152-мм гаубицы М-10 и Д-1. Часть 1. Мотовилихинский дебют — различия между версиями

Материал из Бронетанковой Энциклопедии — armor.kiev.ua/wiki
Перейти к: навигация, поиск
(начнём)
 
Строка 14: Строка 14:
  
 
:''В статье использованы фото из архивов М. Грифа, М. Павлова и И. Павлова.''
 
:''В статье использованы фото из архивов М. Грифа, М. Павлова и И. Павлова.''
 +
 +
[[152-мм гаубица образца 1938 года (М-10)|152-мм гаубицы обр. 1938 г. (М-10)]] и [[152-мм гаубица образца 1943 года (Д-1)|обр. 1943 г. (Д-1)]] являются «двуедиными ипостасями» важного этапа в развитии не только отечественной, но и мировой [[Артиллерия|артиллерии]]. Первая система не так давно (2000 г.) завершила свою долгую службу в рядах финской армии, а вторая до сих пор используется в учебном процессе подготовки российских [[артиллерист]]ов и состоит на вооружении армий ряда стран. Однако печатные издания (за исключением главы в известном труде А.Б. Широкорада и справочника В.Н. Шункова) особыми подробностями в их описании похвастать не могут. Более того, практически во всех источниках, включая только что упомянутые, есть пробелы, неточности и явные ошибки. В предлагаемой статье автор попытался на основе открытых публикаций известных исследователей и технической литературы 1940-1970-х гг. собрать воедино сведения об этих системах. К сожалению, рамки журнальной публикации не позволяют привести все факты и справочные материалы, поэтому в тексте неизбежны отсылки к тем или иным источникам. В ходе работы над статьей также возник ряд вопросов, причем далеко не на все из них был найден ответ, пусть даже в виде правдоподобных гипотез.
 +
 +
== Предпосылки ==
 +
Хотя 152-мм гаубицы современной для того времени конструкции основную часть своей службы в годы Великой Отечественной войны провели в корпусной артиллерии и в артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК), их история неразрывно связана с дивизионной артиллерией РККА. Как следствие, целый ряд обстоятельств в их разработке и совершенствовании является весьма близким к аналогичным аспектам применительно к гаубицам калибра 122 мм. Поэтому автор достаточно часто будет ссылаться на [[122-мм гаубица М-30 в исторической ретроспективе|свою предыдущую статью]], чтобы избежать повторов и акцентировать внимание на специфичных для калибра 152 мм фактах.
 +
 +
Всё, что было сказано в соответствующем разделе упомянутой статьи об орудиях-предшественниках [[122-мм гаубица образца 1938 года (М-30)|М-30]], является справедливым и для «предков» М-10. 152-мм гаубицы были приняты на вооружение русской армии в то же время и столь же хорошо зарекомендовали себя в сражениях Первой мировой и Гражданской войн. Но к концу 1920-х гг. они уже не могли рассматриваться в качестве современных систем. По совершенно аналогичным причинам (невозможность быстрой возки за тягачом из-за деревянных колёс с отсутствием подрессоривания, недостаточная максимальная дальность огня) в Артиллерийском управлении (АУ) приняли решение о модернизации старых орудий и разработке новой системы для их замены на перспективу. Как и в случае со 122-мм гаубицами-«модернизантами», достижение наибольшей дистанции стрельбы было получено за счёт повышения начальной скорости и увеличения объема каморы под новые снаряды (гранаты) дальнобойной формы. Что же касается создания новых 152-мм орудий этого класса, то по тем же объективным и субъективным причинам оно было немыслимо без помощи со стороны специалистов из Веймарской республики. С этого момента начинается специфическая для М-10 часть её предыстории.
 +
 +
