armor.kiev.ua / Tanks / WWI / shneider / 1
 

«Шнейдер» и «Сен-Шамон»

Юрий Морозов

(Морозов Ю. «Шнейдер» и «Сен-Шамон». Французские средние танки первой мировой войны. — М.: Изд. «Стратегия КМ», 2008. — (Фронтовая иллюстрация. 2008. № 3))

Материал предоставлен: Дмитрий Шувалов

 

Проекты 1915 года | Танк «Шнейдер» СА.1 | Танк «Сен-Шамон» Н.16 | Организация и боевое применение | Окраска и обозначения | ТТХ

ОРГАНИЗАЦИЯ ЧАСТЕЙ «ШТУРМОВОЙ АРТИЛЛЕРИИ»

В апреле 1916 года было утверждено решение о формировании подразделений «штурмовой артиллерии». В июле заниматься этим вопросом официально поручили Этьену, а 30 сентября его произвели в бригадные генералы и назначили командующим французскими танковыми силами с непосредственным подчинением главнокомандующему. (В 1918 году Этьен стал дивизионным генералом). Решение о том, в чьем ведении будет находиться оснащение новых частей, так и не было окончательно принято. В результате, этим вопросом занимался то вице-секретариат артиллерии, то управление автомобильной службы. В ноябре 1917 года оснащение танковых частей передали министерству вооружений и снабжения, где действовал вышеупомянутый депутат А. Тома. И наконец, в январе 1918 года появилась «вице-дирекция танковой службы» при военном министерстве - танки признали как самостоятельный род войск.

Для средних танков французы приняли организацию по артиллерийскому образцу. По мере поступления машин от промышленности началось формирование батарей. Сначала планировали иметь в каждой по восемь машин, но вскоре остановились на трех (3-4 у «Сен-Шамон»).

Из четырех батарей комплектовалась группа (дивизион), обозначавшаяся индексом AS («штурмовая артиллерия») и порядковым номером. На протяжении всей войны формирование велось в лагере Шамплие около Компьена. Первоначально решили сводить в одной группе разнотипные машины для наиболее полного использования их возможностей. Но очень скоро стали очевидны выгоды однотипной материальной части. На апрель 1917 года группа «штурмовой артиллерии» «Шнейдер» (12 танков) имела в своем штате 18 офицеров и 74 унтер- офицеров и солдат, а группа «Сен-Шамон» при том же количестве машин - 18 офицеров и 106 унтер-офицеров и солдат. Первую группу «Шнейдер» (AS1) сформировали 25 декабря 1916 года, первую группу «Сен-Шамон» (AS31) - 23 февраля 1917 года. На апрель 1917 года имелось 15 групп «Шнейдеров» (с AS1 по AS15) и всего три группы «Сен-Шамон» (с AS31 по AS33), на август - соответственно 17 и 6.

Всего в течение Первой мировой войны сформировали 12 танковых групп «Сен-Шамонов»: AS31 - 23 февраля 1917 года, AS32 - 8 марта 1917 года, AS33 - 30 марта 1917 года, AS34 - 7мая 1917 года, AS35 - 4 июля 1917 года, AS36 - 15 августа 1917 года, AS37 - 15 октября 1917 года, AS38 - 21 октября 1917 года, AS39 - 12 января 1918 года, AS40 - 20 января 1918 года, AS41 - 6 февраля 1918 года, AS42 - 20 февраля 1918 года.

Несколько групп AS (дивизионов) сводили в полковые группы, или батальоны - Groupment. Полковые группы являлись уже административной, а не тактической единицей, так как танки в бою применялись в основном побатарейно. К концу февраля 1918 года закончилось формирование групп средних танков, и французские танковые силы составили четыре батальона танков «Шнейдер» (по четыре дивизиона в каждом) и четыре батальона «Сен-Шамон» (по три дивизиона). На этот период в строю находилось 245 танков «Шнейдер» и 222 «Сен- Шамон».

