armor.kiev.ua / fleet / WWII
 

РЕЧНЫЕ ТАНКИ ИДУТ В БОЙ

И.М.Плехов, С.П.Хватов

(КАТЕРА и ЯХТЫ №4 (98) за 1982 год)

Иллюстрации к статье 
Речные танки идут в бой Герой Советского Союза комендор БКА № 92 комсомолец Алексей Ти-мофеевич Куликов (1924 - 1944) Бронекатер № 92 после боя за г. Пинск 12.VII 1944 г. Бронекатер Краснознаменной Дунайской флотилии. Фото из собрания В. В. Бурачка Катер командующего Краснознаменной Дунайской флотилией обходит строй бронекатеров Бронекатера в столице Австрии. Фото из собрания В. В. Бурачка
 

ОТ РЕДАКЦИИ:

Нарком ВМФ в годы войны - адмирал Н. Г. Кузнецов справедливо считал, что о моряках наших героических речных флотилий "сказано незаслуженно мало". Восполняя этот долг, две главы своей книги воспоминаний "На флотах боевая тревога" адмирал посвятил подвигам на Припяти, Днепре и Волге. Говоря о героях и подвигах, он нашел место добрым словам и о тех кораблях, на которых сражались моряки флотилий. В частности, дал очень высокую оценку серийным бронекатерам (БКА) типов 1124 и 1125 как "самым удачным, самым удобным во всех отношениях", "поистине универсальным кораблям для войны на реке", тесно взаимодействовавшим с армейскими частями и в тяжелые дни отступления и во время победного, но не легкого пути на запад.

"Броняшки", "бычки", "букашки" - сколько ласковых прозвищ давали бойцы-сталинградцы бронекатерам, помогавшим им защищать волжскую твердыню! Стремительные "речные танки" неизменно посылались туда, где положение было особенно тяжелым, где требовалось помочь пехоте внезапным, точным, разящим огнем". - Это цитата из книжки, выпущенной по горячим следам событий, еще в 40-х годах!

Продолжая серию публикаций из истории отечественного судостроения, мы предполагаем напечатать очерк инженера В. В. Бурачка о том, как проектировались и что представляли собой упомянутые катера. А пока предлагаем вниманию читателей статью о том, как они сражались в годы войны.

Рассказывают Иван Михайлович Плехов и Сергей Петрович Хватов. Оба автора воевали на бронекатерах, первый - командиром отряда, второй - артиллеристом, прошли на них славный путь от Сталинграда до Берлина; оба - Почетные граждане города Светлогорска (БССР), центра района, в освобождении которого участвовали корабли Днепровской орденов Красного Знамени и Ушакова флотилии.

Легендарные "речные танки" - бронекатера, которые были спроектированы в 1934 - 1936 гг. и начали поступать на флоты и флотилии в предвоенные годы, действительно оказались исключительно удачными кораблями.

В боевых условиях сразу же выяснилось, что низкобортные плоскодонные БКА, которые с точки зрения "настоящего моряка" и кораблем-то назвать было неудобно (что же это за корабль, если на нем даже нет компаса, а ни в одном из подпалубных помещений нельзя выпрямиться!), могут многое. Небольшие размерения, позволяющие перевозить катера железной дорогой, маневренность и высокая скорость сочетались в них с внушительной огневой мощью* и надежной защитой личного состава от осколков и пуль. Неоценимым достоинством БКА оказалась возможность уменьшать шум 800-сильных авиационных двигателей, переключая выхлоп под воду: на малом ходу, пользуясь ночной темнотой, катера незамеченными проходили мимо вражеских дозоров.

Благодаря небольшой осадке (0,6 - 0,8 м) БКА появлялись и приближались вплотную к берегу там, где это считалось невозможным. И в то же время эти сугубо речные катера, если было нужно, смело выходили в море. До войны волна в 3 балла считалась для них пределом, а вот в 1944 г. был зарегистрирован уникальный случай, когда четыре БКА, которые на буксире за тральщиками следовали из Азовского моря в Одессу, попали в шторм: буксирные тросы порвались, при волнении 6 - 7 баллов катера своим ходом стали добираться до берега, а в дальнейшем три из них благополучно дошли до Одессы, самостоятельно совершив 220-мильный переход по открытому морю.

Моряки сразу же оценили и высокую боевую живучесть БКА. Если только не был выведен из строя двигатель, катера продолжали бой, даже получив несколько попаданий. Вот, например, отрывок из рассказа командующего Ладожской флотилией В. С. Черокова о подвиге экипажа БКА № 100: "Бронекатер получил более 20 прямых попаданий. Возник пожар. Перебило рулевое управление. Из пробоин хлестала вода. А моряки все вели огонь"...

