armor.kiev.ua / lib / artilery
 

Артиллерия

(Никифоров Н. Н., Туркин П. И., Жеребцов А. А., Галиенко С. Г. Артиллерия / Под общ. ред. Чистякова М. Н. - М.: Воениздат МО СССР, 1953.)

Материал предоставлен: Danila - Master of Science (M.Sc.) in Physics

 

Номера страниц: выключить

<<
>>

Глава восьмая
ГДЕ ЖЕ ЦЕЛЬ?



ГЛАЗА И УШИ АРТИЛЛЕРИИ

Хороший артиллерист никогда не стреляет наугад. Он знает, что такая стрельба приводит только к ненужному расходу снарядов и безвредна для противника.

Хороший артиллерист, отыскав цель, прежде всего старается возможно точнее определить положение ее на местности; только тогда он открывает огонь.

Но как отыскать цель? Трудно ли это сделать? И что значит определить положение цели на местности?

Еще сотню лет назад воюющие стороны действовали открыто. Поле боя заполняли сплошные массы пехоты, конницы и артиллерии. Тогда и отыскивать было нечего: все цели были как на ладони.

В те не так уж далекие времена сражения происходили на небольших сравнительно пространствах, и полководцы сражавшихся армий находились на расстоянии двух-трех километров один от другого. С наблюдательных пунктов они обозревали почти все поле сражения; в подзорные трубы, а иногда и невооруженным глазом они могли видеть друг друга.

В современных условиях картина боя представляется совершенно иною. Несравнимо увеличилась численность воюющих армий, возросло количество различных видов вооружения, повысилась дальнобойность огнестрельного оружия, стали широко применяться такие рода войск, как авиация и танки, изменились приемы борьбы. Все это привело к тому, что сражения теперь развертываются на больших пространствах. К тому же применение механической тяги для передвижения войск и развитие железнодорожной сети сделало необычайно подвижными все наземные рода войск; в случае надобности они могут быстро перебрасываться с одного участка фронта на другой.

Отсюда понятно, почему теперь военные действия не замыкаются на небольших участках местности, а с начала войны быстро  {216}  развиваются вдоль всей границы воюющих государств. Так, в Отечественную войну 1812 года знаменитое Бородинское сражение между русской и французской армиями происходило на фронте всего 6–8 километров, причем севернее и южнее этого участка все было спокойно,— там не было ни одного вражеского солдата. Во время же Великой Отечественной войны, когда немецкие фашисты подошли к Бородинскому полю, ожесточенные сражения происходили на всем протяжении от Белого до Черного моря, на фронте длиной около 2500 километров.

В настоящее время сильно возросло могущество всех видов огня и особенно артиллерийского. Губительный и меткий огонь заставляет войска рассредоточиваться, закапываться в землю, использовать для своего расположения окопы, траншеи, складки местности и другие укрытия. Воюющие стороны стараются действовать так, чтобы по возможности ничем себя не обнаружить. Для этого они тщательно маскируются и принимают все меры к тому, чтобы сделать незаметным свое расположение.

Укрыться от взоров воздушного и наземного противника очень важно. Если войска располагаются открыто или плохо маскируются, они легко могут быть обнаружены противником и уничтожены его огнем.

Правда, в решающие моменты боя, то-есть при атаке или штурме, войска вынуждены действовать некоторое время открыто и, следовательно, обнаруживают себя, ню до этого они тщательно скрывают свое расположение.

Искусство маскировки не только помогает укрываться от взоров противника, но и дает возможность обманывать его созданием специально для отвода глаз так называемых ложных окопов, ложных наблюдательных пунктов, ложных огневых позиций. Эти маскировочные сооружения по внешнему виду мало отличаются от настоящих.

Современное поле боя производит впечатление пустынного. Нужен опытный глаз наблюдателя, чтобы заметить среди этой «пустыни» то, что таится в ней на самом деле.

Трудно в таких условиях раскрыть секрет расположения противника, обнаружить его огневые средства и узнать, где находятся не ложные, а действительные наблюдательные пункты, блиндажи, окопы и другие сооружения. Но, как это ни трудно, а разыскивать цели необходимо, чтобы артиллерия могла стрелять не наугад, а точно по правильно выбранным целям.

Розыском целей занимаются органы разведки всех родов войск, и в первую очередь артиллерийской. Разыскивают цели с помощью разнообразных дополняющих друг друга средств разведки, из которых основным средством является наблюдение за противником с артиллерийских наблюдательных пунктов (сокращенно их называют НП).

Наблюдательные пункты — это глаза и уши артиллерии. Ведь основная масса артиллерии ведет огонь с закрытых огневых позиций, то-есть  {217}  находясь за разного рода укрытиями: за холмом, в лесу, за селением и т. п. Только меньшая часть артиллерии, тщательно маскируясь, располагается на открытых огневых позициях. Таким образом, орудия, стоящие на закрытой огневой позиции, скрыты от взоров противника. Но зато и люди, которые ведут огонь из этих орудий (орудийный расчет), сами не видят цели. Они посылают тысячи снарядов в невидимого врага.

Тот, кто производит выстрел из орудия, может не видеть цели, по которой ведет огонь. Но эту цель видит тот, кто управляет огнем артиллерии, кто направляет ее снаряды в цель. Он находится иногда довольно далеко от своих орудий. Расстояние не смущает его, так как ему не надо напрягать голос для подачи команд: его команды передаются по телефону или по радио. Он выбирает наблюдательный пункт в таком месте, откуда хорошо видна местность, занятая противником.

Рис. 183. Наблюдение ведется совместно с двух наблюдательных пунктов: то, что не видно с командирского наблюдательного пункта, хорошо видно с передового

Обычно выбирают несколько наблюдательных пунктов. Один из них занимает командир, который управляет огнем. Такой пункт называется командирским (сокращенно КНП).

Другой наблюдательный пункт, расположенный впереди командирского, то-есть ближе к противнику, называется передовым (ПНП). С этого пункта можно увидеть такие цели, которые не наблюдаются или плохо просматриваются с командирского пункта (рис. 183). Передовой наблюдательный пункт обычно выбирают в районе расположения передовых частей своей пехоты, что позволяет артиллерии поддерживать в бою непрерывную связь с пехотой и своевременно оказывать ей необходимую помощь.  {218} 

Рис. 184. Наблюдательный пункт на холме и на опушке леса

Для своевременного предупреждения о приближении танков противника к огневой позиции вблизи нее также выбирают наблюдательный пункт или пост, с которого должны хорошо просматриваться подступы к огневой позиции.

Рис. 185 Наблюдательный пункт на дереве В стороне от командирского наблюдательного пункта для лучшего просматривания впереди лежащей местности иногда устраивают еще боковой наблюдательный пункт.

Выбирать наблюдательные пункты надо умело. Нельзя забывать, что это самые заманчивые цели для противника. Лишить артиллерию глаз — значит обречь ее на молчание. Поэтому не следу ет выбирать для наблюдательных пунктов такие места, которые могут привлечь внимание противника.

Наблюдательные пункты устраивают на возвышенностях и опушках леса (рис. 184), на высоких деревьях в лесу (рис. 185), на крышах домов (рис. 186) и в других местах, откуда хорошо виден нуж ный участок местности.  {219} 

Рис. 186. Наблюдательный пункт на крыше дома Каждый артиллерийский командир должен быть опытным наблюдателем, хорошим разведчиком. Но у командира в бою очень много работы, Поэтому разведкой целей занимаются, кроме самого командира, еще и специальные разведчики-наблюдатели.

Представьте себе, что одним из таких разведчиков являетесь вы. Вот вы пришли на наблюдательный пункт. В чем же будет состоять ваша работа, с чего она начнется?

Первое, что вы должны сделать, — это ориентироваться на местности. Вы должны определить направления на страны света — на север, юг, восток и запад; узнать, что вас окружает, какие местные предметы находятся в поле вашего зрения, насколько эти предметы удалены от вас, в каком направлении находится каждый из них, какие из них вам хорошо видны и какие плохо.

Здесь вам во многом поможет верный друг артиллериста — карта. Вы должны сначала ориентировать карту по странам света, то-есть разложить ее перед собой так, чтобы верхним своим краем она была обращена строго на север. После этого, если вы найдете на карте несколько предметов, которые видны на местности, вам нетрудно отметить на карте и ту точку, где вы находитесь. Теперь, пользуясь масштабом карты, вы можете легко определить расстояние до многих предметов.

Но на карте, как бы ни была она подробна, даны не все местные предметы, да и те, которые на ней обозначены, далеко не всегда послужат для вас целями. Между тем, чтобы обнаружить противника, то-есть чтобы найти цели, приходится обращать внимание и на незначительные предметы, которых нет на карте, на самые мелкие признаки, которые могут свидетельствовать о том, что здесь, именно в этом месте, находится цель. Например, вы заметили, что впереди, на опушке леса, появился куст, которого вчера не было, или там, где была засохшая, пожелтевшая растительность, появилась зелень. Такие подозрительные места нельзя оставлять без наблюдения, так как здесь может скрываться важная цель — наблюдательный пункт, замаскированная пушка или пулемет.

Некоторые цели приходится выслеживать часами и даже днями; это в особенности относится к таким целям, которые внезапно появляются и быстро исчезают.  {220} 

Есть и такие цели, которые нельзя увидеть, но можно обнаружить только на слух. На поле боя много различных шумов и звуков. Отовсюду доносятся звуки орудийных и пулеметных выстрелов, разрывов снарядов, слышится шум моторов — все это сливается в один общий гул. Разобраться в таком хаосе звуков — нелегкое дело. Нужно обладать особыми навыками, чтобы, например, по звуку выстрелов определить, откуда ведет огонь неприятельская батарея, пушечная она, гаубичная или минометная.

Для наблюдателя недостаточно только обнаружить цель, надо еще запомнить, где эта цель находится. Ведь многие цели обнаруживают себя только в отдельные моменты, например хорошо замаскированный пулемет выдает себя только во время стрельбы, а когда он перестает стрелять, то его легко потерять из виду. Ясно, что надо заметить положение цели на местности, или, иными словами, определить ее положение относительно других хорошо видимых местных предметов. Как это делается, будет сказано дальше. Итак, вы видите, что отыскивать цели не очень просто; для этого нужна большая сноровка, неослабное внимание, нужен зоркий глаз и чуткий слух.


„ВООРУЖЕННЫЙ” ГЛАЗ

Вообще говоря, глаза позволяют человеку видеть на очень большие расстояния, иначе мы не видели бы звезд. Но одно дело — просто увидеть, а другое дело — различить, узнать. Пешехода, например, можно заметить с расстояния около 10 километров. Но на таком далеком расстоянии он будет казаться просто черной точкой. У вас не будет никакой уверенности, что эта точка именно человек, а не что-либо другое. Сказать, что это — именно пешеход, вы можете только тогда, когда он приблизится к вам на расстояние примерно 2 километров. Таким же образом всадника можно различить только с расстояния 3 километров.

Такова острота зрения человека. Может ли она удовлетворить нас? Конечно, нет. Ведь современное поле боя имеет в глубину не 2–3, а 10 и более километров. При наблюдении невооруженным глазом различить на таком расстоянии неприятельского солдата или офицера очень трудно. К тому же нельзя забывать, что противник тщательно маскирует свое расположение и свои огневые средства. Невооруженный человеческий глаз, таким образом, оказывается недостаточно совершенным «прибором»; при его помощи нельзя решить всех задач, стоящих перед разведчиком-наблюдателем. При наблюдении невооруженным глазом можно многое упустить, не заметить. Здесь на помощь наблюдателю приходят оптические приборы, которые повышают остроту зрения.

