armor.kiev.ua / Tanks / WWI / reno
 

Легкие танки "Рено" в России

Кихтенко А. В.

(Броне-сайт, июнь 2008)

Материал предоставлен: Кихтенко А. В.

Иллюстрации к статье 
37-мм пушка "Пюто" SA18 L/21 (с бронемаской) 37-мм пушка "Пюто" SA18 L/21 (казенная часть). 37-мм пушка Пюто установленная в башне (слева хорошо виден  прицел) 37-мм пушка Пюто SA18 Рено FT-18 вооруженный  8-мм пулеметом Гочкис обр. 1914 года. Пулемет Гочкис  установленный в башне Рено FT-17. Пулемет Гочкис  установленный в башне Рено FT-18. Башня танка FT-18. Внутри видны казенная часть пушки SA18 и укладка для снарядов (справа). Переброска танка FT-17 к передовой в кузове грузового автомобиля. На снимке хорошо видно уложенное в “хвост ” дополнительное снаряжение и топливо. Франция, 1918 год. Six Ton Tank M1917 в кузове грузового автомобиля. Форма танкистов Белой армии Первые танковые войска русской армии. Удостоверение об окончании Школы Танков. Коллекция М.Блинова (Русское Военно-Историческое Общество) Танк Народно-революционой армии ДВР перед парадом в Благовещенске. 10 августа 1920 года. Танки Народно-революционой армии ДВР. Август 1920 года. Варианты установки вооружения на танках НРА ДВР. 1920-1921 годы Танк Рено-Русский на маневрах. Московский военный округ. 1922 год. Танки легкой флотилии Отдельной эскадры танков. Москва, Лефортово. 1924 год Танки Рено и Рикардо на маневрах РККА. 1928 год. Маневры Московского военного округа. В одном строю (слева на право) танки Рикардо, МС-1, Рено. 1931 год. Танки FT-18 во время парада на Красной площади.  7 ноября 1928 года. Танки FT-18 во время парада на Красной площади.  7 ноября 1928 года. Парад на Красной площади 7 ноября 1928 года. В одной колонне FT-18 и Рено-Русский. Танк FT-18 во время парада на Красной площади.  7 ноября 1928 года. Бойцы Автобронетанкового отряда во время политзанятий у танка  Рено-Русский .1928 год. Рено FT-18 в Кубинке, Вид сбоку. Рено FT-18 в Кубинке, Вид сзади. Рено FT-18 в Кубинке, Вид спереди. Ходовая часть танка FT-18, Ведущее колесо. Военно-исторический музей БТВТ, Кубинка Ходовая часть танка FT-18, Гусеничные траки. Военно-исторический музей БТВТ, Кубинка Ходовая часть танка FT-18, Направляющее колесо. Военно-исторический музей БТВТ, Кубинка Ходовая часть танка FT-18, Тележка с  опорными катками. Военно-исторический музей БТВТ, Кубинка Танк "системы Реналт" FT-17 Броневого дивизиона особого назначения. Захваченный бойцами 2-й Украинской Советской армии танк Рено FT-17 во время парада на  Красной площади. 1 мая 1919 года "Эталонный" FT-17 на заводе "Красное Сормово" (на снимке хорошо видно, что танк не вооружен). Зима 1920 года Краткая справка об изготовлении Рено-Русского  и о результатах его испытания. Схема внутреннего устройства танка Рено-Русский, приложенная к справке. Чертеж моторно-трансмиссионного отделения танка Рено-Русский. 1920 год. Письмо В. Ленину о постройке первого танка Рено-Русский. Мастера и инженеры завода Красное Сормово у танка "Борец За Свободу Тов. Ленин". Крайний слева - комиссар Центроброни И. Гаугель. 1920 год. Танк Борец За Свободу Тов. Ленин, отправленный Л. Троцкому. 1920 год. Танк Борец За Свободу Тов. Ленин. Танк Борец За Свободу Тов. Ленин. Рено-Русский. Москва, начало 1920-х годов. 37-мм морская пушка системы Гочкиc. Танковая пушка системы Гочкиc Танк FT-18 с 37-мм пушкой системы Гочкиc. Перевооружение оставшихся в РККА танков Рено FT пушками Гочкиc было проведено в конце 1920-х годов. 37-мм танковые пушки Гочкис и ПС-1 Модифицированная 37-мм танковая пушка Гочкиса, Общий вид патрона к 37 мм. пушке Гочкиса (снаряжен гранатой) 37-мм бронебойный снаряд к пушке Гочкис. 37-мм граната к пушке Гочкис. 37-мм картечь к пушке Гочкис. Станковый пулемет Гочкис обр. 1914 года. Станковый пулемет "Гочкис" обр. 1914 года. Лента-кассета к пулемету Гочкис Полужесткая лента на 250 патронов в патронной коробке. Полужесткая лента к пулемету "Гочкис" обр. 1914 года. Танк Рено-Русский. (1) Танк Рено-Русский. (2) А - Танк Рено-Русский с пушкой Пюто. Б - Вариант башни со смешанным вооружением. Погрузка танка Рено FT118 на железнодорожную платформу. 1927 год. Изучение танка  FT-18. Машина перевооружена 37-мм пушкой системы Гочкиc. 1927 год. Маневры частей  РККА на Ходынском поле в честь визите афганского короля Аммонулы. 1928 год. Передача танка Фиат-3000 РККА от польских коммунистов. 1928 г. Танки Рено FT-18 и Фиат-3000 Компоновка танка Фиат-3000А. Танк МС-1 Танки МС-1 в бою Танк МС-1 в разрезе Компоновка танка МС-1 (Т-18). Общие черты танков  “Рено“ FT-17, МС-1 и Т-24. Макет танка  Рено-Русский на постаменте в музее БТВТ в Кубинке. (1) Макет танка  Рено-Русский на постаменте в музее БТВТ в Кубинке. (2) Макет танка  Рено-Русский на постаменте в музее БТВТ в Кубинке. (3) Бойцы Автобронетанкового отряда во время политзанятий у танка  Рено-Русский .1928 год. Грузовик Рено FU 7.5t с танком FT-17 CWS в кузов буксирует трейлер с другим FT-17. Польша, 1930 год. Танкисты РККА Танкисты РККА
 

См. также:

 
"...А если к нам полезет враг матерый
Он будет бит повсюду и везде!
Тогда нажмут водители стартёры
И по лесам, по сопкам, по воде..."

Создание танка стало ответом на затянувшийся кошмар позиционной войны. Впервые вступив в бой в сентябре 1916 года, грозная машина уже к концу 1917 года перестала быть "чудо-ружием" и перешла в разряд просто одного из наиболее совершенных орудий убийства. Не более совершенного, чем отравляющи вещества или авиация.

Первые танки трудно назвать верхом совершенства - они не обладали ни достаточным запасом хода, ни маневренностью, имели тонкую броню. Максимальная скорость движения на местности неповоротливых машин не превышала 2 км/ч. Большой ромбовидный корпус английских тяжелых танков делал его уязвимым для огня противотанковой артиллерии, а из-за чрезмерной массы снижалась проходимость и возрастала нагрузка на двигатель. Расположенное по бортам вооружение затрудняло движение по пересеченной или лесистой местности и наполовину снижало боевые возможности танка в случае разрушения одного из спонсонов. Английские средние танки, небольшие и более быстроходные, были сложными в управлении и имели тесное боевое отделение. Четыре пулемета позволяли вести круговой обстрел, но ту же задачу можно решить, установив вооружение во вращающейся башне.

Французы на ущербную ходовую часть ("Сен-Шамон" не зря называли "слон с ногами газели") установили выходящий далеко за продольный габарит гусениц бронекорпус, застревавший на первом же препятствии. Ширина гусениц совершенно не соответствовала массе машины, и на слабом грунте танки теряли способность передвигаться. Вооружение оказалось установлено крайне неудачно. Пушку на "Шнейдере" СА "воткнули" в срез корпуса на правом борту, как нечто второстепенное и все цели слева от танка находились в мертвой зоне. Их невозможно было поразить, не подставив под обстрел правый борт. "Сен-Шамон" мог вести огонь только в узком секторе прямо по курсу и для переноса огня требовался поворот всей машиной.

За немецкие танки A7V говорит их прозвище - "тяжелая походная кухня". Он представлял собой "подвижный форт", предназначенный скорее для круговой обороны, чем для прорыва вражеской обороны или сопровождения пехоты.

Однако осенью 1917 года произошло событие ставшее поворотным в истории танкостроения. Благодаря совместным усилиям полковника Жана-Батиста Этьенна и конструктора (а также владельца крупнейшей во Франции автомобилестроительной фирмы) Луи Рено в сентябре на заводе "Рено" приступили к выпуску легкого танка сопровождения пехоты "Renault" FT-17.

Небольшой, тихоходный, с вооружением более подходящим бронеавтомобилю, FT-17 стал эталоном на следующие два десятилетия для всех конструкторов танков в мире. Его компоновка (впереди - отделение управления, силовое - сзади, боевое - посередине) признана классической и широко распространена и по сей день. Силовое отделение, что немаловажно, изолировалось от остальных противопожарной перегородкой. Вооружение впервые на танках установили во вращающейся башне.