Полковым группам придавались отделения снабжения и ремонта (SSR), каждое из которых обеспечивало снабжение боеприпасами и другими материальными средствами полковую группу танков. Оснащение этих отделений, так же как ремонт танков и снабжение запасными частями составляли постоянную проблему, и требовали от командования и личного состава большой изобретательности и просто героических усилий. Поставки комплектов запчастей фирмами-производителями постоянно срывались, поскольку им выгоднее было поставлять готовые танки, для оснащения даже стационарных мастерских в лагере Шамплие не хватало станков, инструмента и приспособлений. Результатом стала модернизация «Шнейдеров» своими силами. Новизна дела и организации постоянно тормозили работу, так же как и внесение заводами конструктивных изменений в выпускаемые танки.

С ноября 1917 года по январь 1918 года появились «танковые силы групп армий» со своими командующими. По мере таяния матчасти «штурмовой артиллерии» их личный состав либо переводили в подразделения легких танков, либо переформировывали в группы рот легких танков, а 3-й батальон «Шнейдер» начали перевооружать тяжелыми английскими MK.V. Результатом этого стала организация танковых полков смешанного состава утвержденная министром в апреле 1918 года. Полк комплектовался из батальона средних танков и нескольких батальонов легких. Первый такой полк - 501-й - сформировали 12 мая, а в начале ноября был готов последний 509-й полк. В составе таких полков дивизион «Шнейдеров» насчитывал уже 16 машин, вместо 12. Чтобы организационно оформить танковые силы, придаваемые группам армий, полки с июля 1918 года начали сводить в танковые бригады переменного состава, состоящие из нескольких полков с ремонтно-восстановительным парком.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ ФРАНЦУЗСКИХ СРЕДНИХ ТАНКОВ

Мечте Этьена о том, что французы первыми в мире применят танки, не суждено было сбыться - французские штурмовые орудия получили боевое крещение только в апреле 1917 года. Активно поддержавший новую технику генерал Жоффр к тому времени был смещен со своей должности, и главнокомандующим стал самоуверенный и целеустремленный генерал Роббер Нивель. Он наметил масштабное наступление, которое должно было привести к верной победе в войне. Германское командование было в курсе планов противника и, стремясь сберечь ресурсы, отвело войска на сильно укрепленные позиции «Линии Гинденбурга». Но, не смотря не это, французский командующий твердо стоял на своем решении.

5 апреля 1917 года началась мощнейшая артиллерийская подготовка (7000 орудий выпустили около 11 миллионов снарядов), продолжавшаяся по 16 апреля. Однако немцы были готовы к решительным действиям противника и подготовили сильные укрепления, особенно на хребте Шмен-де-Дам. К тому же они не стали создавать больших скоплений живой силы на передовых позициях.

Французские средние танки были сосредоточены в местечке Бери-о-Бак. Вместо запланированных 400 машин удалось стянуть только 208 «Шнейдеров» и 48 «Сен-Шамонов», а в атаке приняло участие лишь 132 «Шнейдера» («Сен-Шамоны» из-за неполадок ходовой части в бою не участвовали). Танки были сведены в две группы названные по фамилиям командиров. Группа майора Боссю имела в своем составе 2, 4, 5, 6 и 9-й дивизионы СА.1. В группу Шобе (50 машин) входили 3, 7, и 8-й дивизионы. Каждый дивизион состоял из 12 танков, подразделений ремонта и обеспечения, а так же имел несколько резервных машин. Группа Боссю получила задачу атаковать противника у Шмен-де-Дам в направлении междуречья Ла Мьет и Лэн с целью прорыва второй линии немецкой обороны со стороны Жювенкур. Группа Шобэ должна была наступать с запада от Ла Мьет в направлении Жювенкур.