Вооружившись оптическим прибором, наблюдатель может тщательно изучить каждое подозрительное место в расположении противника, может отличить действительную цель от ложной, отыскать едва заметную цель.  {221} 

Рис. 187. Военный призменныи бинокль

Таким простейшим оптическим прибором является военный бинокль (рис. 187). Но это не тот бинокль, каким обычно пользуются в театре. Военный бинокль — это бинокль призменныи; в нем световые лучи отражаются в стеклянных призмах и проходят не по прямому пути. Это позволило сделать военный бинокль коротким и сравнительно легким. Но это еще не все. Оттого что призменныи бинокль имеет небольшую длину, значительно увеличилось его поле зрения: наблюдая в такой бинокль, вы охватываете одним взглядом пространство гораздо большее, чем при помощи театрального бинокля. Какое это имеет значение, вы поймете, посмотрев на рис. 188.

При увеличенном поле зрения виден сразу больший участок местности и, следовательно, большее количество целей. У современного военного бинокля поле зрения составляет примерно 9 градусов, то-есть под этим углом виден участок местности, попавший в поле зрения.

Бинокль, которым обычно пользуются на наблюдательном пункте, имеет шестикратное увеличение (на бинокле сделана метка 6×). Есть бинокли и с восьмикратным увеличением (8×), но у них поле зрения меньше.

Метка 6× означает, что видимые в бинокль предметы кажутся наблюдателю в 6 раз ближе, чем при наблюдении невооруженным глазом, другими словами, бинокль повышает остроту зрения в 6 раз.

Проверьте это на деле. Приложите бинокль к глазам и скажите, как вам в него видно. Если видно плохо, то не смущайтесь этим: вы еще не подогнали бинокль по глазам.  {222} 

Рис. 188. У военного бинокля поле зрения больше, чем у театрального бинокля Обратите внимание на окулярные трубки (см. рис. 187). Подвижная часть может поворачиваться; она имеет шкалу с делениями от 0 до плюс 5 в одну сторону и от 0 до минус 5 в другую сторону. Нужное вам деление вы должны установить против черточки, которая нанесена на неподвижной части окулярных трубок. Ноль соответствует нормальному зрению, цифры со знаком минус — близорукому, со знаком плюс — дальнозоркому. Если вы близоруки, вам нужно окуляр приблизить к объективу, а если дальнозорки, отодвинуть его. Для подгонки бинокля по глазам выберите на местности удаленный предмет с резкими очертаниями. Если вы носите очки, снимите их. Наведите бинокль в выбранный предмет; затем, наблюдая сначала одним, например, правым глазом, поворачивайте правую окулярную трубку до тех пор, пока не добьетесь наиболее четкого изображения предмета. То же самое проделайте и с другим окуляром — для другого глаза. Проделав это, запомните установки обеих окулярных трубок, чтобы потом при пользовании биноклем сразу устанавливать оба окуляра на деления, соответствующие вашим глазам.

Обратите теперь внимание на шарнирную ось (см. рис. 187), около которой могут поворачиваться обе зрительные трубы бинокля. В верхней части шарнирной оси имеется шкала с делениями. Эти деления соответствуют различным расстояниям между зрачками глаз.

Чтобы установить бинокль в соответствии с расстоянием между зрачками ваших глаз, раздвиньте зрительные трубы бинокля до отказа. После этого, наведя бинокль на удаленный предмет, начинайте постепенно сводить зрительные трубы бинокля, пока вместо двойного поля зрения и неясного изображения вы не получите поле зрения в виде одного четкого круга и ясное изображение предметов (рис. 189). Полученное на шкале деление полезно также запомнить. В дальнейшем это поможет быстро устанавливать бинокль по глазам.

Итак, вы подогнали бинокль по глазам. Однако вас смущают еще черточки и крестики, которые вы видите в поле зрения бинокля. Пока  {223} 

Рис. 189. Зрительные трубы бинокля надо сводить до тех пор, пока в бинокль не будет видно одно четкое изображение

не обращайте на них внимания — это угломерная сетка бинокля; вы познакомитесь с ней немного позже.

Что же даст вам бинокль, если вы им «вооружите» свои глаза? Бинокль даст возможность заметить противника издалека, он поможет вам вести разведку. В этом его основное достоинство.

Но у бинокля имеются и недостатки. Во-первых, он не закреплен ни на какой опоре, а поэтому длительное наблюдение в бинокль очень утомительно. В этом вы сами можете убедиться, если будете непрерывно наблюдать в бинокль хотя бы в течение получаса — у вас устанут и глаза и руки. Если же вы будете наблюдать с передышками, опуская и вновь поднимая бинокль, то вам придется каждый раз придавать биноклю прежнее направление и заново отыскивать нужный участок местности.

Во-вторых, бинокль дает не очень большое увеличение. Бывают случаи, когда нужно рассмотреть очень далекую цель, и увеличения бинокля для этого нехватает. И, наконец, в-третьих, чтобы наблюдать в бинокль, вы должны высунуться из-за укрытия. Но этим вы обнаруживаете себя, даете противнику возможность заметить вас. Между тем всякая разведка — и в том числе артиллерийская — должна производиться скрытно. Скрытно — это значит: «я противника вижу, а он меня не видит».

Как же вести наблюдение, не высовываясь из-за укрытия? А для этого нужно «видеть» не по прямой, а по ломаной линии. Глаз сам по себе на это не способен: луч зрения — прямая линия. И в этом случае на помощь глазу опять-таки приходит оптический прибор — перископ.

Простейший зеркальный перископ изображен на рис. 190. В нем имеются два параллельных зеркала, расположенных под некоторым углом к горизонту; вследствие этого в нижнем зеркале отражается то, что находится перед верхним. Это позволяет разведчику наблюдать за противником, не высовываясь из-за укрытия.  {224} 

Рис. 190. Зеркальный перископ Рис. 191. Призменный перископ

Но у зеркального перископа есть два крупных недостатка: очень небольшое поле зрения и отсутствие увеличения. Поэтому зеркальные перископы широкого распространения не получили.

В настоящее время применяют оптический (призменный) перископ (рис. 191). Но и он не в состоянии полностью удовлетворить артиллеристов, так как наблюдать через него можно лишь одним глазом.

Вот почему, наряду с биноклями, на артиллерийском наблюдательном пункте вы найдете еще и другой, более совершенный оптический прибор — стереотрубу.

Стереотруба — это комбинация бинокля с перископом. Поэтому она имеет их достоинства и избавлена от их недостатков.

Как и у бинокля, в стереотрубе есть объективы, окуляры и призмы (рис. 192). Лучи света в стереотрубе проходят по ломаной линии, отражаясь

Рис. 192. Наблюдение в стереотрубу из окопа (зрительные трубы сведены) Рис. 193. Наблюдение в стереотрубу из-за ствола дерева (зрительные трубы разведены)

 {225} 

в призмах дважды на 90 градусов, что дает возможность наблюдать из-за укрытия (рис. 192 и 193). Объективы стереотрубы находятся в середине зрительных труб (рис. 192), а на концах этих труб расположены отражательные призмы. Поле зрения у стереотрубы небольшое: всего 5,5 градуса. Зато увеличение стереотрубы десятикратное, то-есть больше, чем у бинокля, которым обычно пользуются на наблюдательном пункте.

Таким образом, при помощи стереотрубы можно наблюдать из-за укрытия и лучше, чем при помощи бинокля, различать удаленные предметы.

Несколько меньшее, чем у бинокля, поле зрения стереотрубы нельзя считать большим ее недостатком и вот по какой причине. Стереотруба после наведения ее в цель может быть неподвижно закреплена на треноге. Следовательно, если наблюдение за целью временно будет прервано, а затем потребуется возобновить его, то уже не нужно снова разыскивать цель, то-есть «ловить» ее в поле зрения прибора, как это приходится делать при наблюдении в бинокль. Кроме того, стереотрубу можно быстро поворачивать на любой угол вправо и влево и даже при малом поле зрения сразу охватывать наблюдением большой участок местности.

У стереотрубы, по сравнению с другими оптическими приборами, имеется еще одно преимущество: она обладает большей стереоскопичностью. Стереоскопичность оптического прибора выражается в том, что при наблюдении в прибор ощущается глубина пространства, то-есть вы ясно различаете, какие предметы расположены дальше от вас и какие ближе к вам: вы видите не плоскую, а рельефную картину.

Вообще говоря, наши глаза устроены так, что мы обычно непосредственно ощущаем глубину пространства и определяем приблизительное расстояние до предметов, не производя никаких вычислений. Такая способность различать удаленность предметов зависит от многих причин и главным образом от того, что наши глаза расположены на некотором расстоянии один от другого (6–7 сантиметров). Вследствие этого на сетчатках правого и левого глаза получаются разные изображения одного и того же предмета, а именно, правый глаз видит несколько больше правую сторону предмета, а левый глаз — левую, в результате чего воспринимается объемность, или рельефность предмета. При рассматривании близкого предмета изображения его на сетчатках глаз отличаются одно от другого гораздо больше, чем при рассматривании далекого предмета. И чем дальше от нас предмет, тем меньше различаются между собой изображения на сетчатках обоих глаз. На этом основании мы и судим, сами того не сознавая, об удаленности предметов.

Но при рассматривании очень удаленных предметов различие между изображениями в правом и левом глазу настолько ничтожно, что учесть его уже нельзя. Поэтому за пределами полутора-двух километров человек обычно очень слабо ощущает глубину, он с трудом различает, что дальше от него и что ближе к нему: местность представляется ему в виде плоской картины.  {226} 

По-другому получилось бы, если бы расстояние между глазами было не 6–7 сантиметров, как в действительности, а, скажем, 60–70 сантиметров: тогда, рассматривая даже сравнительно далекие предметы, мы все же видели бы их каждым глазом иначе, а следовательно, ощущали бы их удаленность и их рельефность.

Такое ощущение получится, если мы будем смотреть в стереотрубу. Объективы или концевые призмы всякого оптического прибора — это как бы глаза человека, пока он смотрит через этот прибор. Расставьте объективы или призмы шире, чем окуляры, и вы этим повысите дальность стереоскопического зрения.

В бинокле объективы расставлены в 2 раза шире, чем окуляры; это повышает дальность стереоскопического зрения в 2 раза. У стереотрубы же, когда ее зрительные трубы сведены (см. рис. 192), расстояние между концевыми призмами превышает расстояние между окулярами в 3 раза, а когда эти трубы разведены (см. рис. 193) — в 11 раз. Соответственно этому при наблюдении в стереотрубу во столько же раз повышается и дальность стереоскопического зрения.

Стереотруба обладает еще одним важным преимуществом перед биноклем: с ее помощью можно более точно измерять углы. Но об этом будет сказано дальше.


КАК ВЕСТИ НАБЛЮДЕНИЕ ЗА ПОЛЕМ БОЯ

Имея в своем распоряжении бинокль и стереотрубу, вы можете приступить к розыску целей.

На поле боя, как вы уже знаете, «пустынно». Противник «зарылся в землю», укрылся за местными предметами и складками местности, замаскировался. Вы должны «расшифровать» расположение противника, раскрыть группировку его огневых средств. Но как это сделать? С чего начать?