Было зарегистрировано немало случаев попадания снарядов в бензоотсеки, однако топливо, как правило, не возгоралось и не взрывалось благодаря тому, что сюда подавались отработавшие газы от двигателя.

Одним словом, наши инженеры и рабочие сделали так, что подбить "речной танк" было далеко не просто! И не случайность, что без особых изменений довоенного проекта БКА полным ходом строились в течение всех четырех лет войны на двух тыловых заводах.

* * *

Бронекатера вступили в бой с первых часов Великой Отечественной войны.

Наш боевой товарищ Александр Иванович Песков, служивший летом 1941 г. командиром одного из кораблей приграничной Пинской флотилии, рассказывал нам о тех трагических днях. Уже утром 22 июня, отражая атаки вражеской авиации, БКА пошли Днепровско-Бугским каналом в Кобрин - на помощь 4-й армии и "вступили в боевое соприкосновение" с передовыми механизированными частями фашистов, прорывающимися на Брестском направлении.

Уже на этом, самом тяжелом этапе войны БКА Пинской и Днепровской флотилий не только отражали натиск вражеских колонн, не только помогали эвакуировать наши части, но и совершали дерзкие рейды по тылам наступающего противника. Упомянем лишь об одной боевой операции тех дней. Предпринятое нашей 21-й армией контрнаступление, существенно облегчившее положение на решающем Смоленском направлении, захлебнулось: немцы навели переправу через Березину и стали беспрепятственно, пользуясь безраздельным господством в воздухе, перебрасывать подкрепления. По приказу командования монитор "Смоленск" и три БКА (№ 202, 204, 205) в ночь на 26.VII незамеченными прошли 12 км вдоль уже занятого врагом берега, еще в темноте высадили корректировочные посты и с рассветом открыли сокрушительный огонь. Переправа была разрушена; уничтожено было более 30 грузовиков с пехотой, а заодно и защищавшая мост зенитная батарея противника. Удар с реки оказался для него полнейшей неожиданностью.

В сентябре, уже после боев за Киев, моряки-днепровцы, подняв флаги "Погибаю, но не сдаюсь!", подорвали последние из оставшихся в строю кораблей - отходить было некуда. С оружием в руках моряки стали пробиваться из окружения по сухопутью. Много дней спустя на одном из участков Донского фронта прорвалась к своим группа днепровцев во главе с кап.-лейт. С. П. Лысенко. Испытанный в боях офицер, едва залечив раны, снова встал в строй - стал командовать дивизионом БКА Волжской флотилии. Прожженный и обагренный кровью флаг одного из геройских кораблей, затопленных на Днепре, стал развеваться над новым бронекатером, только что полученным на заводе.

К этому же времени был переброшен на Волгу и отряд БКА, которым командовал И. М. Плехов. До того четыре наши БКА воевали на Онежском озере. Вспоминаются разведывательные рейды, когда мы подходили к позициям врага и вызывали огонь на себя, чтобы засечь местонахождение батарей. Подходить приходилось очень близко - иначе немцы не стреляли. А что такое броня толщиной 12 мм против снаряда! Вспоминается и, казалось бы, незначительная, рядовая операция по высадке развед-группы в район Петрозаводска: на обратном пути два наших БКА попали в шторм. Очень быстро развело волну минимум баллов на 6, но хуже всего было то, что шла эта волна с борта. Сбавили ход до малого, однако заливало и болтало нас все сильнее. Стоило бы на минуту остановиться двигателю - лишенный управления катер неминуемо опрокинуло бы! Опасаясь за остойчивость кораблей, повернули вразрез волне, а это значило, что БКА стали медленно, но верно приближаться к занятому врагом берегу. Когда мы на последних каплях бензина доползли до базы, выяснилось, что нас уже не ждали."

Под Сталинград катера наши попали именно потому, что имели "нестандартное" вооружение: вместо танковых башен - "лендеровские" пушки (угол возвышения 85°), позволявшие стрелять по самолетам. А здесь, на Волге, катера ПВО были уже, как говорится, на вес золота. Дело в том, что примерно за месяц до начала боев за Сталинград развернулась битва за Волгу: фашистская авиация постановкой мин, бомбежкой и обстрелом судов пыталась вывести из строя эту важнейшую стратегическую магистраль (по ней шло тогда до 60% всех внутренних перевозок).

С 23.VII 1942 г. бронекатера обоих дивизионов - 1-го под командованием бесстрашного днепровца кап.-лейт. С. П. Лысенко и 2-го под командованием кап.-лейт. А. И. Пескова (в общей сложности 15 БКА) - были поставлены на конвоирование транспортов. Немногим более чем за месяц они провели 128 караванов, отбив более 190 атак фашистских воздушных пиратов. Ни одно из конвоируемых бронекатерами судов не было уничтожено. Особенно отличился экипаж БКА № 43 (командир - мичман И. Д. Карпунин), сбивший два самолета!