Группу Боссю передали в распоряжение командования 32-го корпуса. Четыре дивизиона прикомандировали к 69-й, и один - 42-й дивизиям. Танки должны были двигаться в сопровождении специально обученной пехоты, предназначенной для помощи танкам в преодолении препятствий. Для этого выделили пять рот 154-го пехотного полка. Затем танки должны были помочь прорвать третью линию обороны немцев на участке фронта Амифонтеп-Прувэ. Проход первой линии обороны должен был обеспечиваться пехотой сопровождения.

Танки двинулась следом за атакующей пехотой. Темп продвижения боевых машин, до уже занятой французами первой линии немецкой обороны, был довольно медленным. Путь продвижения танков был забит обозами и пехотой. На левом фланге прорыва группа Шобэ (50 СА.1) остановилась перед рвом шириной 4-5 м. На правом фланге группа Боссю, поддерживающая наступление 32-го армейского корпуса, была вынуждена переправляться через реку Ля Мьет только в одном пункте. При пересечении моста танки заметили немецкие наблюдатели, после чего их обстреляла тяжелая артиллерия. В результате, несколько машин загорелось, но остальные продолжали движение и достигли железной дороги Ами- фонтен — Жиньикур. Обеспечение прохода для танков через первую линию у 154-го пехотного полка заняло 45 мин. В течение этого времени, чтобы избежать больших потерь от сильного артобстрела противника, машинам пришлось рассредоточиться по полю боя.

В 11 ч танки смогли продолжить движение и достигли второй линии немецкой обороны. Сопротивление было сломлено 151-м пехотным полком, но его численный состав был недостаточен для подготовки местности для прохождения танков, поэтому экипажам пришлось спешиваться и проводить земляные работы.

Во время боя майор Боссю погиб в горящем танке, который, видимо, взорвался от попадания снаряда в топливный бак.

К 12 часам взаимодействие между танками и пехотой было нарушено. Пехота была рассеяна огнем противника, но танки продолжили свое продвижение к третьему рубежу немецкой обороны. Потери в танках были очень большими: «9-й дивизион артиллерии специального назначения пересек вторую линию обороны противника к северу от фермы Мошам, далее колонной двигался в направлении траншеи Вюрт-сбур. В этот момент огонь тяжелой артиллерии немцев был обрушен на танки с неслыханной силой и точностью: четыре танка, двигавшихся сзади, подбиты за несколько минут; шесть передовых танков один за другим охвачены огнем за короткий промежуток времени. Экипажи, которым удалось выбраться из боевых машин, бросаются в траншеи и пытаются продолжить бой, но немецкие самолеты, летящие на предельно малых высотах, засекают их и расстреливают в упор. Дан приказ отступить».

Рапорт 3-го отдела Ставки верховного командования о ходе боя от 16 апреля 1917 года у Шмен-де-Дам, подтверждает героизм и целеустремленность экипажей при выполнении поставленной задачи:

«Танки, подвергнутые прицельному огню тяжелой артиллерии, несут значительные потери. Однако несколько танков центрального дивизиона пересекли третий рубеж обороны и продвинулись более чем на 5 км в глубину обороны противника. Пехота не может продолжить продвижение в силу значительных потерь».

Из 82 танков «Шнейдер» группы Боссю 32 были уничтожены в районе обороны противника и 12 на рубежах обороны французов.

Действия группы Шобэ в расположении 10-й пехотной дивизии оказались еще более печальными, поскольку ни один «Шнейдер» не смог преодолеть первую линию немецкой обороны, главным образом из-за характера местности, затруднявшей продвижение танков. В результате - 32 машины оказались подбиты, из них 26 сгорели.