FT-17 был прост в изготовлении, эксплуатации и обслуживании. Через большой носовой и запасной (в башне) люки было очень удобно забираться в танк и покидать его. Водитель имел хороший обзор, а стрелок без особого труда разворачивал башню при помощи плечевых упоров. Температура внутри танка также была вполне приемлемой (важное достоинство машины, если вспомнить условия, в которых приходилось трудиться английским танкистам). Небольшой танк был бронирован, почти как тяжелый, представляя гораздо меньшую цель, и отличался хорошей проходимостью. К тому же "Рено" FT-17 оказался единственным танком Первой мировой войны, способным разворачиваться на месте вокруг вертикальной оси.

Исходя из всего выше сказанного, не стоит удивляться, что легкий французский танк на протяжении долгого времени служил образцом для подражания и стал классикой в танкостроении.

"Рено" FT-17 производился в четырех модификациях: пулеметном (char mitraillese), пушечном (char canon), командирском ("радиотанк" TSF) и огневой поддержки ("Рено" BS).

"Рено" FT-17 имел корпус простой формы, собиравшийся из катаных листов на несущем каркасе из уголков и фасонных деталей. Небольшой танк был хорошо защищен: 16 мм - лоб, 6 мм - борт и 16-22 мм башня. Лобовые бронеплиты устанавливались с переменными углами наклона, в соответствии с которыми варьировались по толщине от 8 до 16 мм, в то время как бортовые 6-мм листы крепились отвесно. Крепление бронеплит осуществлялось заклепками. На ранних "Рено" ставились клепаные 8-гранные башни с толщиной брони 16 мм. С 1918 года началось производство литых, цилиндрической формы, башен фирмы "Берлье" с 22-мм вертикальным бронированием и 16-мм крышей и маской орудия.

Защищенность "Рено" FT-17/18 полностью соответствовала требованиям, предъявляемым к танкам сопровождения пехоты. Пробиваемость брони во многом зависит от ее качества, но вот некоторые ориентировочные данные по защищенности танков тех лет:

  • 6-мм броня не должна была пробиваться обыкновенной остроконечной винтовочной пулей на дистанции 100 метров при стрельбе по нормали; 8-мм броня не пробивалась при тех же условиях при стрельбе в упор.
  • бронебойные, винтовочные и пулеметные пули пробивали на дистанциях до 150 метров броню толщиной 10-15 мм при стрельбе по нормали.
  • крупнокалиберный немецкий пулемет TUF (калибр13-мм) пробивал 20-25 мм броню на дистанциях до 100 метров и 18-20 мм - на дистанциях до 500 метров.
  • Шрапнель и картечь оказались бесполезны против танка и наиболее эффективным средством его поражения стала граната. 75-мм снаряд при прямом попадании пробивал броню толщиной до 18 мм на дистанциях до 1000 метров, а 105-мм снаряд - на дистанциях до 2000 метров (при благоприятном угле падения). На больших дистанциях оказались эффективны лишь бронебойные гранаты.

Ходовая часть состояла из четырех тележек - одной с тремя и трех с двумя опорными катками малого диаметра на борт, которые собирались на продольной балке. Подвеска блокированная, на листовых рессорах. Шесть поддерживающих катков (на борт) объединялись в обойме, задний конец которой крепился на шарнире. Передний конец подрессоривался спиральной пружиной, обеспечивавшей постоянство натяжения гусеницы. Ведущее колесо располагалось сзади, а направляющее - выполненное из дерева со стальным ободом, спереди. FT-17 комплектовался традиционными для тех лет крупнозвенчатыми гусеницами, отличавшимися малым ресурсом и сильными вибрациями. Проходимость этих легких машин оказалась неплохой благодаря очень низкому удельному давлению на грунт - 0,59 кг/кв. см.

Для повышения проходимости через рвы и окопы танк имел съемный "хвост" на оси, поворотом вокруг которой он закидывался на крышу моторного отделения. Во время марша на "хвосте " мог располагаться полезный груз или 2-3 пехотинца. Габариты позволяли FT-17 действовать на лесистой местности, где средние и тяжелые танки были бесполезны.

Страна Великобритания Франция Германия
Марка танка Mk-I1 Mk-V1 Mk. A "Сен-Шамон" М1917 “Рено” FT-17 A7V
Длина, мм 9750 8060 6080 8687 4960 7350
Ширина, мм 4130 3950 2620 2668 1740 3060
Высота, мм 2450 2630 2750 2362 2140 3300
Масса, т 26 30 14 23 7 30
Удельное давление на грунт, кг/см2 1.20 0.90 0.95 0.79 0.59 0.60

1 Указаны габариты танков "Самец"

На танке установили двигатель "Рено"- 4-цилиндровый водяного охлаждения, карбюраторный, расположенный линейно, мощностью 35 л. с. при 1500 об/мин. Вместе с трансмиссией и топливными баками, он размещался в изолированном от боевого моторном отделение. Вращающий момент через коническое сцепление передавался на механическую коробку передач, имевшую четыре скорости вперед и одну назад. Управление танком требовало значительных физических усилий и осуществлялось попеременным торможением левой и правой гусеницы.

Вход и выход экипажа осуществлялся через трехстворчатый носовой люк (в кормовой части башни имелся еще распашной аварийный). Стрелок располагался в башне стоя или полусидя в брезентовой петле, которую позже заменили регулируемым по высоте сиденьем. Башня, имевшая грибовидный откидывающийся купол для вентиляции, вращалась вручную (при помощи спинного упора). Благодаря вентиляционному куполу с пятью смотровыми щелями стрелок мог вести наблюдение за полем боя. Водитель наблюдал за местностью через три не застекленные смотровые щели.

В башне устанавливались - 8-мм пулемет "Гочкис" обр. 1914 года либо 37-мм пушка "Пюто" SA18 L/21 с длиной ствола 21 калибр. Боеукладка снарядов (200 фугасных, 25 бронебойных и 12 шрапнелей) или патронов (4800 штук) располагалась на днище и стенках боевого отделения. Телескопический прицел с 1,5-кратным увеличение позволял вести прицельный огонь из пушки SA 18 на дальностях до 400 м. Угол вертикального наведения вооружения танка составлял от - 20° до + 35° , горизонтального 360°. Наведение осуществлялось с помощью плечевого упора. Максимальная скорострельность из пушки 15 выстрелов в минуту, практическая 10.

Бронебойный снаряд Mle 1892 пробивал броню толщиной 18 мм установленную под углом 300 на дистанции 100 м. С увеличением дистанции пробиваемость снижалась - 12 мм на дистанции 500 м и 7 мм на дистанции 1000 м.

Mасса снаряда 500 г, 15 г из которых приходилось на мелинит. Начальная скорость 388 м/с. Общая масса выстрела - 720 г. Некоторые источники указывают другие цифры - масса снаряда 527-560 г, начальная скорость 495 м/с,

Фугасный снаряд Mle 1916 весил 555 г, мелинита - 30 г Общая масса выстрела - 760 г. Начальная скорость снаряда 365 м/с. Mаксимальная дальность огня - ок. 2500 м.

Единственным заметным недостатком FT-17 был небольшой запас хода - всего 35 км, что отрицательно сказывалось на его стратегической подвижности и низкая скорость. Последнее не рассматривалось как серьезная проблема, поскольку считалось, что скорость движения танка по местности в 6-8 км/ч, которой обладали легкие танки "Рено", достаточна, и что требования тактической подвижности в достаточной мере удовлетворены. Тактическая подвижность подразумевает способность танков двигаться по местности без дорог и преодолевать различные препятствия с достаточно большой скоростью, чтобы уменьшить уязвимость танков при обстреле.

Под стратегической подвижностью танков подразумевают их способность к передвижению по дорогам на большие расстояния и с большими скоростями, близкими к скоростям движения грузовых и даже легковых автомобилей. Такая подвижность необходима для сосредоточивания и переброски танков с одного участка фронта на другой в возможно короткий срок. Танки FT-17 не могли двигаться на большие расстояния по дорогам с твердым полотном, так как их ходовые части при такой езде выходили из строя, а дороги быстро приходили в негодность от действия шпор или даже небольших выступов гусениц. Скорость 6-8 км/ч была слишком мала для стратегических перебросок.

У всех первых образцов танков возникала проблема со стратегической подвижностью. Этот недостаток обходили тем, что к полю бою их подвозили по железным дорогам (однако тогда возникала проблема нехватки железнодорожных платформ большой грузоподъемности). Проблему FT-17 решили просто. "Лучшего друга пехоты" грузили в кузов специального колесного грузовика и подвозили как можно ближе к исходной позиции для атаки, благо, тяжелых грузовых автомобилей для этих целей у французов хватало.

К недостатку можно отнести и небольшой размер. "Малышу" ничего не стоило свалиться в воронку, траншею или ров, выбраться откуда танк мог только с помощью буксира. Решить эту проблему помог, хотя и не полностью, "хвост".

