armor.kiev.ua / lib / artilery
 

Артиллерия

(Никифоров Н. Н., Туркин П. И., Жеребцов А. А., Галиенко С. Г. Артиллерия / Под общ. ред. Чистякова М. Н. - М.: Воениздат МО СССР, 1953.)

Материал предоставлен: Danila - Master of Science (M.Sc.) in Physics

 

Номера страниц: выключить

<<
>>

Глава пятая
АРТИЛЛЕРИЙСКИЙ СНАРЯД



ЯДРО И ГРАНАТА

«Мы пошли на вал — возвышение, образованное природой и укрепленное частоколом. Там уже толпились все жители крепости. Гарнизон стоял в ружье. Пушку туда перетащили накануне. Комендант расхаживал перед своим малочисленным строем. Близость опасности одушевляла старого воина бодростью необыкновенной. По степи, не в дальнем расстоянии от крепости, разъезжали человек двадцать верхами...

Люди, разъезжающие в степи, заметя движение в крепости, съехались в кучку и стали между собою толковать. Комендант велел Ивану Игнатьичу навести пушку на их толпу, и сам приставил фитиль. Ядро зажужжало и пролетело над ними, не сделав никакого вреда. Наездники, рассеясь, тотчас ускакали из виду, и степь опустела».

Так описывает Пушкин в повести «Капитанская дочка» стрельбу артиллерии Белогорской крепости. Ядро, выпущенное комендантом Белогорской крепости, перелетело. Но если бы даже Иван Игнатьич не промахнулся, все равно его ядро сделало бы немного. Мало чем отличалось оно от старинных каменных ядер. Это был просто-напросто чугунный шар чуть побольше крупного яблока. Конечно, такой снаряд мог вывести из строя неприятельского солдата лишь в том случае, если бы попал прямо в него. Но стоило ядру пролететь хотя бы в полуметре от человека, — и тот оставался жив и невредим. Только попадая в густую толпу, ядро могло вывести из строя несколько человек.

Надо, впрочем, сказать, что артиллерия Белогорской крепости не была последним словом техники даже для своего времени. В том же самом XVIII веке существовали уже разрывные снаряды. Такие снаряды — их называли гранатами и бомбами, — разрываясь, поражали живые цели осколками на площади радиусом в 10–15 шагов.

Чугунный шар отливали полым и наполняли порохом (рис. 84).

В оставленное отверстие — «очко» — гранаты вставляли деревянную трубку, наполненную медленно горящим пороховым составом, который загорался при выстреле и горел несколько секунд. Когда состав в  {131}  Рис. 84. Разрывная граната начала XVIII века трубке догорал до конца и огонь доходил до пороха, происходил взрыв. Граната разрывалась на части и осколками поражала людей, находившихся поблизости.

Нередко случалось так. Пролетев с пронзительным воем, граната глухо шлепалась на землю, а пороховой состав в трубке еще продолжал гореть; это нетрудно было определить по его сильному шипению. Находились смельчаки, которые, рискуя жизнью, вырывали горящую трубку из упавшей поблизости гранаты, — и граната не разрывалась, не причиняла вреда.

Если хотели, чтобы граната разорвалась быстрее, перед заряжанием орудия попросту отрезали ножом часть деревянной трубки. Заметим кстати, что название «трубка» сохранилось и до наших дней, хотя сложный механизм, носящий это название, не имеет ничего общего со старинной деревянной трубкой, Рис. 85. В продолговатом снаряде помещается больше взрывчатого вещества, чем в шарообразном снаряде того же калибра кроме назначения — разорвать снаряд. Как устроена современная трубка, вы узнаете, прочитав до конца эту главу. Так же, как граната, действовала и бомба. Надо сказать, что раньше «гранатами» и «бомбами» назывались разрывные снаряды совершенно одинакового устройства; все различие между ними заключалось только в весе: если снаряд весил меньше пуда (1 пуд = 16,4 килограмма), его называли гранатой, а если больше пуда, — то бомбой.

В шаровую гранату и даже бомбу можно поместить сравнительно мало пороха. Такая граната слаба. Она и летит плохо, и осколки ее разлетаются недалеко. Продолговатый снаряд гораздо выгоднее (рис. 85).

Как только сумели сделать устойчивым в полете продолговатый снаряд, от шаровых гранат и бомб сразу отказались. Они стали достоянием музеев.  {132} 

Но и дымный порох не так уж хорош для снаряжения гранаты: он обладает сравнительно небольшой силой, плохо разбрасывает осколки. В XIX и в начале XX века были изобретены гораздо более сильно действующие — бризантные (дробящие) взрывчатые вещества: пироксилин, мелинит, тротил, гексоген. Ими и стали вместо пороха наполнять снаряды. Такие снаряды значительно лучше разрушают постройки и окопы врага, а их осколки разлетаются с большой силой. Успехи техники — и в особенности химии — позволили выбрать взрывчатое вещество, которое почти безопасно при перевозке и в обращении, не боится толчков, ударов и уколов; оно взрывается только под действием особого «детонатора». Это вещество — тротил, которым теперь снаряжают почти все снаряды.


КАК ДЕЙСТВУЕТ ГРАНАТА

«Был теплый августовский день 1944 года. Советские войска заканчивали освобождение Белоруссии от гитлеровских захватчиков. Остатки разгромленных немецко-фашистских войск, отступая, цеплялись за оборонительные рубежи, которые они заранее подготовили. В этот день шел бой за большое село, в котором гитлеровцы старались удержаться во что бы то ни стало. Перед селом была болотистая река, и наши танки задержались перед ней; из-за этого они не могли помочь пехоте, которая уже захватила участок противоположного берега.

Я сидел среди ветвей высокой сосны на опушке леса. Это был мой наблюдательный пункт. Отсюда мне хорошо было видно все поле боя.

Я видел, что наша пехота залегла перед селом. А со стороны села отчетливо доносился треск вражеского пулемета. Этот пулемет мешал нашей пехоте продвигаться, он не давал поднять головы ни одному стрелку. А переправа танков все еще задерживалась, и помочь пехоте могла только артиллерия.

Но определить, где скрывается пулемет, было невозможно, несмотря на то, что его надоедливый треск был отчетливо слышен где-то совсем неподалеку.

Наши батареи вели сильный огонь по околице села, но пулемет все-таки не замолкал.

Вдруг одна из наших 152-миллиметровых гранат, случайно не долетев до села, разорвалась у самого корня старого дуба, одиноко стоявшего на небольшом пригорке между селом и опушкой кустов, где залегла наша пехота. Могучее дерево вздрогнуло и, словно нехотя, поднялось на воздух. На мгновение над столбом дыма беспомощно повисли вырванные из земли корни, и вслед за этим дуб тяжело рухнул на землю.

И тут-то я заметил то, что так долго искал: вражеское пулеметное гнездо (рис. 86).

Отчетливо стало теперь видно в бинокль перекрытие блиндажа: оно состояло из четырех слоев бревен, положенных один на другой. Пониже чернела длинная щель — бойница для пулемета. Все это отлично  {133}  маскировалось высокой травой и низко склоненными ветвями дерева, пока оно было цело.

Теперь, когда цель обнаружилась, уже нетрудно было перенести на нее огонь моих 152-миллиметровых гаубиц. Снаряды стали рваться один за другим около пулеметного гнезда. Через несколько минут один из разрывов окутал дымом всю цель — и в тот же миг, точно брызги воды, в которую с размаху бросили камень, во все стороны полетели бревна: снаряд попал прямо в цель.

Вражеский пулемет замолк.

— Спасибо артиллеристам, — передал по телефону командир стрелковой роты.

Рис. 86. Разрывом 152-миллиметровой гранаты был вырван из земли старый дуб, низко склоненные ветви которого скрывали вражеское пулеметное гнездо, устроенное под деревом

Наша пехота стала быстро продвигаться вперед, и через несколько минут русское «ура» уже раздавалось на улицах села.

Вскоре бой затих. Улучив свободную минуту, я пошел взглянуть на «работу» моей любимой 152-миллиметровой гаубицы. Без труда я нашел знакомое место: вот вывороченный с корнями дуб; глубокими воронками, вырытыми нашими снарядами, усеяно вокруг все поле.

Я залез в одну из воронок. Она пришлась мне как раз по шею. Она была так велика, что по ее окружности могли бы разместиться 15 человек.  {134} 

А где же пулеметное гнездо с четырехслойным перекрытием? Его нет: на его месте — большая яма. На самом дне ее виднеются поломанные, расщепленные столбы: здесь-то и было пулеметное гнездо.

Шагах в десяти от ямы удалось мне разыскать наполовину засыпанный землей ствол пулемета; в другом месте валялся помятый стальной шлем. Вот все, что осталось от гитлеровских пулеметчиков и от их пулемета» (рис. 87).

Так рассказал нам офицер-артиллерист об одном из боевых эпизодов, участником которого ему довелось быть.

Рис. 87. Вот все, что осталось от пулеметного гнезда после того, как в него попала 152-миллиметровая граната

Вы видите, что современные гранаты действуют несравненно сильнее, чем ядра артиллерии Белогорской крепости.