При боевом крещении французских танков у Шмен-де-Дам, несмотря на катастрофический провал операции в целом, одни «Шнейдеры» без сопровождения пехоты, при слабой поддержке артиллерии прорвали германские позиции на всю глубину от Жювенши до Дамари. На всех остальных участках, где наступление происходило без танков, оно едва перевалило через передний край обороны немцев. В ходе наступления Нивеля, продолжавшегося до 9 мая 1917 года, танки использовали еще один раз. 5-6 мая в районе мельницы Лаффо - 19 танков «Шнейдер» 1-го и 10-го дивизионов вступили в бой вместе с 12 танками «Сен-Шамон» 31 группы (AS31). Танкам опять отводилась роль машин поддержки пехоты, но они вынуждены были остановиться перед слишком широкими траншеями. По французским документам, «операция считается частично удавшейся». Машины достигли местного успеха - танки прорвали оборону на двух направлениях, на фронте протяженностью в 5200 м, продвижение составило 500 м. Была захвачена мельница Лаффо, уничтожено несколько огневых точек и отбиты контратаки противника. В результате операции потери составили шесть танков - два от артогня на подступах к немецкой обороне, и четыре застряли, а затем тоже были подбиты (данные только по «Шнейде- рам», потери «Сен-Шамонов» неизвестны). Вместе с тем, в ходе боя танки «Шнейдер» проявили свое ощутимое превосходство в проходимости над танками «Сен-Шамон», которые практически не могли двигаться в условиях пересеченной местности.

После провала апрельского наступления союзников, генерала Нивеля на посту Верховного главнокомандующего сменил маршал Петен, который в 1917 году провел несколько наступлений с ограниченными целями по улучшению собственных позиций. 23-26 октября 1917 года силами 6-й французской армии (три корпуса из 12 дивизий), в которой участвовало также 58 танков (38 - «Шнейдеров» и 20 - «Сен-Шамонов»). Впервые, кроме боевых машин, в операции принимали участие пять радиотанков, которые служили для координации действий танков с другими родами войск. При подготовке операции два спешенных кирасирских батальона прошли совместную подготовку с танками в лагере Шамплие.

После шестидневной артподготовки, которую проводили 1878 орудий, 23 октября в 5 ч 15 мин два корпуса двинулись в атаку. Группы танков «Сен-Шамон» придавались одному из пехотных корпусов: AS33 - 28-й пехотной дивизии первого эшелона, AS31 - 27-й пехотной дивизии второго эшелона. Атака велась волнами - взводы первой линии образовывали две волны (каждая из полувзвода) на расстоянии одна от другой 20 метров. В 50 метрах за ними шли взводы второй линии в строю колонн отделений по одному.

Несмотря на то, что из 63 танков, атаковавших противника, 24 не перешли исходной позиции пехоты, а 19 застряли между исходной позицией и первым рубежом обороны противника, 20 оставшихся выполнили свою задачу. В течение дня все окопы были захвачены, и главная задача операции - срезать мальмезон- ский выступ - была выполнена. На фронтовой линии в 12 км французам удалось продвинуться на шесть километров. Потери составили 8000 человек и два «Сен-Шамона». Зато германские потери впечатляли: 38000 человек убитыми, 12000 пленными и 200 орудий. 25 октября два танка «Сен-Шамон» поддерживали штурмовые группы французской пехоты при ликвидации пулеметных точек противника в секторе Вадессон. До 26 октября на этом участке фронта уничтожили отдельные очаги сопротивления, взяли мельницу Лаффо и отбили все контратаки противника.

Сражение при Мальмезоне оказало огромное влияние на теорию боевого использования французами танков: чаша весов категорически склонилась к применению боевых машин в качестве одного из тактических средств сопровождения пехоты. В этом Мальмезон для французской армии стал равнозначен сражению при Камбрэ для англичан, которые, однако, сделали совершенно противоположный вывод - они продолжали рассматривать танки в первую очередь как средство стратегического прорыва.

В 1918 году Германия начала проводить серию последовательных ударов. Французские танковые силы были с сосредоточены в полосе обороны 3-й армии. В ходе весенней наступательной операции немецкой армии французские танки применялись в контратаках без тщательной подготовки с целью остановки противника. Так, 5 апреля 1918 года в местечке Совилер пять «Шнейдеров» 4-го дивизиона поддерживали контратаку двух пехотных батальонов на ферму Адельпар. В результате спешно подготовленной операции и разрозненных действий танков, применявшихся на размокшей почве, две машины были подбиты, а атака пехоты успеха не имела.

