armor.kiev.ua / lib / tanks_and_armor
 

Танки и танковые войска. Ч.2 Боевые действия танковых войск

(Танки и танковые войска / Коллектив авторов. Под ред. Маршала бронетанковых войск А. X. Бабаджаняна. — М.: Военное издательство, 1970)

Глава VI

ГЛАВА VI
БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ТАНКОВЫХ ВОЙСК

РАЗДЕЛ 1. ЯДЕРНЫЙ ВЗРЫВ И ТАНКИ

§ 1. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТАНКАМИ РЕЗУЛЬТАТОВ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ

Ядерное оружие — самое мощное средство массового поражения.

Оно способно в короткие сроки выводить из строя целые подразделения, части и даже соединения, разрушать различные сооружения и объекты, создавать обширные зоны радиоактивного заражения и, кроме того, оказывать на войска сильное моральное воздействие.

Поражающая мощь ядерного взрыва в сотни тысяч раз превышает мощность обычных снарядов и бомб. Так, например, для того чтобы подавить хорошо оборудованный ротный опорный пункт, в годы минувшей войны привлекали несколько десятков орудий и минометов, расходовали тысячи снарядов и мин; для выполнения такой задачи требовалось довольно много времени. Теперь эту задачу можно решить всего одним ядерным боеприпасом соответствующей мощности, причем более эффективно и значительно быстрее.

Бесспорно, что оснащение танковых войск ядерным оружием решительно повышает их огневую и ударную мощь и в корне изменяет содержание и характер современного боя. Появился новый и важнейший элемент боя — ядерный удар, который в определенном районе наносит полное поражение противнику и создает брешь в его боевых порядках.

Совершенно очевидно, что основным содержанием современного общевойскового боя будет уничтожение ядерных средств и главных группировок войск противника ядерными ударами в сочетании со стремительным наступлением танков через бреши, создаваемые в обороне противника. Поэтому действия танковых войск на поле боя прежде всего, вероятно, будут согласовываться с ядерными ударами и направляться на эффективное использование их результатов.

Известно, что на вооружение армий основных капиталистических стран поступают ракеты с ядерными зарядами различной мощности. Они обладают большой дальностью действия, высокой точностью попадания, надежностью поражения объектов, запускаются с подвижных установок высокой проходимости. Считается, что ракетные подразделения танковых войск должны обладать высокой маневренностью, должны быть способны быстро перемещаться на большие расстояния, действовать непосредственно в боевых порядках войск. Кроме ракет, ядерные удары на поле боя могут наноситься истребительно-бомбардировочной и бомбардировочной авиацией, применение которой считают особенно эффективным по подвижным объектам.

Надо полагать, что ядерное оружие будет применяться для поражения наиболее важных объектов противостоящего противника. Очевидно, основными объектами для поражения ядерным оружием в наступательном бою могут быть средства ядерного нападения, опорные пункты и узлы сопротивления, резервы, особенно танковые, средства противовоздушной обороны, пункты управления, склады боеприпасов и горючего, а в обороне — ядерные средства и основные группировки войск противника, прежде всего танковые при подходе и развертывании их в боевой порядок.

Во встречном бою или в наступлении чаще будут применяться воздушные взрывы, так как при этом в районе взрыва происходит незначительное радиоактивное заражение местности, не препятствующее наступлению войск.

Для разрушения оборонительных сооружений и поражения танков противника, очевидно, будут применяться и низкие воздушные взрывы, при которых происходит сильное радиоактивное заражение только в районе эпицентра взрыва. Районы эпицентров низких воздушных взрывов с высокими уровнями радиации танки могут успешно преодолевать с ходу, при этом дозы облучения экипажей будут незначительными.

Важные объекты, расположенные в глубине обороны противника, могут поражаться ядерными ударами с применением наземных взрывов. В результате таких взрывов могут быть весьма серьезные потери в живой силе и технике не только от прямого воздействия ядерных взрывов, но и от радиационного заражения в зонах опасного и сильного заражения местности.

Ядерное оружие будет применяться с соблюдением мер безопасности своих войск, исключающих даже незначительное снижение их боеспособности. Поэтому объекты ядерных ударов и эпицентры ядерных взрывов выбираются с учетом обеспечения безопасного удаления своих войск. Рубеж безопасного удаления будет указываться наступающим частям и подразделениям по карте и на местности по хорошо заметным ориентирам (рис. 116). На этом рубеже войска, очевидно, будут ожидать ядерного взрыва, а подразделения разведки и охранения заранее отводиться на безопасное удаление.