Танки "Рено" FT-17 состояли на вооружении более 20 стран и вплоть до августа 1939 года принимали активное участие во многих военных конфликтах на разных континентах. "Рено" FT-17 стал одним из самых распространенных в мире танков в межвоенный период. "Рено" FT и его модификации стояли на вооружении Финляндии, Эстонии, Литвы, Югославии, Польши, Испании, Бельгии, Греции, Турции, С.-А.С.Ш, Бразилии, Японии и Китая. Такие страны, как Чехословакия, Швейцария, Голландия и Швеция, закупили по несколько машин для проведения испытаний. В разное время "Рено" FT применялись в Сирии, Марокко, Вьетнаме и Афганистане.

Для многих стран он стал первым танком, поступившим на вооружение танковых войск. В Северо-Американских Соединенных Штатах и Советской России "Рено" FT-17 послужили образцом, на основе которого был налажен выпуск собственных танков - Six Ton Tank M1917 и "Рено-Русского".

Оснащение Русской армии танками планировалось еще в 1917 году. Согласно утвержденному в январе 1917 года плану формирования новых бронечастей, предусматривалось приобретение у французов танков так называемого "легкого типа". На проходившей в Петрограде весной того же года конференции союзников было установлено, что Русской армии требуется 390 танков. Первоначально выбор пал на "Шнейдер" СА1, однако Ставка пришла к выводу о непригодности этого типа машин для русского фронта и в сентябре 1917 года военному атташе в Париже было поручено сообщить о результатах испытания легкого танка "Рено" FT-17 с пулеметным вооружением.

Помимо заказа техники у союзников, в России планировалось развернуть собственное производство танков. Для этого из Англии весной 1917 года прибыла комиссия, занимавшаяся вопросами производства бронированных тракторов. Вероятно, был выбран тяжелый английский танк Mk-V, который Временная техническая комиссия при Главном военно-техническом управлении сочла наиболее подходящим для Русской армии.

Однако первые танки попали в Россию уже после окончания Великой войны, и это были машины французов - бывших союзников по Антанте, а с 1918 года интервентов. Страны Антанты враждебно отнеслись к большевикам, уверенные, что "переворот" 25 октября (7 ноября) 1917 года был осуществлен при содействии Германии. Вначале интервенция преследовала или антигерманские цели - высадкой англо-американского контингента в Мурманске (март 1918 гола) планировалось сорвать предполагавшееся наступление немцев на Петроград и Мурманск, или, как в случае с высадкой японцев и американцев во Владивостоке (апрель 1918 гола), "межимпериалистические противоречия". Это способствовало сохранению нейтралитета по отношению к новому режиму. С конца лета 1918 года характер интервенции изменился. Иностранные войска получили приказ поддержать антибольшевистские силы. В войска Белых стали поступать обмундирование, артиллерия, аэропланы и бронетехника.

От автора: Существует предположение, что часть поставок танков была оплачена русским правительством еще до Октябрьской революции и не исключено, что оснащение бронечастей Белой армии шло за этот счет. Кроме английских танков в Россию поступили французские танки "Рено" FT-17/18 с пушечным или пулеметным вооружением. "Рено" TSF и BS не поставлялись.

12 декабря 1918 года в Одессе высадились англо-французские, а также греческие и сербские, войска Восточной армии. Вместе с ними прибыли 20 танков "Рено" FT из состава 3-й роты 303-го полка штурмовой артиллерии. Из Англии танки Mk-V и Mk.А вместе с инструкторами начали прибывать в Новороссийск 22 марта следующего года. Переданные белым, они составили танковые войска Вооруженным силам Юга России (ВСЮР). В Екатеринодаре была открыта Школа английских танков, где готовили будущих танкистов ВСЮР, и там же сформировали первые танковые отряды. Войска интервентов принимали непосредственное участие в боях. Танковые экипажи, задействованные в наступательных операциях, имели смешанный состав, а некоторые состояли исключительно из иностранцев.

Общее количество танков, поставленных ВСЮР, составило 73 машины - Mk-V, Mk.A и FT-17. Не так уж и много по сравнения со 120 танками Польши. Танковые части ВСЮР в период с лета по весну 1919 года использовались крайне редко и большую часть времени техника проводила в тылу. Командованье рассматривало танки как очень ценное и необходимое лишь в крайнем случае оружие, потеря которого нежелательна. Необходимо отметить, что танки, создававшиеся для позиционной войны в Западной Европе, совершенно не подходили для маневренной войны, которая шла на юге России. Связанные в перемещении с железной дорогой, они большую часть времени проводили в пути из-за постоянно изменяющейся линии фронта, редко принимая участие в боях.

По сравнению с английскими, количество французских танков невелико, но уже к началу 1919 года деникинцы освоили их и включили в состав отдельного взвода. Впервые FT-17 приняли участие в боях против Красной Армии под Тирасполем 7 февраля1919 года, где совместно с бронепоездом белых поддержали атаку польской пехоты. Спустя месяц танкисты понесли первые потери. Красноармейцы 2-й Украинской армии смогли захватить четыре "Рено" FT-17 у села Березовка под Одессой.

После поражения зимой 1919-1920 годов остатки ВСЮР эвакуировались в Крым, где 4 апреля 1920 года Деникин передал пост главкома барону Врангелю. Реорганизовав оставшиеся в Крыму войска, генерал-лейтенант П.Врангель сформировал Русскую армию. Нехватку людей было решено компенсировать широким использованием технических средств, в том числе танков. В мае 1920 года закончилось формирование 1-го дивизиона танков (командир полковник Бочаров), в состав которого вошли 4 танковых отряда и взвод легких французских танков:

  • по шесть Mk-V в 1-ом и 3-ем отрядах;
  • по четыре Mk.A во 2-ом и 4-ом отрядах;
  • два "Рено" FT-17 во взводе французских танков.

База дивизиона разместилась в Севастополе. Там на заводе "Ророг" и в мастерских порта организовали ремонт поврежденных танков.

Еще не завершилось формирование дивизиона, а танкистам уже пришлось участвовать в отражении наступления 13-й армии красных (апрель 1920 года). 7 июня началось контрнаступление врангелевцев на 13-ю армию, прикрывавшую выход из Крыма. На Чонгарском перешейке кавалерию Сводного корпуса поддерживали 3-й танковый отряд и взвод FT-17. Наступление на перешейке началось поздно ночью в 2 часа 25 минут 7 июня 1920 года. Танки 3-го отряда при помощи "кошек" разрушили проволочные заграждения, открыв проход кавалерии, которую сопровождали два "Рено" FT-17 - "Серый" и "Скромный"(традиция давать название бронетехнике и бронепоездам существовала в Гражданскую войну по обе стороны фронта). Бои на Чонгарском перешейке стали одними из немногих, в которых FT-17 принимали участие. Французские машины были изношены даже сильнее английских (а запчасти к ним вообще отсутствовали) и большую часть времени чинились в тылу. После 2 июля 1920 года в документах отсутствуют упоминания об их использовании в Русской армии, из чего можно сделать вывод, что танки FT-17 были отправлены в ремонт, где и оставались до самого разгрома Врангеля. Один красноармейцы захватили на станции Джанкой, а второй - в разобранном состоянии, в Севастополе.

Танкам "Рено" FT-17/18 пришлось повоевать на всех фронтах Гражданской войны.

Бронесилы Северо-Западной армии генерала Юденича в 1919 году имели, кроме бронепоездов и бронеавтомобилей, 6 танков Mk-V и 3 (по другим данным - 2) "Рено" FT-17. Тяжелые танки прибыли из Англии в Ревель в течении августа-сентября, и сведенные в танковый дивизион, принимали участие в наступлениях на Струги-Белые и Царское Село. Ветераны Великой войны, они уже были сильно изношены, из-за чего отличались крайне низкой даже для того времени надежностью. Обладателями "Рено" FT-17 белые стали благодаря давлению французов на финнов. Финляндия, приобретя танки совсем недавно, с большой неохотой выделила несколько машин для борьбы с "большевистской заразой". FT-17 выгрузили 17 октября 1919 года в Ревельском порту, а 20-го они уже своим ходом прибыли в Нарву. Tам были сформированы смешанные франко-русские экипажи под командованием французского лейтенанта Д' Арсье, и к 23 октября, пройдя своим ходом еще 130 км, танки FT-17 вступили в бой в составе ударной группы генерала Пермикина. Благодаря им удалось ликвидировать прорыв красных у деревни Кипень на левом фланге Северо-Западной армии. "Рено" FT-17 участвовали в наступлении на Гатчину 24-25 октября.

После провала наступления на Петроград, обескровленная Северо-Западная армия была вынуждена отступить. Белым пришлось вывести в тыл свои танковые части. К началу ноября 1919 года все танки сосредоточили в Нарве, а к 18 ноября их перевезли в Ревель. Отступившие в Эстонию войска были расформированы и разоружены. Судьба танков сложилась по-разному. Mk.V продолжили службу в армиях Прибалтийских республик - 2 англичане передали Латвии в январе 1920 года; 4 других остались у эстонцев, прослужив еще 20 лет, а финские "Рено" FT-17 9 апреля 1920 года отправили на родину.