Конечно, разрушительное действие гранаты зависит от ее калибра и веса и от того, как велик ее разрывной заряд. Например, в воронке от разрыва 76-миллиметровой гранаты в грунте средней плотности можно спрятаться всего лишь по колено, в воронке 122-миллиметровой гранаты — только по пояс, а в воронке 152-миллиметровой гранаты можно скрытно разместить несколько человек, стоящих в рост (рис. 88).

Зато разрыв 420-миллиметрового снаряда вырывает такую глубокую яму, что в ней поместился бы городской одноэтажный дом. Взрывом 420-миллиметрового снаряда выбрасывается больше 250 кубических  {135}  Рис. 88. Такие воронки получаются при разрыве гранат разных калибров, если взрыватель установлен на фугасное действие Рис. 89. Когда граната слишком глубоко уйдет в землю, получится подземный взрыв, или камуфлет метров земли; чтобы вынуть столько земли, 60 хорошим землекопам надо работать целый день, а чтобы ее увезти, необходимо 30 железнодорожных платформ! Даже гигантский советский шагающий экскаватор сумеет вынуть такое количество земли только за 18 приемов.

Разрушительное действие гранаты, производимое газами разрывного заряда, называют ее фугасным действием.

О величине фугасного действия, о силе гранаты можно судить по объему воронки: чем больше объем воронки, тем больше, следовательно, и фугасное действие гранаты.


КАК МНОГО ЗНАЧАТ СОТЫЕ ДОЛИ СЕКУНДЫ

Фугасное действие гранаты зависит не только от ее калибра, но еще и от того, в какой момент она разорвется. Та самая 420-миллиметровая граната, которая вырывает воронку величиной с дом, может совсем не вырыть воронки, если только она разорвется не во-время.

Для получения наибольшего фугасного действия важно, чтобы граната разорвалась не в тот самый момент, когда она ударится о землю, а чуть позже,— уже углубившись в грунт. Небезразлично также, на какую именно глубину граната успеет уйти в землю: разрыв гранаты должен произойти не слишком рано и не слишком поздно.

Если граната до разрыва проникнет слишком глубоко в почву, может случиться, что взрыв окажется не в силах выбросить всю лежащую над снарядом землю; взрыв только спрессует, уплотнит почву, образуя  {136}  как бы пещеру в том месте, где произошел разрыв снаряда. Воронки при этом не получится вовсе.

Такой взрыв под землей называют камуфлетом (рис. 89). Чаще всего камуфлеты получаются в мягком грунте, например в болотистом.

Когда граната разорвется слишком рано, не успев углубиться в землю или другую преграду,— большая часть газов, образовавшихся при ее взрыве, уйдет вверх и в стороны; фугасное действие гранаты при этом будет невелико.

Высчитано, что фугасное действие будет наилучшим, если взрыв произойдет примерно через 3–5 сотых долей секунды после того, как граната коснулась земли.

В этом случае фугасное действие гранаты проявится в полной мере: упругие газы, образовавшиеся при взрыве, выбросят целый фонтан земли, выроют глубокую воронку, произведут большие разрушения.

Но возможно ли добиться, чтобы взрыв получился как раз во-время?

Оказывается, возможно. Для этого гранату надо снабдить очень точно работающим механизмом, который управлял бы ее взрывом, вызывал бы его в нужный момент.

Старинная деревянная трубка тут уже не годится: ведь нельзя точно рассчитать, когда она догорит, точности в сотые доли секунды от нее не добьешься.

К тому же, старинные гранаты шаровой формы почти не углублялись в землю, и фугасное действие их было ничтожно; в лучшем случае они разрушали силой взрыва лишь легкие наземные постройки.


КАК УСТРОЕНА ГРАНАТА

Современная граната устроена значительно сложнее старинной, но зато и действует несравненно сильнее и точнее.

Рис. 90. Современный артиллерийский снаряд (граната) Рис. 91. Мина 120-миллиметрового миномета Граната (рис. 90) или мина (рис. 91) наполнена очень сильным взрывчатым веществом — тротилом.

Чтобы вызвать взрыв тротила, наполняющего гранату, недостаточно толчка или укола; необходимо по соседству с тротилом взорвать другое вещество — тетрил. Взрыв тетрила вызывает взрыв и тротилового разрывного заряда в гранате или в мине.

Но и тетрил в свою очередь не взрывается от толчков и ударов; иначе гранаты и мины рвались бы в момент выстрела, еще не вылетев из канала ствола. Чтобы взорвать тетрил, надо произвести рядом с ним взрыв третьего вещества — гремучей ртути, которая, как известно, применяется в капсюлях.

Взрыв капсюля гремучей ртути вызывают разными способами. Если вы познакомитесь с двумя наиболее распространенными, то будете ясно представлять себе суть этого дела.  {137} 


ВЗРЫВАТЕЛЬ

Граната, а также и мина, снабжена остроумным, сложным и точным механизмом — взрывателем. Сущность действия взрывателя можно понять, если представить себе схему его устройства (рис. 92).

В головную часть снаряда ввинчивается трубка — корпус взрывателя. В корпус вставлен металлический стержень — ударник, который может перемещаться вдоль корпуса. Острый, как иголка, конец ударника — жало, располагается над капсюлем-детонатором в небольшом от него удалении. Тупой конец ударника выступает наружу. Когда снаряд, летящий головной частью вперед, падает на землю или попадает в преграду — стену дома, блиндаж и т. п., — тупой конец ударника натыкается на эту преграду; ударник подается назад, прокалывая своим острым жалом капсюль-детонатор; происходит взрыв заключенной в нем гремучей ртути, которую пронзило своим острием проникшее в капсюль жало. Взрыв этот немедленно передается тетриловому детонатору, а от него — разрывному заряду гранаты или мины. Такова сущность действия взрывателя. На деле он устроен значительно сложнее, чтобы предохранить людей, работающих со снарядом,  {138} 


Рис. 92. Так действует взрыватель, снабженный жалом (схема)

от несчастных случаев, если снаряд или мину нечаянно уронят на землю.

Взрыватели другой системы вовсе не имеют жала. Основная часть такого взрывателя напоминает трубку примусного насоса; в ней располагается поршенек с кожаным воротником. Под поршеньком, на небольшом расстоянии от него, находится капсюль-воспламенитель, а ниже — капсюль-детонатор. При встрече мины с преградой поршень резко вдавливается в трубку — гильзу. От этого воздух в гильзе быстро сжимается, а от сжатия нагревается так сильно, что этим нагреванием и своим давлением вызывает взрыв капсюля (рис. 93).

Рис. 93. Так действует взрыватель, снабженный поршнем (схема)

 {139} 

МОЖНО ЛИ УПРАВЛЯТЬ РАЗРЫВОМ ГРАНАТЫ?

Каждый, кто бывал на войне, знает такие случаи: неприятельский снаряд или мина разрывается в двух-трех шагах от солдата, сидящего в окопе; могучая волна горячего воздуха подхватывает его, бросает на дно окопа: он теряет сознание, но, очнувшись, убеждается, что даже не, ранен, а только сильно ушиблен — «контужен» — и что его окоп целехонек.

В чем дело? Как могло случиться, что человек остался жив в двух шагах от разрыва снаряда и что окоп оказался неповрежденным?

Объяснение очень простое: граната или мина взорвалась, едва прикоснувшись к земле. Она дала много осколков, которые пролетели над окопом, даже не поранив сидящего в нем солдата. Так как снаряд взорвался, не углубившись в землю, его фугасное действие было ничтожно, он даже не разрушил земляного окопа. Зато у него было сильное осколочное действие. Но никто не находился вне окопа. Сидевший же в окопе солдат испытал на себе лишь действие взрывной волны.

Как мы говорили выше, для получения фугасного действия снаряда нужно заставить его углубиться в землю до того, как он разорвется,

Взрыватели, со схемой устройства которых вы только что познакомились, действуют мгновенно. Они обеспечивают снаряду хорошее осколочное действие, а фугасное действие в этом случае ничтожно. Это происходит потому, что взрыватель действует слишком быстро. Нужно замедлить его действие, дать снаряду время углубиться в землю и тогда лишь разорвать его.

Возможно ли так управлять разрывом снаряда?

Оказывается, возможно. Надо только немного усложнить устройство взрывателя, чтобы он мог действовать по-разному в разных случаях.