Быстрое использование результатов применения ядерного оружия с целью завершения разгрома противника может быть достигнуто стремительной атакой танков вслед за ядерным ударом и продвижением их в глубину обороны противника в высоких темпах. Именно танки способны наиболее успешно атаковать противника сразу вслед за ядерным ударом, используя брешь в его обороне, с ходу и в высоких темпах преодолеть завалы, разрушения, пожары, районы радиоактивного заражения и в короткий срок выйти на противоположную сторону района ядерного взрыва.

Надо полагать, что в результате ядерного взрыва в границах зоны выхода из строя живой силы будет ощущаться полная утрата боеспособности подразделений и частей; за этой границей в радиусе, примерно в два раза большем, войска могут оказаться в значительной степени подавленными и не смогут осуществить организованное сопротивление наступающим танкам в течение более или менее длительного времени.

Рис. 116. Определение рубежа безопасного удаления при наступлении с ходу

Рис. 116. Определение рубежа безопасного удаления при наступлении с ходу

Учитывая сказанное выше, в ряде случаев наступление, очевидно, чаще будет вестись прямо через район воздушного ядерного взрыва в предбоевых или боевых порядках, где все огневые средства противника будут уничтожены или подавлены. Однако вследствие отклонения эпицентра взрыва от намеченного часть огневых средств противника может оказаться непораженной. Поэтому сразу после взрыва целесообразно определить его результаты в отношении поражения объекта и уточнить или поставить задачи артиллерии и танкам по уничтожению не пораженных ядерным взрывом или вновь выявленных огневых средств, и в первую очередь танков и противотанковых средств противника (рис. 117).

Рис. 117. Наступление танкового батальона вслед за ядерным ударом

Рис. 117. Наступление танкового батальона вслед за ядерным ударом

Следует иметь в виду, что местность в районе взрыва сильно изменяется: отдельные строения, населенные пункты, мосты могут быть полностью разрушены, многие ориентиры исчезнут, на границах зоны разрушения возникнут очаги пожаров, а в районе взрыва ориентировка будет затруднена в результате пылеобразования и дыма. Особенно сильное и длительное запыление может быть при низком воздушном (а тем более наземном) взрыве в сухую погоду на песчаном грунте или пашне. В этих сложных условиях атакующие танки, очевидно, сами будут вести разведку путей обхода разрушений и завалов или преодолевать их с ходу в условиях радиоактивного заражения местности, вести радиационную разведку, проделывать проходы для бронетранспортеров и колесных машин.

Поэтому при постановке задач командирам подразделений и экипажам танков, надо полагать, будут указываться на местности возможный характер ее изменения после ядерного удара и направления действий по хорошо заметным и устойчивым против взрыва ориентирам, а также мероприятия по всестороннему обеспечению атаки танков.

Очень ответственным моментом в развитии атаки является выход танков на противоположную сторону района ядерного взрыва. К этому времени огневые средства противника, оказавшиеся вне зоны поражения, могут быть приведены в боеспособное состояние. Возможно также выдвижение на огневые рубежи танков и противотанковых средств из его резервов. Все эти средства могут встретить организованным противотанковым огнем наступающие танки при выходе их из зоны запыления, пожаров и завалов. Эти средства должны уничтожаться сосредоточенным огнем артиллерии и танков, а выдвигающиеся резервы противника — ударами ракет и авиации. Только решительные наступательные действия танков в высоких темпах не дадут возможности противнику восстановить боеспособность после ядерного удара и способны завершить полный его разгром.

§ 2. ЗАЩИТНЫЕ СВОЙСТВА ТАНКОВ ПРОТИВ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ

В условиях ядерной войны танки эффективно могут использовать результаты своих ядерных ударов, так как из всех видов современной боевой техники сухопутных войск они обладают сравнительно высокой устойчивостью против поражающих факторов ядерного взрыва и обеспечивают надежную защиту экипажа. Танк полностью защищает экипаж от светового излучения ядерного взрыва и во много раз снижает давление ударной волны и дозу проникающей радиации.