Для начала отметим, что более точное значение [[калибр]]а М-10, её предшественников и «потомков» - 152,4 мм. В старых русских мерах длины эта величина равняется в точности 6 дюймам, поэтому до середины 1920-х гг. их официально именовали 6-дюймовыми. После окончательной «победы» метрической системы прилагательное «шестидюймовый» ещё долго сохранялось в разговорном обиходе инженеров и военнослужащих. Значительно более важным различием между историей развития отечественных гаубиц калибров 122 и 152 мм явился тот факт, что разработку, чертежи и изготовление опытных образцов последних в 1930 г. заказали немецкому концерну «Рейнметалл» через подставную фирму-посредника «Бютаст». Соглашение не ограничивалось только одной системой: советская сторона рассчитывала получить по
 +
нему целый набор полевых, противотанковых и зенитных орудий современной конструкции. Интересным в этом плане является то
 +
обстоятельство, что 122-мм гаубицу проектировали вольнонаёмные немецкие инженеры прямо в СССР, а разработку других систем,
 +
явно запрещенных для Германии Версальским договором, решили опосредованно поручить фирме «Рейнметалл». Стоит отметить, что
 +
одна часть из созданных по заказу СССР орудий была принята на вооружение Вермахта или Кригсмарине как есть, другая – в доработанном или адаптированном под немецкие условия виде. Но не стоит выдвигать какие-либо обвинения, поскольку военные пока еще Веймарской республики имели и другие способы получить желаемое (собственные конспиративные проекты, сотрудничество со шведскими и швейцарскими производителями вооружений).
 +
 +
Здесь вновь прослеживается ряд сходных обстоятельств с историей развития 122-мм гаубиц. Принятая на вооружение РККА 152-мм
 +
гаубица обр. 1931 г. (НГ) была близка по ряду элементов конструкции к разработанной в СССР немецкими специалистами 122-мм гаубице «Лубок». Обе они имели ствол с клиновым затвором и подрессоренные железные колёса, не оснащались дульным тормозом<ref group="nb I">Указанное в «Энциклопедии отечественной артиллерии» наличие дульного тормоза у НГ – явная ошибка: ни на исторических снимках этой системы, ни [http://russianarms.mybb.ru/viewtopic.php?id=2934 на сохранившемся до настоящего времени орудии] дульного тормоза нет.</ref>. Гаубица НГ, полученная быстрее, чем «Лубок», оказалась более прогрессивной в техническом плане: её лафет был выполнен по схеме с раздвижными станинами, а колёса имели резиновые шины. Максимальная дальность стрельбы составляла около 13 км. С другой стороны, преимуществом «Лубка» являлась возможность мортирной стрельбы на углах возвышения больше 45°, поскольку именно этим значением и была ограничена соответствующая характеристика для НГ.
 +
 +
Уже в 1932 г. 152-мм гаубицу обр. 1931 г. планировалось запустить в валовое производство на Мотовилихинском заводе (Государственном союзном машиностроительном и сталелитейном заводе им. В.М. Молотова). Однако она на тот момент оказалась слишком сложной для массового изготовления. В итоге после выпуска малой серии гаубиц НГ (по состоянию на июнь 1941 г., в РККА имелось 53 орудия этого типа<ref group="nb I">«Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Однако в некоторых источниках
 +
эта цифра считается относящейся к 152-мм мортире обр. 1931 г. (НМ).</ref>) полукустарным методом в 1933-1935 гг. предприятие продолжило поставлять в армию [[152-мм гаубица образца 1909/30 годов|системы обр. 1909/30 гг.]], гораздо более простые как по устройству, так и в постройке. В 1935 г. по тем же причинам та же участь постигла и 122-мм гаубицу «Лубок». Но даже неудачный результат позволил заводчанам получить ценный опыт, пригодившийся впоследствии.
 +
 +
По состоянию на 1937 г., 152-мм гаубицы штатно находились в корпусной артиллерии, но, согласно новым воззрениям, её планировалось перевооружить на дуплекс из новых [[152-мм гаубица-пушка образца 1937 года (МЛ-20)|152-мм гаубицы-пушки обр. 1937 г. (МЛ-20)]] и [[122-мм пушка образца 1931/37 годов (А-19)|122-мм пушки обр. 1931/37 гг. (А-19)]] с перспективой добавления туда 203-мм гаубиц или мортир. Имеющиеся и перспективные шестидюймовые гаубицы должны были перейти в дивизионную артиллерию. Однако задача полного перевооружения гаубичных артиллерийских полков некоторых типов дивизий на калибр 152 мм не ставилась, эти орудия предполагались только как дополнительное средство качественного усиления огневой мощи этих частей.