Очевидно, надо начинать с изучения местности. При помощи бинокля и стереотрубы вы можете тщательно изучить порученный вам для наблюдения участок. Как и во всяком деле, тут нужен определенный порядок: нельзя метаться взором от одного привлекшего ваше внимание предмета к другому.

На рис. 194 показано, в каком примерно порядке надо просматривать впереди лежащую местность, чтобы ничего не упустить.

При изучении местности особое внимание надо обратить на так называемые ориентиры — хорошо видимые с наблюдательного пункта точки местности. Само название этих точек показывает, что они должны помогать ориентироваться на местности.

Не всякий предмет пригоден в качестве ориентира. От ориентира требуется, чтобы он не привлекал к себе внимания противника, иначе противник постарается его уничтожить. Перекресток дорог, выделяющаяся на фоне леса верхушка дерева, груда камней, отдельно стоящий  {227} 

Рис. 194. Просматривайте местность в таком порядке, как указано стрелками тогда вы ничего не упустите

пень, бугор, угол рощи, угол пашни — вот лучшие ориентиры. Такие ориентиры выбирают заблаговременно. Потом нумеруют их, определяют до них расстояния и составляют так называемую схему ориентиров (рис. 195). На этой схеме против каждого ориентира проставляют его номер и, кроме того, отмечают, какое положение ориентир занимает на местности.

Положение ориентиров отмечают на схеме цифрами, обозначающими удаление этих ориентиров от наблюдательного пункта в метрах

Рис. 195. Ориентиры на местности и схема ориентиров

 {228} 

или делениях прицела. Но если известно только одно удаление, то этого недостаточно, чтобы сказать, где находится ориентир. Для этого надо еще знать, под каким углом каждый ориентир расположен относительно основного направления, указанного командиром. На схеме ориентиров, приведенной на рис. 195, такие углы отмечены цифрами 1-80, 5-10, 3-15, 4-60 и 6-50. Величины этих углов определены в артиллерийских угловых единицах, то-есть в делениях угломера. Что это за мера угла — деление угломера,— вы вскоре узнаете.

Ваш командир покажет и объяснит вам все ориентиры, находящиеся на вашем участке, а вы должны твердо запомнить их относительное положение на местности и в дальнейшем безошибочно и быстро наводить на любой из них бинокль или стереотрубу.

Изучая местность, вы должны, конечно, попутно разыскивать цели. На какие же цели нужно обратить внимание прежде всего?

Каждая из целей играет свою роль в бою; но не все они одинаково важны для артиллерии. Для артиллерии важнее всего те цели, которые наиболее опасны для нашей пехоты, кавалерии и для наших танков; поражение этих целей и составляет первейшую задачу нашей артиллерии. Познакомимся с этими целями поближе.


ПРИЗНАКИ РАЗЛИЧНЫХ ЦЕЛЕЙ

На языке военных пулемет носит скромное название огневой точки. Но спросите любого бывавшего в боях пехотинца, и он расскажет вам, как зловредна эта «точка». Плохо пришлось бы пехоте, если бы в бою все пулеметы противника могли работать безнаказанно. Но пулеметы можно подавить; наиболее успешно борются с ними артиллерия и танки.

Где же искать неприятельский пулемет? По каким признакам можно его обнаружить?

Обнаружить открыто расположенный и стреляющий пулемет нетрудно. Такой пулемет, хотя он и маскируется обычно кустиками, кочками и травой, в момент стрельбы дает о себе знать либо пылью, либо чуть заметной пульсирующей струйкой белого дыма, быстро расплывающегося в воздухе. Ночью же хорошо заметны мигающие перед дулом пулемета «вспышки» выстрелов.

Однако открыто пулеметы располагаются лишь в виде исключения — обычно противник старается тщательно укрыть их в окопах (рис. 196), блиндажах, капонирах, то-есть в оборонительных сооружениях, построенных из земли, дерева и бетона. Тут уже и в момент стрельбы обнаружить пулемет очень трудно. Поэтому чаще всего о наличии пулемета в том или ином месте вы сможете судить лишь по косвенным признакам.

Такими признаками могут быть: движение в сторону пулемета подносчика патронов, скопление в одном месте двух-трех человек, темное  {229}  пятно, похожее на щит пулемета, темные щели с насыпанной вокруг них землей (щели пулеметного гнезда для самого пулемета и для наблюдателя, как на рис. 196, справа).

Обычно перед пулеметом или в стороне от него заметны расположенные несколько ниже искусственные заграждения (колючая проволока и т. п.), местность перед пулеметом часто очищена противником от кустов и деревьев, которые могли бы помешать обстрелу из пулемета.

Искать пулеметы надо, разобравшись предварительно в расположении пехоты противника. Обычно их огнем противник старается прикрыть все наиболее удобные пути (подступы) к своим позициям и защитить искусственные препятствия. Если пехота противника занимает

Рис. 196. Вот как выглядят пулеметы противника в открытом окопе и в пулеметном гнезде

опушку леса, то пулеметы наверное расположены в выступах этого леса. Если линия окопов противника изломана или имеет вынесенные вперед ответвления, то пулеметы надо искать в этих изломах и ответвлениях.

Учтя все эти признаки и соображения, вы, несомненно, разыщете не один пулемет противника.

Если пулемет можно назвать злейшим врагом пехоты, то противотанковое орудие — злейший враг танка. Поразить этого врага должна опять-таки артиллерия, иначе танкам очень трудно прорваться в расположение противника и выполнить свою боевую задачу.

Противотанковые орудия крупнее пулеметов, спрятать их труднее. Часть их находится в глубине расположения противника — за холмами, на опушке кустов и лесов, за селениями и в самих селениях. Обычно они укрыты в специальных окопах, тщательно замаскированных со всех сторон. Эти орудия открывают огонь только тогда, когда танки подходят к ним совсем близко, метров на 500–1000. Поэтому разыскать противотанковое орудие — дело весьма трудное. Найти его до начала боя можно только по косвенным признакам, тщательно наблюдая за всеми подозрительными местами, настойчиво накапливая даже самые незначительные, на первый взгляд совсем не важные, сведения.  {230} 

Так же как и пулеметы, противотанковые орудия легче найти, если предварительно изучить расположение пехоты противника и всю местность перед ним.

Внимательно всмотритесь в лежащую перед вами местность и попробуйте сообразить, где удобнее всего могут двигаться наши танки, атакующие врага. На предполагаемых путях их движения и надо искать наиболее подозрительные места, где могут спрятаться противотанковые пушки противника (рис. 197).

Рис. 197. По всем признакам в кустах стоит противотанковое орудие противника

Обратите внимание и на естественные препятствия (глубокие овраги, реки и пр.); противотанковые пушки, вероятно, расположатся за ними, в таких местах, откуда им удобнее всего будет стрелять по атакующим танкам.

Сопоставляя таким образом данные своих наблюдений и изучая расположение войск противника, вы сможете наметить такие места, в которых, вероятно, расположились его противотанковые пушки.

Зимой, когда снежный покров делает почти незаметными многие местные предметы и сглаживает их очертания, противник может использовать для укрытия своих огневых средств снежные насыпи или заборы. Эти сооружения из снега сами по себе мало заметны.

Под Сталинградом в 1942 году с одного из артиллерийских наблюдательных пунктов были обнаружены два таких снежных забора. Долгое время никаких признаков жизни в районе этих заборов нельзя было заметить. Но наши разведчики продолжали вести за ними неослабное наблюдение. Наконец, за одним из заборов показался легкий дымок. Он стал появляться периодически. Можно было предположить, что здесь находится жилая землянка, в которой помещается орудийный или  {231}  пулеметный расчет. Наше орудие, стоявшее на открытой позиции, произвело по одному снежному забору несколько выстрелов. Забор был уничтожен, а за ним стояло подбитое противотанковое орудие гитлеровцев. После нескольких выстрелов исчез и второй снежный забор. За ним скрывался вражеский миномет.

Минометы противника, так же как и его пулеметы, являются серьезным врагом для нашей пехоты. Отыскать их — одна из важнейших наших задач.

Рис. 198. Так выглядит миномет в окопе

Минометы чаще всего располагаются в окопах пехоты или непосредственно за ними. Окоп для миномета устраивается с углубленной широкой площадкой и узкими прикрытыми сверху ровиками по бокам (рис. 198). Звук выстрела из миномета глухой, ночью иногда можно видеть слабую вспышку.

Следующая, очень важная задача — отыскать неприятельские батареи и поразить их, чтобы они не могли помешать продвижению нашей пехоты.

Нетрудно бить врага в открытом бою, когда видишь его. Но неприятельская артиллерия, как вы уже знаете, располагается за разного рода укрытиями и выполняет свою работу, оставаясь невидимой для нас. Однако, оставаясь сама невидимой, она все же время от времени обнаруживает себя блеском и звуком выстрелов, пылью и дымом. По этим признакам и нужно ее разыскивать на поле боя.

Гораздо легче обнаружить стреляющую артиллерийскую батарею ночью: вспышки (отблески) выстрелов тогда похожи на зарницу (рис. 199). Чтобы точнее определить направление на позицию стреляющей батареи, поставьте впереди, примерно в расстоянии одного метра от себя, тонкий белый колышек, а другой такой колышек имейте под рукой.  {232} 

Рис. 199. Ночью вспышка орудийного выстрела похожа на зарницу

Как только появится блеск или отблеск выстрела, воткните в землю второй колышек так, чтобы он был ближе к вам и казался на одной линии с блеском и с первым колышком (рис. 200). При последующих выстрелах проверьте, правильно ли стоит второй колышек, и, если нужно, поправьте его. По колышкам можно сохранить на местности найденное направление на огневую позицию батареи противника, а это даст возможность командиру надежно поразить ее. Отблески выстрелов лучше наблюдать невооруженным глазом.

Днем блеск выстрелов заметить обычно не удается — ищите тогда батарею по другим признакам. Лучше всего, если вы обнаружите быстро появляющиеся и так же быстро исчезающие при каждом выстреле Рис.200. При помощи колышков вы сможете заметить направление на стреляющую ночью  батарею противника полупрозрачные дымовые кольца и струйки дыма. Заметив точку, где появляется дым, тотчас наведите туда бинокль или стереотрубу и продолжайте наблюдать. Подтверждением того, что вы не ошиблись, будет появление пыли, конечно, если погода сухая. Пыль появляется через некоторый промежуток времени после выстрела и при боковом ветре может быть отнесена в сторону.  {233} 

Стреляющую батарею выдает также звук выстрелов. Услышав звук выстрела, поверните сейчас же голову в ту сторону, откуда донесся выстрел, и заметьте в этом направлении какую-нибудь точку в расположении противника. Направьте теперь стереотрубу (бинокль) в эту точку и, не блуждая взором ни вправо, ни влево, ожидайте нового выстрела. Если при новом выстреле вам покажется, что звук донесся к вам не прямо, а чуть справа или слева, поверните опять трубу (бинокль) по звуку и снова ждите выстрела. Так, исправляя с каждым выстрелом положение трубы, вы, в конце концов, довольно точно определите направление, откуда приходит звук выстрела.

Теперь изучайте местность в этом направлении, обращая внимание в первую очередь на те места, где может быть расположена неприятельская батарея. Ищите ее за возвышенностями, за лесом, на больших полянах в лесу, за населенными пунктами (иногда и в населенных пунктах), в кустарнике.

Иногда снаряд, падая, оставляет на земле след (борозду). Воспользуйтесь и этим обстоятельством: борозда указывает, откуда прилетел снаряд,— примерное направление, в котором надо разыскивать неприятельское орудие.