Наш отряд получил боевое крещение на Волге 30.VIII. Это был день, врезавшийся в память всем участникам операции. Задание выглядело довольно просто: разведка - спуститься к району бывшей паромной переправы, где немцы уже вышли на правый берег севернее Сталинграда, и проверить, не готовятся ли они к броску через Волгу. Пользуясь ночной темнотой, три БКА скрытно пересекли линию фронта и на рассвете в полной тишине приблизились на 300 - 400 м к вражескому берегу вблизи селения Латашинка (сейчас в этом районе поднялась плотина ГЭС). Убедившись, что никакой переправы противник не готовит, мы сочли первое боевое задание выполненным. Головной катер начал делать поворот на обратный курс, когда стал виден стоящий на путях эшелон. "На всякий случай" его обстреляли - из теплушек посыпались солдаты, некоторые вагоны загорелись, начались взрывы. Берег ожил. Поднялась ответная стрельба из орудий, минометов и пулеметов, но БКА удачно подавляли обнаруживаемые огневые точки.

В этот момент появившийся на берегу танк, выстрелив болванкой, прошил насквозь второй из БКА. Катер лишился хода (потом выяснилось - из разбитого бензобака вытек бензин), течением его стало поджимать к берегу. До него оставалось не больше 50 м! Немцы уже были уверены, что катер достанется им, даже перестали стрелять по нему, когда другой БКА подошел к подбитому, пришвартовался бортом и стал выводить его из-под снова начавшегося плотного автоматного и ружейного огня. Дважды лопался буксирный конец. Дважды под обстрелом его подавали и закрепляли снова. Немцы вызвали самолеты, но два появившихся над лишенными маневра катерами "мессершмитта" были отогнаны дружным огнем из всех стволов.

Ровно два месяца спустя БКА снова прорывались к той же самой Латашинке: здесь пришлось высаживать десант - батальон 300-й дивизии. Едва ли не все солдаты-десантники погибли тогда на берегу, но противник вынужден был на время ослабить давление на окруженную группу полк. Горохова.

Больше всего пришлось нашим БКА поработать на сталинградских переправах. Когда немцам удалось захватить господствующие над городом высоты - Малахов Курган и Дар-Гору, они получили возможность держать под прицелом фарватер, все переправы через Волгу, связывающие сражающиеся в городе части 62-й армии с ее тылами на левом берегу. В создавшихся условиях броня, малые размеры и главное - скорость делали бронекатера основным средством переброски подкреплений и грузов.

И ночью не было спасительной темноты: работали прожектора, осветительных ракет немцы не жалели. Однако, несмотря на жестокий огонь, каждый из БКА успевал за ночь сделать до 8 - 10, а иногда и до 12 рейсов через Волгу. Когда при переброске пополнений противодействия врага почему-либо не было, большие БКА принимали до 200 бойцов с оружием, малые - до 100. Люди набивались во все помещения, плотно стояли на палубе. Перегрузка при этом оказывалась такой, что делать резкие

повороты было нельзя. Естественно, когда шли под огонь, на палубу людей не брали, число перевезенных за ночь бойцов уменьшалось во много раз.

Днем - ремонтировались, откачивали воду, приводили механизмы и оружие в порядок, получали горючее и боеприпасы. На отдых времени не оставалось. За три месяца работы на переправах все без исключения катера получили немало серьезных повреждений, включая пробоины в подводной части (помогали вводить БКА в строй рабочие Сталинградского судоремонтного завода и Красноармейской судоверфи).

Десятки героев-катерников гибли на переправах, но ничто не могло сломить оставшихся в строю. Рейсы совершались при любых условиях, в любую погоду. Пристрелявшие каждый метр пути фашистские артиллеристы, а зачастую и пулеметчики стремились не допустить корабли к правому берегу. БКА ответным огнем подавляли огневые точки и упорно пробивались к цели. И так каждую ночь.

В архиве хранятся боевые отчеты за каждые сутки, за каждый рейс. Так. 10.Х БКА № 53 перевез на правый берег 210 бойцов и 2 т продовольствия, вывез 50 раненых, получил пробоины в левый борт и корму. БКА № 63 перевез 200 бойцов, 1 т продовольствия и 2 т мин, вывез 32 раненых и т. д. и т. п. Сейчас даже трудно представить, что скрывается за этими скупыми строками.