7 апреля в Гривене (в том же районе Ла Сом), шесть танков «Шнейдер» 2-го дивизиона поддержали контратаку роты 355-го пехотного полка, однако пехота не использовала наметившийся успех, в результате чего были уничтожены четыре машины. Операция проводилась в нарушение принципов использования артиллерии особого назначения: «Результаты посредственные, несмотря на мужество, проявленное экипажами танков».

18 апреля в лесу Сенека 12 танков «Шнейдер» 3-го дивизиона поддерживали контратаку 262-го пехотного полка: «Операция проведена в сжатые сроки, хорошо организована и осуществлена. Танки расчистили проход пехоте в лесу Сенека и Гро Этр. Подбиты три машины».

28 мая 12 танков «Шнейдер» 5-го дивизиона штурмовой артиллерии после короткой артподготовки поддержали 1-ю американскую дивизию при атаке деревни Кантиньи, недалеко от Мондидье. После того, как танки охватили селение, пехота заняла его. Все машины вернулись в свое расположение. Донесение о ходе боя резюмирует: «Танки справляются с поставленными задачами совместно с пехотой, которая действует самоотверженно и умело. Операция тщательно подготовлена. Подобные операции проводились ранее. Полный успех».

9 июня 1918 года началось второе германское наступление. Удар был нанесен по французской обороне между Мондидье и Нуайоном, на участке фронта, находившегося всего в 120 км от Парижа. Это была последняя масштабная наступательная операция, при успешном развитии которой столице Франции грозила несомненная опасность захвата.

В первый же день наступления французская линия обороны была прорвана. Однако союзники быстро подтянули в угрожаемый сектор резервы, среди которых были и танки. На юго-востоке от Мондидье в оперативном подчинении 3-й французской армии дислоцировались четыре полковых танковых группы, предназначенные для огневой поддержки пехоты в случае общего наступления или контрударов.

В битве за Ле Мае для контратаки во фланг наступающего на Реймс противника, бросили 163 боевых машины. К вечеру 9 июня, проделав марш в 10 км, танковые подразделения выдвинулись к линии фронта, где царил настоящий хаос. Днем 10 июня подполковник Шедевим, командир танковых частей 3-й армии, прибыл к генералу Манжину и получил задачу - организовать контрудар при поддержке танков во фланг наступающему противнику. 11 июня с севера пошла в наступление 10-я полковая группа «Сен-Шамонов», подчиненная 1-ой французской армии и поддерживавшая 129-ю пехотную дивизию в направлении Курсель-Монтемер. 12-я полковая группа «Сен-Шамонов» была придана 165-й пехотной дивизии, а 11-я - 48-й пехотной дивизии. Данная группировка нанесла удар по наступающим немецким войскам с юга. 56 машин «Шнейдер» 3-го танкового батальона придали 152-й пехотной дивизии.

Ситуация была критической. Частям, подготовленным для контрудара, был зачитан приказ: «Пехоте следует сражаться так, как будто танковой поддержки нет вообще. Танки будут следовать за пехотой и поддержат ее в случае необходимости».

Танкисты сражались отчаянно. Так, «Сен-Шамон» № 62524 34-й группы (AS34) 11 июля 1918 года уничтожил 77-мм немецкую пушку и несколько пулеметов, пока вражеское орудие не разбило танковое орудие и лобовой пулемет. В 48-й дивизии танки шли на километр впереди пехоты, периодически вступая в борьбу с немецкими батареями. Два дивизиона «Шнейдеров» окружили Мери, после чего третий дивизион совместно с подразделениями пехоты вступил в бой. Но, несмотря на это, вскоре танки рассеялись под огнем немецкой артиллерии. К концу дня потери в танках достигли 45% (73 машины): из 56 «Шнейдеров» 31 машина, а также 42 «Сен-Шамона». Однако французы выполнили поставленную задачу, оттеснив немецкие части и сорвав темп германского наступления. В последующие два дня обеими сторонами предпринимались атаки, которые не привели к изменению положения (одной из них, 13 июня, была частичная операция в лесу Ле Мерли с участием четырех танков «Шнейдер»), и германское наступление вскоре прекратилось. Это сражение стало первой крупной победой союзников с марта 1918 года.