Разорвавшаяся граната оставляет на месте разрыва воронку и осколки; исследуя их, вы можете определить тип и калибр орудия.

Кроме всего этого, выслеживание мест падения снарядов тотчас после наблюдения вспышки или отблеска выстрела подтвердит, что вы нашли действительную, а не ложную огневую позицию.

По звукам выстрелов, а также по дыму, пыли или вспышкам при выстрелах вы можете судить не только о том, в каком направлении нужно искать батарею противника, но еще и о том, на каком примерно расстоянии находится эта батарея. Дело в том, что свет и звук распространяются с различной скоростью. Свет пробегает в 1 секунду около 300 000 километров, то-есть практически распространяется мгновенно, а звук успевает пройти за 1 секунду всего около 340 метров.

Поэтому, когда вы смотрите на стреляющую батарею, то сперва видите дым, пыль или язык пламени, а затем уже, спустя некоторое время, слышите звук выстрела.

Пустите секундомер в тот момент, когда вы заметите вспышку выстрела, и остановите его в тот момент, когда услышите звук выстрела. Вы определите таким образом, сколько секунд затратил звук на преодоление расстояния от батареи противника до вашего наблюдательного пункта. Помножьте теперь 340 метров на число секунд, указанное секундомером, и вы найдете приблизительное расстояние до стреляющей батареи.

Но все эти способы розыска батарей противника, конечно, весьма примитивны и не могут полностью удовлетворить современную артиллерию. Пользуются этими способами лишь в тех случаях,  {234}  Рис. 201. Наблюдательный пункт устроен на кладбище в искусственной могиле Рис. 202. Наблюдательный пункт устроен в искусственном пне Рис. 203. На сухом болоте наблюдательный пункт подделали под кочку когда на данном участке невозможно применение авиации и звуковой разведки, с которыми вы скоро познакомитесь.

Однако никогда не пренебрегайте и всеми описанными здесь простейшими способами розыска батарей противника. Опыт Великой Отечественной войны показал, что наши артиллеристы часто безошибочно определяли позиции батарей противника именно этими способами и затем успешно вели с ними борьбу.

Для отыскания неприятельских наблюдательных пунктов существует только одно средство — тщательное наблюдение за всеми теми местами, где такие пункты могут находиться. А мы уже знаем, что находиться они могут в самых разнообразных местах.

Легче всего обнаружить наблюдательный пункт в тот момент, когда противник занимает или оборудует его. Но это удается не часто, так как противник старается все работы проделать ночью. О наличии же занятого наблюдательного пункта можно судить лишь по ряду косвенных признаков, например: по темному пятну — щели, по телефонным проводам, сходящимся к определенному  {235}  месту, по повторному движению людей к одному и тому же месту, по появлению иногда на этом месте голов наблюдателей, по внезапному появлению утром новых кустов, пней, могил, по изменению формы и цвета кустов или деревьев, по блеску стекол приборов. К последнему признаку надо, впрочем, относиться с осторожностью: блеск могут дать и камешек, и банка из-под консервов, и кусок битого стекла. Только совокупность нескольких признаков поможет вам найти неприятельский наблюдательный пункт. Но надо предупредить, что это требует длительной работы. Инженерное искусство и маскировка позволяют теперь строить наблюдательные пункты в виде таких предметов, на которые в прежние времена можно было не обращать внимания. К таким предметам относятся: кресты, памятники, камни, пни, кочки, кусты, подбитые танки. Рис. 201, 202 и 203 дают наглядное представление об этом.

О значении находчивости и о возможности иногда обнаружить тщательно укрытый наблюдательный пункт по мелким и на первый взгляд ничтожным приметам свидетельствуют следующие примеры.

В дни борьбы за освобождение Западной Украины на одном из участков фронта огонь батареи противника сильно мешал продвижению нашей пехоты. Определить быстро, где стоит эта батарея противника, не было возможности. Стали искать ее наблюдательный пункт. Обшарили глазами всю местность впереди, но сначала никак не могли найти цель: не было замечено ни одного из обычных признаков пункта. Однако вскоре разведчик Семенов уверенно доложил:

— Ориентир 3-й, вправо 45, ниже 4 — наблюдательный пункт в кустах на опушке леса у кудрявого дерева.

Проверка подтвердила правильность доклада. Через несколько минут батарея противника замолчала, так как ее наблюдательный пункт был разгромлен.

Как же обнаружил Семенов эту цель? Вот что он рассказывает:

— Я решил во что бы то ни стало найти цель. По ее характеру я заключил, что скорее всего наблюдательный пункт должен находиться где-либо в конце кустов на опушке рощи, но где именно — установить не мог. Все же я продолжал внимательно разглядывать опушку. Ничто не выдавало присутствия противника. Вскоре я заметил птицу, спокойно летевшую вдоль опушки. Стал следить за ее полетом и увидел, как в одном месте она вдруг шарахнулась в сторону. Подумав над этим, я заключил, что птица испугалась. А раз так, то она что-то увидела внизу. Это могли быть люди. Я стал внимательно всматриваться именно в то место, над которым птица отпрянула в сторону. Довольно скоро мне удалось обнаружить в кустах вражеских солдат с приборами. Там находился наблюдательный пункт.

Таким образом, наблюдательность и находчивость разведчика Семенова помогли привести к молчанию вражескую батарею.  {236} 

Было немало случаев, когда наблюдательные пункты — эти весьма важные для артиллерии цели — обнаруживались нашими разведчиками благодаря тому, что противник не соблюдал правила маскировки и выдавал свое присутствие неосторожными действиями.

Вот, например, изучая местность в расположении противника, разведчик заметил, что качнулись ветки дерева при полном отсутствии ветра.

«Здесь что-то есть. Надо следить внимательно. Быть может, это вражеский наблюдатель взбирается на дерево, чтобы оттуда вести разведку или корректировать огонь своей артиллерии»,— подумал разведчик, продолжая наблюдать за деревом.

Качание ветвей прекратилось, и вскоре до слуха разведчика донеслись звуки орудийных выстрелов. Это открыла огонь батарея противника примерно из-за той рощи, на опушке которой находилось подозрительное дерево. Прекратились выстрелы, и снова разведчик заметил качание ветвей — очевидно, после стрельбы вражеский наблюдатель спускался на землю. Так появились еще признаки, которые подтверждали предположения разведчика.

Когда же в другой раз было замечено качание ветвей и опять вслед за тем послышались выстрелы вражеской батареи, наша артиллерия открыла огонь по подозрительному дереву. Стрельба противника сразу прекратилась. Теперь уже сомнения не было — на дереве находился наблюдательный пункт противника.

Очень важной целью для артиллерии являются танки. Среди всех средств противотанковой обороны главная роль принадлежит артиллерии. Танки, идущие в атаку, — хорошо заметная цель. Гораздо труднее заметить неприятельские танки, когда они находятся еще на выжидательных или исходных для атаки позициях. В этом случае их следует искать в лесу, в лощинах, за возвышенностями, в населенных пунктах. О подготовке танков к атаке иногда можно судить по шуму моторов; по направлению звука можно попытаться определить место, где накапливаются танки.

Неприятельские пулеметы, противотанковые орудия, минометы, артиллерийские батареи и танки — вот главные враги нашей пехоты и наших танков и, следовательно, главные цели для нашей артиллерии.

Большую часть своих огневых средств и живую силу противник старается укрыть в специальных оборонительных сооружениях — траншеях, окопах, блиндажах, убежищах, и, кроме того, подступы к ним он прикрывает заграждениями (искусственными препятствиями). А если у противника достаточно времени, то огневые средства он располагает укрыто в дерево-земляных оборонительных сооружениях или в долговременных оборонительных сооружениях из железобетона и брони.

Тут уж для артиллерии важнейшими целями явятся все эти сооружения и препятствия, предварительное разрушение которых необходимо для успешных действий нашей пехоты и танков.  {237} 

Рис. 204.Бойницы в окопах Как же найти и где искать все эти цели?

Ответ на этот вопрос вы получите, если не оставите без внимания ни один местный предмет, ни одну складку местности в расположении противника.

Присмотритесь же внимательно к расположению противника.

Ближе всего к вам расположена его пехота. Видимые вами узкие полоски земли — это окопы противника. Не все они замяты в действительности пехютой. Среди них имеются и ложные окопы. При установившемся фронте о присутствии пехоты в окопах можно судить по бойницам (рис. 204). Бойницы представляются наблюдателю в виде небольших темных впадин в насыпи (бруствере) окопа. Зимой перед бойницей снег расчищен. Ружейная стрельба, иногда блеск штыка, перебежки солдат — все эти признаки свидетельствуют о наличии в данном месте пехоты.

Перед окопами почти всегда находятся различные противопехотные, а очень часто и противотанковые заграждения: колючая проволока, надолбы, рвы и т. п. Главнейшие из этих заграждений показаны на рис. 205, 206, 207, 208.

Проволочные заграждения обнаруживаются обычно по кольям, расположенным в шахматном порядке или в виде забора. Зимой заметна на фоне снега также и проволока в виде темных линий. Надолбы обычно располагаются в шахматном порядке.

>Рис. 205. Проволочное заграждение зимой. Перед проволокой — ряды гранитных надолб Рис. 206. Так выглядит противотанковое заграждение — гранитные надолбы

 {238} 
>Рис. 207. Надолбы из кусков рельсов Рис. 208. Завал на просеке в лесу

Обнаружив любое заграждение, определите его длину и ширину. Теперь посмотрите дальше.

Немного позади окопов виднеется деревня (рис. 209). Ничто не говорит о том, что в ней имеются войска. Но вы можете не сомневаться, что в деревне расположены и пехота и ее огневые средства (пулеметы, артиллерия). Вблизи селения могут быть устроены заграждения. Тут же за передовыми окопами и между линиями окопов обычно располагаются убежища, блиндажи и дерево-земляные оборонительные сооружения.

Обнаружить убежища и блиндажи можно по неестественным выпуклостям на земле, иногда правильной четырехугольной формы, по ходам

Рис. 209. Вот что вы видите с наблюдательного пункта

 {239} 

сообщения, ведущим к ним из окопов, или по тропинкам. Зимой, кроме того, их выдают темные пятна оттаявшего снега и дым.

Дерево-земляное оборонительное сооружение можно обнаружить иногда по его амбразуре (рис. 210), по расположению на таком участке, который особенно важно прикрыть огнем из пулеметов или противотанковых пушек, и по ряду других признаков, подобных уже известным вам признакам пулеметного гнезда.

Долговременные оборонительные сооружения противник всегда маскирует очень тщательно, поэтому найти их до открытия огня весьма трудно. В этом важном деле вам поможет авиация главным образом

Рис. 210. Здесь, вероятно, находится дерево-земляное оборонительное сооружение противника: ясно видна его амбразура

фотографированием с воздуха. Поможет и фотографирование с наземных наблюдательных пунктов. Но во всех случаях необходимо непрерывное и тщательное наблюдение за всеми местами, в которых могут скрываться долговременные оборонительные сооружения. Это прежде всего те места, с которых можно вести продольный (фланкирующий) огонь по подступам к позициям противника и в глубину оборонительной полосы. Иногда долговременное оборонительное сооружение можно обнаружить по амбразуре. Так как амбразуры зачастую устраиваются в боковых стенках сооружения и поэтому видны сбоку, то отыскать их возможно лишь с немногих точек на местности, занятой нашими войсками. Важно найти эти точки, тщательно обследуя всю передовую полосу, иногда не останавливаясь даже перед тем, чтобы выдвинуться за расположение своей пехоты.  {240} 

Характерным признаком долговременного оборонительного сооружения является иногда видимый над ним наблюдательный бронеколпак со щелями для наблюдения (рис. 211). Но обычно и он тщательно замаскирован сетью с вплетенной в нее травой или ветками.

