armor.kiev.ua / Tanks / WWII / T34 / tovictory
 

Т-34: путь к Победе

К. М. Слободин, В. Д. Листровой

(Т-34: путь к Победе : Воспоминания танкостроителей и танкистов / Сост. К. М. Слободин, В. Д. Листровой; Предисл. А. А. Епишева. — X.: Прапор, 1985. — 235 с.)

 
Е. И. ЮДИН

Юдин Ефим Иванович (р. 1908), рассыльный, рабочий, мастер, начальник цеха, главный металлург завода, преподаватель вуза. Член КПСС. Заслуженный металлург УССР. Заслуженный изобретатель УССР. Награжден двумя орденами Красной Звезды, орденами Трудового Красного Знамени, Отечественной войны II степени, «Знак Почета», медалями. Живет в Харькове. Воспоминания написаны специально для настоящего издания.

Е. И. ЮДИН

Рождение брони

Начну с известного факта: познакомившись на поле боя с «тридцатьчетверкой» и убедившись в ее неоспоримых преимуществах над немецкими танками, гитлеровцы загорелись желанием скопировать нашу машину и развернуть ее производство на своих заводах.

Казалось бы, чего проще? Бери готовый образец и начинай выпуск. Однако задача эта оказалась настолько сложной, что в Германии предпочли стать на путь создания новых танков, ни один из которых так и не смог сравниться с «тридцатьчетверкой».

Одна из главных причин этой неудачи — невозможность заимствования технологии производства. В том числе технологии металлургических процессов, для формирования которых и отработки необходимой культуры изготовления брони требуется длительное время.

Значение металлургии прекрасно понимали те, кто стоял у истоков советского танкостроения: Г. К. Орджоникидзе, В. А. Малышев, А. А. Горегляд, II. М. Зернов, руководители нашего завода. К максимальному использованию возможностей металлургии стремился главный конструктор Михаил Ильич Кошкин.

По инициативе Г. К. Орджоникидзе в 1936 году на харьковский завод были направлены с передового металлургического завода имени Дзержинского специалисты А. М. Метапьев, Б. И. Арсеничев. Вскоре приехали Н. Д. Маслеников и другие. С ними прибыл в Харьков и я. Слияние кадров большой металлургии с местными кадрами машиностроения помогло создать коллектив с высоким творческим потенциалом.

В процессе создания танка Т-34 и двигателя В-2 конструкторы, технологи и металлурги работали в тесном контакте. Создавались и внедрялись новые процессы плавки, формообразования отливок, термической обработки, новые средства производства. Мы старались использовать все, что имелось к тому времени в активе науки, учитывали опыт, накопленный металлургами завода № 183.

Скоростное сталеварение при одновременном улучшении качества брони и других высоколегированных марок стали; внедрение методов работы с большой тепловой нагрузкой мартеновских печей, позволяющей быстро плавить и рафинировать металл; освоение опыта управления процессами плавки по объективным показаниям приборов — таковы лишь некоторые направления пашей работы в те годы.

Частыми гостями на заводе были В. А. Малышев и его заместитель А. А. Горегляд. Сразу же шли па шихтовый двор, чтобы посмотреть, как и чем питает завод плавильные печи, как используется металл, сколько его уходит в стружку. Затем интересовались положением в литейном, модельном, инструментальном цехах. Как-то директор завода пригласил наркома зайти на сборку — гости обычно стремятся увидеть сходящие с конвейера готовые машины. На это В. А. Малышев ответил:

— Сборочный соберет все, что дадут ему заготовительные цеха. Именно здесь, в заготовительных, решается судьба программы.

Такой настрой, передаваясь коллективу всего завода, благотворно воздействовал на производство. Чувствуя постоянную заботу и помощь, мы, металлурги, старались сделать все, что в наших силах, чтобы наилучшим образом выполнять свою задачу.

В предвоенные годы броневую сталь варили одновременно в двух печах, при помощи так называемого дуплекс-процесса. Вложив немало труда, наши металлурги нашли возможность получать броню из каждой печи. Без создания новых мощностей мы добились значительного увеличения выхода броневой стали.

Коренным образом модернизировав имеющиеся мартеновские и электропечи, подняли тепловую нагрузку, получили возможность форсировать процесс плавки и за счет этого увеличить вес каждой плавки в два раза. При этом качество броневой стали повысилось.

Не могу не отметить большого вклада в эти работы ученых Академии наук УССР, в частности, академика Н. Н. Доброхотова, сотрудничавшего с нами в довоенные годы и в период войны.

Особое внимание уделялось подготовке рабочих кадров. Пришедшие из ремесленного училища в 1936—1937 годах подручные сталеваров, разливщики, формовщики стали высококвалифицированными рабочими, хорошо понимавшими сущность новых процессов, активно участвовавшими в дальнейшем совершенствовании технологии и организации металлургического производства.

Нередко и сегодня приходится видеть, что особо ответственные плавки поручаются самым высококвалифицированным сталеварам. Мы же с самого начала взяли курс на то, чтобы любой сталевар мог произвести самую сложную плавку. Как пригодилось это в годы войны!

Хорошей традицией нашего завода стал порядок, когда первые, наиболее ответственные, показательные плавки обязательно вели начальник цеха и его заместители. Это способствовало укреплению авторитета руководителей. Каждый знал, что начальник цеха — не только администратор, но и лучший сталевар, к которому всегда можно обратиться за практическим советом и помощью.

Все эти новшества поддерживало руководство завода, партийная организация, главный конструктор М. И. Кошкин. Помню разговоры с ним на эту тему.

— Поручайте изготовление новых литых деталей тем рабочим, которые будут их делать в серийном производстве, — говорил Михаил Ильич. — Ведь мы создаем танк, изготовление которого будет по силам рабочим средней квалификации. Поэтому в наших интересах выявить «слабые», слишком «заумные» конструкции с тем, чтобы своевременно доработать их и довести до удобоваримого вида.

Одновременно с развитием производства стали большая работа велась по совершенствованию выпуска литья, способов формообразования.

Веками сложившийся способ формовки в земле не устраивал нас ни своей производительностью, ни качеством получавшихся отливок. Было внедрено производство литья в специальных опоках на плитах с точными направляющими. Для этого пришлось создать более тысячи комплектов опок, плит, наборов моделей, стержневых ящиков. Все это мы увезли с собой на Урал, что позволило в условиях войны и эвакуации в кратчайшие сроки организовать выпуск литья.

Все, что было сделано нами до войны, явилось падежной базой для работы завода на новой площадке. Причем это касается не только броневой стали, литья, но также и организации производства кованых и штампованных деталей, изобилием которых отличался танк Т-34.

На Урале перед металлургами встали непростые задачи. Нужно было реконструировать мартены, электродуговые плавильные печи, формовочные машины, прессы, молота, нагревательные и термические печи и многое другое оборудование. Предстояло объединить в единый коллектив специалистов шести предприятий, сформировать единую технологию, способную обеспечить максимальный эффект.

Без сна и отдыха работали все — рабочие, мастера, инженеры, ученые-металлурги и металловеды. У печей, формовочных машин, прессов, молотов и штампов шел настоящий бой — бой за танки. Ценой величайшего напряжения сил, воли, разума тысяч людей поставленная перед нами задача была решена: завод стал получать броню, литье, поковки.

Девизом заводских металлургов в те дни были слова: «Сколько дадим стали, столько будет танков». Всегда помня это, мы делали все необходимое, чтобы с каждым днем все больше танков уходило па фронт.

Назад | Дальше

Содержание

Главная страница В начало


Новый проект о бизнесе main ссылка доступна