При ядерных взрывах малой мощности основным поражающим фактором, обладающим наибольшим радиусом поражения экипажа, является проникающая радиация, при взрывах большой мощности — ударная волна. Это объясняется тем, что при взрывах малой мощности радиус действия проникающей радиации, и особенно потока нейтронов, больше, чем радиус действия ударной волны, а при взрывах большой мощности — наоборот. В свою очередь поток нейтронов обладает большей по сравнению с гамма-лучами способностью проникать через броню. Указывается, например, что слой половинного ослабления брони для нейтронов составляет 10 см, для гамма-лучей — 3 см. Материалы же, состоящие из химических элементов с легкими ядрами (водород, углерод и т. п.), например пластмассы, труднее преодолимы для нейтронов и, наоборот, легче преодолимы для гамма-лучей. Отмечается, что слой половинного ослабления пластмассы составляет для нейтронов 3—5 см, для гамма-лучей — 15—20 см. Зная слой половинного ослабления, легко подсчитать коэффициент ослабления проникающей радиации той или иной преградой по формуле

K = 2Д/СП,

где

К — коэффициент ослабления (во сколько раз);

Д — толщина преграды в см;

СП — слой половинного ослабления в см.

Так, например, броня толщиной 10 см ослабляет гамма-лучи в 10 раз (K = 210:3 = 23,3 = 10), поток нейтронов — в 2 раза (Kн = 210:10 = 2); слой пластмассы такой же толщиной ослабляет гамма-лучи в 1,4 раза (K = 20,5 = 1,4), а поток нейтронов — в 10 раз (Kн = 210:3 = 10). Поэтому считается, что для повышения защитных свойств брони от потока нейтронов будут применяться так называемые пластмассовые экраны.

Танк обеспечивает также надежную защиту экипажа при действиях в обширных зонах радиоактивного заражения после наземных ядерных взрывов и снижает дозу радиации, по данным иностранной печати, примерно в 10 раз. Надежная герметизация боевого отделения предохраняет экипаж от радиоактивной пыли. Поэтому даже очень сильное радиоактивное заражение брони танка снаружи не будет представлять для экипажа особой опасности, а потребует лишь соблюдения мер предосторожности при обслуживании танков. Высокие защитные свойства танков против радиоактивных излучений позволяют вести боевые действия даже в зонах сильного и опасного заражения вскоре после их образования при минимальных дозах облучения экипажей.

По данным зарубежной военной печати, повреждения самих танков от ядерного взрыва происходят лишь на сравнительно близких расстояниях от эпицентра взрыва и, как правило, в результате воздействия мощной ударной волны.

Сильные повреждения танк может получить лишь при огромном давлении ударной волны, примерно превышающем 20—30 т/м2. При этом общая сила динамического удара на танк может превысить 100 т, в результате чего танк может быть опрокинут или отброшен на несколько метров. При ядерном взрыве мощностью порядка 30 кт такие повреждения могут наблюдаться примерно в радиусе до 250 м.

Слабые и средние повреждения могут возникать при давлении в 10—20 т/м2. При слабых и даже средних повреждениях подвижность танка обычно сохраняется. Средние повреждения при взрыве ядерного боеприпаса мощностью 30 кт могут происходить в радиусе до 500 м, слабые — до 1 км. На этом расстоянии могут выходить из строя экипажи танков. На расстоянии, в два раза большем, возможны лишь незначительные повреждения наружного оборудования танков, почти не влияющие на их боеспособность.

На основании закона подобия взрывов с увеличением (уменьшением) мощности взрыва радиус зоны поражения или тех или иных повреждений танков возрастает (убывает) пропорционально корню кубическому из увеличения взрыва. Так, например, от взрыва мощностью 300 кт танки получат средние повреждения в радиусе , т. е. в два раза больше, чем от взрыва мощностью 30 кт, или в радиусе 0,5×2 = 1 км, а выход из строя экипажей и слабые повреждения танков произойдут в радиусе 1×2 = 2 км. Ориентировочные расчетные размеры зон выхода из строя личного состава и танков от ядерных взрывов различной мощности приведены на графике (рис. 118).