В марте 1920 года "Рено" FT появились на российском Дальнем Востоке. Американские войска доставили во Владивосток в закрытых вагонах под видом помощи от американского Красного Креста 10 танков "Рено" FT-18. Однако получателями столь ценного груза стали красные партизаны в Благовещенске. С помощью сочувствующих большевикам железнодорожников вагоны с танками заменили пустыми, после чего американские танки отправились под видом эшелона с хлебом в Дальневосточную Республику. Прибывшую технику пришлось приводить в порядок, так как все танки не имели вооружения, магнето и вентиляторных ремней. К лету на части машин установили недостающие детали и вооружение, а экипаж увеличили до трех человек! Вооружили танки 37-мм пушками "Гочкис", 7,62-мм пулеметами "Максим" и 8-мм пулеметами "Гочкис", а для защиты стволов от пуль и осколков на башнях смонтировали броневые "щеки" наподобие тех, что стояли на броневиках. Такая "модернизация" лишила танки возможности вести круговой обстрел из-за того, что большие "щеки" цеплялись за крышу моторного отделения. Вооружение танков за время их службы менялось - так, на некоторых машинах были установлены японские 37-мм пушки.

В августе 1920 года из танков FT-18 в Народно-революционой армии ДВР сформировали 1-й Амурский танковый дивизион (командир Н.Шамрай). Дивизион - пять взводов по два танка в каждом и хозяйственная команда, имел на 15 июня следующий состав:

  • 1-й взвод - танки №9254 "Беспощадный" и №9141 "Интернационал";
  • 2-й взвод - танки №4320 "Сивуч" и №9108 "Зоркий";
  • 3-й взвод - танки №9446 "Лазо" и №(?) "Мухин";
  • 4-й взвод - танки №9092 "Революционер" и №1871 "Гроза";
  • 5-й взвод - танки №1930 "Амурец" и №9096 "Мститель".

С лета 1920 и до конца 1921 года танки дивизиона приняли участие в боях против белых, повзводно включенные в войска Амурского фронта. Н.Шамрай разработал "Инструкцию порядка введения танок в бой при полевой обстановке", которая запрещала вводить машины в бой поодиночке: "танки наносят серьезное поражение и громадное моральное впечатление на противника только в количестве нескольких штук". Из-за малого запаса хода FT-18 следовало так рассчитать маршрут выдвижения танков, чтобы они смогли "пройти самостоятельно с боем большое расстояние". На это в "Инструкции" обращалось особое внимание.

Громадное моральное впечатление, которое произвели танки в Забайкалье, где о таком "чудо-оружие" и не слышали, способствовало их успешному использованию красными. Так, благодаря поддержке 3-го танкового взвода частям 5-й амурской бригады 20 октября удалось без потерь провести операцию по захвату станции Урульга. Упорное по началу сопротивление белых оказалось сломлено одним видом танков.

Однако отсутствие "фирменных" французских деталей и запчастей к разношерстному (франко-русско-японскому) вооружению отрицательно сказывалось на боеспособности дивизиона. 20 сентября Шамрай доложил в штаб Амурского фронта ДВР, что из шести находящихся в Благовещенске танков ни один не может быть использован. К концу 1921 года все "Рено" FT-18 вышли из строя по причине отсутствия запасных частей и специального инструмента. По решению военного совета Народно-революционой армии, 21 декабря требовавшую ремонта технику отправили в Россию, и только 2-й взвод "в силу сложившейся боевой обстановки" был оставлен.

Взвод состоял из двух танков с пулеметным вооружением - "Гочкис" с длинным кавалерийским прикладом у "Зоркого" и "Максим" у "Сивуча". Из инструментов для ремонта в наличии имелся только французский ключ. К 28 января 1922 года после ремонта в строю остался один "Зоркий", который на следующий день отбыл на фронт. Танк по решению командования Восточного фронта ДВР 9 февраля отправили под Волочаевку, где 10 февраля придали пехоте Особого амурского полка.

Под вошедшей в песню станцией Волочаевка последний танк амурских партизан закончил свою боевую службу. После того как 10 февраля атака оказалась сорвана, пехотинцы отошли, оставив "Зоркий" у проволочных заграждений белых, чтобы утром танк вновь смог поддержать атаку полка. На рассвете 11 февраля 1922 года бронепоезд "Каппелевец" двумя снарядами вывел FT-18 из строя, после чего водителю и пулеметчикам ни чего другого не оставалось, как покинуть танк, предварительно подорвав гранатой бензобак. В 1937 году в газете "Известия" командующий ОКДВА Блюхер так описывал эти события: "11 февраля атака Волочаевки была возобновлена, но убийственный артиллерийский и пулеметный огонь и проволочные заграждения опять остановили нас. 12-го вновь пошли в атаку, прокладывая свой путь через проволочные заграждения кто лопатами, кто штыком. Командиры шашками рубили заграждения, бойцы рвали проволоку руками, оставляя на ней кожу, рвали ее тяжестью своего тела. И когда в решающий момент боя единственный наш бронепоезд выпускал последние свои снаряды, а единственный танк "Рено" двигался на проволоку, сразу же подбитый противником, бойцы с криком "Даешь Волочаевку!" ворвались в расположение белых. 12 февраля станция и поселок Волочаевка были нами заняты".

Танки "Рено" FT-17/18 массово применялись поляками в боях с Советской Россией в 1919-20 годах. Обладательницей FT-17 Польша стала в июне 1919 года, когда из Франции возвратилась Польская Армия генерала Халлера. В Лодзи на базе бывшего французского 505-ого танкового полка в составе Польской Армии был сформирован 1-й танковый полк. Подразделение укомплектовали 120 танками "Рено" FT-17. Благодаря танковому полку Польша стала третьей в Европе по количеству танков и четвертой в мире! Начиная с августа 1919 года танковый полк участвовал в советско-польской войне.

Полк никогда не использовался полностью, действуя лишь отдельными ротами и взводами. В 1919 году следует отметить действия 2-й танковой роты под Двинском и Бобруйском. Польские "Рено" FT-17 в 1920 году сражались против частей Красной армии под Бобруйском и на Украине, использовались в июле в ходе отступления - при защите Лиды, Гродно и Ровно. В августе того же года они приняли участие в битве за Варшаву (в боях около Радзимина, и при нападении Бронированной группы майора Новицкого на Минск-Мазовецкий и Млаву). Бронегруппа майора Новицкого в составе двух танковых рот и 4 бронепоездов совершили прорыв красного фронта под Варшавой, поддерживая наступление 15-й пд. С августа 1920 года полком командовал подполковник В. Орлик-Рюкеманн.

Вместе с поляками участие в боях принимали и французские военные, помогавшие Польше в ее войне против большевистской России. В сражении при Динабурге (Даугавпилс) 27-28 сентября 1919 года танками 2 роты командовал французский капитан Ж. Дуфура. В 1920 практически весь французский персонал отбыл назад во Францию.

Всего за время советско-польской войны 8 танков было потеряно, а 12 повреждены и позже восстановлены. 7 танков стали трофеями Красной Армии, большая часть из них при взятии Гродно в июле 1920 года: три машины в самом городе и две - в районе станции Снядово. По приказу начальника бронечастей 4-ой армии с 23 по 25 августа 1920 года была проведена операция по эвакуации трофейной техники из Гродно в Минск. Погрузка танков на железнодорожные платформы заняла более двух суток, даже не смотря на то, что к работам привлекли 250 человек и 5-тонный грузовик.

Первый танковый отряд в Красной Армии начали формировать с весны 1920 года по инициативе начальника бронечастей 9-й армии кавказского фронта П. Вершинина, а 6 сентября была утверждена "Инструкция по боевому применению танков" - первый танковый устав РККА. В том же году сформировали отдельный запасной танковый дивизион, послуживший основой для развития бронетанковых войск Советской России. Дислоцировавшийся в Харькове дивизион имел в своем составе более шестидесяти трофейных машин и за короткий срок позволил укомплектовать 10 танковых отрядов, отправленных затем в различные военные округа. Наибольшим количеством танковых отрядов РККА располагало в октябре 1921 года - тринадцатью, затем их число стало уменьшаться. В мае 1921 года было создано Управление броневых сила Красной Армии. В процессе перехода на штаты мирного времени летом 1923 года приказом РВСР управление упразднили, передав его функции ГАУ, а в сентябре утвердили новые штаты автоброневых частей. Бронеавтомобили передали в кавалерию, танки в пехоту, а бронепоезда в артиллерию.

Все танковые отряды были сведены в Отдельную эскадру танков, состоящую из тяжелых (танки Mk-V) и легких (Mk.A и "Рено"FT) танковых флотилий. Дислоцировалась она в Москве в бывших Лефортовских казармах. Легкая флотилия состояла из легкого танкового дивизиона, имевшего 6 средних танков "Тэйлор" и двух дивизионов малых танков "Рено" - истребительного (имел 6 пушечных танков "Рено"FT), и дивизиона из 6 легких танков "Рено"FT с пулеметным вооружением. Командовал флотилией С.М. Тимофеев. В состав Отдельной эскадры входили также подразделения обеспечения и ремонта, танкодром, учебные полигоны. Каждая флотилия имела по вспомогательному дивизиону, состоявшему из грузового и тракторного взводов и мастерской.

