверки», являясь конструктивно самой простой, неприхотливой с точки зрения эксплуатации машиной, возвращались в строй ремонтными средствами войск после повреждений, даже самых сложных, в минимально короткие сроки. Этим она завоевала признание самого ремонтопригодного танка второй мировой войны.

Назад | Дальше

Содержание

Главная страница В начало


Поиск: вакансия, вакансии в барнауле, Product-менеджер, Картограф, Педиатр на сайте работа.Ру. Безопасное средство от вшей - рекуперация паров нефтепродуктов. Рекуператор воздуха Marley.