Представьте себе, что основные механизмы взрывателя остались без изменения, но тетриловый детонатор отодвинут от того капсюля, который взрывается в момент удара снаряда о землю: они разделены некоторым пространством так, что взрыв капсюля не передается сразу же тетриловому детонатору. Тогда капсюль вызовет своим взрывом не детонацию — не разрыв снаряда, а только появление огня внутри взрывателя — воспламенение: из капсюля-детонатора он превратится в капсюль-воспламенитель. Пропустим огонь от этого взрыва по каналу к другому капсюлю, который будет расположен по соседству с тетриловым детонатором и вызовет в нужный момент его взрыв. Этот второй капсюль окажется, следовательно, капсюлем-детонатором. Но пока еще мы ничего не изменили по существу: луч огня от капсюля-воспламенителя почти мгновенно дойдет по каналу до капсюля-детонатора, взорвет его, а с ним — тетриловый детонатор и разрывной заряд. Действие взрывателя все еще будет почти мгновенным, у снаряда будет хорошее осколочное действие и слабое фугасное. Теперь закроем канал,  {140}  соединяющий оба капсюля; это нетрудно сделать при помощи перекрывающего крана. Повернем кран так, чтобы между капсюлями не было прямого сообщения по каналу (рис. 94). Для луча огня оставим другой путь от капсюля-воспламенителя к капсюлю-детонатору — более длинный окольный путь по окружному каналу, а посередине этого окружного канала поставим «замедлитель» — столбик медленно горящего порохового состава. Тогда луч огня от капсюля-воспламенителя совсем не пройдет по закрытому прямому каналу, а в окружном канале дойдет лишь до замедлителя и зажжет его. Когда замедлитель сгорит, луч огня от него проникнет по окружному каналу к капсюлю-детонатору и вызовет его взрыв, а с ним и взрыв тетрила и разрывного заряда. Но за время, пока горит замедлитель, снаряд успеет углубиться в землю.

Рис. 94. Такова идея устройства замедлителя у взрывателя, который можно установить на мгновенное и замедленное действие (другие детали взрывателя на рисунке не показаны)

Не подумайте, что замедлитель горит очень долго: чтобы сгореть, ему нужно всего лишь от трех до пяти сотых долей секунды. Это такой маленький промежуток времени, которого не улавливает человеческое сознание. Но этого времени вполне достаточно, чтобы снаряд успел углубиться в преграду и только после этого разорваться. В этом случае снаряд произведет разрушение силой газов, образовавшихся при взрыве разрывного заряда; вот теперь у снаряда окажется хорошее фугасное действие, но зато уменьшится осколочное действие, так как большая часть осколков останется внутри воронки.

Есть и другой способ управлять разрывом снаряда; с этим способом вы познакомитесь, когда прочитаете об устройстве взрывателя марки КТМ-1.  {141} 


КАК УСТРОЕН ВЗРЫВАТЕЛЬ КТМ-1

До сих пор мы рассказывали о действии взрывателя только в самых общих чертах, не вдаваясь в подробности; поэтому у вас может возникнуть законный вопрос: а как же обращаться с взрывателем при перевозке снарядов или мин? Ведь чуть толкнешь взрыватель, он сразу же подействует (или, как говорят артиллеристы, «сработает»); от этого произойдет разрыв гранаты и могут пострадать свои люди.

Но на деле это не так. Конструкторы сделали обращение с взрывателем вполне безопасным. Достигается это тем, что в нем помещены дополнительные детали, которые и обеспечивают его безопасность.

Рис. 95. Так устроен взрыватель марки КТМ-1: на правом рисунке показано расположение деталей взрывателя до выстрела

Для примера познакомим вас более подробно с устройством очень распространенного взрывателя марки КТМ-1. Создал этот взрыватель советский конструктор М. Ф. Васильев. Основные части взрывателя КТМ-1 и их взаимное расположение показаны на рис. 95. Обратите внимание на то, что у этого взрывателя не один ударник, а два: один — головной, а другой — инерционного действия.

У взрывателя КТМ-1 два действия: мгновенное и замедленное; характер действия зависит от того, снят или не снят перед заряжанием колпачок взрывателя: если снят, — получается осколочное действие снаряда; если не снят, — фугасное.  {142} 

Рис. 96 Так действует взрыватель марки КТМ-1: положение деталей в момент выстрела, во время полета снаряда и в момент удара снаряда о преграду, если колпачок был снят перед выстрелом и если колпачок не был снят Как действует взрыватель КТМ-1, проследите по рисункам (рис. 96). Представьте себе, что колпачок снят с взрывателя. В момент выстрела по инерции оседает вниз головной ударник; оседая, он сжимает пружину. В этот же момент массивный медный цилиндрик-разгибатель тоже опускается по инерции и садится на лапчатый предохранитель, который для наглядности показан отдельно на рис. 97. При этом отогнутые наружу концы лапок предохранителя заскакивают за кольцевой уступ, сделанный внутри разгибателя, и таким образом разгибатель прочно скрепляется с лапчатым предохранителем. Но лапчатый предохранитель в свою очередь надет на инерционный ударник. И получается, что все эти три детали — разгибатель, лапчатый предохранитель и инерционный ударник — теперь прочно скреплены друг с другом при помощи лапок предохранителя и начинают действовать сообща как одно целое.

Но вот снаряд вылетел из ствола, действие  {143}  первого толчка прекратилось. Пружина, сжатая в момент выстрела головным ударником, разжимается и толкает вперед головной ударник, возвращая его в первоначальное положение. А другая пружина толкает вперед инерционный ударник, прочно скрепленный с разгибателем; при этом капсюль приближается к жалу головного ударника. Это положение сохраняется во все время полета снаряда. Едва лишь снаряд ударится о преграду, головной ударник быстро продвинется назад — навстречу капсюлю, расположенному на инерционном ударнике, и наколет его; последует взрыв капсюля-воспламенителя. Луч огня от этого взрыва мгновенно проникнет к капсюлю-детонатору; взрыв капсюля-детонатора передастся детонатору, а от него — разрывному заряду. Все это произойдет почти мгновенно, и поэтому получится осколочное действие гранаты.

Рис. 97. Такой вид имеет лапчатый предохранитель (часть предохранителя срезана, чтобы было видно его внутреннее устройство)

Если перед заряжанием колпачок взрывателя не был снят, то в момент удара снаряда о преграду головной ударник останется на своем месте, а нижний — инерционный ударник — по инерции продвинется вперед, и капсюль наколется на жало (см. рис. 96, нижняя фигура). На это нужно больше времени, чем в том случае, когда колпачок снят; взрыватель будет действовать медленнее, снаряд глубже проникнет в преграду до того, как сработает взрыватель, и получится фугасное действие снаряда.

Существует еще много взрывателей разных типов; они различаются устройством деталей, но суть их действия одна и та же.


ОСКОЛОЧНОЕ ДЕЙСТВИЕ ГРАНАТЫ

Что может сделать граната при взрывателе, установленном на осколочное действие?

Корпус 76-миллиметровой гранаты весит около 5 килограммов. Он разрывается примерно на 1000 осколков. Часть из них — очень мелкие осколки, весом менее 5 граммов, — не может принести большого вреда: они в состоянии ранить только человека, который окажется совсем близко от места, где разорвался снаряд. А остальные осколки — более крупные — являются «убойными». Разлетаясь в стороны, они способны вывести из строя человека, лошадь, повредить неприятельскую машину или орудие.

Осколки при этом разлетаются не одинаково во все стороны: главным образом вправо и влево, несколько меньше — вперед и еще меньше — назад (рис. 98).  {144} 

Площадь, на которой осколки гранаты наносят противнику достаточно надежное поражение, с некоторым приближением можно принять за прямоугольник.

Мерой осколочного действия гранаты или мины считается площадь прямоугольника, в пределах которого при разрыве одной гранаты будет поражено не менее 50% находящихся на нем целей. Площадь такого прямоугольника принято называть площадью (или зоной) действительного поражения.

Рис. 98. Так разлетаются осколки гранаты в момент ее разрыва на земле: большая часть осколков разлетается в стороны (вид в плане)

Отдельные осколки падают и далеко за пределами площади действительного поражения; нередко они летят на 100–200 метров от места разрыва гранаты. А отдельные осколки снарядов более крупных калибров — например, 152-миллиметровых — залетают иногда и еще дальше: за 300–400 метров от места разрыва снаряда. Но когда артиллеристы сравнивают осколочное действие гранат или мин различных калибров, они имеют в виду не такие отдельные осколки, а ту площадь, в пределах которой поражается не менее половины находящихся на ней целей, то-есть площадь действительного поражения.

Осколки 76-миллиметровой гранаты наносят действительное поражение на площади 450 квадратных метров, то-есть на таком участке, какой примерно занимает отдельный двор с надворными постройками и  {145} 

Рис. 99. На такой площади наносят действительное поражение осколки 76-миллиметровой гранаты при установке взрывателя на осколочное действие Рис. 100. На такой площади наносят действительное поражение осколки 152-миллиметровой гранаты при установке взрывателя на осколочное действие
Рис. 101. При большом угле падения мины (или гранаты) получается почти равномерный круговой разлет ее осколков

небольшим огородом (рис. 99); осколки 152-миллиметровой гранаты — на площади 1750 квадратных метров, то-есть на одной шестой части гектара (рис. 100).

Чем больше угол, под которым снаряд встречает цель — угол встречи, — тем больше будет поражающих осколков. Наилучшее осколочное действие получается при углах встречи, близких к 90° (от 75° и больше).