Следует заметить, что умелое использование защитных свойств местности примерно в 1,5—2 раза уменьшает площадь поражения ядерным взрывом различных объектов. Даже небольшое углубление или канава глубиной всего 0,5—1 м значительно повышает устойчивость танка от сдвига и опрокидывания ударной волной. Поражающее действие ударной волны резко снижается в глубоких и извилистых оврагах и лощинах, за обратными скатами высот, в густом лиственном лесу (хвойный лес опасен в пожарном отношении).

Рис. 118. Размеры зон выхода из строя личного состава и повреждений танков при ядерных взрывах

Рис. 118. Размеры зон выхода из строя личного состава и повреждений танков при ядерных взрывах

Перспективным для повышения живучести танковых войск в условиях ядерной войны является дальнейшее повышение устойчивости танков и их защитных свойств от поражающих факторов ядерного взрыва, в первую очередь от проникающей радиации ядерного взрыва и радиоактивных излучений при длительных действиях на зараженной местности.

РАЗДЕЛ 2. ЗАЩИТА ТАНКОВ ОТ ПТУРС И БОРЬБА С НИМИ

§ 1. СОВРЕМЕННЫЕ ПТУРС И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ДЕЙСТВИЯ ТАНКОВ

После второй мировой войны у танков появился новый грозный и опасный враг — противотанковые управляемые реактивные снаряды (ПТУРС). Их появление открыло новую эру борьбы с танками и вместе с этим поставило последние перед необходимостью изыскания иных способов действий.

Высокая эффективность действия ПТУРС, их большая маневренность и простота обслуживания, а также возможность запуска с легких самолетов и вертолетов привели некоторых, судя по материалам зарубежной военной печати, теоретиков и практиков военного дела как бы в замешательство. И, как всегда это бывает в подобных случаях, наиболее впечатлительные из них пришли к выводу, что наступил конец безраздельному господству танков на поле боя, что танки изжили себя. Исходя из этого, в некоторых зарубежных армиях выдвигались проекты замены танков более легкими бронированными машинами, оснащенными ПТУРС и обычными видами оружия — пушкой и пулеметом. Эти машины и должны были бы решать возникающие на поле боя задачи.

Однако и здесь на помощь танку пришло время, как это было и прежде. Из опыта прошлого известно, что всякому новому оружию, каким бы грозным оно ни было, всегда находилось противодействие, локализующее его применение или сводящее эффект его действия к минимуму. Так получилось и с ПТУРС. Вначале, а вернее, при полигонных испытаниях, они показались действительно всемогущими, способными существенно изменить роль танков на поле боя. Но последующее глубокое их изучение показало, что делать такие выводы, очевидно, еще рано. Это новое оружие обладает рядом недостатков, которые будут использованы танками. Отсюда зарубежными военными специалистами делается вывод, что танки будут еще долгое время применяться на полях будущих сражений.

Как считают за рубежом, находящиеся на вооружении ПТУРС пробивают броню толщиной примерно от 400 до 650 мм. Такой большой эффект объясняется тем, что все ПТУРС конструируются по принципу использования кумулятивной струи газов высокоэффективных взрывчатых веществ. Кумулятивная струя обладает высокой температурой, большой скоростью истечения и огромным давлением в фокусе истечения газов боевой головки. Конструируются ПТУРС с таким расчетом, чтобы поражаемая броня находилась в фокусе истечения кумулятивной струи. Следовательно, если ПТУРС попадет в танк, то мало шансов на то, что броня не будет прожжена кумулятивной струей снаряда. Таким образом, в отношении бронепробиваемости ПТУРС являются весьма опасными средствами в борьбе против танков. Зарубежные танковые специалисты считают, что повышение живучести танков прежде всего, очевидно, будет обеспечиваться повышением противокумулятивной стойкости брони танков и снижением кумулятивного эффекта противотанковых управляемых реактивных снарядов.

Что касается веса ПТУРС, то наблюдается тенденция к его уменьшению и миниатюризации самих снарядов. Так, например, если вес наиболее ранних образцов ПТУРС, таких, как «Малкара», SS-12 и другие, находится в пределах 75—100 кг, то вес наиболее современных ПТУРС, находящихся на вооружении и в разработке, колеблется в пределах 6—25 кг. В связи с уменьшением веса уменьшились и габариты противотанковых управляемых реактивных снарядов. Это привело к увеличению количества ПТУРС на пусковых установках, монтируемых на автомобилях, бронетранспортерах, танках, самолетах и вертолетах. Таким образом, налицо тенденция к увеличению боевого комплекта ПТУРС в противотанковых подразделениях.

