armor.kiev.ua / Tanks / WWII / T34 / tovictory
 

Т-34: путь к Победе

К. М. Слободин, В. Д. Листровой

(Т-34: путь к Победе : Воспоминания танкостроителей и танкистов / Сост. К. М. Слободин, В. Д. Листровой; Предисл. А. А. Епишева. — X.: Прапор, 1985. — 235 с.)

 
А. А. КОВАЛЕНКО

Коваленко Андрей Антонович (1906—1976), молотобоец, кузнец. Член КПСС. В годы Великой Отечественной войны — руководитель кузнечной бригады «тысячников». Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени. Воспоминания хранятся в музее завода.

А. А. КОВАЛЕНКО

Что предшествовало рекордам

На завод я пришел в 1928 году, имея уже за плечами опыт работы молотобойца в кустарной мастерской. Парень я был здоровый, и меня охотно взял к себе подручным лучший в цехе кузнец Николай Артемович Зайцев. Многому я научился за два года работы с ним. А самое главное — научился работать честно, самозабвенно, полюбил кузнечное дело.

Профессия кузнеца свободной ковки не только тяжела, но и очень сложна. Нужно обладать немалым мастерством, чтобы из раскаленного куска металла отковать деталь сложной конфигурации.

Начав самостоятельную работу на трехтонном молоте, я сам вычерчивал и изготовлял необходимые приспособления и инструменты, с помощью которых можно было ковать детали самой высокой сложности быстрее, производительнее. В то время все поковки изготовлялись по эскизам мастера, выполненным от руки с натуры. Первый технологический процесс ковки был разработан в 1932 году для изготовления коленчатых валов трактора «Коммунар». Их поручали ковать одному из лучших кузнецов завода Живаго.

Благодаря сотрудничеству с технологами, мне удалось создать оригинальный технологический процесс ковки еще более сложной детали, позволивший вдвое уменьшить массу заготовок, а производительность труда, благодаря применению подкладных штампов и других приспособлений, повысить в несколько раз. Многим молодым рабочим передал в те годы свой опыт.

Росли люди, изменялись условия труда. Когда я пришел на завод, кузница ютилась в тесном, низком помещении, в котором впритык друг к другу стояли молоты, нагревательные печи. Проходы были загромождены заготовками и готовыми деталями. Грязь, сквозняки, никакой механизации, примитивное оборудование...

Как-то явились в цех специалисты германской фирмы «Эймуко», поставившей нам два молота. Ходили, смотрели, потом один из них схватился за голову и выбежал вон. Когда его спросили, в чем дело, он объяснил: «Это не цех, а настоящий ад. Если бы немецкие рабочие в неизмеримо лучших условиях и на хорошем оборудовании могли бы давать такую производительность труда, какую вы даете в этом своем аду, Германия была бы недосягаемой ни для кого».

В 1936 году мы приступили к строительству новой кузницы. За стройкой следил Г. К. Орджоникидзе. Зима была холодная, вьюжная, но люди работали в две смены. Цех получился просторный, удобный, работать в нем было одно удовольствие.

Предвоенные годы были до предела заполнены жаркой, интересной работой. Рядом со мной трудились настоящие виртуозы своего дела — мастер А. В. Устинов, кузнец И. И. Лукашевич, штамповщик С. И. Колодько... Рекорды рождались почти ежедневно.

И вот — война. Будто новые силы влила она в каждого из нас, то, что раньше казалось невозможным, теперь стало обычным. Все работали с большим энтузиазмом, успешно справляясь с возросшими заданиями.

Когда пришло время эвакуировать цех, начали демонтировать и грузить тяжелое и громоздкое кузнечно-прессовое оборудование. Сердце обливалось кровью, когда резали автогеном нагревательные печи и все, что не могли вывезти. Ненависть к врагу, вынуждавшему нас уничтожать дело своих рук, закипала в сердце, становясь дополнительной СИЛОЙ, которая вдохновляла на новые трудовые дела во имя победы.

На Урал я отправился вместе со своим трехтонным молотом. Ночью эшелон прибыл в Нижний Тагил, а рано утром наша бригада уже стояла у молота и ковала детали для боевых машин. Вот такие были темпы.

В то время лучшим кузнецом Нижнего Тагила был Александр Иванович Лукин. Начали мы с ним соперничать. А вскоре я узнал, что на Уралмаше гремит имя моего однофамильца и товарища по профессии Григория Коваленко. Заключил и с ним договор о социалистическом соревновании. С этими двумя первоклассными мастерами кузнечного дела я соревновался в течение всей войны.

Несмотря на стужу, плохое питание, жизнь в землянках, работали мы успешно и очень скоро стали давать по три-четыре нормы в смену, оставив позади своих «соперников». Однако они не хотели отставать и буквально преследовали нас по пятам. И городская, и областная газеты регулярно сообщали о ходе нашего соревнования. За ним следили многие рабочие Урала.

Азарт работы нарастал. Применяя самодельные приспособления и экономя каждую минуту, паша бригада добилась того, что стала одной из первых на заводе выполнять нормы на тысячу и более процентов, а затем, давая ежесменно 1300 процентов нормы, вышла победителем в соревновании с Александром Лукиным и Григорием Коваленко. За высокие производственные показатели я был награжден в 1943 году орденом Ленина, а в 1944 году — орденом Трудового Красного Знамени.

Конечно, высокие показатели достигались не на одном энтузиазме. Для высокопроизводительной работы требовалось высокое мастерство, опыт. И должен сказать, что у ветеранов нашего завода, которые составили ядро коллектива, его костяк, хватало и мастерства, и опыта, которые обеспечивали не только их личную высокую производительность, но и позволяли в короткие сроки готовить кадры специалистов из неискушенных в заводских делах подростков, женщин, пожилых трудармейцев. Во имя победы над ненавистным врагом не щадили мы ни сил, ни здоровья на протяжении всей долгой войны.

Назад | Дальше

Содержание

Главная страница В начало


http://mosautoglass.ru/ford/focus/windshield