От автора: Использование морских терминов "эскадра" и "флотилия" было связано с существовавшими в то время взглядами на танки как на сообразные "сухопутные броненосцы", действующие на поле боя подобно боевым кораблям.

Несколько слов о классификации танков в РККА. Она зависела от марки установленного на танке двигателя или от размера машины. В первом случае это выглядело так: танк Mk-V - "Рикардо", Mk.A - "Тейлор", "Рено"FT - "Рено". Во втором случае: Б - "Большой"(Mk-V), С - "Средний"(Mk.A), М - "Малый" ("Рено"FT).

Отдельная эскадра танков являлась оперативно-тактическим резервом Главного Командования РККА и подчинялась непосредственно председателю РВС и наркому по военным и морским делам СССР. Перед ней стояла задача служить средством усиление пехоты. Легкие флотилии предназначались для поддержки пехоты в наступлении, а тяжелая - как средство усиления при прорыве сильно укрепленных оборонительных линий. Использовать танки предполагалось только на наиболее важных участках фронта с ведома высшего командования Красной армии.

В 1924 году по решению РВС СССР Отдельная эскадра танков была расформирована и переведена на полковую систему. Танковый полк имел в своем составе 2 танковых батальона (кадровый и учебный) и подразделения обслуживания. Всего: 356 человек и 18 танков всех типов. Остальные танки находились на консервации и служили для развертывания танковых частей в военное время. В последующие годы в военных округах было развернуто еще несколько танковых полков трехбатальонного состава.

К 1927 году танковый парк РККА состоял исключительно из трофейных машин - 45 "Рикардо", 33 "Рено" и 12 "Тейлор", входивших в состав одного танкового полка и шести автобронетанковых дивизионов. После начала серийного производства танка "трофеи" еще какое-то время эксплуатировались в войсках параллельно с новой техникой.

Кроме службы в линейных частях "Рено" FT участвовали в экспериментах по дистанционному управлению бронетехникой. Работы над "телетанками" (так по тогдашней терминологии назывались дистанционно управляемые танки) начались в СССР в конце 1920-х годов. В феврале 1930 года под Ленинградом прошло первое испытание танка "Рено" FT, оборудованного специальной аппаратурой дистанционного управления "Река-1".

Согласно "Справке о наличии танков старых систем" на 30 января 1931 года в РККА имелось 28 танков "Рено", из них:

"Рено-русский":

  • Бронекомандные курсы -1 шт.,
  • Гражданские ВУЗы - 9 шт.,
  • 2-й танковый полк - 1 шт.,
  • Военно-техническая академия - 2 шт.,
  • Орловская танковая школа - 1 шт.,
  • ВЭО-Ц.Л.П.С. - 1 шт.

"Рено" французский:

  • Гражданские ВУЗы - 1 шт.,
  • Орловская танковая школа - 1 шт.,
  • Осоавиахим - 5 шт.,
  • 11-я авиабригада - 1 шт.,
  • Научно-испытательный полигон - 1 шт.,
  • Склад № 37 - 3 шт. (из них один для обучения начсостава)

Все выше перечисленные танки к тому времени уже были сняты с вооружения. Окончательно их судьбу решил народный комиссар обороны СССР К. Ворошилов. В марте 1938 года нарком утвердил представленный начальником Автобронетанкового управления РККА Д. Павловым документ, согласно которому устаревшие танки различных типов передавались в 7 городов для использования в качестве исторических памятников Гражданской войны (по два Mk-V в каждый), а также как музейные экспонаты на полигон НИИБТ. Так два последних уцелевших танка "Рено" стали экспонатами полигона. До настоящего времени только один "Рено" FT сохранился в Военно-историческом музее бронетанкового вооружения и техники в подмосковной Кубинке.

Танкам "Рено" FT принадлежит важнейшая роль в становлении отечественного танкостроения.

"Рено" FT, которому суждено было стать образцом при постройке первого отечественного танка, попал в руки красных 18 марта 1919 года под Березовкой. В тот день трофеями бригады Григорьева (того самого атамана Григорьева, что станет впоследствии заклятым врагом большевиков и будет убит Нестором Махно) входившей во 2-ю Украинскую Советскую армию, стали 4 легких французских танка "системы Реналт". Три танка доставили в Харьков - столицу Советской Украины, и включили в состав "Броневого дивизиона особого назначения при Совете Народных Комиссаров Украины". Командовал дивизионом А.Селявкин.

Одну машину было решено отослать в подарок В.И. Ленину к празднику 1 мая. Вместе с танком красноармейцы отправили письмо, в котором сообщали вождю мирового пролетариата, что даже раздетые и плохо вооруженные, способны сладить с любым врагом, и не страшна им "заграничная танка". С подарком правда вышла неувязка - по прибытии в Москву выяснилось, что машина разукомплектована, и по просьбе Ильича в середине апреля выслали второй танк. Танк доставили в последнюю неделю апреля и было решено продемонстрировать его на параде в день солидарности трудящихся. По плану организаторов праздника "трофей" должен был проследовать своим ходом по Красной площади. Управление танком поручили красному авиатору Б. Россинскому, который с двумя помощниками в течение ночи разобрался в управлении незнакомой машины. Задание с честью было выполнено.

Дальнейшая судьба этой машины, как и двух других оставшихся на Украине, оказалась весьма бурной. Танки бронедивизиона в мае 1919 года участвовали в боях под Екатеринославом и Кременчугом с частями Григорьева, а в июне, освобождая железную дорогу Мелитополь - Александровск, действовали против отрядов Махно. Затем их перебросили под Новомосковск, где 26 июня бронедивизиону совместно с пехотой пришлось отражать наступления Добровольческой армии. В ходе боя пехота красных была разбита, а техника бронедивизиона брошенная своими экипажами досталась белым. Среди трофеев оказались и оба танка "Рено" FT, вновь сменившие владельцев. Танк, посланный в дар вождю мировой революции, в середине мая 1919 года в составе автобронеотряда имени Свердлова убыл на Южный фронт в распоряжение 8-й армии. По некоторым данным он также был захвачен белыми осенью 1919 года.

Результатом проявленного В.И. Лениным большого интереса к танку "системы Реналт" стало решение о начале его производства в Советской России. Совнарком и Совет военной промышленности 10 августа 1919 года поручил заводу "Красное Сормово" приступить к выпуску нового образца бронетехники. Завод к тому времени уже накопили значительный опыт производства вооружения, изготовив более 30 бронепоездов и 50 броневагонов, десятки специально оборудованных платформ для установки тяжелых орудий. Теперь "Красное Сормово" становилось специализированным предприятием по производству танков.

Коллегия правления завода 22 августа 1919 года приняла решение изготовить первый танк уже к лету 1920-го, а к исходу года полностью сдать первые 15 танков. Ими должны были укомплектовать пять бронеединиц в составе одного пушечного и двух пулеметных танков каждая. Однако, учитывая все трудности, срок сдачи первого танка был перенесен на 1 октября 1920 года.

29 сентября 1919 года разобранный в Москве танк "Рено" FT-17 № 138М прибыл в трех вагонах на завод. Специально назначенная комиссия под руководством инженеров Калинина и Нефедова после осмотра прибывших частей и узлов танка пришла к неутешительному выводу - многих деталей не хватало. Простоявшая в Москве с марта машина была постепенно растащена. Самой серьезной утратой стала коробка переключения передач (КПП).

Чтобы выдержать срок изготовления, в октябре 1919 года были начаты работы по снятию размеров с броневых деталей корпуса. Для изготовления рабочих чертежей приказом по Центроброни на заводе образовали спецбригаду конструкторов под руководством И.И.Хрулева и Ф.И.Нефедова, в помощь которой была прикомандирована с Ижорского завода "группа брони" из 4 человек под руководством технолога Артемьева. Спецбригада, в состав которой вошли инженеры Г.К.Крымов, П.И.Салтанов, В.А.Московкин, Спиридонов и другие, сняла необходимые чертежи и разработала технологию производства. С октября по декабрь 1919 года было сделано около 130 чертежей, часть из которых (наиболее спорные) тут же воплощались "в металле" и дорабатывались. Для решения проблем связанных с моторно-трансмиссионная группой на завод АМО был откомандирован инженер Калинин, назначенный ответственным за "моторный агрегат". Помогали ему инженер Пилоунковский и 5 конструкторов-чертежнеков, а также два сочувствовавших советской власти французских специалиста Дем и Розье, ранее занимавшихся автомобильным производством на "Рено". 1 ноября для решения вопросов связанных с изготовлением танка была создана специальная комиссия при Совете военной промышленности, в которую вошли отечественные и французские специалисты.