 +
 +
Такую идею АУ пыталось реализовать на практике ещё со времен окончания Гражданской войны. Препятствий на этом пути было предостаточно, но основным из них считалось отсутствие подходящих средств тяги для этих массивных артиллерийских систем.
 +
К середине 1930-х гг. возросшие возможности отечественной тракторной промышленности позволили надеяться на решение этой
 +
проблемы. Выпускаемые серийно образцы народнохозяйственных тракторов уже могли буксировать тяжёлую шестидюймовую гаубицу, на подходе были и специализированные быстроходные артиллерийские тягачи. На шоссе с этой задачей могли справиться пятитонные грузовые автомобили<ref group="nb I">Небольшими сериями пятитонные грузовые автомобили различных модификаций (Я-5, ЯГ-3, ЯГ-4 и др.) выпускал Ярославский государственный автомобильный завод. В их конструкции была высока доля импортных комплектующих, включая в ряде случаев двигатель и трансмиссию.</ref>.
 +
 +
В этой ситуации оптимизм был бы более уместен в осторожном варианте, но история не признаёт сослагательного наклонения. АУ твёрдо решило воплотить свои взгляды в жизнь и, подобно случаю со 122-мм гаубицами, санкционировало разработку системы этого типа новой конструкции калибра 152 мм. В апреле 1938 г. специальная комиссия окончательно определилась с тактико-техническими требованиями (ТТТ) для потенциальных разработчиков:
 +
 +
* масса снаряда – 40 кг (явно определялась уже существующими гранатами 530-го семейства);
 +
* [[начальная скорость]] снаряда – 525 м/с (как у гаубицы НГ);
 +
* дальность стрельбы – 12,7 км (тоже совпадает с тактико-техническими характеристиками гаубицы НГ);
 +
* угол вертикальной наводки – 65°;
 +
* угол горизонтальной наводки – 60°;
 +
* масса системы в боевом положении – 3500 кг;
 +
* масса системы в походном положении – 4000 кг.
 +
 +
Уже разработанная НГ была признана неподходящей вследствие большой массы в походном положении (5445 кг). Для неё требовался мощный тягач, конструкция колёсного хода не позволяла достичь желаемой скорости возки механической тягой в 40-50 км/ч. Кроме того, крайне затруднительной была её буксировка конной тягой. Как отмечалось выше, у неё не имелось возможности мортирной стрельбы.
 +
 +
Забегая вперед, отметим, что уже по ходу разработки и освоения в войсках новой 152-мм гаубицы мог появиться дополнительный
 +
аргумент в пользу её позиционирования на дивизионном уровне. Руководство РККА и АУ обращало пристальное внимание на Вермахт
 +
в свете его военных успехов в кампаниях 1939-1940 гг. В организационно-штатную структуру ряда типов его дивизий органично входили
 +
150-мм тяжёлые гаубицы, что в принципе подтверждало принятое ранее аналогичное решение для советских вооруженных сил.
 +
 +
<references group="nb I" />
 +
 +
== Создание и принятие на вооружение ==
 +
В отличие от истории с разработкой новых 122-мм гаубиц, соревнования среди коллективов разработчиков с разных предприятий не было. Шестидюймовый калибр для полевых гаубиц был безраздельной вотчиной Мотовилихинского завода. Созданием с нуля нового орудия этого типа, получившего индекс «М-10» (в заводских документах часто записывавшегося без дефиса – М10), занялось его ОКБ под руководством [[Петров Фёдор Фёдорович|Фёдора Фёдоровича Петрова]] в 1937 г., ещё до выдачи АУ ТТТ на 152-мм дивизионную гаубицу. В некоторых источниках ведущим конструктором системы называется В.А. Ильин. Бесспорным фактом является его участие в разработке этой системы.
 +
 +
Появление на свет и трудный путь к принятию на вооружение и валовому производству этой гаубицы достаточно подробно описаны
 +
в труде А.Б. Широкорада «Энциклопедия отечественной артиллерии» (выдержка из него приведена в прилагаемой хронологической
 +
таблице). В этой же статье автор считает нужным акцентировать внимание на довольно существенной разнице между получившейся