Мина, выпущенная из миномета, летит по очень крутой траектории и падает на землю под углом, близким к 90°. Осколки ее корпуса разлетаются почти равномерно во все стороны (рис. 101); поэтому мина наносит действительное поражение на площади, которая по форме представляет собою круг. С размерами этого круга для мины каждого калибра вы познакомитесь, внимательно рассмотрев рис. 102. На нем же


 {146} 
Рис. 102. Площадь действительного поражения осколками мин и гранат разных калибров при установке взрывателя на осколочное действие Рис. 103. Если граната падает на землю под небольшим углом, большая часть ее осколков не наносит поражения, так как часть осколков попадает в землю у самого места разрыва снаряда, а часть летит вверх

 {147} 

показаны для сравнения площади действительного поражения осколками гранат разных калибров. Этот рисунок наглядно показывает замечательное свойство мины: ее осколочное действие значительно сильнее, чем у гранаты такого же калибра. Это происходит потому, что граната падает менее круто (рис. 103), и большая часть ее осколков не наносит поражения: одни попадают в землю у самого места падения гранаты, другие улетают вверх и падают на землю, уже потеряв убойную силу. Таким образом, граната или мина, снабженная современным взрывателем, способна не только разрушать окопы, блиндажи и другие сооружения: своими осколками она хорошо поражает и живые цели.


БРОНЕБОЙНЫЙ СНАРЯД

Бывают случаи, когда особенно важно, чтобы граната еще до разрыва пробила твердую преграду и только после этого разорвалась. Попасть, например, в танк — это только полдела; надо еще сделать так, чтобы граната пробила броню и разорвалась внутри танка: только тогда она сильно попортит танк, разрушит его двигатель, выведет из строя его экипаж, сделает танк небоеспособным.

Но обыкновенная граната, имеющая сравнительно слабую головную часть, сама разбивается о крепкую броню. Ее разрыв происходит снаружи танка и часто не причиняет 104. Так устроен бронебойный снаряд ему большого вреда. Впрочем, разрыв гранаты крупного калибра может причинить танку серьезный ущерб, если даже броня и останется в целости: от сотрясения при взрыве большого разрывного заряда экипаж танка может быть контужен, а вооружение танка повреждено; взрывная волна иногда даже срывает с танка башню и совершенно выводит танк из строя.

Но для орудий средних и малых калибров необходимы специальные «бронебойные» снаряды, которые устроены иначе, чем обыкновенные. Такой снаряд должен быть очень прочным, особенно его головная часть; ее делают толстой и сплошной, а взрыватель ввинчивают в дно (рис. 104). Такой взрыватель называется донным.

Самый снаряд делают из лучшей закаленной стали, а для того  {148}  чтобы не допустить разрушения всего снаряда в момент удара, на головной части его вытачивают подрезы треугольного сечения (см. рис. 114).

Способы изготовления такой особенно прочной стали разработал знаменитый русский ученый-металлург Д. К. Чернов; он описал их в своем труде «О приготовлении стальных бронебойных снарядов», законченном в 1885 году. Д. К. Чернов имел в виду изготовление снарядов, способных пробить броню кораблей; но его способ пригодился и в наши дни для выделки снарядов противотанковых орудий.

Прочный бронебойный снаряд пробивает броню танка. Взрыватель бронебойного снаряда рассчитывают на замедленное действие, чтобы дать снаряду время проникнуть сквозь броню внутрь машины и там уже разорваться.

Рис. 105. Ударное действие снаряда по бетону

Проникание снаряда в твердую преграду и разрушение преграды силой удара называют его ударным действием (рис. 105). Поэтому и говорят о бронебойном снаряде, что он имеет хорошее ударное действие.

Но одной лишь массивности бронебойного снаряда недостаточно, чтобы обеспечить его надежное действие. Участники одного из боев рассказывают про такой случай.

Вражеское орудие внезапно открыло огонь по одному из наших танков. Страшной силы удары один за другим потрясли могучую боевую машину — это ударялись в танк снаряды противника. Но разрывы их происходили почему-то в стороне от танка, в нескольких метрах от него. Броня нигде не была пробита, танк оставался невредимым и продолжал двигаться. Тем временем экипаж танка обнаружил неприятельскую пушку и несколькими удачными выстрелами из своего орудия подбил ее. Пушка замолчала.  {149} 

Что же спасло танк? Почему попадавшие в него снаряды не пробивали броню, не рвались внутри танка? Дело в том, что снаряд надежно пробивает броню, если попадает в нее под прямым углом, то-есть Рис. 106. При малом угле встречи снаряд рикошетирует (верхняя траектория), при большом угле встречи — проникает в броню (нижняя траектория) когда угол встречи равен прямому или близок к нему (рис. 106). Когда же угол встречи невелик и снаряд ударяет наискось, тогда он может скользнуть по гладкой поверхности брони и отлететь в сторону. Как говорят артиллеристы, при малом угле встречи снаряд рикошетирует.

Очевидно, гитлеровские артилле­ристы стреляли не слишком искусно, — все их снаряды попадали в скошенные плиты брони советского танка и рикошетировали. Это обстоятельство и помогло нашему танку остаться невредимым.

Чтобы уменьшить рикошети­рова­ние бронебойных снарядов крупного калибра, их специальные «бронебойные» наконечники делают тупыми (см. рис. 104). Тупой «бронебойный» наконечник изготовляется из сравнительно мягкого металла; это позволяет ему не скользнуть по броне, а как бы прилипнуть к ней; поэтому снаряд, снабженный таким наконечником, обычно не рикошетирует, если даже угол встречи невелик. Но это — не единственное назначение «бронебойного» наконечника; кроме того, он не позволяет корпусу снаряда расколоться от сильного удара о броню, потому что мягкий металл наконечника смягчает удар. Расплющиваясь при ударе о крепкую броню, сравнительно мягкий тупой наконечник сильно нагревается и становится из-за этого еще более мягким; таким образом, он служит как бы «смазкой» для корпуса снаряда, создавая ему лучшие условия для пробивания брони. Но тупой наконечник испытывал бы при полете снаряда громадное сопротивление воздуха. Поэтому сверху на него надевают еще один наконечник — слабый, но хорошо обтекаемый баллистический наконечник (см. рис. 104), который легко разрушается, едва снаряд коснется цели. Значение его вы поймете лучше, когда прочтете главу шестую. Такое устройство бронебойного снаряда создал и предложил герой русско-японской войны адмирал С. О. Макаров.

В дальнейшем бронебойные снаряды с наконечниками заимствовали у русских англичане, немцы, французы, американцы, которые многому учились у русской армии и флота.  {150} 


СТРЕЛЬБА НА РИКОШЕТАХ

Рикошет вреден, когда нужно стрелять по броне. Но артиллеристы умеют извлечь пользу и из рикошета.

Вы уже знаете, что при взрывателе замедленного действия на мягком грунте получаются глубокие воронки и даже камуфлеты. Но это бывает при больших углах встречи гранаты с землей. При малом же угле встречи — не более 18–22 градусов — граната с взрывателем замедленного действия скользнет по земле, оставив в ней борозду в 1–2 метра длиной, и полетит дальше. Точь в точь также летит, отскакивая от воды, камень, если он умело и сильно брошен под малым углом к ее поверхности (рис. 107).

Рис. 107. Так рикошетируют от поверхности воды отлого брошенный камень и от поверхности земли — снаряд, если угол встречи невелик

Камень может подпрыгнуть в этом случае несколько раз. Граната же после рикошета пролетит недолго: после удара о землю она под действием взрывателя тотчас же взорвется.

Чаще всего разрыв происходит на высоте в 3–4 метра над землей, метрах в 10–15 от борозды, которую граната прочертила на земле. Осколки гранаты, разорвавшейся после рикошета, наносят действительное поражение солдатам противника примерно на той же площади, что и при стрельбе гранатой с установкой взрывателя на осколочное действие.

Но стрельба на рикошетах имеет и преимущества. Осколки гранаты, разорвавшейся на земле, могут поражать лишь открытые цели; солдат,  {151}  укрывшихся в окопах, они поразят лишь в том случае, когда граната разорвется в самом окопе. Осколки же гранаты, рвущейся в воздухе, Рис. 108. Так разрывается граната после рикошета; она поражает осколками не только открытые, но и укрытые цели могут поразить и тех солдат, которые укрылись в окопах, ямах или оврагах с крутыми скатами (рис. 108).

Вот это преимущество рикошетирующей гранаты и используют артиллеристы для поражения окопавшейся пехоты противника в тех случаях, когда можно получить углы встречи снаряда с землей менее 18–22 градусов и когда в районе цели достаточно твердый грунт.


ПОДКАЛИБЕРНЫЙ СНАРЯД

Чтобы усилить действие бронебойного снаряда, надо постараться прежде всего увеличить скорость его полета. Вы знаете из физики, что энергия тела равна половине его массы, умноженной на квадрат скорости. Если массу снаряда увеличить вдвое,— его энергия возрастет вдвое, а если увеличить вдвое его скорость, — энергия снаряда возрастет вчетверо.

Вот почему конструкторы стремятся прежде всего увеличить скорость полета бронебойных снарядов.

Но остроумно решить эту задачу удалось не профессиональному конструктору, а отставному русскому фельдфебелю (старшине) Назарову, который еще в 1912 году изобрел подкалиберный снаряд. Царские чиновники не оценили большого практического значения этого снаряда и отклонили изобретение Назарова, а через год изобретение подкалиберного снаряда запатентовал немецкий «пушечный король» Крупп: военные тайны плохо сохранялись в царском военном министерстве.

Что это за снаряд и как он действует?

