152-мм гаубица М-10 в бою. Артиллерийский полк АККУКС и его преемники

Материал из Бронетанковой Энциклопедии — armor.kiev.ua/wiki
Версия от 05:37, 8 мая 2016; LostArtilleryMan (обсуждение | вклад) (48-я гвардейская тяжёлая гаубичная артиллерийская бригада)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск
Автор(ы): Анатолий Сорокин
Источник: «Техника и вооружение», №11 за 2015 год
В БТЭ добавил: LostArtilleryMan
TiV 2015 11.jpg
В статье использованы фото из архивов автора, М. Павлова и А . Смирнова.
152-мм гаубица обр. 1938 г. (М-10) в экспозиции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС) в г. Санкт-Петербург

Фронтовая служба гаубичных артиллерийских полков нечасто содержит яркие эпизоды. Стрельбы с закрытых позиций, передислокации и потери в основном от действий вражеской артиллерии и авиации являлись типичными боевыми буднями этих частей. Выход танков или пехоты противника к их боевым позициям или выкат орудий на прямую наводку считались хоть и возможными ситуациями, но достаточно редкими. Тем не менее, и в обычных, и в экстраординарных эпизодах раскрывается потенциал, заложенный конструкторами в артиллерийское орудие. Попробуем убедиться в этом на примере боевого пути артиллерийского полка АККУКС и его частей-преемников, которые были вооружены 152-мм гаубицами обр. 1938 г. (М-10).

Артиллерийский полк АККУКС

Г.Ф. Одинцов, командир ап АККУКС с июня по октябрь 1941 г.

Полк был сформирован в середине 1930-х гг. как часть для практической подготовки слушателей Артиллерийских Краснознаменных курсов усовершенствования командного состава в г. Пушкин (далее – ап АККУКС). По состоянию на 22 июня 1941 г., он дислоцировался на Лужском полигоне и насчитывал 22 артиллерийских орудия различных типов калибра от 76 до 203 мм. Тяга была частично конной, частично механической – имелись 15 тракторов разных моделей. Командиром на тот момент являлся полковник Георгий Федотович Одинцов, будущий маршал артиллерии. Личный состав полка обладал высокой выучкой и боеготовностью.

В июле ап АККУКС вступил в бой и до 10 августа вместе с другими формированиями Красной Армии успешно сдерживал противника на Лужском оборонительном рубеже, будучи оперативно подчиненным 177-й, а после 26 августа – 235-й стрелковой дивизии. Затем, попав в окружение с прочими частями Лужской оперативной группы, личный состав полка в сентябре прорывался с боями к своим на север. При этом после израсходования боеприпасов пришлось уничтожить все уцелевшие орудия. 1 октября выжившие артиллеристы ап АККУКС вышли в расположение 281-й стрелковой дивизии у ст. Погостье.

Отдельный гаубичный артиллерийский полк АККУКС

152-мм гаубица обр. 1938 г. (М-10)
Разработчик – завод №172 (Мотовилихинский завод);
масса в боевом положении – 4150 кг;
масса в походном положении – 4550 кг;
длина ствола – 24,3 клб;
углы вертикальной наводки: от -1° до +65°;
сектор горизонтальной наводки – 50°;
максимальная начальная скорость снаряда – 508 м/с;
максимальная дальнобойность – 12,4 км;
число зарядов – 10;
максимальная скорость возки – 35 км/ч;
расчёт – 8 чел.;
годы выпуска – 1939−1941;
произведено – 1522 ед.

Полк был воссоздан в ноябре 1941 г. в составе 54-й армии Ленинградского фронта. На его вооружение поступили 152-мм гаубицы обр. 1938 г. (М-10)[1], с которыми он и его части-преемники прошли весь боевой путь от ст. Погостье до Берлина и Шверина. Организация уже была «урезанной»: по предвоенным штатам отдельные гаубичные полки Резерва Главного командования, оснащенные шестидюймовыми гаубицами, должны были иметь четыре дивизиона трёхбатарейного состава, каждая батарея – четырехорудийная; итого – 48 орудий. Но потери в артиллерийском парке оказались настолько велики, что имевшейся материальной части, к тому же взятой из других уцелевших формирований и подразделений, хватило только на три дивизиона указанной выше организации. То есть возрожденный ап АККУКС получил 36 гаубиц М-10 и 40 народнохозяйственных тракторов «Сталинец» С-65 производства Челябинского тракторного завода в качестве средств механической тяги.