Скорость полета ПТУРС имеет прямое отношение к уязвимости танков на поле боя. Чем больше скорость снаряда, тем меньше времени имеет танк на выполнение маневра с целью укрыться в складках местности или за местными предметами и, стало быть, тем больше его уязвимость. Поэтому при создании ПТУРС стремятся увеличить скорости их полета. Так, например, если у большинства состоящих на вооружении противотанковых управляемых реактивных снарядов максимальная скорость полета достигает 80—85 м/сек (SS-10, «Энтак», «Кобра 810», «Бантам», «Москито», ТАТМ-Зс) или колеблется в пределах от 150 до 220 м/сек (SS-11, «Виджелент», «Малкара», «Свингфайр»), то у снарядов, находящихся в разработке, максимальная скорость полета больше — она находится в пределах примерно от 280 до 600 м/сек («Хот», «Аккра»).

Дальность стрельбы ПТУРС имеет важное значение для выработки тактики действий танков на поле боя. Обычно у ПТУРС различают две дальности: минимальную и максимальную. Минимальная дальность стрельбы — это дальность от пусковой установки ПТУРС до момента, когда выпущенный снаряд становится управляемым. Максимальная дальность — это дальность полета снаряда, пока он является управляемым. Обычно у большинства состоящих на вооружении иностранных армий ПТУРС минимальная дальность колеблется в пределах 300—500 м максимальная — в пределах 1500—4000 м. Однако некоторые зарубежные ПТУРС имеют минимальную дальность от 75 до 200 м, а максимальную — 6500 м («Шиллела», SS-12). На минимальной дальности снаряд еще неуправляем, и танк попадает как бы в мертвую зону, в которой он не может быть поражен. Это обстоятельство, естественно, будет учитываться при выработке тактики действий танков, атакующих позиции ПТУРС. Танки будут стремиться как можно скорее, используя складки местности и местные предметы, войти в мертвую зону ПТУРС и оттуда своим огнем или гусеницами уничтожить позиции противотанковых управляемых реактивных снарядов.

Знание максимальной дальности стрельбы ПТУРС позволяет правильно выбрать рубежи развертывания танков вне зоны действительного огня ПТУРС. Считается, что на равнинной и открытой местности рубеж развертывания танков будет целесообразнее назначать не ближе максимальной дальности стрельбы ПТУРС.

Увеличение боекомплекта пусковых установок ПТУРС, а также совершенствование их и обеспечение возможности запуска с переносных пусковых установок привели к насыщению войск этими противотанковыми средствами, что серьезно затруднит действия танков на поле боя.

Как указывалось ранее, имеющиеся на вооружении иностранных армий ПТУРС запускаются с наземных или подвижных пусковых установок, в том числе с самолетов и вертолетов. Запуск осуществляется или непосредственно из транспортировочных ящиков, или же со специальных пусковых устройств, имеющих направляющие полозья и монтируемых на подвижных средствах. Проектируются ПТУРС с запуском из трубы, устанавливаемой на специальной треноге. Снаряд может также запускаться из трубы непосредственно с плеча («Милан», «Хот», «Тоу», «Моу»).

На страницах зарубежной военной печати отмечается, что важнейшее значение при разработке тактики борьбы с ПТУРС приобретает знание систем наведения их на цель. Принципиально систем наведения ПТУРС на цель может быть много. Однако в настоящее время, как это видно из зарубежной печати, основными системами наведения являются следующие:

а) командная система (телеуправление с передачей команд по проводам и телеуправление с передачей команд по радио);

б) полуавтоматическая или комбинированная система (провода, головка самонаведения с использованием инфракрасных или ультрафиолетовых лучей);

в) автономная или автоматическая система.

На страницах иностранной военной печати указывается, что все системы наведения, кроме автономной, имеют ручное наведение и требуют действий наводчика (оператора), который должен управлять полетом снаряда, начиная с запуска и кончая поражением цели.