На рассвете 1.XI БКА № 34 (лейт. А. И. Гламаздин) был расстрелян артиллерией, когда, следуя на помощь десантникам, проходил в 150 м от берега, занятого фашистами. Получив повреждения, катер сел на грунт. В числе погибших был командир дивизиона - служивший примером всем нам Степан Петрович Лысенко. Остались в живых только трое. Радист И. К. Решетняк, оказав первую помощь раненым Свиргунову и Комарову, встал к пулемету и весь день отражал атаки самолетов, пытавшихся добить БКА. С наступлением ночи боцман с другого бронекатера - старш. 2 ст. П. Зайцев сумел незаметно подойти к разбитому № 34 на лодке и снял с него троих моряков...

Начался осенний ледоход. Нагрузка на БКА увеличилась: многие даже большие речные суда и тральщики вынуждены были прекратить работу на всех переправах - их корпуса пробивало льдинами, двигатели оказывались недостаточно мощными, чтобы противостоять напору льдов. Были дни, когда на Волгу выходили лишь одни БКА. Лед забивал кингстоны систем охлаждения, приходилось двигаться малым ходом, а то и останавливаться для продувки кингстонов.

Навсегда остались в памяти четыре ночных ледовых рейса - было это в 20-х числах ноября - к окруженной фашистами у завода "Баррикады" 138-й дивизии полк. И. И. Людникова. На "пятачке" скопилось 466 тяжелораненых. Не хватало боеприпасов, бойцы голодали. Попытки сбрасывать им грузы с самолетов не увенчались успехом. И тогда моряки дивизиона сделали невозможное: доставили "людниковцам" 49 т продовольствия и боеприпасов, спасли - вывезли на левый берег - всех раненых до единого! Задача, поставленная командующим фронтом Л. И. Еременко, была выполнена.

В одном из этих четырех рейсов, когда катера с ранеными на борту возвращались с "пятачка", в ходовую рубку БКА № 61 попал снаряд. Рулевой был убит, находившиеся в рубке офицеры - тяжело ранены. За штурвал встал пулеметчик Я. К. Самойлов и вывел корабль из-под огня. Этот самый бронекатер № 61 (после ремонта - под команд, лейт. А. А. Николаева) больше и дольше других работал на переправе 62-й армии. К 30. XI остальные уцелевшие БКА были переведены на переправы южнее Сталинграда, а он, несмотря на тяжелый ледоход, вместе с баркасом "Узбек" по-прежнему продолжал совершать рейсы в районе "Красного Октября". Так два этих судна и работали здесь до того дня, когда лед на Волге встал окончательно.

Командующий 62-й армией генерал-лейтенант В. И. Чуйков назвал БКА № 61 легендарным. Он писал:

"Ни огонь противника, ни лед не могли помешать ему выполнять боевые задания. Не один раз ходил этот катер в рейсы вдоль берега, занятого противником, к отрезанным войскам группы Горохова и Людникова, доставляя пополнения".

Стоит, наверное, привести несколько цифр. За время работы на сталинградских переправах только 6 бронекатерами 2-го дивизиона было перевезено на правый берег 53 083 бойцов и командиров, около 2000 т грузов, эвакуировано из Сталинграда 23 727 раненых и 917 жителей города.

В. И. Чуйков писал: "О роли моряков флотилии, об их подвигах скажу кратко: если бы их не было, 62-я армия погибла бы без боеприпасов и продовольствия". За беспримерное мужество и героизм личного состава, за отличное выполнение боевых заданий командования оба действовавших под Сталинградом дивизиона БКА были удостоены высокого звания гвардейских.

После Сталинграда Волжская флотилия была расформирована, а БКА нашего 1-го гвардейского дивизиона переданы вновь формируемой Днепровской флотилии. Переброшенные сюда, на запад, на железнодорожных платформах, бронекатера летом 1944 г. участвовали в боях за освобождение белорусских городов Бобруйска, Петрикова, Турова, Лунинца, Пинска. Высаживали десанты, громили переправы врага, а главное - поддерживали артиллерийским и минометным ** огнем наши теперь уже не обороняющиеся, а наступающие войска.

* * *

Особенно памятным был бой за переправу у Паричей. Немецко-фашистские войска уходили от окружения, перебираясь на левый берег Березины по длинному (более 600 м!) свайному мосту. Приказ командира дивизиона А. И. Пескова нашему 4-му отряду был краток: "Во имя Родины любой ценой преградить путь отходящему противнику!" Однако, чтобы подойти к Паричам, надо было сначала прорваться в тыл противника (на 5 - 6 км), пробившись через огневой заслон, организованный немцами в местечке Бельчо.