Версия 06:35, 7 мая 2014

Автор(ы): Анатолий Сорокин,
подготовлено к публикации С. Федосеевым
Источник: «Техника и вооружение», №12 за 2013 год и №1 за 2014 год
В БТЭ добавил: LostArtilleryMan
Tiv 2013 12.jpg
Tiv 2014 01.jpg
Автор выражает признательность за помощь в подборе материала и подготовке статьи М. Свирину, И. Сливе, В. Чобитку и тем, кто предоставил для изучения оригинальные руководства службы и таблицы стрельбы.
В статье использованы фото из архивов М. Грифа, М. Павлова и И. Павлова.

152-мм гаубицы обр. 1938 г. (М-10) и обр. 1943 г. (Д-1) являются «двуедиными ипостасями» важного этапа в развитии не только отечественной, но и мировой артиллерии. Первая система не так давно (2000 г.) завершила свою долгую службу в рядах финской армии, а вторая до сих пор используется в учебном процессе подготовки российских артиллеристов и состоит на вооружении армий ряда стран. Однако печатные издания (за исключением главы в известном труде А.Б. Широкорада и справочника В.Н. Шункова) особыми подробностями в их описании похвастать не могут. Более того, практически во всех источниках, включая только что упомянутые, есть пробелы, неточности и явные ошибки. В предлагаемой статье автор попытался на основе открытых публикаций известных исследователей и технической литературы 1940-1970-х гг. собрать воедино сведения об этих системах. К сожалению, рамки журнальной публикации не позволяют привести все факты и справочные материалы, поэтому в тексте неизбежны отсылки к тем или иным источникам. В ходе работы над статьей также возник ряд вопросов, причем далеко не на все из них был найден ответ, пусть даже в виде правдоподобных гипотез.

Предпосылки

Хотя 152-мм гаубицы современной для того времени конструкции основную часть своей службы в годы Великой Отечественной войны провели в корпусной артиллерии и в артиллерии Резерва Верховного Главнокомандования (РВГК), их история неразрывно связана с дивизионной артиллерией РККА. Как следствие, целый ряд обстоятельств в их разработке и совершенствовании является весьма близким к аналогичным аспектам применительно к гаубицам калибра 122 мм. Поэтому автор достаточно часто будет ссылаться на свою предыдущую статью, чтобы избежать повторов и акцентировать внимание на специфичных для калибра 152 мм фактах.

Всё, что было сказано в соответствующем разделе упомянутой статьи об орудиях-предшественниках М-30, является справедливым и для «предков» М-10. 152-мм гаубицы были приняты на вооружение русской армии в то же время и столь же хорошо зарекомендовали себя в сражениях Первой мировой и Гражданской войн. Но к концу 1920-х гг. они уже не могли рассматриваться в качестве современных систем. По совершенно аналогичным причинам (невозможность быстрой возки за тягачом из-за деревянных колёс с отсутствием подрессоривания, недостаточная максимальная дальность огня) в Артиллерийском управлении (АУ) приняли решение о модернизации старых орудий и разработке новой системы для их замены на перспективу. Как и в случае со 122-мм гаубицами-«модернизантами», достижение наибольшей дистанции стрельбы было получено за счёт повышения начальной скорости и увеличения объема каморы под новые снаряды (гранаты) дальнобойной формы. Что же касается создания новых 152-мм орудий этого класса, то по тем же объективным и субъективным причинам оно было немыслимо без помощи со стороны специалистов из Веймарской республики. С этого момента начинается специфическая для М-10 часть её предыстории.