Прежде всего надо отметить, что подкалиберный снаряд совсем не имеет разрывного заряда: он наносит поражение только своим прочным сердечником (рис. 109), калибр которого значительно меньше калибра орудия; отсюда и произошло название снаряда.

Сердечник изготовляют из очень твёрдого и тяжелого сплава, а корпус снаряда — из обычной стали. Баллистический наконечник делают из легкого металла или даже из пластмассы.  {152} 

Уменьшению веса подкалиберного снаряда способствует и его своеобразная форма: если снять с него баллистический наконечник, то по своим очертаниям он напоминает катушку для ниток.

В результате вес подкалиберного снаряда получается раза в два меньше веса обычного бронебойного снаряда такого же калибра: например бронебойный снаряд 76-миллиметровой пушки весит 6,5 килограмма, а ее же подкалиберный снаряд — только 3,02 килограмма.

Но какое же значение имеет малый вес подкалиберного снаряда?

Боевой заряд орудия способен дать снаряду толчок определенной силы. Если один раз израсходовать эту силу, чтобы бросить более тяжелый снаряд, а в другой раз, — чтобы бросить более легкий снаряд, то окажется, что более легкий снаряд, как имеющий меньшую массу, при толчке той же силы получит большую скорость, чем тяжелый. И действительно: начальная скорость 76-миллиметровой осколочно-фугасной гранаты 680 метров в секунду, а подкалиберного снаряда к той же пушке — 950 метров в секунду. Еще больше эта разница для снарядов 57-миллиметровой противотанковой пушки,

А чем больше скорость снаряда, тем более толстую броню он в состоянии пробить. И в самом деле, подкалиберный снаряд пробивает броню почти вдвое толще той, которую пробивает обыкновенный бронебойный снаряд.

Рис. 109 Так устроен подкалиберный снаряд; слева на рисунке изображен подкалиберный бронебойно-трассирующий снаряд; справа показано, как подкалиберный снаряд пробивает броню

При попадании в танк мягкий наконечник и корпус подкалиберного снаряда разрушаются, а твердый сердечник пробивает броню и проникает внутрь машины. При этом корпус подкалиберного снаряда становится (при попадании снаряда в цель) такой же «смазкой» для сердечника,  {153}  как тупой наконечник бронебойного снаряда, изобретенный С. О. Макаровым, для корпуса этого снаряда.

Пока сердечник снаряда пробивает броню, он теряет большую часть своей скорости, но зато в это же время сильно нагревается от трения и приобретает температуру до 900 градусов. Нагреваются при этом и осколки пробиваемой брони.

Проникнув внутрь неприятельского танка, подкалиберный снаряд действует, словно большая пуля; осколки пробитой им брони тоже наносят поражение экипажу танка. От высокой температуры загораются пары бензина внутри танка, и в машине начинается пожар. Попав в баки с горючим или в боеприпасы, подкалиберный снаряд вызывает пожар или взрыв.

Но и у подкалиберного снаряда есть отрицательная сторона: из-за своей легкости и невыгодных очертаний он быстро теряет скорость на полете; поэтому он годится только для стрельбы на малых расстояниях — 300–500 метров. Почему это происходит, вы поймете, прочитав главу шестую.


ГАЗОВАЯ СТРУЯ, ПРОБИВАЮЩАЯ БРОНЮ

На выставке трофейного оружия в Центральном парке культуры и отдыха в Москве в свое время привлекали внимание посетителей доставленные в Москву с полей сражений подбитые советской артиллерией немецко-фашистские танки. Тут были и средние танки Т-3, и тяжелые танки Т-4 первых лет войны; были тут и танки «тигр», «пантера» и самоходно-артиллерийские установки «фердинанд» с лобовой броней в 200 миллиметров, впервые появившиеся на полях сражений летом 1943 года, и «королевские тигры» образца 1944 года, — словом, весь арсенал гитлеровской танковой техники. В каждом из этих танков зияли пробоины — следы работы советской артиллерии. Толста была броня вражеских танков, изготовленных в последние годы войны; но не было такой толстой брони, которую не пробил бы советский бронебойный снаряд.

С особенным интересом разглядывали посетители выставки своеобразные пробоины, которые можно было наблюдать на некоторых трофейных танках: края этих пробоин имели такой вид, словно броня была расплавлена.

— Чем же расплавили такую толстую броню? — недоумевая, задавали друг другу такой вопрос многие посетители выставки. И если в толпе посетителей находился в это время артиллерист, он говорил, гордясь советской техникой, сумевшей преодолеть силу фашистских бронированных чудовищ:

— Это работа нашего бронепрожигающего снаряда! Чистая работа, не правда ли?

Бронепрожигающий снаряд! Что же это такое, как же он прожигает броню? Ведь чтобы расплавить сталь, ее надо нагревать в мартеновской  {154}  печи до очень высокой температуры — 1400–1500 градусов, и притом поддерживать такую температуру в течение долгого времени; а снаряд ведь разрывается мгновенно. Когда же он успевает расплавить сталь? И какая же должна развиваться температура при этом взрыве, чтобы за несколько тысячных долей секунды, в течение которых разрыв снаряда действует на броню танка, эта броня успела так нагреться, что расплавилась? Наверное, снаряд наполнен каким-то особенным веществом?

Вот те вопросы, которые невольно возникали у посетителей выставки при взгляде на своеобразные пробоины в броне фашистских танков.

Артиллеристы охотно удовлетворяли любознательность посетителей.

Рис. 110. Внутреннее устройство кумулятивного (бронепрожигающего) снаряда; справа на рисунке показано действие снаряда при ударе о броню

Бронепрожигающий снаряд наполнен самым обычным взрывчатым веществом, которым снаряжаются и другие снаряды. Нет никакой хитрости и в его устройстве, за исключением всего лишь одной особенности: снаряд заполнен взрывчатым веществом не сплошь; в верхней части разрывного заряда оставлено углубление, похожее по форме на обыкновенную воронку (рис. 110). Вот это-то углубление в разрывном заряде и играет, оказывается, огромную роль; оно коренным образом изменяет действие снаряда.

Вы уже знаете, что при наличии во взрывчатом веществе воронкообразной выемки газы разрывного заряда не расходятся равномерно во все стороны, а, сталкиваясь, сливаются в одну мощную струю, направленную от выемки (рис. 111). Получается направленная газовая струя; она напоминает сильную струю воды из брандспойта, но только действует, разумеется, неизмеримо сильнее водяной струи. Именно эта мощная струя сильно нагретых газов вместе с мелкими частицами металлической  {155}  воронки, ударяя по броне с огромной силой, проламывает ее (см. рис. 110). При этом она так нагревает броню в месте удара, что края пробоины оказываются подплавленными, как будто броня не пробита, а прожжена. Отсюда и произошло название снаряда — бронепрожигающий. Название это не совсем правильно: оно отражает внешний признак действия снаряда, а не его сущность. Сущность же действия снаряда заключается в сильном ударе газовой струи по броне, в его так называемом кумулятивном действии. Снаряды этого типа так и называют теперь — кумулятивными.

Замечательная особенность кумулятивного снаряда заключается в том, что он пробивает броню не корпусом или сердечником, а только силой удара газов и мелких частиц металлической воронки. Поэтому ни прочность корпуса снаряда, ни скорость его полета не имеют того значения, как для обычных бронебойных снарядов. Летит кумулятивный снаряд со сравнительно небольшой скоростью.

Рис. 111. Направленное действие струи газов при разрыве кумулятивного снаряда

Кумулятивному снаряду даже вредна большая скорость: при большой скорости снаряд мог бы разбиться о броню прежде, чем газы успели бы собраться в мощную струю.

Есть у кумулятивного снаряда и еще одна особенность: детонатор помещается у него возле дна, а не в головной части: оказывается, что такое положение детонатора дополнительно усиливает направленное действие струи газов. Пока луч огня идет по сквозному каналу от взрывателя к детонатору, тонкая головная часть снаряда успевает разбиться о броню и снаряд подходит вплотную к броне своим воронкообразным углублением. Действие направленной струи газов получается при этом настолько сильным, что газовая струя пробивает толстую стальную броню.


СТРЕЛЬБА ПО БЕТОНУ

В конце 1939 года финское правительство, подстрекаемое американо-английскими и немецкими империалистами, начало военные действия против Советского Союза и создало угрозу Ленинграду. Чтобы обеспечить безопасность этого важного промышленного центра, советские войска,  {156}  перейдя в наступление, в декабре подошли вплотную к укреплениям линии Маннергейма на Карельском перешейке. Железобетонные долговременные сооружения преградили путь нашим войскам: за толстой железобетонной стеной каждого такого сооружения стояли пулеметы и орудия; сквозь маленькие узенькие окошечки — амбразуры — они вели убийственный огонь. Только ценой огромных потерь можно было бы продолжать наступление, пока эти укрепления оставались целы.

Вот почему решено было сперва разрушить долговременные сооружения и лишь после этого наступать дальше; но разрушить их оказалось не так-то просто. Противник тщательно спрятал и прикрыл землей и камнями каждое железобетонное укрепление, построил он немало и ложных сооружений.

Поэтому, прежде чем разрушать бетон, надо было убедиться, что сооружение находится именно здесь, а затем снять с бетона покрывавшую его землю и камни. Вот почему сначала по всем подозрительным местам открыли огонь знакомыми уже нам обыкновенными фугасными гранатами.