К середине ноября 1919 года были выданы задания заводам - Путиловскому (по вооружению), Ижорскому (по каркасу и броневым деталям) и АМО (по моторной установке). Заводу АМО поручили переконструировать двигатель "Фиат" по типу танкового двигателя "Рено". Броневой лист поставил Кулебакский горно-металлургический завод. В конце ноября распоряжением В.И. Ленина заводу "Красное Сормово" через АМО были отправлены 2 автомобиля "системы Рено" "тяжелого" и "облегченного" типов. Маршрутную технологию изготовления танка в конце 1919 года разработал инженер Ф. Нефедов, которую утвердили в марте-апреле 1920 года.

Во время проектирования и изготовления танк именовался "типа "Рено", "системы "Рено" или "Рено" с мотором "Фиат". Никаких индексов ему не присваивали. Заказчиком выступало Броневое управление ГВИУ, которое осуществляло и общее руководство работами по изготовлению танков. Наблюдал на заводе за постройкой танков представитель "Центроброни" - комиссар И. Гаугель.

Сборкой первого танка руководили мастера по сборке И.И. Волков, С.И. Ястребов и Чепурнов. Не смотря на все усилия, работа наладилась только с мая 1920 года. Спустя три месяца танк был полностью готов и 31 августа приступили к ходовым испытаниям. Об их начале И.Х.Гаугель доложил в Москву 1 сентября. Испытания продлились до 12 октября, после чего новый танк, названный "Борец за свободу, тов. Ленин" отправили в подарок Льву Троцкому.

Первоначально планировалось вооружить пять танков пушкой ("самец") и десять пулеметами ("самка"). Пушечные машины должны были быть вооружены, как и "эталонный" FT-17, 37-мм пушкой. Из имевшихся в наличии в РККА артиллерийских орудий выбрали морскую пушку "Гочкиса". Две другие - 37-мм пушки "Розенберга" и "Грюзона", которые также рассматривались, требовались как батальонные для вооружения армии.

Морские катерные пушки "Гочкиса" должны были поставляться с военно-морских складов на Путиловский завод, где они подвергались капитальному ремонту, оборудовались бронемаской и новым плечевым упором. Из пяти поставленных орудий, только три были системы Гочкиса - 2 с коротким стволом выпуска 1898-99 годов Обуховского завода (именовалась в документах "пушка сист. Гочкис-I") и 1 орудие с длинным стволом (именовалась "пушка сист. Гочкис-II"). Еще 2 орудия представляли собой 37-мм пушки "Пюто" - с "левой" нарезкой ("пушка сист. Гочкис тип. Пютакс") и с "правой" (нормальной) нарезкой. Пять орудий завод подал вовремя, в сентябре 1920 года (по плану - до 1 октября), но при испытаниях на танке в декабре 1920 года выяснилось, что два орудия оказались неисправными и были заменены. Из Москвы поступали снятые с захваченных английских танков пулеметы "Гочкис".

Планы по разделению танков на пулеметные и пушечные подверглись корректировке еще до начала выпуска первой машины. 31 октября 1919 года Бронеотдел ГВИУ обратился в Совет военной промышленности с письмом, в котором указывалось, что: "вооружение танка одной 37-мм неавтоматической пушкой недостаточно для работы в условиях русского фронта, поэтому необходима еще и установка одного пулемета". В следующем году из Франции пришли сообщения об окончании выпуска пулеметного "Рено" FT и перевооружении имеющихся пулеметных танков пушками. Сообщение подтолкнули "Центробронь" объявить конкурс на вооружение танка "системы "Рено" смешанным вооружением. Из 4 предложенных проектов к реализации приняли предложение инженера Глазова установить пулемет "Гочкис" в бортовой амбразуре башни танка. Решение не слишком удачное, так как подобное расположение оружия затрудняло его обслуживание.

В начале 1921 года Путиловский завод получил дополнительный заказ еще на 10 орудий, однако полностью его не выполнил. Путиловцы поставили только 7 орудий, а бронировку и плечевые упоры пришлось изготавливать на "Красном Сормово". Еще одно орудие, снятое с разбитого французского танка, прислали из Москвы. Вместе с пушкой прибыли 8 пулеметов "Гочкиса", что позволило вооружить 8 танков смешанным вооружением и 3 пушками. Для трех танков ни пушек, ни пулеметов не хватило. В документах Артиллерийского управления конца 1924 года упоминается об изготовлении центральными артмастерскими 3-х установок для пулемета Льюиса в танки "типа Рено". Возможно, речь идет о попытке привести в боевую готовность 3 танка, сданные Сормовским заводом, но так и не вооруженных в срок.

По распоряжению "Центроброни" 21 июня 1921 года заказчик принял последние танки без вооружения.

Танк "Рено-Русский" представлял собой 7-тонную машину, клепаный корпус которой собирался из катаных броневых листов на каркасе из уголков. Толщиной лобовой и бортовой брони 16 - 13 мм, крыши 8 мм, днища 6,5 мм. Верхняя броня съемная, кроме того, имелись люки для доступа к механизмам. Компоновка танка соответствовала французскому прототипу. Башня восьмигранная, клепанная, опиралась на подбашенный лист через шариковую опору. На крыше была закреплена не вращающаяся наблюдательная башенка, закрытой сверху колпаком. Вооружение танка состояло из 37-мм пушки и пулемета, расположенных под углом друг к другу.

В лобовом листе башни на цапфах была установлена нарезная 37-мм пушка "Гочкис" с длиной ствола от 16,5 (т.н. "короткая") до 21 калибров. 37-мм танковая пушка "Гочкис" являлась несколько измененным вариантом морской пушки, принятой на вооружение еще в начале 80-х годов XIX века. От нее был заимствован ствол, но клиновой затвор имел иную конструкцию. Пушка имела 1/4 автоматический затвор (открывание затвора производилось вручную). Противооткатные приспособления состояли из гидравлического компрессора-тормоза и пружинного накатника, собранных вместе. Для использования в качестве танковой, пушку оснастили бронемаской и новым плечевым упором. Стрельба из нее велась только осколочными снарядами на дальность до 2 тыс. метров (прицельная дальность не превышала 400 метров). Начальная скорость полукилограммового снаряда составляла 442 м/с. Максимальная скорострельность достигала 10 - 12 выстрелов в минуту. Для стрельбы из пушки применялись унитарные выстрелы. Наведение орудия по вертикали осуществлялось с помощью плечевого упора.

Официально пушка была принята на вооружение Красной армии в 1920 году и устанавливалась на танки "Рено" FT, " Рено-Русский" и некоторые бронеавтомобили. На танках МС-1 первых серий пушка устанавливалась из старых запасов, среди которых попадались образцы, имевшие "обратную" нарезку (справа налево).

Пулеметное вооружение танка состояло из станкового пулемета "Гочкис" обр. 1914 г. Масса "тела" пулемета без патронов составляла 23,58 кг, из которых почти половина - 10,4 кг, приходится на ствол с радиатором. Соединение ствола со ствольной коробкой - сухарно-резьбовое, на дульную часть крепился пламегаситель. Газовая камера - закрытого типа с цилиндром и регулятором по принципу изменения объема камеры. Ведущим звеном автоматики была затворная рама. Ход поршня - длинный. Винтовая возвратно-боевая пружина размещена в нижней части ствольной коробки. Запирание канала ствола - качающейся личинкой (рычагом) в задней части затвора. Ударник крепился на затворной раме, выстрел производился с заднего шептала. Подающий механизм включал барабан с зубчаткой и храповым колесом. Выступы подачи затворной рамы поворачивали храповое колесо на один шаг в два такта - при движении назад и вперед. Зубчатка при этом протягивала ленту, ставя патрон напротив извлекателя, который поднимал его вверх. При следующем ходе вперед затвор досылал патрон в патронник по направляющим скосам ствольной коробки. Прицел - секторный. Органами управления служили пистолетная рукоятка и рукоятка затыльника. Питание - от жесткой ленты ("полосы") на 24-30 патронов, "полужесткой" ленты на 250 патронов из шарнирно соединенных звеньев по три патрона или матерчатой (холщовой) ленты.

Пулемет устанавливался в бортовой амбразуре башни справа от пушки и мог наводиться по вертикали.

Использовать одновременно пушку и пулемет было невозможно, поэтому для ведения огня из пушки пулемет требовалось снять. Во время стрельбы из пулемета пушка оставалась на месте, но при этом ее казенную часть необходимо было поднять как можно выше.

Боекомплект к пушке размещался в танке следующим образом: 140 снарядов в брезентовых сумках по бортам корпуса под башней и до 120 снарядов в специальных гнездах над КПП. Боекомплект состоял из 250 осколочных снарядов. Укладка пулеметных лент в танке не предусматривалась и они хранились в жестяных коробках (по 300 патронов в каждой), установленных на полу. Количество коробок не устанавливалось.