В командных системах наводчик все время следит за целью и за летящим снарядом и направляет его в цель посредством прибора управления, с помощью которого передаются команды на снаряд по проводам или по радио. Совмещая цель и летящий снаряд в одну точку, наводчик ведет снаряд до цели. Таким образом, в командных системах просматриваются три линии связи, на которые можно воздействовать, чтобы препятствовать поражению танка, а именно: линия цели, траектория полета снаряда и каналы связи для подачи команд от наводчика к снаряду (провода или радиоканалы).

В комбинированных или полуавтоматических системах наведения наводчик следит только за целью. Снаряд устроен так, что он автоматически сам следит за линией цели, стремится выйти на эту линию и, таким образом, поражает цель. В этих системах имеются только две линии связи: линия цели и траектория полета снаряда.

Достаточно оказать эффективное воздействие хотя бы на одну линию связи, чтобы не допустить поражения танка.

В автономных или автоматических системах управления снаряд наводится на цель сам. Поэтому в этих системах имеется только одна линия связи, на которую надо воздействовать, чтобы затруднить или исключить поражение цели.

Анализ существующих систем наведения показывает, что большинству из них необходимо ручное наведение снаряда на цель. Так, например, генерал-майор Дж. Зирдт в статье «Средства борьбы против танков» отмечает, что во время стрельбы ПТУРС наводчик-оператор должен все время следить либо за целью и снарядом одновременно, либо только за целью. Это обстоятельство является очень важным для организации борьбы с противотанковыми управляемыми реактивными снарядами и, по мнению зарубежных военных специалистов, порождает ряд заманчивых идей при разработке способов действий танков при встрече с ПТУРС.

§ 2. СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ И БОРЬБЫ ТАНКОВ С ПТУРС

Для организации успешной борьбы с ПТУРС, естественно, необходимо знать их сильные и слабые стороны.

Положительными качествами ПТУРС, по мнению иностранных военных специалистов, являются:

— способность пробивать самую толстую броню (от 400 до 650 мм), которую только можно поставить на танках;

— возможность универсального запуска с наземных и подвижных пусковых установок, в том числе с самолетов и вертолетов;

— большая маневренность на поле боя;

— простота обслуживания;

— возможность использования на поле боя против любых целей;

— большая вероятность поражения целей: по данным иностранной печати, вероятность поражения подвижных целей на максимальной дальности составляет 95%, на минимальной дальности — 85%.

К недостаткам этих снарядов, как отмечается в зарубежной военной печати, относятся следующие:

— необходимость непрерывного слежения за целью и снарядом при командных системах наведения и только за целью при полуавтоматическом наведении;

— возможность потери снаряда при кратковременной потере видимости цели;

— большое полетное время снаряда до цели;

— увеличение случаев отказа в управлении снарядом с возрастанием сложности устройства самого снаряда;

— наличие мертвой зоны на удалении 300—500 м от пусковой установки.

Учитывая сильные и слабые стороны ПТУРС, в зарубежной военной печати отмечаются следующие принципиальные способы защиты танков и борьбы с ПТУРС: групповой, индивидуальный, активный и пассивный.

Групповой способ защиты танков и борьбы с ПТУРС — это такой способ, при котором централизованно проводятся мероприятия по защите танков от ПТУРС и борьбе с ними, в результате чего защищаются все танки атакующего или обороняющегося танкового подразделения или части.

Одним из наиболее эффективных групповых методов защиты танков от ПТУРС и борьбы с ними является использование танками тактических приемов действий, затрудняющих противнику применение ПТУРС. К таким действиям можно отнести использование танковыми подразделениями условий местности (балок, оврагов, лесов, перелесков, населенных пунктов, посевов и кустарников) для сближения с противником с одновременным подавлением огневых позиций ПТУРС огнем артиллерии или авиации. Чем больше времени танки в ходе сближения и атаки будут оставаться невидимыми для наводчиков ПТУРС противника, тем больше будет у танков шансов на успех.

Использование танками пересеченной местности, покрытой кустарниками, редкими деревьями, или местности, имеющей предметы, способные служить для маскировки, может привести к преждевременному подрыву ПТУРС, если взрыватели будут установлены на мгновенное действие или же снаряды потеряют управление вследствие обрыва проводов для передачи команд от пульта управления к снаряду.