Если из долговременного оборонительного сооружения ведется огонь, обнаружить его легче. Звук стреляющего из долговременного оборонительного сооружения пулемета или орудия покажется нам необычным, приглушенным. Подобно тому, как отыскивают стреляющую батарею, ищите по звуку место долговременного оборонительного сооружения и тщательно наблюдайте, не покажется ли струйка или кольцо дыма, не будет ли виден блеск выстрелов.

Рис. 211. Долговременное оборонительное сооружение можно обнаружить иногда по наблюдательному бронеколпаку над ним

Очень важно наблюдать падение каждого своего снаряда в том месте, где вы подозреваете наличие долговременного оборонительного сооружения. Характерным для всякого долговременного сооружения является покрытие его бетоном. При ударе снаряда в бетон иногда наблюдаются рикошеты; воронка в бетоне получается совсем не глубокая, дно ее отличается по цвету от дна воронки в земле.

Километрах в двух за окопами (см. рис. 209) находится лес — наиболее значительное препятствие для наблюдения. Разгадать, что творится в лесу, задача почти неразрешимая не только для наземной, но, если лес густой и к тому же лиственный, то и для воздушной разведки. Из этого, конечно, не следует, что за лесом вообще не стоит наблюдать. Тщательное наблюдение за лесными опушками, за дорогами и тропинками,  {241}  ведущими в лес, поможет вам разгадать, что скрывается в этом лесу: резервы пехоты, танки, может быть, артиллерия.

Немного правее леса вы видите заросли кустарника. Хотя кустарник и не в такой мере, как лес, маскирует расположение противника, но и в нем могут быть скрыты важные для нас цели: пулеметы, противотанковые пушки, пехота. Изучать кустарник надо так же тщательно, как и лес.

Еще правее и дальше вы видите опять деревню. В деревне, расшх ложенной в ближайшем тылу противника, могут находиться его резервы, склады, артиллерийские парки и тому подобное. Непосредственно за населенным пунктом можно иногда обнаружить артиллерийскую позицию, для которой дома и сады служат укрытием. Поэтому надо вести наблюдение не только за населенным пунктом, но и за прилегающей к нему местностью.

Но мало всего сказанного. Один раз изучив местность поля боя, невозможно раскрыть все ее тайны: противник хитер и старается тщательно скрыть от нашей разведки самые важные цели, он принимает меры к тому, чтобы обмануть вас. Поэтому громадное значение имеет систематическое и непрерывное наблюдение.

Искусным разведчиком-наблюдателем вы станете лишь после того, как научитесь замечать все, даже самые незначительные на первый взгляд изменения на местности, занятой противником. Вот здесь вчера было два куста, а сегодня их стало три. Если вы не заметили этого, — вы плохой наблюдатель, вы упустили, вероятно, важную цель, которую противник замаскировал этим третьим кустом. А вот этот бугорок вчера был покрыт пожелтевшей травой и редкими желтыми цветами. Сегодня же трава на нем заметно посвежела и цветов вовсе нет.

Что это может означать?

Вероятно, ночью противник вырыл здесь убежище или какое-либо другое оборонительное сооружение и прикрыл его искусственной маской с вплетенной в нее свежей травой или окрашенной мочалой.

Обнаружить подобные изменения в районе расположения противника, а следовательно, и отыскать новые цели помогает фотографирование впереди лежащей местности с наблюдательного пункта. Чтобы на снимке получились и удаленные предметы со всеми деталями, такое фотографирование производят не обычными приемами, а через оптический прибор большого увеличения.

Если в течение хотя бы недели ежедневно фотографировать один и тот же участок местности, а затем, внимательно изучив полученные снимки, сличить их между собой, то можно по ним заметить те изменения, которых не уловил глаз наблюдателя.

Чем больше даже самых мелких сведений, добытых разведкой, поступит к командиру, тем скорее он сможет убедиться в достоверности обнаруженных целей и в соответствии с этим сумеет сделать необходимые выводы.  {242} 

На каждом наблюдательном пункте наблюдение ведется непрерывно: днем, ночью, в дождь, во время, снегопада. Все, что добывается в результате наблюдения, записывается в журнал разведки, с которым вы скоро познакомитесь.


КАК ИЗМЕРИТЬ УГОЛ?

Пусть в результате тщательного и искусного наблюдения та или шая цель вами найдена. Очевидно, этого еще мало: нужно определись местоположение цели, чтобы наша артиллерия знала, куда стрелять. Как это сделать?

Местоположение цели определяют обычно по отношению к ориентиру, — именно по отношению к тому ориентиру, который находится ближе всего к цели. Достаточно знать две координаты цели — ее дальность, то-естъ расстояние от наблюдателя или от орудия до цели, и угол, под которым цель видна нам правее или левее ориентира, — и тогда местоположение цели будет определено достаточно точно.

Предположим, ради простоты, что цель находится от нас на том же расстоянии, что и ориентир. Расстояние до этого ориентира нам известно заранее. Пусть оно равно 1000 метрам. Одна координата цели, следовательно, уже определена. Остается определить другую: угол между целью и ориентиром. Чем же и как артиллеристы измеряют углы?

В обыденной жизни вам не раз приходилось измерять углы: вы измеряли их в градусах и минутах. Артиллеристам же приходится не толшо измерять углы, но и быстро в уме по угловым величинам находить линейные величины и, наоборот, — по линейным величинам находить угловые. Пользоваться в таких случаях градусной системой измерения углов неудобно. Поэтому артиллеристы приняли совсем иную меру углов. Мера эта — «тысячная», или, как ее называют иначе, деление угломера.

Представим себе окружность, разделенную на 6000 равных частей.

Примем за основную меру для измерения углов одну шеститысячную долю этой окружности и попробуем определить ее величину в долях радиуса.

Известно, что радиус (R) любой окружности укладывается по ее длине приблизительно 6 раз, следовательно, можно считать, что длина окружности равна 6R. Мы же разделили окружность на 6000 равных частей; отсюда 6R = 6000 частей окружности. Теперь легко узнать, какую часть радиуса будет составлять одна шеститысячная часть окружности. Очевидно, что она будет в 6000 раз меньше величины 6R, то-есть будет равна или одной тысячной радиуса . Поэтому-то артиллерийская мера углов — деление угломера — и носит название «тысячной» (рис. 212). Такой мерой пользоваться для измерения углов очень удобно.  {243} 

Вспомните, что в поле зрения бинокля вы видели сетку с делениями, то-есть короткие и длинные черточки, которые расположены вправо, влево и вверх от перекрестия, находящегося в центре поля зрения бинокля (рис. 213). Эти деления и есть «тысячные». Маленькое деление Рис. 212. В артиллерии углы измеряют в „тысячных сетки (между короткой и длинной черточками) равно 5 «тысячным», а большое деление (между длинными черточками) — 10 «тысячным».

На рис. 213 эти деления обозначены не просто числами 5 и 10, а с приставленными слева нолями — 6-05. и 0-10. Так пишут и произносят артиллеристы все угловые величины в «тысячных», чтобы избежать ошибок в командах. Например, если нужно передать в команде угол, равный 185 «тысячным» или 8 «тысячным», то произносят эти числа как номер телефона: «один восемьдесят пять» или «ноль ноль восемь», и соответственно пишут 1-85 или 0-08.

Зная теперь, как устроена сетка бинокля, вы можете измерить по ней угол между двумя предметами (точками местности), которые ввдны с вашего наблюдательного пункта. Взгляните опять на рис. 213. Рис. 213. Сетка бинокля: маленькое деление равно 5 „тысячным”, большое — 10 „тысячным” Вы видите, что между перекрестком дорог, куда направлено перекрестие, и отдельно стоящим деревом (вправо от перекрестка дорог) укладывается два больших деления и одно маленькое, то-есть 25 «тысячных» или 0-25. Это и есть угол между перекрестком дорог и деревом. Точно так же вы можете определить угол между перекрестком дорог и домиком (влево от перекрестка дорог). Он равен 0-40.  {244} 

Сетка с делениями, примерно такая же как в бинокле, имеется и в поле зрения стереотрубы. Но у стереотрубы для измерения углов есть еще угломерная шкала снаружи.

Рис. 214. Такое приспособление имеется у стереотрубы, при его помощи измеряют углы с точностью до одной тысячной На рис. 214 показаны те части стереотрубы (лимб и барабан лимба), при помощи которых можно более точно, чем по сетке, измерять горизонтальные углы.

Окружность лимба разделена на 60 частей, и поворот стереотрубы на одно деление лимба соответствует таким образом 100 «тысячным». Окружность же барабана лимба разделена на 100 частей, и при полном обороте барабана стереотруба поворачивается всего только на одно деление лимба (т. е. на 100 «тысячных»). Следовательно, деление барабана соответствует не 100 «тысячным», а всего лишь одной «тысячной». Это позволяет уточнять показания лимба в 100 раз и дает возможность измерять углы с точностью до одной «тысячной».

Чтобы измерить угол между двумя точками, пользуясь лимбом и барабаном, совмещают перекрестие стереотрубы сначала с правой тачкой; для этого, подведя указатель лимба к делению 30 и деление барабана 0 к его указателю (рис. 215), поворачивают трубу в нужную сторону при помощи маховичка точной наводки (см. рис. 214). Затем, вращая барабан лимба, совмещают перекрестие стереотрубы с левой точкой. При этом указатель лимба передвинется и покажет новый отсчет. Разность между полученным отсчетом и первоначальной установкой (30-00) и будет равна искомому углу (рис. 215).

Но не только при помощи этих сложных приборов можно измерять углы.

Ваша ладонь и ваши пальцы могут стать неплохим угломерным прибором, если только вы запомните, сколько в них заключается «тысячных» или, как говорят артиллеристы, какова «цена» ладони и пальцев. Хотя разные люди имеют разную ширину ладони и пальцев, но все же «цена» их не будет сильно отличаться от указанной на рис. 216. Вытянув перед собой руку на полную ее длину, вы можете быстро измерить угол между любыми точками местности (рис. 217). Чтобы не делать больших ошибок при измерении углов таким приемом, надо проверить «цену» своих пальцев. Для этого нужно вытянуть руку на уровне  {245} 

Рис. 215. Как измерить угол при помощи лимба стереотрубы (схема)

Рис. 216. Ваши пальцы могут служить вам простейшим угломерным прибором Рис. 217. Как измерить угол ладонью своей руки глаз и заметить, какую часть пространства закрыл собой палец (или ладонь руки), а затем измерить это пространство при помощи стереотрубы, поставленной на то же место.

Понятно, что подобным же простейшим «угломером» может служить всякий предмет, «цену» которого вы заблаговременно определили. На рис. 218 показаны такие предметы и их примерная «цена» в «тысячных».

