Белый слон отечественной артиллерии — различия между версиями

Материал из Бронетанковой Энциклопедии — armor.kiev.ua/wiki
Перейти к: навигация, поиск
(начнём-с)
(нет различий)

Версия 07:34, 7 ноября 2017

Автор(ы): Анатолий Сорокин
подготовлено к публикации С. Федосеевым
Источник: «Техника и вооружение», №№1, 3, 5 за 2015 год
В БТЭ добавил: LostArtilleryMan
Tiv 2016 04.jpg
Tiv 2016 05.jpg
В статье использованы фото из архивов автора, редакции и британского Имперского военного музея (Imperial War Museum).
RO BL 6 inch 26 cwt howitzer, ЮАР. (c) Wikimedia Commons, PHParsons

В зарубежных источниках 152-мм гаубица Виккерс в целом характеризуется положительно, чему доказательством является её долгая служба в рядах британской армии. Но в Красной Армии она не прижилась, и подробностями о ней историческая литература похвастать не может. Тем не менее, автору всё же удалось найти редкие таблицы стрельбы для этого орудия издания 1932 г.

Информация, обнаруженная в таблицах стрельбы, позволила дать ответ, почему так получилось: немногочисленные орудия с боеприпасами раздельно-картузного заряжания и кардинально отличным по устройству прицелом выглядели «белыми слонами» среди массовых отечественных советских гаубиц 1930-х гг. Из-за этого 152-мм гаубицу Виккерс обошли стороной модернизации и введение новых типов боеприпасов. Не оказала она влияния и на развитие отечественной полевой гаубичной артиллерии – советские разработчики в межвоенное время успешно объединили достижения французской и немецкой конструкторских школ, а британская «осталась за кадром».

Об официальных названиях системы и боеприпасов к ней

Годы службы 152-мм гаубицы Виккерса пришлись на время, когда происходил переход с традиционных единиц измерения на метрическую систему, а классификация военной техники и взгляды на различные аспекты её использования менялись довольно быстро. Кроме того, впоследствии не раз устанавливались новые правила использования сокращений в официальных документах. Как следствие, затруднительно найти единственное формально правильное наименование данной системы. Поэтому далее будет применяться устоявшееся в наше время, но не вполне официальное название «152-мм гаубица Виккерса», или «152-мм гаубица системы Виккерса».

Несмотря на малочисленность и планируемое снятие с вооружения РККА 152-мм гаубицы Виккерса, в 1938 г. Артиллерийское управление (АУ, с 1940 г. преобразованное в Главное артиллерийское управления – ГАУ) ввело для неё отдельный индекс – 52-Г-531. Что же касается основного артиллерийского выстрела для этой системы, то упоминания о его индексе как в современных источниках, так и в технической литературе конца 1930-х гг. отсутствуют.

Этот выстрел комплектовался из фугасного снаряда 53-Ф-531 или 53-Ф-533, «безымянного» картузного заряда и средства воспламенения – «английской вытяжной коробчатой трубки формы Т» или 7,71-мм холостого винтовочного патрона. В дальнейшем для боеприпасов будут использоваться менее формальные, но тоже вполне официальные краткие наименования без префикса, например, Ф-533 для второго упомянутого выше снаряда. До введения индекса АУ его официальным полным названием было «152-мм фугасная старая гаубичная стальная граната русского образца», а ещё ранее, до начала 1930-х гг., его называли «6-дм стальной фугасной гаубичной бомбою в 4 клб длиною».

История системы в Великобритании

К большой общеевропейской войне на Туманном Альбионе готовились чуть ли не десятилетиями, но для британских сухопутных сил ситуация в августе 1914 г. по многим пунктам была почти что плачевной. В полной мере это касалось и положения с современными тяжёлыми полевыми гаубицами: в метрополии имелось только 80 таких орудий из общего объёма выпуска в 120 единиц, так как остальные находились в колониях и доминионах. Да и современными их можно было назвать с большой натяжкой: 6-дм полевую гаубицу (Royal Ordnance Breech Loading 6-inch 30 cwt howitzer) на однобрусном лафете поставили на службу ещё в 1896 г. и предназначалась она для колониальных войск в Индии.

Тактико-технические характеристики (ТТХ) этого орудия для своего времени являлись неплохими: масса в боевом положении – около 3,5 т, начальная скорость – 237 м/с, углы вертикальной наводки – от –10° до 35°, максимальная дальнобойность – около 6,3 км. Но к началу 1910-х гг. этого было уже недостаточно: гаубицы Круппа и Шнейдера близкого или равного калибра стреляли на дистанции свыше 8,5 км, а их наибольший угол возвышения составлял более 40°.