Поскольку командир полка Г.Ф. Одинцов «ушёл на повышение», на эту должность назначили майора Константина Ивановича Волкова (впоследствии последовательно был повышен в воинском звании до подполковника и полковника). В ноябре 1941 г. – январе 1942 г. полк активных боевых действий не вёл, занимаясь разведкой и сколачиванием личного состава; ощущалась также нехватка боеприпасов. В феврале – марте в районе Погостья он оказывал огневую поддержку частям и соединениям, участвовавшим в Любанской наступательной операции.

  1. Подробно об этой гаубице см. «ТиВ» №12/2013 г. и №1/2014 г.

445-й гаубичный артиллерийский полк

Боевой путь артиллерийского полка АККУКС.

6 марта 1942 г. артиллерийский полк АККУКС переименовали в «номерной» 445-й гаубичный артиллерийский полк (далее – 445-й гап). Штатный состав материальной части и организационная структура поначалу остались неизменными: те же 36 гаубиц М-10 в трёх дивизионах с тремя четырёхорудийными батареями каждый и 40 тракторов С-65. На тот момент полк по-прежнему дислоцировался близ ст. Погостье, поддерживая огнём части 54-й армии Ленинградского фронта. В мае два дивизиона полка убыли в район пос. Гайтолово и действовали в интересах 8-й армии, подчинённой Волховскому фронту. В октябре 1942 г. к ним присоединился и третий дивизион. В ходе неудачной для Красной Армии Синявинской наступательной операции полк поддерживал огнём части 2-й ударной армии и понёс значительные потери. Вероятно, именно с этим связано штатное уменьшение в нем численности орудий: с ноября 1942 г. в 445-м гап стало только два дивизиона, соответственно, количество гаубиц сократилось до 24, а тракторов – до 30. Структура дивизиона не изменилась (три четырёхорудийные батареи).

В январе 1943 г. 445-й гап, теперь в составе 4-й гаубичной артиллерийской бригады 2-й артиллерийской дивизии, содействовал продвижению Красной Армии в ходе операции «Искра» в районе рабочих поселков №5 и №8. Цель наступления – прорыв блокады Ленинграда – была достигнута, но развить успех не удалось из-за сильного сопротивления противника и больших собственных потерь. Командование Волховского фронта высоко оценило заслуги артиллеристов полка, наградив его орденом Красного Знамени приказом от 10 февраля 1943 г. С марта по июнь того же года 445-й Краснознамённый гап продолжал оказывать огневую поддержку частям 8-й и 2-й ударных армий.

Командиром 445-го гап до апреля 1943 г. продолжал оставаться полковник К.И. Волков, а затем на эту должность назначили М.И. Бабурина, служившего в части в бытность её ап АККУКС с середины 1930-х гг.

227-й гвардейский гаубичный артиллерийский полк

Гаубица М-10 на марше. Тягачом служит народнохозяйственный трактор «Сталинец» С-60. Снимок из экспозиции ВИМАИВиВС

26 июня 1943 г. приказом Народного комиссариата обороны 445-й гап был переформирован в 227-й гвардейский гаубичный Краснознамённый полк (далее – 227-й гв. Кр. гап). Это официальное наименование оставалось неизменным на протяжении всего периода его существования, равно как и подчинение командным структурам Волховского фронта. Зато штатная огневая мощь полка уменьшилась: вместо шестибатарейной структуры он получил пятибатарейную, соответственно, количество гаубиц М-10 сократилось с 24 до 20, а тракторов С-65 – с 30 до 22. В состав каждой батареи входило по четыре орудия, дивизионы стали «неравноправными»: один имел две, а другой – три батареи.

Бои, в которых участвовал 227-й гв. гап во второй половине 1943 г., носили большей частью позиционный характер, поскольку противник продолжал блокировать Ленинград, за исключением узкого коридора вдоль Ладожского озера. Ситуация изменилась в январе 1944 г., когда советская сторона накопила достаточные силы для наступления, а немецкая была ослаблена отзывами ряда частей на другие направления Восточного фронта. В ходе подготовки к планируемому наступлению 227-й гв. Кр. гап передислоцировали по железной дороге до ст. Гряды Новгородской области. В начавшейся операции по окончательному снятию блокады Ленинграда полк обеспечивал огневой поддержкой танковые и стрелковые части, освобождавшие Новгород и в феврале 1944 г. вёл бои в районе пос. Медведь.