9 июля 1918 года на ферме Порт провели операцию местного значения с участием 16 машин «Шнейдер» 16-го и 17-го дивизионов артиллерии специального назначения. После короткой артиллерийской подготовки последовала внезапная и яростная атака с незначительными потерями.

С 18 по 24 июля 1918 года французы силами 10-й и 6-й армий провели масштабное контрнаступление между Суас- соном и Шато-Тьери с целью срезать так называемый Марнский выступ. В этой операции, наступая между реками Эн и Марна, французские танкисты добились наибольшего успеха. Командующий Ж. Фош, учтя горький опыт предыдущих операций союзников, оставил резерв для ударных частей. Главный удар на фронте в 15 километров, между реками Эн и Урк, наносила 10-я французская армия, которой придали 343 боевых машины в составе трех групп «Шнейдер», трех групп «Сен-Шамон» и трех батальонов «Рено».

Подготовка операции прошла довольно скрытно, танки доставлялись водным транспортом и по грунтовым дорогам. Удар по противнику наносился внезапно, на рассвете под прикрытием тумана, без предварительной артиллерийской подготовки. (Здесь сразу вспоминается докладная записка Этьена о применении «сухопутных броненосцев»). Взвод или батарея танков придавалась атакующему пехотному батальону, с которыми они должны тесно взаимодействовать, по возможности обгоняя ее. С началом движения, для прикрытия танков артиллерия открывала контрбатарейный огонь, ведя его по корректировке с самолетов. Кроме того, с воздуха танки прикрывались истребителями от атак вражеских самолетов.

10-я группа обеспечивала поддержку 38-й и 48-й французских пехотных дивизий, а 11-я и 12-я группы - 1-й американской дивизии. После захвата пехотой первого рубежа немецкой обороны подошедшие танки открывали огонь по второй и третьей линиям, зачастую не доступным для полевой артиллерии.

В 4 часа 45 минут, после десятиминутной артподготовки, при небольшом тумане, началось наступление, в котором участвовали 216 «Шнейдеров», 131 «Сен- Шамон» и 220 «Рено ». Первые линии обороны были быстро прорваны, и в 7 часов 15 минут вступил в бой танковый резерв. К 8 часам утра продвижение французов составило 4-5 км, а к полудню на отдельных участках войска достигли артиллерийских позиций противника. К концу дня 10-я армия продвинулась на девять километров, 6-я на - пять, немцы потеряли 12000 человек пленными и 250 орудий. При этом германское командование объясняло успех французов массовым применением танков, плотность которых составляла в среднем десять машин на один километр фронта.

Остановка при подтягивании артиллерии задержала французов на второй линии немецкой обороны, а опоздание трех кавалерийских дивизий и трех батальонов пехоты на машинах до 15 часов не позволило ввести их в прорыв и расширить его. В результате, германские войска успели организовать новую линию обороны.

Всего из действовавших в полосе 10-й армии 225 средних и легких танков, в течение первого дня боев вышли из строя по техническим причинам 40 машин, а 62 танка было потеряно от огня противника. В полосе действий 6-й армии 42-я группа «Сен-Шамон » практически не участвовала в бою из-за невозможности догнать наступающую пехоту.