Тем не менее, эти орудия приняли участие в боях 1914 и 1915 гг. во Франции и Фландрии, но ни по характеристикам, ни по количеству они не могли противостоять упомянутой немецкой 150-мм гаубице s.FH.13, разработанной фирмой «Крупп». У британских солдат последняя получила прозвище «Five-Point-Nine» (от калибра «5.9 дюйма» в английской системе мер) и даже вошла в их окопно-песенный фольклор. В тылу же началось экстренное создание собственного её аналога.

В январе 1915 г. фирма «Виккерс» (Vickers Limited) приступила к проектированию новой 6-дм гаубицы, а 30 июля из прототипа произвели первый выстрел. Систему приняли на вооружение как Royal Ordnance Breech Loading 6-inch 26 cwt howitzer и запустили в валовое производство на мощностях сразу нескольких компаний, включая разработчика (26 cwt означает «в 26 центнеров», с учетом «британского центнера»[1] это составляет 1320,8 кг – видимо, имелась в виду масса качающейся части). К концу того же года в войсках уже насчитывалось несколько сотен новых орудий. Всего построили 3633 BL 6-inch 26 cwt howitzer.

Первое массированное боевое применение новых систем произошло в ходе сражения на Сомме. В войсках метрополии 6-дм гаубица Виккерса заслужила хорошую репутацию на полях сражений. Поставлялась она и в другие государства: 212 единиц получили страны-союзники, которые не являлись колониями или доминионами Британской империи. В их число входила и Российская империя.

В межвоенное время систему модернизировали путем замены боевого хода на металлические колеса с резиновыми шинами – сначала сплошными (модификация Mk 1R), а потом и с пневматическими баллонами (Mk 1P). Это позволило резко увеличить скорость возки орудия механической тягой. Помимо этих мер по улучшению мобильности, у 6-дм гаубицы Виккерса усовершенствовали прицельное оборудование. Также для неё ввели новый снаряд дальнобойной формы и усиленный заряд, что позволило увеличить максимальную дистанцию стрельбы с 8,7 до 10,4 км.

6-дм гаубица Виккерса прошла всю Вторую мировую войну, с первого и до последнего дня. Правда, с одной существенной оговоркой: на европейском театре военных действий (ТВД) к моменту высадки в Нормандии её большей частью уже заменила новая 5,5-дм (140-мм) пушка (Royal Ordnance Breech Loading 5.5-inch Gun). На Западном фронте орудий-ветеранов осталось мало, однако их продолжали использовать для учебных целей в метрополии. Но на других ТВД дела обстояли иначе.

В 1940–1941 гг. англичане ещё применяли 6-дм гаубицы Виккерса в боях с итальянцами в Эритрее. В британских частях, воевавших в Бирме, наблюдались случаи разрывов снарядов внутри стволов 5,5-дм пушек. Причиной являлись дефекты как орудия, так и боеприпасов к нему. Поэтому там 6-дм гаубицу Виккерса с начала 1945 г. вернули в действующую армию и она активно воевала вплоть до полной капитуляции японских войск. В октябре 1945 г. последовало окончательное снятие «сверхсрочницы» с вооружения британской армии, но в колониях и доминионах, ставших со временем независимыми государствами, эта система использовалась ещё несколько лет.

В Российской Империи

К началу Первой мировой войны Русская Императорская армия была полностью укомплектована тяжёлыми 6-дм гаубицами: крепостная артиллерия получила 122 системы Шнейдера обр. 1909 г., а полевая – 164 системы обр. 1910 г. и ещё 154 – обр. 1909 г. Однако характер ожидавшейся войны оказался совсем не таким, на который рассчитывало военно-политическое руководство страны. Одним из его «проколов» стала уверенность в том, что численности орудийного парка и мощностей русской промышленности хватит для обеспечения войск тяжёлыми гаубицами. Также сыграла свою роль и недооценка в довоенное время этих систем в грядущем вооружённом конфликте. Её следствием стала немногочисленность тяжёлых систем в полевой артиллерии. Однако ход военных действий быстро развеял любые иллюзии: фронт пожирал с огромной скоростью имеющиеся людские, денежные и материальные ресурсы, а для восполнения хотя бы последних собственные силы оказались недостаточными.

Применительно к 6-дм гаубицам это вылилось в дополнительные заказы Путиловскому и Пермскому заводам на системы обр. 1909 г. и 1910 г., но их выполнение оказалось весьма затянутым. А восполнение потерь в существующих частях, формирование новых и необходимое наращивание доли тяжёлой артиллерии требовали все большего количества орудий. Поэтому пришлось обратиться за помощью к союзникам.