Ознакомившись с приемами измерения углов, вы можете теперь убедиться в том, что, пользуясь «тысячными», можно весьма просто по угловым величинам определять линейные величины, а по линейным величинам — угловые. Для этого рассмотрим два примера.  {246} 

Рис. 218. Некоторые предметы тоже могут служить простейшими угломерными приборами Первый пример (рис. 219). С наблюдательного пункта вы видите впереди проволочные заграждения противника; они протянулись полосой от мельницы влево до сухого дерева. Расстояние до мельницы, а следовательно, и до проволочных заграждений вы определили по карте; оно равно 1500 метрам. Вам поставлена задача — узнать длину наблюдаемой полосы проволочных заграждений. Как это сделать? Карта здесь вам не поможет, так как на ней нет сухого дерева, на ней есть только мельница.

Рис. 219. Как по углу определить линейное расстояние Чтобы решить данную задачу, вы прежде всего определяете угол, под которым видна с наблюдательного пункта полоса проволочных заграждений, то-есть угол между направлениями на мельницу и на сухое дерево. Вы измерили этот угол по сетке бинокля; он оказался рашым 100 «тысячным», или 1-00.

Дальше задача решается просто. Надо лишь представить себе, что ваш наблюдательный пункт — это центр той окружности, которая описана радиусом, равным расстоянию от вас до мельницы. Радиус этот равен 1500 метрам. Углу в одну «тысячную» соответствует, как вы знаете, расстояние, равное одной тысячной радиуса, то-есть в данном случае 1,5 метра. А так как угол между мельницей и сухим деревом равен не одной, а 100 «тысячным», то значит расстояние между мельницей и сухим деревом равно не 1,5 метра, а 150 метрам. Это и будет длина полосы проволочных заграждений  {247} 

Второй пример (рис. 220). В канаве около шоссе вы обнаружили пулемет, по которому решили открыть огонь. Вам надо вычислить расстояние до пулемета или, что то же, — до шоссе.

Для решения этой задачи воспользуйтесь телеграфными столбами на шоссе; высота их известна — она равна 6 метрам. Измерьте теперь по вертикальной сетке бинокля угол, под которым вы видите телеграфный столб (угол между верхним концом столба и его основанием). Тогда вы будете иметь все данные для определения расстояния.

Допустим, что этот угол оказался равен 3 «тысячным». Очевидно, что если углу 3 «тысячных» с этого расстояния соответствует 6 метров на местности, то одной «тысячной» будет соответствовать 2 метра, а всему радиусу, то-есть расстоянию от вас до шоссе, будет соответствовать величина, в 1000 раз большая. Нетрудно сообразить, что расстояние от вас до шоссе будет равно 2000 метрам.

Рис. 220. Как „тысячные” помогают определить дальность до цели

На рассмотренных примерах вы убедились, что принятая в артиллерии мера для измерения углов позволяет без всякого труда находить одну «тысячную» от любой величины расстояния. Для этого только надо в числе, выражающем величину расстояния, отделить справа три знака. Все это проделывается очень быстро в уме.

А вот что получилось бы, если за меру углов принять не «тысячную», а обычную, применяемую в геометрии меру углов: один градус или одну минуту. Углу в один градус соответствовала бы линейная величина, равная 1/60 радиуса, а углу в одну минуту — 1/3600 радиуса; следовательно, при решении любой из приведенных задач пришлось бы делить числа, выражающие расстояния до целей, не на 1000, а на 60 или на 3600.

Попробуйте проделать это деление с любым выбранным наугад числом и вы сейчас же убедитесь, что без карандаша и бумаги вам здесь не обойтись. Вот почему артиллерийская мера углов практически является несравненно более удобной.  {248} 


КАК ОПРЕДЕЛИТЬ РАССТОЯНИЕ ДО ЦЕЛИ НА ГЛАЗ И НАНЕСТИ ЦЕЛЬ НА КАРТУ?

Проще всего определить расстояние до цели можно в том случае, когда обнаруженная цель и ориентир находятся от нас на одном удалении. В действительности же цель бывает обычно расположена дальше или ближе ориентира. Насколько именно дальше или ближе, — приходится решать самому наблюдателю.

Какими же средствами и приемами измерения можно для этого воспользоваться?

В обыденной жизни мы чаще всего измеряем расстояния промером: шагами, рулеткой, мерной лентой. Здесь, очевидно, эти средства непригодны.

Часто в бою расстояния приходится измерять самым простым приемом — на глаз.

Для этого воспользуйтесь прежде всего известным уже вам свойством глаза различать предметы, только начиная с некоторой определенной дальности. Зная, с какого расстояния какой предмет становится различимым, вы сможете примерно судить о дальности. Так, наблюдатель с нормальным зрением при хорошей видимости начинает различать отдельные деревенские дома приблизительно с 5 километров, трубы на крышах — с 3 километров, людей (как точки) — с 2 километров, стволы деревьев — с 1 километра, движение рук — с 400 метров, черты лица человека — со 150 метров.

Было время, когда дальность до цели измеряли только на глаз.

Однако и в наше время умение определять расстояние на глаз необходимо каждому военному. Но попробуйте без предварительной тренировки определять на глаз большие расстояния до предметов и затем сверять их, например, с картой. Вы тотчас убедитесь, что наделали крупных ошибок.

Не удивляйтесь, если на первых порах вы будете ошибаться даже на 100%. Это совершенно неизбежно: не все дается сразу, и выработать правильный глазомер в один день нельзя. Его можно выработать только постоянной тренировкой в различное время года, на различной местности и при самых разнообразных условиях.

И все же, даже после хорошей тренировки, большие расстояния определять глазомером можно лишь весьма приблизительно, весьма грубо.

Поэтому обычно и не измеряют сразу дальность от себя до цели, а пользуются известным уже расстоянием до ориентира и на глаз прикидывают лишь небольшое расстояние между ориентиром и целью.

В этом случае ошибка будет меньше.

Артиллеристам же важно знать дальность до цели возможно более точно, поэтому они не ограничиваются измерением дальности на глаз, а применяют для этого еще другие, более точные способы, о которых будет сказано дальше.  {249} 

Теперь мы знаем, как определять углы и расстояния; попробуем использовать наши знания на деле.

Допустим, что вы обнаружили стреляющий пулемет (рис. 221). Ближайший к нему ориентир — указатель дорог (ориентир № 3). Расстояние до этого ориентира вам известно — 1400 метров. Надо определить дальность до пулемета и сообщить командиру, находящемуся недалеко от вас, положение этого пулемета на местности.

Поступайте, как мы говорили. Измерьте прежде всего угол между целью и ориентиром № 3. Допустим, что пулемет находится влево от ориентира на 120 делений угломера. Прикиньте на глаз, насколько пулемет находится дальше или ближе этого ориентира. Вы нашли, что пулемет дальше ориентира № 3 на 300 метров. Тогда вам следует доложить так: «Ориентир третий, влево один двадцать, больше триста, стреляющий пулемет».

Рис. 221. „Ориентир 3-й, влево 1-20, больше 300, стреляющий пулемет” Обратите внимание на приведенную формулировку целеуказания, на порядок расположения в ней слов. Этот порядок установлен не спроста. Он облегчает розыск цели тому, кому еы указываете ее положение. Действительно, посмотрите, что будет делать командир, получив от вас это целеуказание. Он отыщет сперва на местности ориентир № 3, отложит от него влево угол в 120 делений угломера и в этом направлении на указанной вами дальности (больше 300) станет разыскивать цель. Итак, цель обнаружена, положение ее на местности определено. Что делать дальше?

Вы уже знаете, что каждое наблюдение надо тотчас же занести в журнал разведки, имеющийся на любом наблюдательном пункте. В соответствующих графах журнала вы запишете номер ориентира, от которого отсчитывали угол и дальность до цели, положение цели относительно этого ориентира, наблюдение (замеченные признаки цели), Время обнаружения цели и ваши выводы о том, насколько достоверно то, что вы обнаружили.  {250} 

Рис. 222. Артиллерийский целлулоидный круг с треугольником

 {251} 

Все эти сведения необходимы потому, что разведка целей ведется не одним человеком. Одновременно с вами ведут ее и другие наблюдатели, с других наблюдательных пунктов. То, что не подмечено вами, может быть дополнено, уточнено, исправлено другими.

Все разведывательные сведения нужно систематизировать по месту и по времени; затем надо точно установить, что из добытого разведкой в целом можно считать достоверным, а что — сомнительным.

Достоверные цели командир отделения разведки заносит в журнал целей. Этот журнал отличается от журнала разведки тем, что в него записывают уже не каждое наблюдение, а лишь определенные цели, обнаруженные обычно в результате нескольких наблюдений или на основании ряда признаков, иногда в разное время записанных в журнал разведки. В журнале разведки в этом случае в соответствующей графе делается отметка о времени внесения цели в журнал целей и под каким, номером она там вписана.

Теперь нужно нанести обнаруженную цель на карту. Это поможет командиру батареи быстрее и точнее рассчитать по карте все данные для стрельбы по цели.

Измеренный вами на местности угол между ориентиром и целью вы отложите на карте при помощи прибора, без которого не может обойтись в бою ни один командир-артиллерист. Прибор этот — целлулоидный круг (рис. 222). Он служит для измерения и построения углов на карте. Изготовлен он из прозрачного целлулоида. Если такой круг наложить на карту, то сквозь него будут видны все отметки и топографические знаки, имеющиеся на карте, что очень важно.

Края круга с двух сторон срезаны. Это сделано для того, чтобы круг можно было свободно уложить в полевую сумку.

Окружность целлулоидного круга разделена на 600 равных частей (делений). Цена одного такого деления 0-10, или 10 «тысячных». Строить и измерять углы при помощи круга можно с точностью до 1/2 деления, то-есть до 5 «тысячных».

Деления на окружности круга обозначены двумя рядами цифр через 1-00, при этом в одном ряду цифры идут по направлению движения часовой стрелки, а в другом ряду — в обратном направлении. Это облегчает отсчитывать и строить углы в обе стороны — влево и вправо.

На рис. 223 показано, как нужно при помощи целлулоидного круга наносить цель на карту, если известны две величины — угол от ориентира (1-20) и дальность (1700 метров). Прежде всего вы прочерчиваете на карте линию от точки своего стояния (НП) в направлении на ориентир. Затем вы накладываете целлулоидный круг на карту так, чтобы центр его совпал с точкой вашего стояния, а диаметр круга, обозначенный делениями 30 и 0, совпал с прочерченной линией. По шкале круга вы отсчитываете влево от ориентира угол 1-20. Это будет одно большое деление и два маленьких. Против деления, отвечающего отсчитанному углу, вы ставите на карте точку и, сняв с карты целлулоидный круг,  {252}  проводите от точки стояния через наколотую точку прямую линию. На этой линии должна находиться цель. Отметить ее положение на карте уже нетрудно. Надо только в направлении прочерченной линии отложить от точки НП известное расстояние до цели 1700 метров (в масштабе карты) и наколоть соответственно этому расстоянию точку. Это можно сделать при помощи целлулоидного треугольника, на котором нанесена шкала дальности, или при помощи обыкновенной миллиметровой линейки.

Рис. 223. Пользуясь целлулоидным кругом и треугольником или линейкой, вы можете нанести цель на карту

Понятно, что такой способ нанесения цели на карту дает достаточную точность только при условии, если дальность до цели определена точно и ориентир, относительно которого вы определяете положение цели, точно обозначен на карте.

Итак, цель на карту нанесена. Теперь остается лишь определить прямоугольные координаты цели, то-есть положение ее в пределах квадрата карты. В нашем примере (см. рис. 223}  цель находится в квадрате, который обозначен цифрами на полях карты — слева 16 и снизу 52.