На второй день операции действовали сборные части. Продвижение 10-й армии составило всего два километра, 6-я продвинулась на два с половиной - три километра. На фронте 10-й армии из 105 танков потеряно 50, 20 июля из 32 выбыло 17, 21 июля из 100 - 36 (по другим данным, за четыре дня боев потери составили 156 машин). 23 июля оставшиеся танковые подразделения снова вступают в тяжелый бой. Поставленные задачи не удалось выполнить. В ходе контрнаступления потери личного состава составляли от 22 до 27 %. Многочисленный танковый парк дал возможность выделять силы и на другие участки фронта. Так, 9-й армии для проведения операций по улучшению позиций были выделены 4, 5 и 6-й батальоны «Рено» и две группы средних танков. Надо заметить, что в течение этих боев «Сен-Шамоны » показали лучшую защиту от ружейно-пулеметного огня. 16-17 августа 3, 8 и 12-я группы «Шнейдеров», брошенные на Тильолуа, застряли в мягком грунте. 17-го и 20-го числа у Сомм, недалеко от Намсель, от 12 до 28 танков «Шнейдер» 11-й группы совместно с 5-м батальоном «Рено» были приданы 10-му корпусу и добились неплохих результатов. Так, 21-22 августа сводная группа «Сен-Шамон» (все, что осталось после битвы под Суассон) провела местные атаки на селения Камелен и Ла-Жаникр. 12-13 сентября 33 «Шнейдера» из 14 и 17-й групп и 36 «Сен-Шамонов» из 34 и 35-й групп вместе с 135 «Рено» из 13, 14 и 15-го батальонов использовались для поддержки наступления 1-й американской армии у Сен-Миель. Танковым частям придали 102 и 105-е отделения снабжения и ремонта, а так же задействовали 304-ю американскую танковую бригаду «Рено» (344 и 345-й батальоны) под командованием подполковника Паттона. На фронте в девять с половиной километров войскам удалось продвинуться на семь с половиной, не взирая на слабый грунт, были захвачены Эссей и Мезре при минимальных потерях: подбито артиллерией два «Рено», подорвались на минах один средний и один легкий, а также несколько машин получили незначительные повреждения.

26 сентября 1918 года ознаменовалось наступлением 4-й французской армии в Шампани, и американской вдоль левого берега Мааса. 14 и 17-ю группы «Шнейдер» 4-й танковый батальон (24 танка) и 304-ю американскую бригаду (141 «Рено») придали 1-му американскому корпусу, действующему у Арагонского леса. 5-й корпус получил 13, 14, 15-й батальоны «Рено» 505-го танкового полка, 17-й батальон «Рено», 34 и 35-ю группы 12-го батальона «Сен-Шамонов». Местность была сильно изрыта воронками, поэтому танки решили пустить позади пехоты, и придали им группы для подготовки проходов. Средние танки ввели в бой только на следующий день. В результате, общее продвижение составило до 4,25 км, и только 3 октября последние три батареи «Сен-Шамонов» помогли наконец пехоте закрепиться на захваченных позициях.

В Шампани 2-й французский армейский корпус усилили 15-м дивизионом «Шнейдеров», 10, 11 и 16-м батальонами «Рено», 21-й корпус - 4 и 9-м дивизионами «Шнейдеров», 2 и 3-м батальонами «Рено». Кроме того, в резерве находились два батальона «Рено» и два дивизиона «Сен-Шамонов ». Начиная с конца сентября 1918 года средние танки использовались в боях все реже и реже, на смену им пришли легкие «Рено». 27-30 сентября в сражениях между Вель и Эн участвовало еще несколько десятков «Шнейдеров» - это был их последний боевой выход. После этого средние танки отвели в тыл и сняты с вооружения.