Когда показалось это Бельчо, немцы, явно ожидавшие появления кораблей, сразу же открыли бешеный огонь. В качестве мобильного средства противокатерной обороны они, как обычно, использовали танки, гораздо менее уязвимые, чем бронекатера на фарватере. БКА открыли ответный огонь. Дистанция стрельбы стремительно сокращалась: 500, 400, 300 метров! Мы шли вперед, не сворачивая с курса.

У немцев имелось значительное преимущество: их орудия и танки едва различались на фоне леса и строений, а катера были - как на ладони. У гитлеровцев стреляло до 20 орудий, не считая танковых. На бронекатерах имелись лишь 4 пушки. Гвардейцы, мастера снайперского огня - командиры орудий И. Я. Чичков, И. И. Соколов, А. М. Стрелков и К. П. Шленкии первыми же снарядами вывели из строя танк и несколько пушек противника. Пулеметчики, поливая берег очередями из ДШК, загнали гитлеровцев в укрытия. Но оставшиеся орудия немцев продолжали чуть ли не в упор расстреливать катера, лишенные возможности дать полный ход из-за узости реки и мелководья.

Головным шел БКА № 42 (ст. лейт. М. Д. Жиленко). Первое попадание пришлось в носовую пулеметную башню: был убит герой Сталинграда комсорг отряда Владимир Цуркан. Второй снаряд попал в машинное отделение: заменив раненых В. И. Анисимова и М. А. Ларина, мотором стал управлять М. П. Сараев. Бронекатер благополучно добрался до поворота реки и устремился к переправе.

Шедший за ним БКА № 44 (лейт. Г. И. Захаров) несколькими накрытиями был выведен из строя. Следующий БКА № 43 (лейт. А. М. Евгеньев), действуя исключительно четко и хладнокровно, взял поврежденный катер на буксир, вывел из-под огня в безопасное место и, оставив здесь, тоже пошел к вражеской переправе.

Концевой БКА № 41 (лейт. А. А. Николаев), прикрывая действия № 43 по спасению поврежденного катера, принял удар на себя и получил несколько прямых попаданий. Заглох мотор, катер потерял ход и лишь благодаря течению кое-как выбрался из зоны смертельного огня.

Таким образом, к переправе смогли прорваться только два бронекатера. А по мосту нескончаемым потоком двигались танки, самоходки, автомашины, тягачи с орудиями, повозки, бежали солдаты. С дистанции менее 400 м корабли ударили по переправе. Первыми же выстрелами удалось поджечь несколько танков и автомашин. Загорелся и сам мост. Движение по нему прекратилось, гитлеровские войска оказались в ловушке.

Темп наступления при освобождении Белоруссии был таким, что через четыре дня БКА того же дивизиона участвовали во взятии Бобруйска, а 12.VII, перебазировавшись с Березины на Припять, уже высаживали десант в Пинске.

Даже по тем временам это была исключительно дерзкая операция. Бронекатера ночью прорвались на 22 км за линию фронта. Высадка здесь десанта оказалась настолько неожиданной, что прошла без единого выстрела. Лишь к середине дня гитлеровцы сняли с фронта и перебросили в Пинск свыше двух полков мотопехоты. Десантники отступили в парк и, заняв подготовленные здесь немцами для обороны города траншеи, в течение двух суток отбили около 20 сильнейших контратак, поддержанных самоходками-Но все это происходило потом, а утром того же дня 12.VII было тихо. Наш отряд БКА спокойно подходил к Пинску, доставляя десантникам подкрепления. На каждом из катеров находилось по 90-95 солдат. Солнце взошло, видимость была великолепная. За последним поворотом, в конце длинного прямого участка узкой и мелководной Пины, показался город и в тот же момент совершенно неожиданно открыли огонь вышедшие на берег самоходки. Катера не могли ни свернуть - ширина реки не превышала 50 м, ни прибавить хода. Мы прекрасно видели развернувшиеся "лбами" к нам "Фердинанды", но орудия наши были бессильны против их 200-миллиметровой брони...

Десантники посыпались с катеров в воду, благо глубины были по пояс, и помогли БКА прорваться мимо танков к причалам. Сыграла свою роль и поддержка тяжелых кораблей флотилии, стрелявших с далекой дистанции.

Во время этой операции погибли два бронекатера. Оба были буквально изрешечены и искорежены прямыми попаданиями 88-миллиметровых снарядов и минами. На БКА № 92 геройски погибли командир орудия старш. 1 ст. Пабиюла Насыров, комендор Герой Советского Союза Алексей Куликов, юнга Олег Ольховский, его отец техник старш. лейт. Петр Ольховский. Оставшиеся в живых вместе с десантниками дрались на берегу до полного освобождения города.