Калибр, мм37
Длина ствола, кал.16,5 - 21
Масса орудия, кгок. 33
Масса качающейся части, кг103,8
Углы наведения по горизонтали, град.360
Заряжаниеунитарное
Максимальная дальность стрельбы, мок. 2000
Прицельная дальность стрельбы, мок. 500
Скорострельность, выстр/мин.5-6
Максимальная скорострельность, выстр/мин.10-12

Боеприпасы для 37-мм танковой пушки "Гочкиc" и ПС-1
Данные Боеприпас
Чугунное ядро " Гочкиса " Стальная граната Чугунная граната Картечь нормальная Картечь короткая
Масса патрона, кг 0,71 0,713 1 0,716 1 - 0,684
Масса снаряда, кг 0,5 0,5 0,51 - 0,51
Масса гильзы, кг 0,085 2
Масса заряда, кг 0,033–0,038 3
Масса ВВ, кг - 0,038-0,041 - -
Длина патрона, мм 162 167-169 167 - 86,4
Длина снаряда, мм 85 96,6 91,5 - 86,4
Число пуль в картечи, шт. - - - 75 51

1 По другим данным стальная и чугунная гранаты имели массу 625-675 г.
2 По другим данным масса гильз составляла 168 г.
3 Первоначально заряд у всех снарядов был 80 г артиллерийского или охотничьего пороха, затем 33-38 г бездымного пороха.


Бронепробиваемость
Дистанция, м. Угол, град. Толщина броневой плиты, мм.
100 60 25
500 60 19

Основные типы снарядов для 37-мм пушек "Гочкиc":

  • Граната. Конструкция менялась в зависимости от места и времени производства, но в целом мало изменилась. Различия связаны с типом взрывчатого вещества применявшегося для снаряжения гранаты. В патронах старого типа масса ВВ у стальных и чугунных 37-мм снарядов составлял 15 - 20 г. черного пороха. В России в Первую Мировую войну использовались патроны к 37-мм пушкам "Гочкис" нового типа, заряд ВВ которых увеличился до 0,038 кг для чугунных снарядов и 0,041 кг для стальных. Однако разница между снарядами нового и старого типов не ограничивалась только увеличением массы заряда, но и переходом на бризантное ВВ - тротил и мелинит. Это позволило получать большое количество мелких, но все же убойных осколков, а не просто раскалывать корпус или выбивать из него взрыватель. Заряд обеспечивал неплохое для такого калибра осколочное действие, хотя для борьбы с пехотой недостаточное. Взрыватель головной или донный.
  • Бронебойный снаряд. Ко времени Первой Мировой войны фактически вышел из употребления. Нес небольшой заряд ВВ. Взрыватель донный.
  • Картечь. Представляла собой металлическую оболочку с круглыми пулями, вставленную в гильзу наподобие снаряда. Раскрывалась после вылета из ствола. Эффективность не высокая.

Четырехцилиндровый четырехтактный карбюраторный двигатель АМО ("Фиат") с водяным охлаждением устанавливался в кормовой части танка. Мощность двигателя 33,5 л. с. при 1480 об/мин. Подача топлива осуществляется из двух баков - большого и малого, самотеком. Большой топливный бак емкостью ок. 4 пудов 7 фунтов, был установлен с внутренней стороны остова танка над бортовыми фрикционными муфтами. Малый бак емкостью около ок. 7 фунтов крепился на боковой броне и соединялся трубкой с карбюратором "Фиат", установленным у самого блока между 2-м и 3-м цилиндрами. Общий запас топлива 90 литров. Механическая силовая передача состояла из дискового главного фрикциона, четырехскоростной (4 вперед и 1 назад) коробки передач и бортовых фрикционов сухого трения с ленточными тормозами. Длина танка 4100 мм., ширина 1750 мм., высота 2250 мм. Масса 7 тонн. Радиус поворота 2,5 м. Максимальный угол подъема 38 градусов, спуска и крена - 28 градусов. Глубина брода - 0,5 м. Скорость 8 км/ч. Гусеничная цепь крупнозвенчатая с 32 траками, ширина которых составляла 335 мм. Машина была окрашена в защитный зеленый цвет.

При постройке танков пришлось преодолевать серьезные трудности связанные как с разрухой в стране, так и со слабой производственной базой, доставшейся от прежнего государства. Никакого опыта в постройке танков у рабочих "Красного Сормово" не было. Сборку развернули в пушечном цеху, но она оказалась очень трудоемкой (особенно большая нагрузка приходилась на клепальщиков и раскройщиков бронелистов) и потому требуемого ритма работы достичь не удавалось. Положение усугублялось также и тем, что Ижорский завод подал не раскроенные листы, а прокат, кроить и резать который приходилось самим сормовчанам. Для обработки этих - уже закаленных листов, не хватало специального инструмента. По предложению мастера Ильина были изготовлены напайные резцы, упростившие заточку и подготовку инструмента.

Работы осложнялись потерей ряда узлов у прототипа, и их пришлось проектировать и изготавливать заново. Трудности обнаружились с получением шестерней для КПП. Свободного смежника для этой работы не нашлось, и по предложению инженера Калинина изготовление этих деталей организовали в механическом цеху "Красного Сормово".

Первое время собранные из "кустарных" деталей КПП отказывались нормально работать. Чаще всего происходило заклинивание шестерней, а при попытке их провернуть шестерни ломали друг другу зубья. Квалификация рабочих, изготовлявших шестерни, не соответствовала необходимой. Выход из положения нашел инженер Калинин, предложив "припиливать" шестерни друг к другу вручную. Не смотря на сомнения французских специалистов в успехе задуманного, новые КПП оказались даже менее шумными, чем аналогичные "фирменные". Для изготовления КПП, бортовых фрикционов и приводов требовались алюминий и шарикоподшипники. Выручили московские автостроители, предоставив необходимые части и материалы.

Динамику выпуска танков можно проследить в ведомостях завода "Красное Сормово" за 1920-1921 годы:

1920 г.

  • Июнь: заказ на изготовление танков выполнен на 37%
  • Август: изготовлено танков 1 шт. (100%), но нет вооружения, 14 шт. - до 42% готовности
  • Сентябрь: 1 танк готов, сдача задержанао по независящим от завода причинам, 3 шт. - 85%, 11 шт. - до 40%
  • Октябрь: 1 танк готов, 3 шт. - 95%, 1 шт. - 75%, 1 - 15%
  • Ноябрь: 1 шт. отправлен в Москву, 2 шт. - 100%, 3 шт. - 95%, 1 шт. - 30%, 1шт. - 15%
  • Декабрь: второй танк отправлен в Москву, сдано приемщику 3 танка, еще 3 шт. готовы 100 %, 1 шт. - 80%, 1 шт. - 50%, 1 шт. - 30%

1921 г.

  • Январь: отправлен еще 1 шт.
  • Февраль: закончен 1 шт.
  • Март: то же
  • Апрель: отправлено 5 шт., осталось 1 шт. - 100%, 1 шт. - 97%, 2 шт. - 85 %, 1 шт. - 45%
  • Май: в основном готовы все, сдано приемщику 9 шт. Образцовый танк отремонтирован и используется в качестве трактора.

Всего было изготовлено четырнадцать машин, а также капитально отремонтирован французский танк, который послужил прототипом и был разобран "до винтика". Несмотря на то, что машины строились по одним исходным данным, практическая взаимозаменяемость деталей у них была весьма относительной. В целом, по своим качествам сормовские легкие танки не уступали "Рено" FT, а по некоторым конструктивным особенностям и превосходили его. Так, например, установленное на советских машинах смешанное пушечно-пулеметное вооружение появилось на иностранных танках только в 1926-1930 годах.

Каждый из танков "Рено-Русский" получил собственное "имя":

  1. "Борец За Свободу Тов. Ленин"
  2. "Парижская Коммуна"
  3. "Карл Маркс"
  4. "Лев Троцкий"
  5. "Лейтенант Шмидт"
  6. "Карл Либкнехт"
  7. "Красный Борец"
  8. "Красная Звезда"
  9. "Пролетарии"
  10. "Свободная Россия"
  11. "Черноморец"1
  12. название танка не установлено (без вооружения)
  13. "Буря" (без вооружения)
  14. "Керчь"
  15. "Победа"

Принимать участие в боевых действиях танкам "Рено-Русский" не пришлось. Большинство из них поступила на оснащение автобронеотрядов (А-бо) уже после окончания Гражданской войны. Впрочем, и там их служба продолжалась не долго. Уже с 1924 года первые танки стали выходить из строя. В конце 1926 года за счет деталей, снятых со списанных французских "Рено" FT, удалось отремонтировать 8 машин, которые продолжили службу в Московском и Ленинградском военных округах до 1929 года. Приказом РВС СССР первые отечественные танки вместе с французскими "Рено" FT были выведены на склады весной 1930 года.

Предположительно, весной 1922 года два танка предполагали использовать против бандитов. Но начавшаяся распутица и слабый лед на реках отменили проведение операции.

Если боевая карьера "Рено-Русского" не сложилась, то послужить на мирном поприще танку пришлось. В начале 1922 года несколько машин было направлено для вспашки полей в Поволжье, где свирепствовал голод. Выбирая тип танка более всего подходящего на роль "сельхозтехники", специальное совещание представителей Главного управления транспорта и бронесил остановило свой выбор на танках "Рено". От танков "Рикардо" и "Тейлор" было решено отказаться из-за их большой массы, которая приведет к чрезмерному расходу топлива не пропорциональному проделанной работы. В отношении легких танков в протоколе совещания говорилось: "Что же касается танков меньшей мощности - "Рено" (40НР) - то ввиду их относительного приближения к тракторам, производство ими полевых работ может быть признано более или менее целесообразным".

