Боевой путь 192-й тгабр

Материал из Бронетанковой Энциклопедии — armor.kiev.ua/wiki
Версия от 21:21, 18 ноября 2020; LostArtilleryMan (обсуждение | вклад) (упоминавшегося выше штату - это в книге, а тут просто по штату)

(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к: навигация, поиск

В честь Дня ракетных войск и артиллерии выкладывается отрывок из будущей книги про 152-мм гаубицу обр. 1943 г. (Д-1) о боевом пути 192-й тяжелой гаубичной артиллерийской ордена Кутузова бригады Резерва Верховного главнокомандования, вооруженной артиллерийскими системами этого типа.

152-мм гаубица обр. 1943 г. (Д-1) в экспозиции Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в г. Санкт-Петербург

Автор текста: Анатолий Сорокин

192-я тяжелая гаубичная артиллерийская бригада (тгабр) в составе 30-й артиллерийской дивизии прорыва 9-го артиллерийского корпуса прорыва была сформирована 8 октября 1944 года в Брянском учебном артиллерийском лагере недалеко от г. Карачев. Соединение создавалось с нуля, т. е. у нее не было вообще никакой исходной базы в виде формирований-предшественников. В тот день на место прибыло первое пополнение из 22 офицеров и 96 сержантов и рядовых, с первой же техникой – двумя грузовиками ГАЗ-АА и двумя автокухнями. Бригада должна была комплектоваться материальной частью по штату №08/505 (32 гаубицы в 4 дивизионах, каждый из 4 двухорудийных батарей) и двумя днями позже в ее расположение прибыли первые 8 гаубиц Д-1 и 3 автотягача «Студобекер». В названии последних нет опечатки: именно так в документах бригады называли трехосный полноприводный армейский грузовой автомобиль Studebaker US6, поставлявшийся в СССР из США по программе ленд-лиза. В дальнейшем мы все же будем именовать эту машину более привычным для отечественной литературы «Студебеккером». С момента их получения началась учеба командиров орудий и сколачивание расчетов, на эти задачи утвержденная в 1942 г. программа подготовки артиллеристов военного времени отводила шесть месяцев. В официальной истории бригады по поводу прибытия первых гаубиц Д-1 сказано:

… личный состав бригады горячо взялся за учебу, за овладение новой техникой – 152-мм гаубицей обр. 1943 г. Эта техника, сконструированная и сделанная руками тружеников тыла в период Отечественной войны с любовью и надеждой, что их труд не пропадет даром, что эти грозные орудия будут громить фашистского зверя, добивая его в его собственном логове.

Однако первые недели занятия пришлось совмещать с хозяйственно-бытовыми работами, т. к. жилые помещения и прочая лагерная инфраструктура (кухни, склады продовольствия и прочее) были неподготовлены для зимнего времени.

Виньетка в официальной истории 192-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады с фотографическим портретом ее командира гв. полковника Петра Яковлевича Воропаева. Обратите внимание на использование в обрамлении двух орудийных стволов с дульными тормозами, которые отдаленно напоминают ствольную группу гаубицы Д-1.

В последующие дни в расположение 192-й тгабр непрерывно прибывали гаубицы Д-1, боеприпасы к ним, автотранспорт, военное оборудование и хозяйственное имущество, а также личный состав. 25 октября бригаду возглавил ее командир гв. полковник Петр Яковлевич Воропаев. Вообще же среди военнослужащих около 60% составляла призванная молодежь 1922 года рождения и младше. Причем это касалось как офицеров-командиров батарей и взводов, так и рядовых с сержантами. Много людей было родом из Тарнопольской и Дрогобычевской областей, а также иных мест западных Украины и Белоруссии. Как отмечалось в документах 192-й тгабр, ее партийно-политическому аппарату пришлось проделать большую работу, чтобы «избавиться среди новобранцев от влияния панской Польши» и наладить надлежащую дисциплину. Значительное число рядовых прибыло в бригаду на свое самое первое место службы, вообще без какой бы то ни было первоначальной подготовки. Большинство сержантов и даже офицеров были переведены в 192-ю тгабр из тыловых запасных артиллерийских полков, полученные там знания и умения недалеко ушли от полного отсутствия таковых. Немногочисленным кадровым офицерам, направленным в новосформированное соединение (командир бригады, начальник ее штаба, командиры дивизионов, несколько командиров батарей), а также имевшим боевой опыт сержантам и старшинам пришлось много потрудиться, чтобы подтянуть боевую и политическую подготовку прочих военнослужащих до удовлетворительного уровня.