За всё время существования 227-го гв. Кр. гап его командиром был М.И. Бабурин.

48-я гвардейская тяжёлая гаубичная артиллерийская бригада

В.А. Шатилов, командир 48-й тгабр с марта по октябрь 1944 г.
Народнохозяйственный трактор «Сталинец» С-65.
Разработчик – Челябинский тракторный завод;
полная масса – 10,85 т;
транспортная скорость – 7 км/ч;
масса прицепа – до 10 т;
двигатель – М-17, дизельный;
мощность – 65 л.с.;
годы выпуска – 1937−1941;
произведено – 37626 ед.
Артиллерийский тягач Я-12.
Разработчик – Ярославский автомобильный завод;
масса – 3390 кг;
скорость с прицепом и грузом по шоссе – 17 км/ч;
масса прицепа – до 8 т;
масса перевозимого в кузове груза – 2 т;
двигатель – General Motors 4-71, дизельный;
мощность – 110 л.с.;
годы выпуска – 1943−1946;
произведено – 2296 ед.

В марте 1944 г. на базе 226-го и 227-го гв. гап была сформирована 48-я гвардейская тяжёлая гаубичная артиллерийская бригада (далее 48-я гв. тгабр). Её штатный состав насчитывал 32 152-мм гаубицы обр. 1938 г. в четырёх дивизионах, каждый из четырёх двухорудийных батарей. Средствами тяги для М-10 по-прежнему оставались тракторы С-65 – 40 единиц на всю бригаду.

Заметим, что переход на двухорудийную организацию прямо свидетельствует о возросшем уровне подготовки артиллерийского командного состава Красной Армии. Как правило, в то время за подготовку основных расчётных данных отвечал командир батареи, этим и лимитировалась гибкость её огня. По сравнению с существовавшим ранее четырёхорудийным составом батареи возможности управления стрельбой теперь существенно расширились: каждая пара гаубиц могла независимо друг от друга поражать нужные цели в составе своей батареи; на уровне дивизиона они могли действовать совместно, когда возникала такая необходимость. Первым командиром новоорганизованной бригады стал полковник Владимир Алексеевич Шатилов.

В составе 3-го Прибалтийского фронта в марте–июне 1944 г. 48-я гв. тгабр участвовала в боях южнее г. Псков, принимала участие в освобождении г. Остров.

В июне 1944 г. тихоходные «Сталинцы» уступили место современным артиллерийским тягачам Я-12, и с точки зрения материальной части бригада обрела свой окончательный облик.

Далее боевой путь 48-й гв. тгабр проходил через Прибалтику. В июле 1944 г. она участвовала во взятии г. Выру, а в августе – начале сентября ее артиллеристы оказали значительное содействие в очистке г. Тарту от немецких нацистов и их местных эстонских пособников. За проявленную доблесть и боевые успехи в этой операции бригаде присвоили почетное наименование Тартусской, а её командир полковник В.А. Шатилов наряду с другими офицерами и командующими был удостоен благодарности Верховного Главнокомандующего И.В. Сталина, опубликованной 26 августа 1944 г. в газете «Правда». На ряде аспектов Тартусской наступательной операции с участием 48-й тгабр стоит остановиться более подробно.

Своим огнём бригада расчищала путь в основном стрелковым частям 67-й армии и 1-й ударной армии. Им противостояла 18-я армия вермахта группы армий «Север», насчитывавшая несколько пехотных и одну авиаполевую дивизию, две гренадёрских дивизии СС и ряд частей этой организации из зарубежных коллаборационистов. Имеющиеся танки и прочая бронетанковая техника были сведены в «боевые группы» Хёфера и Штрекенбаха. По мере продвижения вперед плотность вражеских войск возрастала, кроме того, на территорию Литвы, Латвии и южной Эстонии отходили части вермахта и войск СС, отступавшие из Белоруссии. В самом конце августа войска 3-го Прибалтийскому фронта вступили в соприкосновение с силами 3-го танкового корпуса СС и 2-го армейского корпуса вермахта. 4–6 сентября противник попытался отбить г. Тарту, но попал под массированный обстрел советской артиллерии, включая огонь 48-й тгабр, понес значительные потери (два десятка танков, много живой силы) и отступил. В своих воспоминаниях В.А. Шатилов особо отметил важность этого момента.