Со скрежетом и треском рвались эти гранаты в тех случаях, когда они попадали в бетонные стены. Но укрепления продолжали стоять непоколебимо и сеять смерть. Больше того, солдаты пехоты видели своими глазами, как тяжелые гранаты вместо того, чтобы пробивать стены укреплений, рвались в воздухе, отскакивая, как мяч, от этих прочных стен.

Тут-то и родилась легенда о «резиновых огневых точках». Толстый слой резины, — уверяли некоторые словоохотливые «очевидцы», — покрывает каждое из укреплений, от этой резины снаряды отскакивают и рвутся в воздухе, не причиняя укреплениям никакого вреда.

Конечно, артиллеристы только посмеивались, слушая такие россказни. Они прекрасно знали, в чем тут дело: обыкновенная граната не в силах пробить толстый слой крепкого бетона; больше того, она обычно не в силах даже углубиться в бетонную стену: ее недостаточно прочный для этого корпус разрушается при ударе о бетон, и разрыв, действительно, происходит в воздухе, а если угол встречи недостаточно велик, то снаряд рикошетирует и опять-таки разрывается в воздухе; никакой резины, конечно, тут и в помине нет.

Предназначенная для разрушения земляных укреплений фугасная граната не годится для разрушения бетона. Для этого необходим специальный снаряд. И такой снаряд имеют артиллеристы.

Как только бетон «вскрыт», то-есть стрельбой фугасными гранатами с него снята прикрывающая укрепление «подушка» из земли и камня, в ход идут бетонобойные снаряды.

Подобно бронебойному снаряду, бетонобойный снаряд делают из самой прочной стали, его головную часть закаляют. Взрыватель, рассчитанный на замедленное действие, помещают в донной части снаряда (рис. 112). Но все же бетон не так прочен, как броня, поэтому головная  {157}  Рис. 112. Так устроен бетонобойный снаряд часть и стенки бетонобойного снаряда могут быть тоньше, чем бронебойного. Значит, взрывчатого вещества в такой снаряд можно поместить больше, и действие его при разрыве будет сильнее.

Однако, как и при стрельбе по броне, одна лишь прочность и могущество снаряда не обеспечивают успеха стрельбы; надо добиться еще и того, чтобы угол встречи снаряда с поверхностью бетона был не меньше 60 градусов, иначе снаряд не углубится в бетон, а отколет от него лишь незначительный слой или, еще хуже, рикошетирует и разорвется в воздухе, не причинив цели никакого вреда.

Зато, если бетонобойные снаряды крупного калибра попадают удачно, они в состоянии разрушить самое прочное сооружение. Бетонобойные снаряды артиллерии Советской Армии наглядно засвидетельствовали это при прорыве линии Маннергейма в войне с белофиннами зимой 1939/40 года, а затем и в многочисленных боях Великой Отечественной войны. При помощи этих снарядов Советская Армия брала даже самые сильные крепости, в том числе и Кенигсберг (ныне Калининград) — крепость, которую гитлеровцы считали совершенно неприступной. Бетонные стены толщиной в 1,5 метра, скрепленные десятью слоями арматуры из трехсантиметрового круглого железа, оказывались ненадежной защитой от огня советской артиллерии. После обстрела эти стены имели неприглядный вид: повсюду бетон был изгрызан и обколот настолько, что спутанные и изогнутые силой разрывов снарядов железные стержни арматуры торчали в разные стороны, словно измятая ногами великана гигантская трава (рис. 113). А там, где в одно и то же место попадало два или три снаряда, в толще стены зияла сквозная брешь. Гарнизон укрепления либо не выдерживал непрерывных ударов огромной силы, постепенно разрушавших крышу и стены укрепления, и спасался бегством, либо погибал под обломками. В том и другом случае разбитое бетонобойными снарядами сооружение переставало служить препятствием для наступления нашей пехоты.  {158} 

Рис. 113. Вот какой вид имеет железобетонное укрепление после обстрела бетонобойными снарядами (рисунок сделан с фотографии)

СНАРЯД, ОСТАВЛЯЮЩИЙ СЛЕД ПРИ ПОЛЕТЕ

Когда приходится стрелять по цели, которая быстро движется — по самолету или по танку, — полезно видеть весь путь снаряда, всю его траекторию: это облегчает пристрелку, так как стреляющему видно, пролетел ли снаряд выше или ниже цели, справа или слева от нее и в какую сторону надо повернуть орудие, чтобы попасть при следующем выстреле.

Но обычный снаряд не виден при полете.

Вот почему изобрели особые снаряды, оставляющие след в воздухе,— трассирующие снаряды (рис. 114).

Такой снаряд трассирует, то-есть отмечает свой путь струйкой цветного дыма — красного, зеленого, желтого. Для этого запрессовывают особый состав в корпус донного взрывателя или в специальный трассер (см. рис. 114). Состав этот называется трассирующим.

При выстреле от пламени пороховых газов боевого заряда трассер воспламеняется и горит во время полета снаряда, оставляя за собой светящийся или дымовой след, который как бы прочерчивает в воздухе путь снаряда.

Трассирующие снаряды применяются чаще всего при стрельбе на малокалиберных орудий по самолетам и по танкам.  {159} 


ХИМИЧЕСКИЙ СНАРЯД

«С утра этого ясного весеннего дня было тепло, легкий юго-западный ветер чуть шевелил ветки деревьев.

Прикрытая спереди лесом, в мелкой поросли притаилась батарея. Замаскированные орудия сами казались кустами.

Ровно в 6 часов на батарее услышали знакомый свист; приближался неприятельский снаряд. Привычное ухо безошибочно определяло: будет недолет. Свист разрастался, как бы угрожая. Наконец, глухой звук: «плюх» — словно тяжелый камень упал в воду.

— Неразрыв, — решили артиллеристы.

Полминуты спустя — еще четыре звука выстрелов и снова какие-то необычно глухие звуки разрывов.

— Недолеты и неразрывы,— радовались артиллеристы.

В это мгновение ветерок донес приторный аромат: он напоминал сладковатый запах лежалых фруктов.

Еще 30 секунд. Еще такая же батарейная очередь. Сладковатый запах становится нестерпимо приторным. А со следующей очередью — уже становится трудно дышать, слезятся глаза, делается душно... Светлое облачко, словно туман, потянулось на батарею. Теперь всем стало ясно.

— Газы! — раздается команда, и все хватаются за противогазы...» Так вспоминает участник первой мировой войны о первом обстреле его батареи химическими снарядами.  {160} 

По устройству химический снаряд не отличался от гранаты (рис. 115). Но он был наполнен вместо взрывчатого — отравляющим веществом (сокращенно ОВ). Отравляющее вещество помещали обычно в снаряд в жидком виде; часть каморы снаряда оставляли незаполненной на случай расширения вещества при повышении температуры. Снаряд делали герметическим. Его снабжали взрывателем мгновенного действия, чтобы он разорвался, не углубляясь в землю, и отравляющее вещество свободно распространялось в воздухе.

При падении химический снаряд не разлетался на осколки и не поражал ими, как обычная граната: силы взрывателя с детонатором хватало лишь на то, чтобы оторвать головную часть снаряда и разломать, развернуть его корпус.

Если отравляющее вещество было нестойкое, то оно при разрыве снаряда почти полностью примешивалось к воздуху, образуя облако, которое двигалось по ветру.

Если снаряд был снаряжен стойким отравляющим веществом, то оно чаще всего разбрызгивалось в виде капель. Эти капли испарялись постепенно — нередко в течение нескольких дней.

Один снаряд с нестойким отравляющим веществом создавал облако от 20 до 1000 кубических метров, в зависимости от калибра (от 75 до 155 миллиметров), а один снаряд со стойким отравляющим веществом заражал площадь от 20 до 200 квадратных метров.

Разрыв одного химического снаряда не мог принести большого вреда: отравленный участок был невелик; если снаряд содержал нестойкое ОВ, оно быстро рассеивалось. Обычно нужен был огонь нескольких батарей, чтобы создать и поддержать достаточно густое облако ОВ.

Изготовляли снаряды и смешанного действия: кроме взрывчатого вещества, добавляли в снаряд небольшое количество твердого отравляющего

Рис. 115. Химический снаряд времен первой мировой войны (1914–1918 годы)

 {161} 

вещества — и получался осколочно-химический снаряд. Он поражал осколками почти так же, как и обыкновенная граната, но в то же время не позволял работать без противогазов.

Действие химических снарядов было довольно разнообразное: в них применялись удушающие, слезоточивые, чихательные, ядовитые отравляющие вещества; применялись и вещества нарывного действия: попадет капелька такого вещества на кожу, и через несколько часов на ней образуется нарыв, а потом язва. Применяли и смесь этих веществ.

Рис. 116. Разрыв дымового снаряда «ослепил” пулеметчиков противника: они не видят цели и не могут метко стрелять по ней

Применение на войне отравляющих веществ запрещено международными конвенциями; но Германия императора Вильгельма не больше считалась с международными договорами, чем гитлеровская Германия, и в 1915 году немцы первыми применили отравляющие вещества; а после этого начали применять их и другие воюющие страны.