Интересным в этом плане является отчет по полученному личным составом 192-й тгабр образованию. Этот документ датируется концом октября 1944 г., когда бригада еще не была полностью укомплектована военнослужащими. Из офицеров 54 человека имели высшее и полное среднее образование (10 классов общеобразовательной школы), 37 человек – неполное среднее (более 5, но менее 10 классов), 13 – начальное (с 1 по 5 класс). Среди старшин и сержантов насчитывалось 38 человек с высшим и полным средним образованием, 112 с неполным средним и 206 с начальным. Те же показатели для рядовых составляли 26, 122 и 559 человек соответственно плюс еще 71 неграмотный красноармеец. По этнической принадлежности среди офицеров и рядовых 192-й тгабр преобладали русские, а среди сержантов – украинцы, довольно заметным было присутствие белорусов, особенно среди рядовых; единичные военнослужащие имели армянские корни.

19 ноября 1944 года, в торжественной обстановке первого в истории СССР и России Дня артиллерии 192-й тгабр было вручено Боевое знамя. К концу этого месяца боевая подготовка стала более интенсивной, бригада по январь 1945 года включительно четыре раза выезжала на практические стрельбы, показав на них хорошие результаты. К тому времени Ставкой Верховного Главнокомандования было отдано распоряжение от 2 февраля 1945 г. о подготовке к отправке на фронт в Венгрию некоторых формирований 30-й артиллерийской дивизии прорыва. В их число входила и 192-я тгабр, 7 февраля ее с инспекцией посетил Главный маршал артиллерии Н. Н. Воронов. Однако возникли некоторые проблемы с железнодорожным транспортом, так что реальная подготовка к маршу началась 23 февраля, а погрузка людей и техники в эшелоны еще позже – 27 февраля. На тот момент укомплектованность бригады составляла:

  • Материальной частью: 32 152-мм гаубицы обр. 1943 г. и военные приборы (100% от положенного количества по штату);
  • Стрелковым оружием: 91% по карабинам, 98% по пистолетам и револьверам, 100% по автоматам, сигнальным пистолетам, ручным пулеметам и противотанковым ружьям;
  • Автотранспортом: 60 автотягачей «Студебеккер», 24 прочих грузовых автомашины, 11 легковых автомашин и 3 специальных автомашины (60% применительно ко всему положенному количеству транспортных средств);
  • Боеприпасами: 3 боекомплекта (б/к) осколочно-фугасных выстрелов ВОФ-536, 1,23 б/к винтовочных патронов, 0,87 б/к пистолетных патронов, 2,18 б/к револьверных патронов, 1,05 б/к патронов к противотанковым ружьям.

192-я тгабр была полностью укомплектована инженерным, химическим и медико-санитарным имуществом и ей чуть-чуть недоставало (97% от требуемого) обозно-вещевого имущества. Ее личный состав насчитывал 124 офицера (некомплект 3 чел.), 375 сержантов и старшин (некомплект 3 чел.) и 794 красноармейцев и ефрейторов (некомплект 36 чел.) Таким образом, от формирования бригады до ее убытия на фронт прошло пять месяцев. Это несколько меньше, чем требовалось для полной полугодичной программы подготовки ее военнослужащих, однако потраченное на нее время было гораздо больше, чем в начальный период войны. И уровень выучки всей бригады был, по оценке Главного маршала артиллерии Н. Н. Воронова, на твердую четверку – очень неплохо для созданного практически с нуля соединения.

Так на рисунке кого-то из военнослужащих 192-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады представлена боевая работа расчета 152-мм гаубицы обр. 1943 г. (Д-1).
Еще один рисунок из официальной истории 192-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады: гаубицы Д-1 и автотягачи «Студебеккер» перед погрузкой в воинский эшелон при убытии формирования на фронт.