Подавление огневых позиций ПТУРС ядерным оружием, массированным огнем артиллерии и ударами авиации, а также огнем самих атакующих танковых подразделений, как отмечается в зарубежной военной печати, является также групповым методом защиты танков и борьбы с ПТУРС. Ранее было отмечено, что для того, чтобы поразить танки, наблюдатели-операторы ПТУРС должны непрерывно видеть цель в приборы наведения. Как считают иностранные военные специалисты, ядерные взрывы, а также бомбо-штурмовые удары авиации и сильный артиллерийско-минометный и пулеметный огонь вынудят наблюдателей искать кратковременные укрытия, а следовательно, терять цели и снаряды.

Многие военные деятели за рубежом, в том числе один из видных английских теоретиков Р. Огоркевич, считают, что постановка дымовых завес самолетами, с помощью артиллерии и самими танками также является одним из способов групповой защиты танков. Появление сплошной или очаговой дымовой завесы перед огневыми позициями ПТУРС приведет к тому, что наводчики-операторы потеряют цели из поля зрения, а следовательно, потеряют и снаряды. Использование дымовых завес на открытой местности, имеющей слабый растительный покров, может быть одним из основных способов групповой защиты танков. Однако дымовые завесы, наиболее вероятно, будут применяться в условиях, когда ветер дует в сторону позиции ПТУРС противника или под некоторым углом к ним.

В военной печати также высказывается мнение, что одним из групповых способов защиты танков и борьбы их с ПТУРС может стать- создание помех наведению снарядов, управляемых по радио, и создание ложных целей в качестве помех снарядам с самонаведением. Однако отмечается, что при правильно организованном радиоуправлении ПТУРС помехи им создавать весьма затруднительно. Считается, что при радиоуправлении органы управления снарядов могут работать как на метровом, так и на дециметровом и сантиметровом диапазонах. Поэтому, чтобы создать эффективные помехи, их надо ставить в широком диапазоне частот. А для этого нужно, как считают зарубежные военные специалисты, иметь мощные радио- и радиолокационные станции помех мощностью не менее 250 квт. Такие станции помех, как отмечается в зарубежной печати, могут ставиться на бронированных машинах, которые должны следовать в боевых порядках танков или на самолетах, сопровождающих атакующие танки.

Рекомендуется использовать создание ложных радиолокационных целей в ходе атаки танков, что также может играть роль групповой защиты танков. Ложные радиолокационные цели (такие, как уголковые и другие отражатели, металлические ленты и т. п.) могут создаваться специально выделенными для этого бронированными машинами, следующими впереди атакующих танков, а также самолетами и вертолетами.

Что касается снарядов с головками самонаведения, то рекомендуется учитывать, что все головки самонаведения начинают работать недалеко от цели (примерно в 100—150 м). А это означает, что времени для создания помех таким снарядам будет очень мало. Поэтому защитные меры рекомендуется ставить по рубежам централизованно в ходе атаки. Мерами пассивной защиты в это время могут быть: разбрасывание напалмовых шашек или долголетающих ракет дозорными и разведывательными танками или с вертолетов и самолетов на рубежах, на которые должны выходить танки; использование специальных танков для создания защитных огневых завес перед фронтом и на флангах атакующих танков.

Некоторыми зарубежными военными специалистами высказывается идея использования мощных прожекторов для создания инфракрасных завес перед фронтом атакующих танков и на их флангах для защиты, танков от ПТУРС, имеющих головки самонаведения. Считается, что такие прожекторы будут ставиться на бронированных машинах, следующих в боевых порядках танков или на их флангах.

Индивидуальный способ — это такой способ защиты танков и борьбы их с ПТУРС, при котором каждый танк защищается от ПТУРС противника различными мероприятиями, проводящимися самим экипажем. К этим мероприятиям зарубежные специалисты относят: применение дымовых снарядов, шашек и мин отдельными танками, маскировку боевых машин и использование активной защиты танков путем уничтожения ПТУРС на поле. К этому способу относят также усиление противокумулятивной стойкости брони машин с целью уменьшения воздействия на них ПТУРС.

Работы по повышению стойкости брони ведутся во многих странах. Вообще вопросы стойкости броневых корпусов изучаются давно, с момента появления противотанковой артиллерии. Однако противокумулятивную стойкость брони начали рассматривать лишь с момента появления кумулятивных зарядов. Считается, что противокумулятивная стойкость брони может обеспечиваться созданием комбинированной брони, которая способна противостоять большим удельным давлениям и высоким температурам. Поскольку кумулятивная струя прожигает броню, в состав комбинированной брони могут вводиться жаропрочные компоненты.