Традиционный поставщик Русской Императорской армии – французская фирма «Шнейдер» – ввиду сильной загруженности заказами для вооружённых сил своей страны оказать помощь не могла. Небольшую партию из 16 150-мм тяжелых гаубиц «Тип 38» поставила Япония. Более «щедрой» оказалась Великобритания: в 1915 г. она согласилась продать 100 гаубиц Виккерса; восемь из заказанных орудий прибыли в конце 1916 г., а 92 – в начале 1917 г. Ими укомплектовали 24 батареи литеры «М» тяжёлой артиллерии особого назначения (ТАОН), по четыре орудия в каждой батарее. Таким образом, к 1 августа 1917 г. там находилось 96 152-мм гаубиц Виккерса.

Их главным назначением при прорыве обороны противника являлась стрельба по прочным постройкам, в том числе фортификационным сооружениям с лёгким бетонным (толщина до 50 см) покрытием, окопам укреплённой оборонительной полосы противника с блиндажами полевого типа, козырьками, пулемётными гнездами. В полевых боях «6-дм английские гаубицы» назначали для обстрела окопов и ходов сообщения, при необходимости – для поражения «открытых живых целей».

Интересно, что, получив значительное (по сравнению с отечественным выпуском военного времени) количество 6-дм британских гаубиц, ГАУ озаботилось их встраиванием в существующую классификацию типов орудий. Так, в дополнение к полевым и крепостным 6-дм гаубицам появилась ещё и осадная – первым официальным названием английской системы на отечественной службе стало «6-дм английская осадная гаубица системы Виккерс». Иногда к нему добавляют «обр. 1916 г.», но насколько это соответствует действительности, трудно сказать.

В дальнейшей истории гаубицы Виккерса в нашей стране много неясного, поскольку в августе 1917 г. разложение армии уже бывшей Российской империи стремительно набирало обороты, а спустя примерно полгода началась Гражданская война. Заметим, что для маневренных боевых действий приспособленная большей частью для механической тяги 6-дм гаубица Виккерса (масса в походном положении с передком составляла 4,2 т) совершенно не подходила с учётом преимущественно конной тяги в армии. Кроме того, она являлась одной из немногих современных систем в РККА, поэтому её использовали с большой осторожностью. Видимо, этим и объясняется тот факт, что из 100 поставленных орудий к 1918 г. до середины 1930-х гг. дожили все или почти все. А. Б. Широкорад упоминает, что в боях Гражданской войны трофеями красноармейцев стали ещё несколько единиц орудий этого типа.

По данным известного британского автора по истории артиллерии Иана Хогга, 6-дм гаубицы по состоянию на ноябрь 1918 г. находились в распоряжении Королевской гарнизонной (крепостной) артиллерии его страны. Согласно официальной историографии, в интервенции Великобритании в Россию принимали участие Королевский флот и до десятка батальонов различных пехотных (т.е. не при- надлежавших Королевской гарнизонной артиллерии) полков[2]. Англичане снабжали Белое движение тяжёлым вооружением, например, танками Mark V, но прямых упоминаний о поставках ему систем Виккерса не имеется. По информации Хогга, уже после окончания Первой мировой войны BL 6-inch 26-cwt howitzer передали вооруженным силам канадского, австралийского и новозеландского доминионов, а также армиям Бельгии, Нидерландов, Италии и Греции. По всей видимости, захваченные РККА орудия очутились в России «нелегальным» образом.

Прежде чем перейти к истории службы системы в РККА, необходимо рассказать о техническом устройстве орудия и боеприпасов к нему. Тогда становится понятно, почему 6-дм гаубицы Виккерса были самыми натуральными «белыми слонами» в отечественном артиллерийском парке (в особенности к середине и концу 1930-х гг.)

Конструкция орудия

Конструктивно 152-мм гаубица Виккерса состояла из ствола скреплённого типа с поршневым двухтактным затвором системы Велина и однобрусного лафета, включавшего люльку, противооткатные устройства, верхний и нижний станок, механизмы наведения, ходовую часть и прицельные приспособления.

Ствол орудия из никелевой стали состоял из внутренней трубы, скреплённой стальной проволокой (обмотанной вокруг трубы с натяжением в несколько слоёв), и нагнанного на них в нагретом состоянии кожуха. Для надёжной фиксации этих элементов после остывания предназначались стопорное кольцо для проволоки, переднее направляющее кольцо и заднее перекрывающее кольцо. На двух последних имелись захваты для подвижного соединения с направляющими рёбрами люльки.