В 1935 году фашистская Италия применила химические снаряды против абиссинцев. Гитлеровская армия готовилась применить отравляющие вещества во второй мировой войне, но этого не было сделано из опасения, что тогда ее противники применят отравляющие вещества против нее самой. Вновь применили химические снаряды в 1951 году войска американских империалистов против корейской Народной армии.

Если отравляющее вещество заменить в химическом снаряде дымообразующим веществом, например фосфором, то при разрыве снаряда образуется густой дым, который помешает наблюдать за действиями войск и метко стрелять. Наблюдательные пункты, пулеметы, орудия будут, как принято говорить, «ослеплены» этим густым, непроницаемым дымом.  {162} 

Такие снаряды называют дымовыми (рис. 116). Их применяли, и во второй мировой войне. Дымовые снаряды не являются отравляющими.


ШРАПНЕЛЬ

Уже давно — еще в XVI веке — задумывались артиллеристы над таким вопросом:

— Какой смысл поражать неприятельского солдата большим, тяжелым ядром, когда довольно и маленькой пули, чтобы вывести человека из строя?

И вот в тех случаях, когда нужно было не разрушать стены, а наносить поражение неприятельской пехоте, артиллеристы стали заряжать орудия не ядрами, а большим количеством мелких камней.

Но заряжать орудие кучей камней неудобно: камни дробятся в стволе; в полете они быстро теряют скорость. Поэтому вскоре же — в начале XVII века — стали заменять камни шаровыми металлическими пулями.

Чтобы удобнее было заряжать орудие большим количеством пуль, их заранее укладывали в продолговатые мешочки, а впоследствии начали применять для этой цели круглые (цилиндрической формы) коробки.

Такой снаряд получил название картечи. Оболочка картечи разламывается в момент выстрела. Широким снопом вылетают из орудия пули. Они хорошо поражают живые цели — наступающую пехоту или конницу, буквально сметают ее с лица земли.

Картечь дожила до наших дней: она применяется при стрельбе из малокалиберных орудий для отражения атаки противника, для самообороны (рис. 117).

Но у картечи есть существенный недостаток: шаровые пули ее быстро теряют скорость, и поэтому картечь действует только на 150–500 метров от орудия (в зависимости от калибра пуль и силы заряда).

Поэтому с давних пор — уже в XVII веке — артиллеристы стали наполнять гранату пулями и порохом и таким способом посылать пули дальше 500 метров. Такой снаряд — картечная граната — описан впервые русским артиллеристом Онисимом Михайловым в его книге «Устав ратных, пушечных и других дел, касаюшихся до воинской науки», изданной в 1621 году. Это не помешало англичанам приписать изобретение картечной гранаты английскому капитану Шрапнелю, который якобы изобрел этот снаряд в 1803 году. От англичан это название перешло и в другие страны. И до сих пор снаряд, наполненный пулями, называют шрапнелью, хотя снаряд был изобретен в России за полтора века до появления на свет английского капитана Шрапнеля.

Картечная граната разрывалась, как всякая граната, и осыпала неприятеля, кроме осколков, еще и пулями.  {163} 

Рис. 117. Картечь надежно защищает пушку от атакующей пехоты противника

В очко этого снаряда, как и в гранату, вставляли деревянную трубку с пороховым составом.

Если при стрельбе оказывалось, что трубка горит слишком долго, для следующих выстрелов часть ее отрезали. И вскоре заметили, что лучше всего снаряд поражает, когда он разрывается еще в полете, в воздухе, и осыпает людей пулями сверху.

Но в шаровом снаряде помещалось мало пуль, всего штук 40–50. Да из них еще добрая половина пропадала зря, улетая вверх (рис. 118). Эти пули, потеряв скорость, падали затем на землю, не причиняя противнику вреда.

Рис. 118. Так была устроена и так действовала картечная граната

 {164} 

«Вот если бы удалось направить все пули в цель, а не давать им разлетаться в стороны! Да еще заставить снаряд разрываться там, где нужно, а не там, где трубке вздумается его разорвать», — мечтали артиллеристы.

Но лишь в конце XIX столетия, с появлением нарезных орудий, которые стали стрелять продолговатыми снарядами, удалось добиться выполнения и того и другого пожелания. С тех пор шрапнель стала снарядом, послушным воле артиллериста: она

несет в себе пули именно до того места, где ей «приказано» разорваться (рис. 119). Это как бы маленькое летящее орудие: оно производит выстрел тогда, когда это нужно стреляющему, и осыпает пулями цель.

В продолговатой шрапнели помещается гораздо больше пуль, чем в шаровой, например в 76-миллиметровой, — около 260 шаровых пуль из сплава свинца и сурьмы.

Густой сноп этих пуль при удачном разрыве осыпает площадь около 150–200 метров в глубину и 20–30 метров в ширину — почти треть гектара.

Это значит, что пули одной удачно разорвавшейся шрапнели покроют в глубину участок большой дороги, по которой идет в колоние  {165}  целая рота — 150–200 человек. В ширину же пули покроют всю дорогу с ее обочинами.

Механизм, позволяющий управлять шрапнелью,— это ее дистанционная трубка, которую изобрел русский конструктор инженер С.К.Комаров. Об устройстве и действии трубки вы прочтете дальше.

Действие шрапнели подробно исследовал и описал известный русский ученый-артиллерист В. М. Трофимов.

Однако шрапнель — уже снаряд прошлого: во вторую мировую войну ее почти не применяли, и вот почему. Все офицеры и солдаты снабжены теперь стальными шлемами. Круглая пуля шрапнели обычно не пробивает этого шлема. В окопе или за деревом нетрудно укрыться от шрапнельных пуль (рис. 120). И получается, что сильные стороны

Рис. 120. От шрапнельных пуль нетрудно укрыться в окопе или за деревом; стального шлема шрапнельные пули не пробивают

шрапнели почти не используются в современном бою. А изготовление шрапнели сложно, стоимость ее велика, на нее идет большое количество дефицитных металлов — свинца, сурьмы. К тому же, моральное воздействие шрапнели на противника невелико, разрыв ее сравнительно негромкий; при падении на землю шрапнель почти не наносит противнику поражения.

В наше время применяются близкие «родственники» шрапнели: зажигательные и осветительные снаряды. Их роднит то, что они разрываются в воздухе через столько времени после выстрела, сколько нужно стреляющему, с точностью до десятой доли секунды, да и принцип устройства и действия всех этих снарядов, можно считать, один и тот же.  {166} 

Рис. 121. Как устроен зажигательный снаряд и как он действует

ЗАЖИГАТЕЛЬНЫЙ СНАРЯД

Уже несколько часов тянулся горячий бой. От частых разрывов наших снарядов густой черный дым стоял сплошной стеной над деревней, занятой гитлеровцами. И огороды, и улица покинутой населением деревни были изрыты воронками от разрывов гранат. Многие дома были разрушены. Но в оставшихся все еще упорно держался вражеский гарнизон. И как только наша артиллерия переносила свой огонь в глубину деревни, освобождая путь своей пехоте, тотчас снова начинали трещать уцелевшие вражеские пулеметы.

Но вот над деревней появились в воздухе плотные клубки красноватого дыма, и крыши деревенских домов начали вдруг дымиться. А еще через несколько минут ярко пылала почти вся деревня, словно огромный костер.

Согнутые фигуры гитлеровцев показались на деревенской улице и на огородах: они бежали, покидая деревню, чтобы не сгореть заживо в пылающих домах.

— Ура! — пронеслось по нашей пехотной цепи, и она пошла в атаку. Вражеские пулеметы молчали.

Рис. 121. Как устроен зажигательный снаряд и как он действует

 {167} 

Дело в том, что наша батарея стреляла не шрапнелью, а специальными зажигательными снарядами.

По устройству зажигательный снаряд похож на шрапнель: у него такой же корпус, такая же дистанционная трубка, перегородка и вышибной заряд. Но вместо пуль в нем расположены зажигательные элементы — открытые сверху железные коробочки с термитным и воспламенительным составом (рис. 121).

Термит — это смесь порошкообразного алюминия и железной окалины. Загораясь, термит дает очень высокую температуру — около 3000 градусов.

Вот как действует зажигательный снаряд. Быстро горящий пороховой шнур — стопин — передает огонь от дистанционной трубки зажигательным элементам и вышибному заряду (дымный порох). Происходит взрыв. Зажигательные элементы вылетают из стакана подобно шрапнельным пулям. Попадая в деревянные стены или крыши зданий, элементы углубляются в них примерно на 10 сантиметров и вызывают пожар.  {168} 


ОСВЕТИТЕЛЬНЫЙ СНАРЯД

Устройство осветительного снаряда также напоминает устройство шрапнели (рис. 122).

В стакан, подобный шрапнельному, помещают вместо пуль цилиндр с осветительным составом — так называемую осветительную звездку, привязанную тонкими стальными тросиками к шелковому парашюту.