Вторым направлением изыскания обеспечения противокумулятивной стойкости брони считается изготовление брони с вкладышами из стеклопластиков со смолами.

Наконец, третьим направлением решения этого вопроса предполагается применение экранов. Экраны могут быть различными. Это могут быть листы из тонкой брони, металлические сетки, устанавливаемые на корпусе танка, башенные броневые обводы и т. п. Англичане, например, в качестве экранов широко применяют бронированные листы, устраивая фальшборты. Смысл применения экранов заключается в том, чтобы вызвать преждевременный взрыв кумулятивного заряда и добиться такого положения, чтобы основная броня танка оказалась вне фокуса кумулятивной струи взрыва, где давление истекающих газов и их температура достигают максимума.

Маскировка танков тоже способствует их индивидуальной защите. Применение камуфляжа делает танк малозаметным на фоне окружающей местности и тем самым затрудняет обнаружение танка и наблюдение за ним во время стрельбы ПТУРС. Вместе с тем применение противорадиолокационных покрытий брони танков делает их малоуязвимыми от снарядов с головками самонаведения. Это покрытие, сделанное под камуфляж, затрудняет визуальное и радиолокационное обнаружение танков.

Высказывается мнение, что тепловая маскировка является важным индивидуальным средством защиты танков от снарядов с головками самонаведения. Тепломаскировка бронеобъектов уменьшает количество тепла, отдаваемого бронеобъектом в окружающую среду, и тем самым снижает возможности головок самонаведения ПТУРС, что, по мнению зарубежных военных специалистов, снижает обнаружение танков противотанковыми управляемыми снарядами, и головки самонаведения захватывают цель лишь на небольшом расстоянии от нее. Такое явление может привести к тому, что ПТУРС часто будут пролетать мимо целей.

Считается, что одним из важных мероприятий индивидуальной защиты от ПТУРС может стать вынос центра тепла на одну из сторон танка или поверх него. Точка выноса должна излучать много тепла, тогда она окажется мишенью для ПТУРС с головками самонаведения. Снаряд может поразить только точку выноса тепла, а танк останется неповрежденным.

Наконец, немаловажное значение может иметь индивидуальная активная защита танков путем уничтожения ПТУРС на полете к танку В этом направлении может возникнуть немало идей. Считается, что опыт прошлого поможет решить эту задачу.

Отмечается также, что в качестве индивидуальных средств активной защиты танков могут быть созданы средства своевременного обнаружения ПТУРС противника, которые будут работать как автономные автоматизированные системы.

Что касается активных и пассивных способов защиты танков и борьбы их с ПТУРС, то в военной печати отмечается, что они могут входить как в групповые, так и в индивидуальные способы защиты и борьбы.

К активным способам защиты относятся: уничтожение ПТУРС на полете к танку с помощью вспомогательного или основного вооружения танка; уничтожение ПТУРС на основных позициях авиацией, артиллерией, огнем танков и ядерным оружием; уничтожение пусковых установок ПТУРС теми же средствами; создание активных помех системам наведения ПТУРС.

К пассивным методам защиты относятся: применение маскирующих, или ослепляющих дымовых завес; применение экранов на танках и комбинированной брони; применение ложных целей в качестве помех снарядам с головками самонаведения.

В заключение можно сказать, что антиподы — танк и противотанковый снаряд — лишний раз подтверждают единство противоположностей в военном деле. Совершенствование танков вызвало к жизни противотанковые управляемые реактивные снаряды, а последние привели к новому этапу совершенствования танков и разработке новых методов их применения и борьбы с ПТУРС. В иностранной военной печати отмечается, что нет никаких объективных оснований говорить о закате танковых войск, о том, что танк изжил себя на поле боя. Широко применяя способы групповой и индивидуальной защиты и борьбы с ПТУРС, танковые войска могут успешно действовать на полях современных сражений и явиться одним из основных факторов достижения победы в ядерной войне. Поэтому одной из основных задач является изыскание наиболее целесообразных приемов действий танков в современной войне, в которой поля сражений будут насыщены всевозможными противотанковыми средствами.

Оглавление | Продолжение

Главная страница В начало