Для начала отметим, что более точное значение калибра М-10, её предшественников и «потомков» - 152,4 мм. В старых русских мерах длины эта величина равняется в точности 6 дюймам, поэтому до середины 1920-х гг. их официально именовали 6-дюймовыми. После окончательной «победы» метрической системы прилагательное «шестидюймовый» ещё долго сохранялось в разговорном обиходе инженеров и военнослужащих. Значительно более важным различием между историей развития отечественных гаубиц калибров 122 и 152 мм явился тот факт, что разработку, чертежи и изготовление опытных образцов последних в 1930 г. заказали немецкому концерну «Рейнметалл» через подставную фирму-посредника «Бютаст». Соглашение не ограничивалось только одной системой: советская сторона рассчитывала получить по нему целый набор полевых, противотанковых и зенитных орудий современной конструкции. Интересным в этом плане является то обстоятельство, что 122-мм гаубицу проектировали вольнонаёмные немецкие инженеры прямо в СССР, а разработку других систем, явно запрещенных для Германии Версальским договором, решили опосредованно поручить фирме «Рейнметалл». Стоит отметить, что одна часть из созданных по заказу СССР орудий была принята на вооружение Вермахта или Кригсмарине как есть, другая – в доработанном или адаптированном под немецкие условия виде. Но не стоит выдвигать какие-либо обвинения, поскольку военные пока еще Веймарской республики имели и другие способы получить желаемое (собственные конспиративные проекты, сотрудничество со шведскими и швейцарскими производителями вооружений).

Здесь вновь прослеживается ряд сходных обстоятельств с историей развития 122-мм гаубиц. Принятая на вооружение РККА 152-мм гаубица обр. 1931 г. (НГ) была близка по ряду элементов конструкции к разработанной в СССР немецкими специалистами 122-мм гаубице «Лубок». Обе они имели ствол с клиновым затвором и подрессоренные железные колёса, не оснащались дульным тормозом[nb I 1]. Гаубица НГ, полученная быстрее, чем «Лубок», оказалась более прогрессивной в техническом плане: её лафет был выполнен по схеме с раздвижными станинами, а колёса имели резиновые шины. Максимальная дальность стрельбы составляла около 13 км. С другой стороны, преимуществом «Лубка» являлась возможность мортирной стрельбы на углах возвышения больше 45°, поскольку именно этим значением и была ограничена соответствующая характеристика для НГ.

Уже в 1932 г. 152-мм гаубицу обр. 1931 г. планировалось запустить в валовое производство на Мотовилихинском заводе (Государственном союзном машиностроительном и сталелитейном заводе им. В.М. Молотова). Однако она на тот момент оказалась слишком сложной для массового изготовления. В итоге после выпуска малой серии гаубиц НГ (по состоянию на июнь 1941 г., в РККА имелось 53 орудия этого типа[nb I 2]) полукустарным методом в 1933-1935 гг. предприятие продолжило поставлять в армию системы обр. 1909/30 гг., гораздо более простые как по устройству, так и в постройке. В 1935 г. по тем же причинам та же участь постигла и 122-мм гаубицу «Лубок». Но даже неудачный результат позволил заводчанам получить ценный опыт, пригодившийся впоследствии.

По состоянию на 1937 г., 152-мм гаубицы штатно находились в корпусной артиллерии, но, согласно новым воззрениям, её планировалось перевооружить на дуплекс из новых 152-мм гаубицы-пушки обр. 1937 г. (МЛ-20) и 122-мм пушки обр. 1931/37 гг. (А-19) с перспективой добавления туда 203-мм гаубиц или мортир. Имеющиеся и перспективные шестидюймовые гаубицы должны были перейти в дивизионную артиллерию. Однако задача полного перевооружения гаубичных артиллерийских полков некоторых типов дивизий на калибр 152 мм не ставилась, эти орудия предполагались только как дополнительное средство качественного усиления огневой мощи этих частей.