Стопин передает огонь от дистанционной трубки небольшому вышибному заряду, который выталкивает парашют с осветительной звездкой и зажигает ее. Отличие от шрапнели или зажигательного снаряда заключается в том, что пули и зажигательные элементы вылетают из снаряда при его разрыве вперед, а парашют со звездкой вылетает назад. Это нужно для того, чтобы уменьшить скорость падения осветительной звездки до того, как раскроется парашют, и тем замедлить ее падение: ведь пули или зажигательные элементы летят вперед и вниз; звездка же вылетает через донную часть снаряда в направлении, противоположном направлению полета снаряда, то-есть назад и

Рис. 123. Осколки гранаты, разорвавшейся на земле, часто не попадают в залегших пехотинцев и перелетают через них (верхний рисунок); осколки бризантной гранаты достают даже укрытых в окопе неприятельских солдат. (нижний рисунок)

 {169} 

вверх. А это позволяет звездке светить дольше. Чтобы выбросить звездку не вперед, а назад, приходится помещать вышибной заряд дымного пороха не на дне снаряда, а в его головной части, а дно привинчивать к корпусу на очень тонкой так называемой газовой резьбе. Чтобы при разрыве снаряда не был поврежден парашют, стальная перегородка — диафрагма — опирается на два разрезных полуцилиндра, и уже эти полуцилиндры, упираясь в дно снаряда, выталкивают его, как только взорвется порох вышибного заряда (см. рис. 122). Медленно опускаясь на парашюте, звездка хорошо освещает участок местности диаметром до километра примерно в течение целой минуты.


БРИЗАНТНАЯ ГРАНАТА

В наши дни для действия по пехоте, находящейся в окопах, применяют бризантную гранату. Так называют гранату, которая по желанию стреляющего может разорваться в воздухе. От обыкновенной гранаты она отличается только тем, что вместо взрывателя ударного действия в нее Рис. 124. Действие бризантной гранаты; точками показано, на какой площади ее осколки наносят действительное поражение ввернут так называемый дистанционный взрыватель, который позволяет разорвать гранату, подобно шрапнели, в любой точке ее полета.

Осколки гранаты, разорвавшейся в воздухе, достанут даже и того неприятельского солдата, который укрыт в окопе (рис. 123). В этом основное преимущество бризантной гранаты перед шрапнелью. Как она точками действует, вы поймете, взглянув на рис. 124.


КАК СНАРЯД ОТСЧИТЫВАЕТ СЕКУНДЫ

Механизм, который позволяет так управлять снарядом, чтобы он разорвался в воздухе на таком расстоянии, как это нужно стреляющему, называется дистанционной трубкой (рис. 125) или дистанционным взрывателем (рис. 126). Дистанционную трубку применяют к шрапнели, осветительному и зажигательному снарядам, а дистанционный взрыватель — к бризантной гранате.

В дистанционной трубке есть приспособление, похожее на то, которое вы уже видели в ударном взрывателе, а именно, ударник с капсюлем и жало. Но тут они как бы поменялись местами: ударник находится не позади, а впереди жала; чтобы наткнуться на жало, капсюлю надо  {170} 

Рис. 125. Наружный вид (слева) и устройство (справа) дистанционной трубки Рис. 126. Наружный вид дистанционного взрывателя

 {171} 

двинуться вместе с ударником уже не вперед, а назад. Такое движение ударника назад и происходит в момент выстрела. Ударник — тяжелый металлический стаканчик; при выстреле, когда снаряд резко сдвигается вперед, ударник по инерции стремится остаться на месте, оседает, а капсюль, прикрепленный к дну ударника, накалывается на жало.

Воспламенение капсюля в дистанционной трубке происходит, следовательно, очень рано — еще до вылета снаряда из орудия.

Но луч огня не сразу передается вышибному заряду, он только зажигает специальный пороховой состав, запрессованный в кольцевом желобке верхней дистанционной части трубки (то-есть в ее верхнем кольце) (рис. 127).

Рис. 127. Такой путь проходит луч огня внутри дистанционной трубки

Пробежав по этому желобку, пламя добирается до пороха в таком же желобке среднего, а потом и нижнего дистанционного кольца. Оттуда через запальное отверстие и передаточный канал пламя попадает в петарду (или пороховую камору). Взрыв в петарде вышибает латунный кружок, которым закрыто дно трубки, и огонь передается дальше, в центральную трубку снаряда, наполненную пороховыми цилиндриками. Быстро пробежав по ней, огонь поджигает вышибной заряд, а в результате взрыва вышибного заряда происходит разрыв снаряда.

Как видите, пламени приходится проделать достаточно длинный путь, прежде чем оно вызовет, наконец, разрыв снаряда. Но это сделано намеренно: пока пламя передвигается по каналам и желобкам колец, снаряд достигает заранее намеченного стреляющим места.

Стоит нам только чуть удлинить путь пламени, и снаряд разорвется позже. Наоборот, если мы сократим путь пламени, сократим время горения, снаряд разорвется раньше.

Все это достигается соответствующим устройством дистанционной трубки.

Дистанционные кольца трубки поворачиваются при помощи особого ключа и устанавливаются на любое деление.  {172} 

Весь секрет заключается в том, что когда мы поворачиваем кольца, устанавливая их на то или другое деление, то этим самым мы передвигаем и сквозной канал нижнего кольца.

Для того чтобы понять, какое это имеет значение, нужно совершенно ясно представить себе путь пламени в дистанционной трубке (см. рис. 127).

Путь этот слагается из шести частей. Первая часть — пламя бежит по желобку верхнего кольца трубки. Вторая часть — пламя пробегает по короткому сквозному каналу из верхнего кольца в среднее. Третья часть — желобок среднего кольца; четвертая — сквозной канал из среднего кольца в нижнее; пятая — путь по желобку нижнего кольца и шестая — весь оставшийся путь до вьшибного заряда.

Рис. 128. Так действует шрапнель при установке трубки „На картечь”

Из всех этих отрезков пути самые длинные по времени — верхний, средний и нижний кольцевые желобки. При установке на полное время горения трубки пламени нужно пробежать верхний желобок до самого конца, только тогда оно может спуститься через канал в средний желобок. И снова нужно пробежать весь средний, а потом и нижний желобок от начала и до конца, чтобы потом пуститься в дальнейший путь.

Но вот мы поворачиваем кольцо так, что сквозной канал соединяет теперь середины желобков. Это сразу сильно сократит путь пламени, — теперь ему не нужно уже пробегать по каждому желобку с начала до конца: достаточно пробежать половину верхнего, затем половину среднего и половину нижнего. Путь пламени по времени сократится вдвое.

Передвигая кольца, можно, следовательно, изменять и время горения трубки.

Можно не только установить трубку на то или иное время горения, но и получить, при желании, почти мгновенный разрыв снаряда.  {173} 

Рис. 129. Так действует ударный механизм дистанционной трубки: в момент выстрела разгибатель по инерции опустился на ударник и при этом лапки предохранителя соединили разгибатель с ударником; в момент удара снаряда о преграду ударник, вместе с разгибателем по инерции продвинулся вперед и капсюль-воспламенитель накололся на жало

 {174} 

Если установить нижнее кольцо буквой «К» против риски на тарели, то сквозной канал соединит самое начало верхнего желобка с самым концом нижнего желобка, огонь быстро передастся из головки трубки, от капсюля, внутрь снаряда. Снаряд разорвется в 10–20 метрах от орудия и осыплет пулями площадь до 500 метров перед орудием (рис. 128).

Это так называемая установка «На картечь». Так устанавливают шрапнель, когда надо отразить атаку пехоты или кавалерии на орудия. Шрапнель действует при этом наподобие картечи.

Если же против риски поставить буквы «Уд» на нижнем кольце, огонь из верхнего кольца не передастся вовсе в нижнее: ему помешает перемычка, против которой придется сквозной канал нижнего кольца.

Дистанционная часть трубки в этом случае не может вызвать разрыв снаряда. Но у трубки есть еще и ударный механизм, подобный, механизму взрывателя (рис. 129).

Если разрыв снаряда не будет вызван дистанционным приспособлением, его вызовет другое приспособление — ударное: шрапнель разорвется, подобно гранате, при ударе о землю. Поэтому-то дистанционная трубка и называется трубкой двойного действия.

Приблизительно так же устроен и действует и дистанционный взрыватель. Его отличие от дистанционной трубки заключается главным образом в том, что он снабжен детонатором, который вызывает детонацию разрывного заряда гранаты.

Однако у «послушной», вообще говоря, дистанционной трубки бывают все же свои «капризы»: пороховой состав по-разному горит при разном атмосферном давлении, а на большой высоте, где давление совсем небольшое, он и вовсе не горит; кроме того, трубка очень чувствительна к сырости.

Для предохранения от сырости трубку покрывают колпаком, который снимают только перед самой стрельбой. Но не всегда это помогает: иной раз дистанционная трубка все же подводит.

Вот почему были созданы образцы дистанционной трубки, в которую для отсчета времени вставлен как бы часовой механизм, работающий с точностью до десятой доли секунды.

Стрельба снарядами с такими «секундомерами» выгодна тем, что работа часового механизма почти не зависит от атмосферных условий. На зато такие трубки-секундомеры очень трудно изготовлять, и стоят они очень дорого.

<<
 {175} 
>>
Главная страница В начало


komen.ru - известь негашеная