После войны трудящиеся Пинска в память о подвигах днепровцев-катерников установили на набережной восстановленный БКА № 92. Есть в этом замечательном городе улица Насырова, улица Куликова, улица Ольховских. Командиру дивизиона А. И. Пескову (сейчас он - киевлянин) присвоено звание Почетного гражданина города Пинска.

Летнюю кампанию 1944 г. наши БКА заканчивали уже в Польше. Доставленные по железной дороге из Пинска корабли выгружались в Треблинке, так что все мы видели фабрику смерти, устроенную здесь гитлеровцами. Сердца наполняла ненависть к фашизму!

К линии фронта - устью реки Нарев, катера спускались по Западному Бугу. Вследствие резкого падения уровня воды они не могли преодолеть многие из перекатов. Приходилось разгружать их, снимая боеприпасы и топливо, буксировать идущим по берегу трактором. Только таким образом, работая день и ночь, мы один за другим перетаскивали свои корабли через очередной мелководный участок. И снова БКА участвовали в высадке десантов, поддерживали артогнем идущие на запад армейские части, брали город Сероцк, штурмовали крепости Зегже и Дембе. А завершили войну в самом логове зверя - под Берлином.

В Берлинской операции БКА 2-го гвардейского дивизиона принимали самое непосредственное участие. Во время мощного артиллерийского наступления на Кюстринском плацдарме они часами вели огонь из всех орудий; затем БКА высаживали десант в районе Хохензаатена, прорвавшись в тыл противника на десятки километров.

Бронекатера 1-го дивизиона Днепровской флотилии осуществляли переправы наших войск через Одер, а затем вышли в Балтийское море в районе Свинемюнде.

* * *

Сюда же, но на ближайшие подступы к Кенигсбергу, был переброшен и Петрозаводский дивизион под командованием кап. 2 р. М. Ф. Крохина. Отличившиеся на Онежском озере катерники этого соединения в дальнейшем, как пишет командовавший в годы войны Балтфлотом адмирал В. Ф. Трибуц, "показали свою удаль и мастерство на Чудском озере, обеспечивая переправу армии генерала Федюнинского". Здесь главной задачей была защита десантных судов от ударов вражеской авиации. Известен, например, случай, когда БКА № 323 вел через озеро тендер и два перегруженных сверх всякой нормы бота с солдатами. Несколько немецких самолетов начали по очереди пикировать на катер, чтобы сначала разделаться с ним. Из 16 членов экипажа 13 были ранены, в том числе и командир лейт. А. Ф. Васильев, но БКА отразил все атаки стервятников и защитил охраняемые суда. За две недели переброшенная сюда с Волги бригада А. Ф. Аржавкина (12 БКА) перевезла через озеро 135 тыс. солдат и офицеров со всей боевой техникой...

О том, каким был накал боев, дает представление такой эпизод, упомянутый в оперативной сводке Сов-информбюро за 15.У1 1944 г. На два БКА - № 322 (лейт. В. П. Волкотруб) и 213 (лейт. А. А. Смирнов), находившихся в дозоре, напали четыре фашистских катера. БКА приняли бой, умелым маневрированием расчленили вражескую колонну надвое и, сосредоточив огонь на концевом катере врага, вывели его из строя (позднее он затонул). Но и наш БКА № 322 был подбит. Чтобы дать боевым товарищам время на устранение повреждений и не упустить инициативу, командир БКА № 213. который вел бой одновременно с двумя катерами, на полном ходу направил свой корабль в борт ближайшего из них. Удар был столь сильным, что катер врага развалился и начал тонуть. Таран помог вырвать победу в неравном бою!

И вот теперь здесь, на Балтике, встретились катера-ветераны, на боевом счету которых значились самые невероятные операции. С боями они пришли сюда кончать войну с разных флотилий, разными путями.

В своей книге "Балтийцы наступают" В. Ф. Трибуц подробно описывает работу БКА в последние недели и дни военных действий - десанты на дамбе Кенигсбергского канала, разгром катерами М. Ф. Крохина отряда плавсредств, на которых 5000 солдат и офицеров противника под прикрытием хорошо вооруженных быстроходных десантных барж пытались уйти из окружения. И наконец, уже после падения Пиллау, БКА, приняв полк морской пехоты, ночью 26.1 V 1945 г. высаживали десант на восточную сторону косы Фрише-Нерунг. И снова, как пишет адмирал, "неоценимую поддержку оказала артиллерия бронекатеров: ее огневые налеты по контратакующему врагу отличались исключительной меткостью".

* * *

Нельзя не посвятить хотя бы несколько строк ладожским БКА. Не случайно же командовавший Краснознаменной Ладожской флотилией вице-адмирал В. С. Чероков считает, что опыт их использования заслуживает самого пристального внимания.