18 марта 1945 г. 192-я тгабр развернулась недалеко от станции Саар после выгрузки с эшелонов и совершения 75 км марша (заметим, что по пути приходилось перегружать материальную часть и пересаживать военнослужащих в подвижной состав европейской колеи после пересечения румынской границы). В тот день состоялось боевое крещение 192-й тгабр: она поддерживала своим огнем части 109-й гв. стрелковой дивизии (сд). Противником выступала оборонявшая станцию 1-я гонведская венгерская кавалерийская дивизия. Удержать объект ей не удалось, красноармейцы 109 гв. сд захватили его и продвинулись дальше. Последующие дни бригада постоянно меняла огневые позиции, совершая многокилометровые марши для поддержки частей 109-й гв. сд. Враг также предпринимал активные действия, например 24 и 25 марта он попытался с использованием своей авиации, танков и пехоты вклиниться в стык между 109-й и 99-й гв. сд. Однако 192-я тгабр огнем гаубиц Д-1 по скоплениям техники и живой силы неприятеля полностью ликвидировала возникшую угрозу. Были уничтожены 1 танк, 1 САУ, 2 пулемета врага и до роты его солдат и офицеров. Тогда же соединение понесло первые потери: от налета с воздуха погиб один и ранено трое рядовых, разбит без возможности восстановления один «Студебеккер» и повреждено еще две таких машины.

гв. капитан Михаил Дмитриевич Романовский, командир 2-го дивизиона 192-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады, отличившийся при взятии г. Комаром в Венгрии Красной Армией.

27–28 марта 1945 г. 109-я гв. сд штурмовала город Комаром и здесь как раз случилась ситуация, когда бригада на время передала свои дивизионы в распоряжение начальника артиллерии 18-ого стрелкового корпуса (ск). Он назначил следующую их схему оперативного подчинения: 1-й дивизион поддерживал 1039-й стрелковый полк (сп), 3-й – 1037 сп, а 2-й и 4-й работали в интересах 252-й сд. С поставленной задачей дивизионы справились на отлично, ведя в основном довольно трудную в исполнении стрельбу на рикошетах – это говорит о надлежащей выучке командиров, ведущих управление огнем. За такой успех начальник артиллерии 252-й сд объявил благодарность гв. капитану М. Д. Романовскому, который возглавлял в той операции над 2-й и 4-й дивизионы одновременно. Города Комаром и Дьер были взяты советской пехотой, за что уже Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин приказом №315 от 28.03.1945 объявил благодарность всему личному составу 192-й тгабр.

Захват г. Комаром открывал дорогу на его словацкий визави г. Комарно (когда-то в составе Австро-венгерской империи они были единым городским административным образованием). Но для этого требовалось форсировать Дунай, поэтому 192-я тгабр поставили задачу огневого прикрытия переправы частей 252-й сд. При этом 31 орудие работало с закрытых огневых позиций, а цели им указывали офицеры-артиллеристы в рядах пехоты. Тут ввиду большой важности задачи 1-й и 3-й дивизионы придали 928 сп, а 2-й и 4-й – 932 сп. Это неимоверно усилило их огневую мощь, т. к. по штату стрелковым полкам РККА из более-менее серьезных по своим возможностям артиллерийских систем полагалось лишь несколько 76-мм короткоствольных пушек, 82-мм и 120-мм минометов. Могущество, дальнобойность и универсальность действия их боеприпасов не шли ни в какое сравнение со 152-мм снарядами. Еще одно орудие 192-й тгабр выкатили на прямую наводку для уничтожения мешавших переправе огневых точек врага и его наблюдательных пунктов. В ходе операции отличился лейтенант Ясный, указания которого позволили сорвать несколько контратак противника путем нанесения точных огневых ударов гаубицами Д-1 по вражеским войскам.

К 18:00 30 марта 1945 г. части 252-й сд почти без потерь овладели городом Комарно, за этот день 192-я тгабр израсходовала 320 снарядов (10 штук на орудие или 1/6 боекомплекта). С учетом предыдущих боев этот показатель составил 2456 выстрелов. Штаб бригады заявил уничтоженными 3 артиллерийских батареи и 6 отдельных орудий, 39 станковых и ручных пулеметов, 23 автомашины, 27 повозок, 2 военных склада, 3 бронетранспортера, 1 танк и 2 САУ противника. Было также подавлено 5 его батарей и 23 участка сопротивления, подбито 2 танка, отражено 10 контратак и рассеяно с частичным уничтожением до трех батальонов живой силы неприятеля. Как видим, цифры вполне адекватные для операции такого масштаба без «накручивания» своих успехов. Поскольку поле боя осталось за советской стороной, штабные офицеры 192-й тгабр могли собственными глазами видеть и точно учесть результаты стрельб своих орудий.