Канал ствола делился на затворную, каморную и нарезную части. В затворной части находились нарезные и гладкие сектора для прохода и сцепления с аналогичными секторами поршня затвора. В гладкой цилиндрической каморной части в заряжённом орудии располагался картуз с метательным зарядом. Нарезная часть была образована 36 нарезами с постоянной крутизной: длина хода нарезов составляла 15 клб на всем её протяжении. В кожух ввинчивался казённик.

Затвор, открывающийся вправо в один приём, относился по типу чередования нарезных и гладких секторов к «системе Велина», названной в честь её изобретателя – шведского конструктора и промышленника Акселя Велина (1862–1951)[3]. По сравнению с традиционной конструкцией поршневых затворов отечественных 152-мм гаубиц (с чередующимися двумя гладкими и двумя нарезными секторами равного диаметра по 90°) у системы Виккерса гладкие сектора занимали меньшую долю поверхности поршня. Вслед за ними следовал сначала сектор с малым диаметром нарезов, а затем – с больши́м.

Такое существенно более сложное в изготовлении устройство затвора позволяло за счёт увеличенной доли нарезных секторов добиться лучшей обтюрации (особенно важной при картузном заряжании) при менее длинном поршне. В результате, затворная часть получалась короткой и не столь тяжёлой, что позволяло сэкономить на массе орудия в целом без каких-либо отрицательных последствий. Кроме того, при открывании или закрывании затвора поршень поворачивался на меньший угол, что благоприятствовало повышенной скорострельности.

В связи с картузным заряжанием затвор снабжался пластическим обтюратором с асбестовым наполнением обтюраторной подушки. Для предупреждения самоотпирания затвора служил особый стопор в его рукояти. Предохранителя на случай затяжных выстрелов не было. Небольшая часть орудий имела средством воспламенения 7,71-мм холостой винтовочный патрон, и в этом случае в грибовидном стержне обтюратора затвора под него выполнялся запальный канал, а затвор снабжался ударным приспособлением.

Противооткатные устройства включали гидравлический тормоз отката и наката (кратко называемый просто тормозом отката) и гидропневматический (воздушно-гидравлический – по терминологии того времени) накатник. Эти два узла были неподвижными при откате и собирались в цельной стальной поковке внутри люльки орудия. Длина отката – переменная, автоматически регулировалась специальным механизмом от 1370 мм (при угле возвышения 0°) до 610 мм (при угле возвышения 45°).

Люлька желобообразного типа укладывалась цапфами в гнездах верхнего станка орудия и сцеплялась связанным с ней зубчатым сектором слева от ствола с шестернями подъёмного механизма (т. е. последний принадлежал к секторному типу). Поскольку гаубица имела фиксированный угол заряжания в 7,5°, люлька оснащалась механизмом быстрого приведения в положение для заряжания. Этот механизм был независим от подъёмного механизма, благодаря чему линия прицеливания при работе им не нарушалась. Судя по отсутствию упоминания уравновешивающего механизма в руководстве службы орудия, его качающаяся часть была самоуравновешена в цапфах. Помимо зубчатого сектора, левая цапфа была связана тягой с прицельными приспособлениями.

Верхний станок орудия (в руководстве службы именуется поворотным столом) из двух станин служил основанием для его качающейся части. Верхний станок соединялся с нижним станком с помощью штыря, обеспечивавшего его вращение в горизонтальной плоскости, а также тяги поворотного механизма винтового типа.

Нижний станок являлся основанием лафета, на него устанавливалась вращающаяся часть орудия. Он состоял из двух станин, жёстко соединенных между собой коробчатой связью с отверстием для штыря в передней части и четырьмя коробчатыми связями в задней (хоботовой) части. На последней, которая служила опорой на грунт, устанавливались сошник со скобами, а также шворневая (в современном правописании – шкворневая) лапа. Прави́ла для грубой горизонтальной наводки гаубицы не было; его функции выполняли две скобы на верхней стороне сошника. Также у орудия полностью отсутствовало щитовое прикрытие.

Боевая ось – без подрессоривания, с двумя деревянными колёсами с колодочными тормозами и металлической шиной.
  1. Иначе — хандредвейт (англ. hundredweight)
  2. В Интернете можно найти упоминания участвовавших в интервенции батальонов, принадлежащих 236-й пехотной бригаде, пехотным полкам «Royal Scots», «Royal Dublin Fusiliers» и др.
  3. Конструкция затвора имеет сходство с поршневым затвором американского конструктора Д. Эсбури, использовавшего идею ступенчатого затвора Велина.