Здесь на протяжении всего периода боевых действий неизменно отличались два БКА - № 99 и 100. Грозной осенью 1941 г. они помогали стоять насмерть на Неве - у Ивановских порогов - и на свирских рубежах. они тонули и горели, ремонтировались и снова шли в бой. Они участвовали буквально во всех операциях флотилии, включая морской бой 22.Х 1942 г., в котором была разгромлена мощная группа кораблей противника, пытавшаяся высадить десант на о. Сухо. Во время знаменитой Тулоксинской десантной операции 23 - 27.У1 1944 г., когда, несмотря на штормовую погоду, было высажено около 5000 морских пехотинцев, эти же самые "бессмертные"" катера смело приближались к самому берегу и расстреливали уцелевшие после артподготовки огневые точки врага.

Огромную помощь частям 7-й армии при форсировании Свири оказал отряд БКА под командованием кап. 3 р. В. А. Степаненко. После первого же их огневого налета на береговые укрепления немцев с КП армии передали: "Хорошо стреляете, моряки!".

Здесь, на Ладоге, формы боевого использования БКА при поддержке сухопутных войск были особенно разнообразны. Во время битвы за Ленинград они помогли 4-й армии сдержать отчаянный натиск врага на берегу древнего Волхова: поднялись по нему до устья Тигоды и здесь, то и депо меняя позиции, маневрируя на мелководных лесных реках и речушках, в самом полном смысле играли роль танков, обеспечивая огневую поддержку пехоте. Осенью, когда распутица сделала непроезжими все дороги в этом краю лесов и болот, флотилия взяла на себя снабжение частей 4-й армии. По далеко не судоходным рекам и протокам двинулись груженые тендера, а чтобы защитить их, за ними ползли, а то и протаскивались волоком БКА N5 324 и 325. Благодаря этому по довоенным меркам невероятному рейду было доставлено 455 т продовольствия и боеприпасов.

Существует обширная литература, посвященная подвигам моряков Азовской флотилии, которая составила в дальнейшем ядро Дунайской Краснознаменной орденов Нахимова и Кутузова флотилии. И разве не знаменательно, что в боях на Днестровском лимане и на Дунае - далеко за государственной границей отличались снова и снова многие бронекатера со знакомыми номерами: на них воевали герои Сталинграда и битвы за Кавказ!

Ноябрь 1943 года. В десантной операции по высадке частей 56-й армии в районе Керчь - Эльтиген самое активное участие принимала 1-я бригада БКА, в состав которой входил и 1-й гвардейский дивизион, переправленный сюда из Сталинграда. Штормило. 16 БКА с десантом вышли в море несмотря на то, что их бросало, как скорлупки. Они сумели форсировать пролив. Потом они повторяли этот подвиг снова и снова: безостановочно, круглые сутки совершали рейсы от кавказского к крымскому берегу, переправляя войска и боеприпасы.

БКА № 424, поврежденный прямым попаданием снаряда, выбросило на отмель. Противник усилил огонь по неподвижному кораблю. Снаряды рвались все ближе. Осколками был тяжело ранен командир. Командование принял старш. 2 ст. В. С. Катай-цев. Экипаж боролся за живучесть катера и принимал все меры к тому, чтобы столкнуть его с мели, а орудия и пулеметы не прекращали бить по переднему краю врага. Верные традициям русского флота моряки с БКА мичмана В. В. Полякова пришли на помощь: общими усилиями удалось под огнем снять поврежденный катер с мели и прибуксировать в базу.

Ни зимние штормы, ни туманы, ни мины, густо рассыпанные по проливу, не смогли помешать бронекатерам выполнить поставленную задачу! Стоит еще напомнить, что им неоднократно приходилось вести бой с быстроходными десантными баржами врага. Эти баржи были вооружены значительно сильнее, однако при встрече с БКА, как правило, спешили покинуть поле боя.

Высокое звание Героев Советского Союза было присвоено командиру бригады БКА кап. 3 р. П. И. Державину, командиру отряда БКЛ ст. лейт. В. И. Великому, командирам БКА ст. лейт. К. И. Воробьеву, лейт. М. А. Соколову, лейт. А. К. Абрахманову и мичману В. В. Полякову, рулевому БКА старш. 1 ст. В. Г. Усу.

Фронт откатывался на запад. И первыми шли на запад корабли флотилий.

Бронекатера Дунайской флотилии, которая 11 раз упоминалась в победных приказах Верховного Главнокомандования, закончили войну в столице Австрии Вене. На этом славном пути было проведено 18 серьезнейших десантных операций, каждая из которых достойна глубокого изучения. И на Дунае БКА шли первыми, поддерживая наступающие войска, обеспечивая переправы.