Наложив на карту координатную мерку круга, как показано на рис. 224, вы определяете по ней расстояние до цели сначала от нижней стороны квадрата (вверх по оси X) и затем — от левой стороны квадрата (вправо по оси Y). Как видно из рис. 224, координаты цели будут: x = 16250 и y = 52 575. Первые две цифры в каждом из этих чисел относятся  {253} 

Рис. 224. Пользуясь координатной меркой целлулоидного круга, можно определить координаты цели к номеру квадрата, а последние три цифры означают расстояния в, метрах от сторон квадрата. Найденные координаты записываются в журнал целей. По этим координатам при помощи той же координатной мерки, если потребуется, можно нанести цель на другую такую же карту или огневой планшет, не производя уже никаких построений. Для этого нужно наложить координатную мерку на соответствующий квадрат карты (планшета) так, чтобы горизонтальная шкала мерки совпадала с нижней стороной квадрата и расстояние от угла мерки до левой стороны квадрата соответствовало 575 метрам, как это было показано на рис. 224. Очевидно, что цель будет находиться на срезе вертикальной шкалы координатной мерки против деления, соответствующего 250 метрам.


СОПРЯЖЕННОЕ НАБЛЮДЕНИЕ

При глазомерном способе определения дальности нельзя рассчитывать на то, что местоположение цели будет определено совершенно точно.

Углы, правда, удается измерить с очень большой точностью: тут помогает нам такой совершенный оптический прибор, как стереотруба. Зато определение дальности до цели на глаз неизбежно сопровождается ошибкой, которая в среднем равна 10% измеряемой дальности.

Очевидно, что глазомерный способ определения дальности до цели не может нас вполне удовлетворить. Поэтому нам надо познакомиться еще с одним более точным способом.

Известно, что мы обладаем способностью на небольших расстояниях чувствовать удаленность предметов от наших глаз по усилию мыши, поворачивающих глаза в стороны. Чем сильнее приходится нам сводить глаза, тем ближе к нам находится предмет.

Очевидно, такое определение дальности, основанное не на математическом вычислении, а на ощущении, не отличается особой точностью. Но если бы мы даже и могли при взгляде на предмет измерять углы поворота глаз с точностью до одной «тысячной», все равно при определении дальности у нас получались бы значительные ошибки; слишком  {254}  уж мало расстояние между глазами, оно равно всего-навсего 6–7 сантиметрам.

Другое дело, если бы мы могли раздвинуть наши глаза на метры или даже на километры: тогда точность определения расстояний этим приемом повысилась бы во много раз.

Этого именно и достигают при сопряженном наблюдении. Роль пары глаз берут на себя два наблюдательных пункта. Они располагаются на точно отмеренном или определенном по карте расстоянии в 1–2 километра один от другого. Это расстояние называется базой сопряженного наблюдения.

Наблюдатели обоих пунктов наводят свои стереотрубы друг в друга, точно по направлению базы, на которой они расположены. Затем оба «глаза», и правый и левый, то-есть оба наблюдателя, направляют стереотрубы на цель. При этом каждый записывает, на какой угол пришлось ему повернуть трубу от базы, чтобы увидеть цель. Все эти данные изображают затем на чертеже (на планшете). Получается схема, показанная на рис. 225.

Ясно, что цель окажется в точке пересечения обеих линий, показывающих направление «взгляда» того и другого наблюдателя.

Таким образом, местоположение цели будет определено на планшете. Остается теперь по этим данным вычислить дальность от орудия до цели в метрах. Это сделать уже нетрудно, так как на планшет

Рис. 225. Сопряженное наблюдение

 {255} 

артиллеристы наносят не только базу сопряженного наблюдения и засеченную ими цель, но и точку, где стоит орудие (батарея). Все вычерчиваете в одном масштабе. Значит, достаточно приложить масштабную линейку к точкам цели и орудия, чтобы узнать дальность до цели.

Однако при графических работах на планшете, как бы тщательно они ни производились, всегда возможны некоторые ошибки. Поэтому для получения еще более точных результатов артиллеристы, если имеется время, определяют дальности до целей и направления на них не графическим, а расчетным (аналитическим) способом. Все эти расчеты производятся на основе точно измеренных на местности углов и расстояний и сводятся к решению треугольников по правилам тригонометрии.

При сопряженном наблюдении можно определить местоположение большого количества обнаруженных целей. Другое дело, если цель це видна с наземных наблюдательных пунктов, как, например, батарея противника, стоящая на закрытой позиции. Здесь уже сопряженное наблюдение не поможет. В этом случае для обнаружения цели и определения ее местоположения может быть применен другой способ разведки, именно звуковая разведка.


ЗВУКОВАЯ РАЗВЕДКА

Способ засечки батарей по звуку их выстрелов впервые был разработан русскими артиллеристами еще в 1909 году, а в 1910 году у нас уже производились испытания сложных звукометрических приборов. В первую мировую войну 1914–1918 годов разведка батарей по звуку применялась во многих армиях. Во время же второй мировой войны роль звуковой разведки значительно возросла, так как борьба с артиллерией противника в любых видах боя стала первостепенной задачей.

В Великую Отечественную войну было много примеров весьма удачного использования звуковой разведки. Так, в боях под Харьковом только в полосе одного войскового соединения было подавлено 150 целей, засеченных звукометристами капитана Иванова. Перед наступлением на фронте Ржищев—Канев звукометристами было разведано около 100 гитлеровских батарей и 50 отдельных орудий. В операциях по разгрому фашистских захватчиков под Ленинградом и Киевом значительная роль в выявлении вражеских батарей также принадлежала звуковой разведке.

В чем же состоит основной принцип работы звуковой разведки?

Всем вам, конечно, приходилось слышать выстрел из артиллерийского орудия, но немногие знают, что при этом возникает не одна, а три звуковые волны.

Самый выстрел порождает так называемую дульную волну.

Летящий снаряд, уплотняя перед собой частицы воздуха, создает,— в том случае, если скорость его полета больше скорости звука, — другую, известную уже нам волну баллистическую, или снарядную.

Наконец, при своем разрыве снаряд посылает еще одну звуковую волну — волну разрыва.  {256} 

Рис. 226. Звуковые волны, порождаемые орудием и снарядом, и их запись на ленте пишущего механизма звукометрической станции

На рис. 226 показан снаряд, только что вылетевший из орудия, а также дульная и снарядная волны. Волны этого рода отличаются от обычных звуковых волн тем, что сопровождаются резкими изменениями давления воздуха — настолько резкими, что в окнах домов, расположенных невдалеке от стреляющего орудия, стекла начинают дрожать, а иногда даже вылетают из окон.

Вот эти-то резкие изменения давления, или, иначе говоря, колебания воздуха, порожденные дульной волной, и улавливают особым прибором — звукоприемником. Прибор этот устроен так, что воспринятые им колебания воздуха преобразуются в колебания электрического тока, которые по проводам поступают в так называемый регистрирующий прибор. Это название прибора показывает, что он регистрирует, то-есть отмечает, поступающие сигналы (звуковые волны). Роль «регистратора» выполняет пишущий механизм: все поступающие сигналы он автоматически записывает чернилами на бумажной ленте.

На рис. 226 показана такая запись звуковых волн. Перо пишущего механизма отмечает звуковые волны в виде волнистых линий различных размеров в зависимости от природы источника звука.

Звукоприемники, регистрирующий прибор и прочие вспомогательные средства составляют звукометрическую станцию. Весьма сложный и точный механизм этой станции схематически показан на рис. 227.

Рис. 227. Схема звукометрической станции

 {257} 

Рассмотрим подробнее устройство звукометрической станции и ее работу.

Звукоприемник представляет собой небольшой металлический бак, помещенный в фанерный ящик; в верхней части бака укреплены мембрана и угольный микрофон.

Мембрана сделана из тонкого алюминия в виде конуса. Когда звуковые волны подойдут к звукоприемнику, мембрана его начинает колебаться. Колебания мембраны передаются угольному микрофону, вследствие чего происходит увеличение или уменьшение давления на угольный порошок, находящийся в микрофоне. От этого изменяется сопротивление микрофона прохождению электрического тока в цепи, в которую включен микрофон (см. рис. 227); сила тока в цепи меняется — ток начинает пульсировать. Вот эту пульсацию тока, или, иначе говоря, сигналы, и надо по проводам передать регистрирующему прибору, который обычно находится за несколько километров от звукоприемника.

Важно, чтобы потеря электрической энергии в проводах была возможно меньше и сигналы были доставлены в пишущий механизм неослабленными. Для этого микрофон соединяют с регистрирующим прибором через трансформатор, который обладает способностью повышать напряжение электрического тока.

Пишущий механизм состоит из электромагнита, в кольцевом зазоре которого помещается катушка с несколькими сотнями витков очень тонкого провода. К катушке прикреплено стеклянное перо.

Через обмотку электромагнита проходит постоянный ток; он создает вокруг катушки сильное магнитное поле, и катушка, прикрепленная к гибкой пружине, находится в этом магнитном поле в уравновешенном положении. Сигналы, вызванные звуковыми волнами, поступают от звукоприемника по проводам непосредственно в катушку. Появившийся, таким образом, в катушке пульсирующий ток образует вокруг нее свое магнитное поле. Электромагнитные силы этого поля, непрерывно меняя направление, выводят катушку из равновесия и заставляют ее колебаться. Вследствие этого перо, прикрепленное к катушке, начинает вычерчивать волнистую линию на подвижной бумажной ленте; при спокойном же положении катушки это перо чертит прямую линию. Отсюда нетрудно понять, что началом волнистой линии отмечается момент подхода звуковой волны к звукоприемнику. Запомните это.

В регистрирующем приборе имеется несколько катушек с перьями, так как в системе звукометрической станции одновременно работают несколько звукоприемников. Сейчас вы узнаете, почему для определения точки нахождения стреляющей батареи противника нельзя обойтись одним звукоприемником.

Представьте себе, что орудие противника произвело выстрел, а у вас на поле боя выставлен всего один звукоприемник. По записи одного пера вы можете только сказать, что был выстрел, но не можете еще определить,  {258} 

Рис. 228. Звук выстрела дошел до обоих звукоприемников (<i>А</i> и <i>Б</i>) одновременно; значит стреляющая батарея противника находится на одинаковом расстоянии от обоих звукоприемников, то-есть на перпендикуляре к середине звуковой базы Рис. 229. Звук выстрела достиг прежде левого звукоприемника; значит стреляющая батарея ближе к этому звукоприемнику, то-есть она находится влево от перпендикуляра к середине звуковой базы; величина угла <i>ОВГ</i> зависит от разности времен Рис. 230. Звук выстрела достиг прежде правого звукоприемника; значит стреляющая батарея находится вправо от перпендикуляра к середине звуковой базы; разность времен больше, чем на рис. 229, больше и угол <i>ОВГ</i>

откуда подошел звук, то-есть в каком направлении находится его источник — батарея противника.

Если же на некотором расстоянии от этого звукоприемника поставить еще второй, то к нему звуковая волна придет или одновременно, или раньше, или позже, чем к первому.

Предположим, что источник звука и наши звукоприемники расположены так, как показано на рис. 228. Расстояния от источника звука до обоих звукоприемников одинаковы. Очевидно, и звук до них дойдет одновременно. Но тогда, как видно из рисунка, источник звука должен находиться обязательно на перпендикуляре, восставленном в середине звуковой (акустической) базы АБ (где точками А и Б обозначены звукоприемники).