НЕМНОГО О ФРАНЦУЗСКИХ ТАНКИСТАХ

Первая группа офицеров, набранная из автомобильных, артиллерийских и кавалерийских частей прибыла в форт Тру д'Анфер в августе-сентябре 1916 года. В сентябре-октябре сюда же поступили два первых танка «Шнейдер» и «Сен-Шамон», а также несколько небронированных шасси для подготовки экипажей. Обучение подразделения проходило в Марли, а начальную техническую подготовку экипажи получали в лагере автомобильной службы Серкотт. С декабря 1916 года начал действовать лагерь в Шамплие, ставший главной базой французских танковых сил. Задачи и порядок подготовки впервые регламентировали приказом от 1 января 1917 года.

Униформа французских танкистов в основном соответствовала полевой и повседневной форме артиллеристов из серо-голубого сукна. Для защиты головы использовали обычно штатный шлем Адриана модели 1915 года. Передний козырек был ликвидирован, вместо него крепился толстый противоударный валик из темной кожи. Выше козырька крепился круг с эмблемой «специальной артиллерии» - рыцарский шлем наложенный на скрещенные стволы пушек (введен с октября 1917 года). Толстый подшлемный амортизатор, подбородный ремень и лепестковый подтулейник изготавливались из коричневой кожи. Красились шлемы в темно-синий «цвет горизонта». В боях для защиты лица к шлему цепляли стальную или кожаную маску с очками-жалюзи и подвесной кольчужной «бородой». Повседневным головным убором были кепи серо-голубого цвета и пилотки с островерхими углами.

С 1917 года становится популярным, черный или темно-синий берет, на который в последствии нашивались знаки различия, эмблема «специальной артиллерии» (шитая или штампованная), а так же знак батареи или роты. Среди танкистов стала популярна шоферская куртка из блестящего хрома или шевро. Куртка имела два ряда черных кнопок - по четыре в ряд. Воротник покрывался черным сукном, а в поднятом положении удерживался кнопками и хлястиком.

Офицерские галуны носились на рукавах или небольшом клапане, прикреплявшемся на груди полевой или специальной униформы. Ниже галунов пришивался символ карточной масти - обозначение батареи «специальной артиллерии».

Французские офицеры носили коричневый кожаный, с прострочкой ремень образца 1916 года с латунной рамочной пряжкой с двумя зубцами (типа английского Sam Browne). У остальных чинов был черный ремень с однозубовой пряжкой, который поддерживался Y-образными плечевыми ремнями. Офицеры и унтер-офицеры на поясном ремне носили кобуру с 8-мм револьвером модели 1892 года или автоматическим пистолетом «Ruby», и кинжал в железных ножнах. Впрочем, револьверные кобуры и планшеты часто вешались через плечо. Кроме того, в комплект снаряжения входил и противогаз в жестяной прямоугольной или круглой канистре.

Под курткой офицеры носили закрытый серо-синий френч с большими накладными карманами. На отложной воротник нашивались красные ромбовидные петлицы с номерными шифровками дивизионов - вышитыми или штампованными из латуни. Галифе были из такой же ткани, что и френч. В холодную погоду французские танкисты одевали более удобные, чем шинели, овчинные куртки и жилеты, а так же короткую «траншейную шубу» из собачей шерсти.

Офицеры обувались довольно разнообразно. Высокие, под колено, коричневые ботинки имели переднюю и боковую шнуровку, нередко дополняющуюся клапаном с ремешками и бляшками. Часто встречались приставные голенища-краги с различными конструкциями замочков и застежек. С крагами носились ботинки до лодыжек.

Солдаты и унтер-офицеры обуты были подобно пехоте, в крепкие бутсы с подкованными большими выпуклыми гвоздями подметками. Ноги до колен заматывались трикотажными или суконными обмотками цвета хаки.

Горчичный хаки стал цветом солдатского сукна французской армии в конце Первой мировой войны. Но можно было встретить таксистов и в серо-голубых куртках со стоячим воротником и без накладных карманов - обмундирование, носившееся еще до войны. Штаны были в цвет курток. Нужно еще отметить существование у танкистов темно-синего рабочего комбинезона.

Продолжение

Главная страница В начало


У нас со скидками мтз 132 купить всем и каждому.