Сентябрь, октябрь и ноябрь 1944 г. 48-я тгабр провела в тяжёлых боях на территории Латвии и Литвы, участвовала во взятии Валги и Риги. В октябре у нее вновь сменился командир – на эту должность назначили подполковника Федора Даниловича Чурова. Из Шауляя железнодорожным транспортом бригаду перебросили в польский Острув-Мазовецки, откуда её боевой путь в январе 1945 г. продолжился успешным прорывом немецкой обороны в составе сил 2-го Белорусского фронта в направлении Восточной Пруссии. С февраля по начало апреля 48-я гв. тгабр в феврале сражалась под г. Алленштайн, принимала участие во взятии Данцига и попытке продвинуться в направлении Лауэнбурга. За эти успехи в марте и апреле 1945 г. бригаду наградили орденами Суворова и Кутузова I степени. Здесь последний раз за время войны у неё появился новый командир: в марте им стал полковник Леонид Андреевич Хватов. Затем бригаду перебросили южнее и включили в состав 1-го Белорусского фронта в ходе подготовки Берлинской наступательной операции. Этапами на этом участке боевого пути стали Ландсберг и Кюстрин.

Последний бой – он трудный самый

Огонь по врагу!

В составе 2-й артиллерийской дивизии 6-го артиллерийского корпуса прорыва 1-го Белорусского фронта 48-я тгабр в конце апреля 1945 г. приняла участие в штурме Берлина. Сражение в логове нацистского зверя было жестоким для всех, и артиллеристы не являлись исключением. Гаубицы бригады вели огонь не только с относительно безопасных закрытых позиций, но и выбивали крепко окопавшегося в капитальной плотной застройке противника стрельбой прямой наводкой. Цена за успех оказалась тяжёлой и горькой.

В качестве примера можно привести бой 28–29 апреля в окрестностях берлинской ратуши, где была развернута одна из батарей 48-й тгабр под командованием старшего лейтенанта Арсентия Алексеевича Нечаева. Своим огнём она поддерживала наши стрелковые подразделения, но из-за накладок во взаимодействии с ними оказалась отрезанной от своих сил, когда немцы вновь взяли под свой контроль подходы к расположению батареи. Пытавшиеся оказать помощь два советских танка были уничтожены «фаустниками». Стреляя из гаубиц прямой наводкой и из личного стрелкового оружия, артиллеристы держали круговую оборону. Одна М-10 была повреждена и умолкла, у второй остались в живых только наводчик и тяжело раненый командир батареи. Вместе они уничтожили несколько десятков гитлеровских пехотинцев, вышедших вплотную к орудию. Вскоре погиб и оставшийся подчинённый. А.А. Нечаев в одиночку заряжал и наводил гаубицу до израсходования боеприпасов, обрушив здание, откуда вел огонь вражеский пулемёт, после чего потерял сознание от потери крови. В этот момент подоспели бойцы стрелковых подразделений и доставили старшего лейтенанта в госпиталь. Указом от 15 мая 1945 г. А.А. Нечаеву присвоили звание Героя Советского Союза с вручением медали «Золотая звезда» за №8971.

Саму бригаду перебросили в Шверин, где она и закончила свой боевой путь. За участие в штурме Берлина бригаду наградили орденом Ленина. Последнее упоминание о ней датируется ноябрем 1945 г. На момент расформирования её полное официальное наименование звучало следующим образом: 48-я гвардейская тяжёлая гаубичная артиллерийская Тартусская Краснознамённая орденов Ленина, Суворова и Кутузова бригада.

Боевая работа полка/бригады

Гаубица М-10 в экспозиции ВИМАИВиВС в Санкт-Петербурге.