Во всех других случаях (рис. 229 и 230), когда расстояния от источника звука до звукоприемников неодинаковы, очевидно, и звук дойдет до них не одновременно, а следовательно, и источник звука уже не будет находиться на перпендикуляре к акустической базе. Чтобы определить в этих условиях верное направление на источник звука, надо знать разность времен между началами записей для первого и второго звукоприемников.

Посмотрите на рис. 231, где показана лента с записями сигналов, поступивших от двух звукоприемников А и Б. По этой записи видно,  {259}  Рис. 231. Лента регистрирующего прибора с записями сигналов от двух звукоприемников <i>А</i> и <i>Б</i>; в верхней части ленты видна волнистая линия, записанная пером камертона что звукоприемник А находится ближе к источнику звука, а звукоприемник Б — дальше. В верхней части ленты вы видите волнистую линию — это масштаб времени; его вычерчивает специальное перо, которое колеблется в зависимости от колебаний ветвей камертона, находящегося в регистрирующем приборе. Расстояние между двумя соседними зубцами этой волнистой линии, равное 2 миллиметрам, точно соответствует 0,02 секунды. Пользуясь этим масштабом, уже нетрудно определить разность времен между началами двух записей. Для случая, показанного на рис. 231, эта разность времен, обозначенная греческой буквой t, равна 0,160 секунды. Зная разность времен, а также время, за которое звуковая волна проходит вдоль акустической базы, определяют по специальным таблицам угол, под которым надо прочертить направление на источник звука (см. рис. 229 и 230).

Итак, при помощи двух звукоприемников можно узнать направление на источник звука, но дальность до него еще определить нельзя.

Подобно звукометрической станции с двумя звукоприемниками «работает» известный любителям природы жук-плавунец — обитатель наших прудов и озер. В тихую погоду, когда поверхность воды гладкая, жук этот держится неподвижно у самой поверхности воды, выжидая свою жертву. Если посмотреть сбоку, то под блестящей поверхностью воды жука совершенно не видно; можно только заметить два небольших отростка, которые он выставляет из воды. Эти отростки, находящиеся у жука позади на брюшке, и играют такую же роль, какую играют звукоприемники. Вот на поверхность воды падает насекомое. От него во все стороны начинают распространяться волны (рис. 232); они подходят к тому месту, где притаился жук, но тот пока еще не замечает своей жертвы. Волна касается сначала одного отростка, затем другого; только тогда жук делает быстрый поворот на необходимый угол (см. рис. 232) и устремляется к источнику, вызвавшему колебание частиц воды. Так инстинкт позволяет жуку «взять» верное направление на «цель» и «уничтожить» ее, не «определив» дальности.

Другое дело, если мы хотим поразить звучащую цель снарядом. Нам необходимо, кроме направления на цель, знать до нее дальность. Для этого надо взять еще одну пару звукоприемников и так же построить второе направление на звучащую цель. В точке пересечения обоих направлений и будет находиться неприятельская батарея.  {260} 

Для контроля работы берут еще и третью пару звукоприемников. Пересечение всех трех направлений в одной точке (рис. 233) будет служить гарантией точности.

Рис. 232. Два небольших отростка на брюшке жука-плавунца подобно звукоприемникам служат для улавливания волн Полученные на ленте записи звуковых волн обрабатывают на центральном посту, при этом все расчеты производят обычно по записям дульной волны, так как обработка записей баллистической волны значительно сложнее. Для определения направления на цель углы строят на планшете, на котором в соответствующем масштабе нанесены звуковые базы (см. рис. 233).

У звуковой разведки есть и помехи. Звукоприемники автоматически откликаются на все звуки выстрелов, разрывов снарядов и взрывов. И если не принять специальных мер, то на ленте звукометрической станции окажется столько записей, что разобраться в них будет очень трудно, а может быть и невозможно.

Чтобы этого не случилось, впереди звукоприемников, на расстоянии не менее одного километра от них, выставляют наблюдателя с особым прибором — предупредителем.

Прибор этот соединен с регистрирующим прибором при помощи проводной линии связи.

Находясь впереди, наблюдатель слышит звук выстрела батареи противника раньше, чем звуковая волна достигнет звукоприемников. При этом он сразу же, услышав звук выстрела, нажимает кнопку в своем приборе и тем самым пускает в ход механизмы регистрирующего прибора.

Наблюдатель должен очень внимательно относиться к своему делу и пускать в ход станцию только тогда, когда услышит звук выстрела именно той батареи противника, которая была указана ему командиром.

Существенной помехой в работе звукометрических станций может являться также неблагоприятная погода, например: сильный порывистый  {261} 

Рис. 233. Чтобы определить местоположение стреляющей батареи, нужно иметь две, а лучше три пары звукоприемников

ветер любого направления, а также встречный ветер (от нас к противнику), более сильный в верхних слоях атмосферы, чем у земли, или температура воздуха, более низкая в верхних слоях атмосферы, чем в нижних. В таких случаях дальность действия звуковой разведки уменьшается.

Если при благоприятных атмосферных условиях звук выстрела 155-миллиметрового орудия удается засечь с расстояния 25 километров, то при иных, неблагоприятных, условиях засечка того же звука бывает иногда невозможна даже с расстояния 5–6 километров.

На работу звукометрических станций, кроме того, оказывает влияние и местность. Так, например, неблагоприятно сказывается на распространении звука наличие больших водных пространств и лесных массивов между звучащей целью и звукоприемниками.

Но даже в самых неблагоприятных условиях наши звукометристы всегда успешно работали и добивались хороших результатов. Точная работа советских звукометристов на фронтах Великой Отечественной войны в значительной степени способствовала успешным боевым действиям нашей артиллерии.


ВОЗДУШНАЯ РАЗВЕДКА

Звукометрия является хорошим средством разведки, но область действия ее ограничена. Она не может находить те не наблюдаемые с земли цели, которые не выдают себя звуками выстрелов, например, батареи, не ведущие огня, штабы, колонны войск в тылу и многие другие глубоко расположенные цели.  {262} 

Во всех этих случаях на помощь артиллерии приходят средства воздушной разведки — самолеты и привязные аэростаты наблюдения.

Рис. 234 дает наглядное представление о сравнительных возможностях наземного наблюдения, а также наблюдения с аэростата и с самолета. Что недоступно одному, — доступно другому, что недоступно другому,— доступно третьему.

Привязной аэростат — в сущности обычный наблюдательный пункт, но только поднятый на большую высоту. В корзине аэростата можно устроиться вполне удобно, взяв с собой все приборы, необходимые для стрельбы и наблюдения.

Рис. 234. Чем выше наблюдатель, тем больше его кругозор и тем меньше мешают ему наблюдать складки местности и местные предметы

С аэростата удается увидеть многое из того, что для наземного наблюдателя скрыто в складках местности и за местными предметами. Перед наблюдателем, находящимся на аэростате, открывается очень большой кругозор. С аэростата можно определить не только направление на стреляющую батарею, но достаточно точно и место ее расположения.

Аэростатом удобно пользоваться в тихую погоду. При сильном ветре он раскачивается из стороны в сторону и это мешает наблюдению.

Чтобы обеспечить успешную работу аэростата в бою, необходимо охранять его от вражеских самолетов и от огня дальнобойной артиллерии,  {263}  для которых он является заманчивой и сравнительно легко уничтожаемой целью.

Самолет — наиболее удобное и надежное воздушное средство разведки. С его помощью можно наблюдать с очень большой высоты, можно отправиться в глубокий тыл противника и проникнуть в тайны его расположения. У самолета для выполнения этой задачи есть два способа: разведка наблюдением и фотографирование. И первый, и второй способы решают в сущности одну и ту же задачу: обнаружить цель, не видимую с наземных наблюдательных пунктов, и определить ее положение на карте или планшете. Наиболее точное решение этой задачи дает фоторазведка. Поэтому разведка наблюдением с самолета обычно сопровождается фотографированием района, где обнаружены цели.

Рис. 235. Аэрофотоснимок: в виде светлых извилистых линий протянулись окопы со стрелковыми ячейками и ходами сообщения

Фотоснимок, сделанный с самолета (рис. 235), дает возможность разыскать даже те цели, которые при современном состоянии маскировки не могут быть обнаружены наблюдением. А главное, имея такой фотоснимок, можно определить положение цели относительно местных предметов, зафиксированных на фотоснимке, и точно нанести эту цель на карту, что при наблюдении можно сделать лишь приближенно.

Заснятые с самолета фотопленки сбрасываются на парашютах на установленные для этого приемные пункты артиллерии, оттуда они передаются в специальные фотолаборатории для немедленного проявления. После этого они подвергаются дешифрированию, то-есть их тщательно изучают и выявляют на них все заснятые объекты — местные предметы и цели.  {264} 

Нельзя, однако, думать, что полеты авиации над территорией, занятой противником, совершать очень просто. Противник всегда применяет многочисленные и сильные средства противовоздушной обороны (ПВО), ятобы воспрепятствовать наблюдению и фотографированию цели прямо сверху. Но с самолетов можно иногда с успехом наблюдать цели и летая над своим расположением под защитой своих средств ПВО.

В Великой Отечественной войне все рассмотренные нами способы разведки имели широкое применение.

В связи с развитием техники и позднейшими исследованиями в области физики в минувшую войну на полях сражений появились и другие виды разведки, как, например, наблюдение и фотографирование в инфракрасных лучах, а также обнаружение целей при помощи радиолокационных средств.

Рис. 236. Схема прибора для улавливания инфракрасных лучей, отраженных от объекта

Использование инфракрасных лучей для наблюдения открывает большие возможности в этом деле: человек приобретает способность видеть сквозь облака, ночью, в туман. Таким образом, разведка наблюдением становится возможной даже при тех условиях, при которых обычные средства для этого применить нельзя.

Как известно из физики, инфракрасные лучи в спектре солнечного луча (разложенного на составные части) занимают определенное место — за пределами видимого спектра, рядом с красными лучами; они изображаются в виде темной полосы. Эти невидимые лучи обладают свойством проникать даже через насыщенную водяными парами атмосферу (сквозь туман). При помощи прожектора инфракрасные лучи, незаметные для глаза, могут быть направлены на какой либо объект, от которого эти лучи отражаются. Для улавливания невидимых отраженных лучей служит оптический прибор особого устройства. В этом приборе имеются объектив, окуляр и так называемый электронно-оптический преобразователь с экраном (рис. 236). Пройдя через объектив и преобразователь,  {265}  лучи попадают на светящийся экран, на котором и получается четкое изображение объекта. Это изображение рассматривается через окуляр.

Использование радиолокационных средств дает возможность при помощи радиоволн обнаруживать ненаблюдаемые цели, находящиеся в воздухе, на воде и на земле, и определять их местоположение. О том, как производится такая разведка, вы узнаете при чтении главы тринадцатой.

Итак, вы ознакомились со многими способами разведки, которые применяются для отыскания целей.

Какой же из этих способов является самым лучшим?

Было бы ошибкой, если бы вы, отвечая на этот вопрос, выбрали какой-нибудь один способ разведки и сказали, что он самый лучший.

Надо заметить, что ни один из перечисленных способов разведки в отдельности не может обеспечить получение исчерпывающих сведений о противнике. В боевой обстановке должны использоваться все способы артиллерийской разведки, которые применимы в данных условиях, и, кроме того, должны всегда учитываться и те данные о противнике, которые добыты разведкой других родов войск. Только при этом условии можно рассчитывать на то, что наиболее важные цели для артиллерии будут разысканы.

<<
 {266} 
>>
Главная страница В начало