В начале марта 6-й (5 танков "Рено-Русский") и 7-й (5 танков "Рено" FT) отряды убыли в Поволжье. Личный состав отрядов формировался из бойцов, знакомых с сельскохозяйственным трудом.

От автора: 6-й танковый отряд (А-бо № 6) сформировали 7 февраля 1922 года на основании приказа РВСР № 1375. Автобронеотряд, командовать которым было поручено тов. Шибанову, состоял из 5 танков и одного грузовика. Все командиры танков (кроме двоих и адъютанта командира отряда) прошли курсы высшей броневой школы. Также все командиры танков, кроме одного, служили в старой армии унтер-офицерами, а адъютант Шибанова - офицером. Комсостав был переведен из резерва танкового дивизиона.

22 февраля отряд получил танки "Борец За Свободу Тов. Ленин", "Парижская коммуна", "Пролетарий", "Буря" и "Победа". Вооружение (пушечное) несли лишь 4 танка, "Победа" не был вооружен. 23 февраля 1922 года отряд участвовал в параде на Красной площади, а 4 марта отправился в Саратов.

Опыт, полученный отечественными конструктора при создании "Рено-Русского" оказался востребован в дальнейшем при проектировании танка Т-18 (МС-1) и Т-24. Нашли применение и не использованные конструктивные решения.

Среди предложенных на конкурс проектов смешанного вооружения для танка "Рено", наиболее интересным оказался проект "артиллерийского инженера Сячинова" (возможно - П. Сячинтова), который предложил оснастить танк 6-гранной клепаной башней, в которой пушка и пулемет устанавливались в лобовых гранях, а кормовые грани служили бронедверями. Позднее на танках МС-1 и бронеавтомобилях БА-27 установили похожую.

Инженерами завода "Красное Сормово" был разработан проект плавающего танка на шасси "Рено", вооруженного 47-мм пушкой и пулеметом с экипажем из 3 человек и скоростью движения 12-15 км/ч. Предложение сормовчан ГВИУ и РВСР оставили без внимания.

На совещании, проходившем в сентябре 1926 года при участии командования РККА, руководства ГУВП и Орудийно-арсенального треста, главной темой стала выработка требований к новым танкам для РККА. Рассматривались образцы зарубежных боевых машин с целью выбора наилучших прототипов для массового выпуска.

Французские танки "Рено" FT более или менее отвечали задачам сопровождения пехоты, но, по мнению большинства присутствовавших на совещании, обладали рядом серьезных недостатков (такими как - большой вес, малая скорость и слабое вооружение), не позволявших использовать их в системе вооружения РККА. К танкам "Рено-Русский" претензии были из-за неудовлетворительного качества изготовления машин и неудобного размещения вооружения. К тому же цена сормовских танков оказалась высокой (36. 000 рублей в ценах 1926 года).

Следует отметить, что уже после выпуска первой партии "Рено-Русских", не последовало нового заказа на очередные 15 танков, хотя Ижорский завод подготовил для них бронелисты, а завод АМО поставил 8 моторов "Фиат" и 5 радиаторов. Конечно, в большей степени развернуть производство танков не позволили экономические и политические трудности того периода, однако сказались и просчеты конструкторов.

Более подходящим посчитали итальянский "Фиат-3000"(созданный на основе "Рено" FT!), который и стал прототипом для танка Т-16.

К проектированию машины привлекли Танковое бюро при Главном управлении военной промышленности (ГУВП). 6 мая 1924 года оно приступило к работе и уже в 1927 году из ворот опытной мастерской завода "Большевик" в Ленинграде вышел опытный танк Т-16. Новый танк выгодно отличался от "Рено-Русского" меньшими размерами, весом и стоимостью при сравнительно большей скорости движения. Хотя в Т-16 и были развиты идеи, заложенные в "Рено-Русский", в тоже время он значительно отличался от предшественника. Изменениям подверглись энергетическая установка, ходовая часть и вооружение. Например, карбюраторный мотор мощностью в 35 лошадиных сил имел общий картер с коробкой передач. Он устанавливался поперек корпуса, улучшая компоновку машины. Были созданы новые системы электрооборудования, питания, смазки, элементы ходовой части. В башне устанавливалась усовершенствованная П. Сячинтовым 37-мм пушка "Гочкис", получившая наименование ПС-1 (новых пушек не хватало и первоначально даже МС-1 вооружали 37-мм пушками "Гочкис".

Испытания Т-16 завершились в середине июня 1927 года, однако из-за большого числа недостатков выявленных в ходе испытаний, было принято решение усовершенствовать ряд агрегатов и узлов. Комиссия под председательством Начальника снабжения РККА П. Дыбенко рекомендовала внести изменения в системы моторной установки, задействовать опорные катки большего диаметра, дополнить ходовую часть катком с амортизатором на передних ветвях гусениц. Работы по совершенствованию опытного образца затянулись до ноября.

После всех доработок и "появился на свет" Т-18 или, по другому - "Малый танк сопровождения обр. 1927 г. МС-1". Машина предназначалась для взаимодействия с пехотой и сопровождения ее в бою. Танк в целом успешно выдержал испытания и был рекомендован для принятия на вооружение. 1 февраля 1928 года последовал заказ на изготовление в течение 1928-1929 годов 108 танков Т-18.

Т-16 и Т-18 передали в распоряжение Ленинградского военного округа (командующий - М. Тухачевский). Там они с 30 августа по 6 октября 1928 года вместе с "Рено" FT, "Рено-Русским" и "Рикардо" участвовали в испытаниях новых типов противотанковых препятствий на Семеновском ипподроме, Поклонной горе и площадке курсов мехтяги. В ходе испытаний МС-1 (Т-18) проявил себя не с лучшей стороны. Для него, в отличие от других типов танков, серьезными препятствиями стали окоп полного профиля, трапецеидальный ров, аркан и якорь на тросе. Только "Рено-Русский" показал почти столь же плохие результаты. В ходе повторных испытаний, проходивших с 17 октября по 19 ноября 1929 года, МС-1 продемонстрировал лучшие результаты, хотя ров для него по-прежнему оставался непреодолимым.

Всего в течение 1927-1932 годов было изготовлено 959 танков МС-1, которые поступили в танковые батальоны и полки общевойсковых соединений, а также в образуемые с 1929 года механизированные полки и бригады.

Черты танка "Рено", такие как форма люка механика-водителя и "хвост", заметны не только в МС-1, но и в среднем ("маневренном") танке Т-24. Подвеска одной из машин семейства "Рено" - NC27, была доработана советскими конструкторами и использовалась при создании "основного танка сопровождения" Т-19.

К большому сожалению ни один из танков "Рено-Русский" не сохранился до наших дней. Имеются лишь уменьшенные музейные макеты и 3 копии, выполненные в натуральную величину. Одна стоит на постаменте у входа в Военно-исторический музей БТВТ в Кубинке (Подмосковье), вторая - на территории Ижорского завода (Санкт-Петербург) и третья на площади возле завода "Красное Сормово" (Нижний Новгород).

Источники

Издания

  1. Всемирная история бронетехники. — М.: Вече, 2002.
  2. М. Коломиец, И. Мощанский, С. Ромадин. Танки Гражданской войны. Армада. Выпуск №14 — М.: М-Хобби, 1999.
  3. Железный кулак РККА. Танковые и механизированное корпуса Красной Армии 1932-41 гг. Техника-молодежи, 1999.
  4. Ротмистров П.А. Время и танки. — М.: Воениздат, 1972.
  5. Блюхер В.К. Статьи и речи. — М.: Воениздат, 1963.
  6. Мельтюхов М. Советско-польская война 1919-20 годов: Белый орел против красной звезды. Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Яуза, 2005.
  7. Лехович Д.В. Белые против красных. — М.: Воскресенье, 1992.
  8. Хлыстов Ф.Л. Танки и механическая тяга в артиллерии. Общие сведения о танках, системы основных танковых трансмиссий. — Л.: Военно-Техническая Академия РККА им. Дзержинского, 1929.
  9. Фатьянов Ф. Танк "Русский-Рено". — М.: Высший военный редакционный совет, 1923.
  10. Белая Гвардия. Альманах. N 7. Белое движение на Северо-Западе России. — М.: 2003.
  11. М. Барятинский, А. Ферингер. Первый танк страны Советов. Моделист-Конструктор, 1987.
  12. М. Барятинский. Классическая компоновка. // Моделист-Конструктор, — 1991. — № 7.
  13. Вадим Кожуховский, "Спецы для танков-роботов"; "Военное образование". http://www.ug.ru/ №42 (10123) / 2006-10-17.

Сайты

  1. http://www.vokrugsveta.ru
  2. http://polarmor.narod.ru/index.html
  3. http://armor.kiev.ua/
  4. http://www.mk-armour.narod.ru/
  5. http://commi.narod.ru/
  6. http://www.sergeant.genstab.ru/pol_main.htm
  7. http://militera.lib.ru
  8. http://ww1.milua.org/
Главная страница В начало


рено каптур защита картера кольчуга