Следующим этапом на боевом пути 192-й тгабр стала Венская наступательная операция. В документах соединения она освещена кратко, т. к. непосредственно во взятии Вены его военнослужащие не участвовали. После 135-км марша огнем гаубиц Д-1 5 апреля 1945 была проломана оборона противника у города Брук, после чего части 109-й гв. сд успешно овладели этим населенным пунктом до конца того дня, продвинувшись дальше в район Швехат (где ныне расположен международный аэропорт австрийской столицы). Расход снарядов составил 794 шт., заявлены уничтоженными одна противотанковая пушка, 3 тягача, 5 автомашин и до батальона живой силы противника; подавлены 3 батареи и 4 узла сопротивления.

С 10 по 21 апреля бригаду вывели в резерв 53-й армии 2-го Украинского фронта, несмотря на отсутствие сколь-нибудь заметных потерь в ее составе. Это время артиллеристы провели в занятиях с контрольными стрельбами, и привели в порядок свою материальную часть и прочую технику. Перед возвращением на передовую 192-я тгабр была проинспектирована заместителем командующего артиллерией 2-го Украинского фронта и удостоилась его хорошей оценки. Получив приказ выдвинуться в окрестности г. Брно, бригада 22 апреля совершила 160 км марш и вошла в состав группы контрбатарейной борьбы 118-го ск. Ее гаубицы занимались подавлением и уничтожением вражеских артиллерийских и минометных батарей, а также огнем «по заявкам» стрелковых частей. Боевые задачи были выполнены успешно и к вечеру 25 апреля 1945 г. советские войска овладели г. Брно.

Официальная история 192-й тяжелой гаубичной артиллерийской бригады: схема расположения своих орудий, наблюдательных пунктов и штабов, поддерживаемых частей 18-го гвардейского, 49-го и 50-го стрелковых корпусов, а также обороны противника в окрестностях г. Брно 23 апреля 1945 года.

Стоит заметить, что в отличие от предшествующего времени, практически исчезли встречи 152-мм гаубиц на прямой наводке с вражескими танками. Например, среди занесенных в официальную историю формирования боевых эпизодов у 48-й тгабр есть записи о самостоятельном отражении гаубицами М-10 танковых атак в октябре 1944 г. в Латвии и в январе 1945 г. в Восточной Пруссии. После этого ни у нее, ни у 192-й тгабр такого уже нет: и боевых машин у гитлеровцев стало меньше, и советская пехота уже не бросала просто так свои позиции, когда артиллерия корпусного уровня сама становилась на пути вражеского прорыва. Зато и там, и там 152-мм гаубицы много раз выкатывали на прямую наводку для борьбы с огневыми точками противника. Процитируем запись из истории 192-й тгабр:

В период боев за гор. Брно 22 апреля 1945 года по приказу командира дивизиона в районе дер. Елависко батарея была выдвинута на открытую огневую позицию. В этот день немцы хотели вернуть прежнее положение и предпринимали контратаки, которые поддерживались действиями авиации.

Наша пехота находилась в 200 м от дер. Елависко, на окраине которой был установлен станковый пулемет, обстреливавший удобные подступы к деревне, и не давал возможности пехоте продвигаться. Нужно было уничтожить эту огневую точку.

Самолеты противника на бреющем полете атаковали боевые порядки нашей пехоты. Заметив орудия, три «Мессершмитта» начали обстреливать огневую позицию, но расчет орудия старшего сержанта Коробко не дрогнул и открыл огонь по станковому пулемету.

Наводчик орудия младший сержант Русанов точно наводил орудие в цель и третьим снарядом пулемет был уничтожен. Смело и отважно действовали рядовые: Мокринский, Гусев, Гренда Николай.

Пехота давно ждала этого и, как только пулемет был разбит, подтянулась и начала атаку деревни, и через несколько минут с успехом заняла деревню. При встрече пехоты с расчетом, пехотинцы горячо благодарили артиллеристов за хорошую работу и крепко пожимали руку командиру орудия.