Такую идею АУ пыталось реализовать на практике ещё со времен окончания Гражданской войны. Препятствий на этом пути было предостаточно, но основным из них считалось отсутствие подходящих средств тяги для этих массивных артиллерийских систем. К середине 1930-х гг. возросшие возможности отечественной тракторной промышленности позволили надеяться на решение этой проблемы. Выпускаемые серийно образцы народнохозяйственных тракторов уже могли буксировать тяжёлую шестидюймовую гаубицу, на подходе были и специализированные быстроходные артиллерийские тягачи. На шоссе с этой задачей могли справиться пятитонные грузовые автомобили[nb I 3].

В этой ситуации оптимизм был бы более уместен в осторожном варианте, но история не признаёт сослагательного наклонения. АУ твёрдо решило воплотить свои взгляды в жизнь и, подобно случаю со 122-мм гаубицами, санкционировало разработку системы этого типа новой конструкции калибра 152 мм. В апреле 1938 г. специальная комиссия окончательно определилась с тактико-техническими требованиями (ТТТ) для потенциальных разработчиков:

  • масса снаряда – 40 кг (явно определялась уже существующими гранатами 530-го семейства);
  • начальная скорость снаряда – 525 м/с (как у гаубицы НГ);
  • дальность стрельбы – 12,7 км (тоже совпадает с тактико-техническими характеристиками гаубицы НГ);
  • угол вертикальной наводки – 65°;
  • угол горизонтальной наводки – 60°;
  • масса системы в боевом положении – 3500 кг;
  • масса системы в походном положении – 4000 кг.

Уже разработанная НГ была признана неподходящей вследствие большой массы в походном положении (5445 кг). Для неё требовался мощный тягач, конструкция колёсного хода не позволяла достичь желаемой скорости возки механической тягой в 40-50 км/ч. Кроме того, крайне затруднительной была её буксировка конной тягой. Как отмечалось выше, у неё не имелось возможности мортирной стрельбы.

Забегая вперед, отметим, что уже по ходу разработки и освоения в войсках новой 152-мм гаубицы мог появиться дополнительный аргумент в пользу её позиционирования на дивизионном уровне. Руководство РККА и АУ обращало пристальное внимание на Вермахт в свете его военных успехов в кампаниях 1939-1940 гг. В организационно-штатную структуру ряда типов его дивизий органично входили 150-мм тяжёлые гаубицы, что в принципе подтверждало принятое ранее аналогичное решение для советских вооруженных сил.

  1. Указанное в «Энциклопедии отечественной артиллерии» наличие дульного тормоза у НГ – явная ошибка: ни на исторических снимках этой системы, ни на сохранившемся до настоящего времени орудии дульного тормоза нет.
  2. «Артиллерийское снабжение в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Однако в некоторых источниках эта цифра считается относящейся к 152-мм мортире обр. 1931 г. (НМ).
  3. Небольшими сериями пятитонные грузовые автомобили различных модификаций (Я-5, ЯГ-3, ЯГ-4 и др.) выпускал Ярославский государственный автомобильный завод. В их конструкции была высока доля импортных комплектующих, включая в ряде случаев двигатель и трансмиссию.

Создание и принятие на вооружение

В отличие от истории с разработкой новых 122-мм гаубиц, соревнования среди коллективов разработчиков с разных предприятий не было. Шестидюймовый калибр для полевых гаубиц был безраздельной вотчиной Мотовилихинского завода. Созданием с нуля нового орудия этого типа, получившего индекс «М-10» (в заводских документах часто записывавшегося без дефиса – М10), занялось его ОКБ под руководством Фёдора Фёдоровича Петрова в 1937 г., ещё до выдачи АУ ТТТ на 152-мм дивизионную гаубицу. В некоторых источниках ведущим конструктором системы называется В.А. Ильин. Бесспорным фактом является его участие в разработке этой системы.

Появление на свет и трудный путь к принятию на вооружение и валовому производству этой гаубицы достаточно подробно описаны в труде А.Б. Широкорада «Энциклопедия отечественной артиллерии» (выдержка из него приведена в прилагаемой хронологической таблице). В этой же статье автор считает нужным акцентировать внимание на довольно существенной разнице между получившейся