В экспозиции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи (ВИМАИВиВС) МО РФ в Санкт-Петербурге можно почерпнуть следующие данные по результатам боевой работы ап АККУКС и 445-го гап с июня 1941 г. по 1 апреля 1943 г. Было уничтожено: 10800 солдат и офицеров противника, 26 артиллерийских и 26 миномётных батарей, 37 отдельных орудий и миномётов, 64 пулемёта, 21 противотанковое орудие, 37 танков и танкеток, 1 самолёт, 107 автомашин, 204 ДЗОТа, 156 складов и 1 штаб полка; подавлено: 155 артиллерийских и 186 миномётных батарей, 32 отдельных орудия и миномёта, 23 пулемёта и 1 реактивный миномёт.

Видно, что эти данные носят оценочный характер, поскольку точный учёт потерь противника затруднен сразу целым набором факторов. В обороне артиллерийские наблюдатели во многих случаях просто не могут видеть результаты огневого поражения удаленных от линии фронта целей, вроде вражеских батарей, скоплений живой силы и техники. В наступлении артиллерия очень редко действует в одиночку и почти никогда – одним полком или бригадой. А ведь только в этом случае всё найденное на захваченном поле боя своими войсками может быть однозначно записано на счет данного полка или бригады. Кроме того, простая экстраполяция на количество только гаубичных полков в Красной Армии и на всё время Великой Отечественной войны даст совершенно нереальные цифры вражеских потерь в живой силе. С другой стороны, число уничтоженных полком на самом деле «мягких» целей (автомашин, пулемётов и т.п.) может быть и значительно выше заявленного.

Поэтому вышеприведённые данные стоит рассматривать как результаты совместной боевой деятельности 445-го гап с иными частями (как артиллерийскими, так и других родов войск) в операциях, где полк принимал участие. Количество же подавленных целей вполне может быть близким к истине, поскольку одна и та же вражеская батарея могла быть подавлена несколько раз, что в итоговой отчётности суммируется.

Собственные потери полка в личном составе и технике в музейной экспозиции не приводятся. Но другие источники указывают на несколько операций, где полк или бригада понесли значительный урон в людях. К ним относятся, например, Синявинская операция или штурм Берлина; там же имели место и больши́е безвозвратные потери в орудиях и тягачах.

С другой стороны, М-10 была надёжной и ремонтопригодной системой: даже во время уличных боев в Берлине повреждённые осколками и огнём стрелкового оружия гаубицы достаточно быстро вновь вводили в строй. Количество безвозвратно утраченных 152-мм гаубиц всех типов во всей Красной Армии в 1943–1945 гг. было весьма небольшим – 66 единиц, причём сюда входили и потери, не вызванные действиями противника (например, орудие утонуло в болоте, разбито в дорожной аварии или разорвалось вследствие оседания снаряда на заряд). Да и доля М-10 во всём парке шестидюймовых гаубиц составляла около 25%. Косвенно небольшие безвозвратные потери у 48-й тгабр подтверждаются отсутствием в ее составе 152-мм гаубиц обр. 1943 г. (Д-1). Так как 152-мм гаубица обр. 1938 г. была снята с производства летом 1941 г., то в случае необходимости восполнение потерь пришлось бы делать за счёт поступивших с завода орудий нового типа.

Ещё раз стоит отметить тот факт, что в составе ап АККУКС, 445-го гап, 227-го гв. Кр. гап и 48-й тгабр гаубицы М-10 без нареканий прошли всю войну, включая немалое количество эпизодов её успешного применения в оборонительных боях, например, в 1944 г. под Тарту. Это в очередной раз опровергает распространённый тезис о сворачивании её выпуска летом 1941 г. якобы из-за «неподходящих» характеристик для действий в обороне.

За период с июня 1941 г. по 1 апреля 1943 г. военнослужащие ап АККУКС и 445-го гап были награждены орденом Ленина, восемью орденами Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны обеих степеней, 31 орденом Красной Звезды, 77 медалями «За отвагу» и 68 медалями «За боевые заслуги». Количество кавалеров орденов и медалей ещё более увеличилось после переименования полка в 227-й гвардейский и последующего переформирования в 48-ю тгабр. В частности, как упоминалось выше, А.А. Нечаев стал Героем Советского Союза.

Источники информации

  1. Экспозиция Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи, приуроченная к 70-летию Победы в Великой Отечественной войне.
  2. Архивные документы на Интернет-сайте Soldat.ru.