29 апреля 1945 г. при объезде наблюдательных пунктов в условиях отсутствия сплошной линии фронта автомобиль «Виллис» командира 192-й тгабр попал в засаду. Защищая жизнь командира, рядовой разведчик-наблюдатель Виктор Иванович Сорокин (не родственник автора этой книги) заслонил его своим телом и погиб, приняв 13 пуль. Остальные бойцы и командиры, спрятав раненого полковника П. Я. Воропаева, приняли огневой бой, а младший лейтенант Михеев пополз за подмогой. С тяжелыми ранениями он добрался до своих и сообщил о случившемся. Бойцы 13-й батареи с ее командиром старшим лейтенантом Шашковым подоспели на помощь вовремя; командира бригады эвакуировали и отправили в госпиталь (парой недель спустя он вернулся в строй), а гитлеровцев уничтожили или прогнали ценой гибели телефониста рядового Бабьяка и тяжелых ранений телефониста рядового Гирина. После боя у каким-то образом еще ремонтопригодного «Виллиса» насчитали 25 трупов гитлеровцев, три ручных пулемета, автоматы и винтовки. Рядовой Сорокин был посмертно представлен к званию Героя Советского Союза, но наверху сочли его подвиг недостаточным для такой награды, ограничившись лишь орденом Отечественной войны I степени. Такие же награды получили командир 13-й батареи старший лейтенант Шашков и младший лейтенант Михеев. Шофер «Виллиса» Гаврилов, подавлявший огнем из своего пистолета-пулемета врага, что позволило продержаться до подхода подкрепления, был удостоен Ордена Славы III степени. Медалями наградили и других бойцов 13-й батареи, принявших участие в том бою.

После отхода разбитого в боях за г. Брно противника в район Мокрой Горы 192-я тгабр 30 апреля 1945 года поддерживали там части и соединения 18 ск. Но в том районе Красная Армия имела лишь незначительный успех, т. к. враг хорошо закрепился в горно-лесистой местности, а времени на изучение его обороны не было. В результате советская сторона сама перешла к обороне, а финальным аккордом гаубиц Д-1 бригады в Великой Отечественной войне стала контрбатарейная борьба и нанесение мощного огневого удара по отказавшимся капитулировать частям вермахта 8–10 мая в районе Ричаны-Заставка. После ликвидации их сопротивления 11 мая 192-я тгабр совершила марш в район Скала в Чехословакии и начала постепенно переходить на службу в условиях мирного времени.

За все время боевых действий с 16 марта по 9 мая 1945 г. 192-я тяжелая гаубичная артиллерийская бригада прошла 1500 км, израсходовала в боевой обстановке 7569 снарядов и заявила:

  • уничтоженными – 6 артиллерийских и 2 минометных батареи, 7 отдельных орудий, 49 пулеметов, 46 автомашин, 14 автотягачей, 37 повозок с грузами, 2 военных склада, 3 наблюдательных пункта и 1 мост;
  • сожженными – 2 танка, 2 САУ и 3 бронетранспортера;
  • подбитыми – 6 танков и 3 САУ;
  • подавленными – 44 артиллерийских и 6 минометных батарей, 37 узлов сопротивления, 1 шестиствольный реактивный миномет, 4 противотанковых пушки, 7 наблюдательных пунктов, 22 пулемета, 4 САУ;
  • рассеянными и частично уничтоженными – до 9 батальонов противника.

Такие цифры нанесенных врагу потерь вполне реалистичны, за исключением, может быть, его уничтоженной живой силы. Ее количество объективно трудно проконтролировать, поскольку даже в спокойные минуты на захваченной территории у штабных работников 192-й тгабр были куда более важные дела, чем подсчет неприятельских трупов. Также 192-я тгабр отчиталась в отражении 16 контратак и захвате 6 единиц живой силы противника, 5 грузовых и 8 легковых автомашин, 1 радиостанции, 8 телефонных аппаратов с коммутатором.

Собственные потери бригады составили:

  • погибшими – 1 офицер, 2 сержантов и старшин и 7 рядовых (0,77% от списочного личного состава в 1293 чел.);
  • пропавшими без вести – 3 сержантов и старшин, 8 рядовых (0,85%);
  • ранеными – 14 офицеров, 11 сержантов и старшин, 59 рядовых (6,50%).
  • уничтоженными – 2 автотягача «Студебеккер» (1 подрыв на мине и 1 разбит при бомбежке)

Все 32 гаубицы Д-1 192-й тгабр пережили Великую Отечественную войну.

По материалам Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, ф.10016, оп. 1 д. 1