Одной из самых замечательных, на наш взгляд, операций, которые провели БКА, был захват Имперского моста в самом центре красавицы-Вены 11.IV 1945 г. Ожесточенные бои на окраинах Вены шли уже несколько дней и ночей. Чтобы переправиться на основную правобережную часть города, надо было во что бы то ни стало овладеть единственным уцелевшим мостом через Дунай. Стало известно, что немцы подготовили к взрыву и его, но еще не подорвали только потому, что мост был необходим им самим при обороне Вены.

Неоднократные попытки наших частей хотя бы приблизиться к Имперскому мосту оказались неудачными. Тогда, по предложению кап. 2 р. А. Ф. Аржавкина (эту фамилию мы уже упоминали) захват моста был поручен ударному отряду Дунайской флотилии. Операция была совершенно необычной и очень "шумной". В отличие от классических ночных рейдов, на этот раз пять БКА ст. лейт. С. И. Клоповского пошли на прорыв ясным солнечным днем - около полудня. Другого выхода не было: кораблям предстояло пробираться между обрушившимися в воду фермами взорванного немцами главного Венского моста, а в темноте нащупать проход было бы невозможно...

И вот бронекатера с десантом - батальоном стрелков-гвардейцев на самом полном ходу ворвались в центр города и, оказавшись перед позициями противника, открыли беглый огонь по обоим берегам. Как рассказывают участники этой операции, немцы просто опешили, несколько минут их батареи молчали! А тем временем наши БКА закрылись дымовой завесой. Были выдвинуты вперед восемь приданных отряду минометных катеров с реактивными установками. В этот же момент ударила наша армейская артиллерия, волна за волной пошли краснозвездные штурмовики. Как вспоминает разведчик флотилии А. А. Чхеидзе, оба берега на подступах к мосту утонули в огне и дыму.

Разделившись на две группы, БКА высадили десантников сразу на оба края Имперского моста. Гвардейцы буквально скинули подрывников в воду и двое суток держали захваченный мост в центре еще занятой врагом Вены...

* * *

Мы не имели возможности и не старались дать описание всех боевых действий БКА - ведь они, будучи главной ударной силой флотилий, сражались едва ли не на всех фронтах и направлениях, участвовали в решающих сражениях Великой Отечественной. Цель наша была гораздо скромнее - дать представление о разнообразии условий и широте боевого использования прославленных "речных танков", рассказать молодежи о том поистине массовом героизме, которым были отмечены все без исключения большие и малые сражения военных лет. И везде, где бы ни участвовали в боевых действиях наши бронекатера, их личный состав неизменно показывал примеры мужества и отваги, преданности Родине и самоотверженности. И всегда советские моряки били врага не числом, а умением.

В немалой степени этому способствовали отличные боевые качества самих бронекатеров. До сих пор у нас, воевавших на БКА, сохранилось чувство гордости за эти небольшие, но грозные для врага корабли!

* Приведем основные тактико-технические данные серийных "большого" (тип 1124) и "малого" (тип 1125; в скобках) БКА: водоизмещение - 47,3 т (29,2 т); размерения - 25,3 Х 4,06 Х 1,9 м (22,65 X Х 3,55 Х 1,5 м); скорость - до 35-38 км/ч (до 35 - 37 км/ч); вооружение - 2 танковые башни с 76,2-мм орудиями, 2 спаренных пулемета в башнях (1 танковая башня с 76-мм орудием, 2 спаренных пулемета).

** На части БКА появились реактивные установки.

ЧТО ЧИТАТЬ О МОРЯКАХ-ГЕРОЯХ

  1. Боевой путь Советского Военно-Морского Флота, М., Воениздат, 1974.
  2. Боевые вымпела над Онего, Петрозаводск, "Карелия", 1980.
  3. Кузнецов Н. Г., На флотах боевая тревога, М., Воениздат, 1975.
  4. Локтионов И. И., Пинская и Днепровская флотилии в Великой Отечественной войне, М., Воениздат, 1958.
  5. Локтиоиов И. И., Дунайская флотилия в Великой Отечественной войне, М., Воениздат, 1962.
  6. Плехов И. М., Хватов С. П., Моряки-днепровцы в битве за Берлин, "Морской сборник", 1973, № 5.
  7. Плехов И. М., Хватов С. П., Бронекатера в боях за Сталинград, "Морской сборник", 1972, № 8.
  8. Пышкин А. Я., По велению долга, М., Воениздат, 1967.
  9. Русаков 3 Г., Нашим морем была Ладога, Лениздат, 1980.
  10. Свердлов А. Г., На море Азовском, М., Воениздат, 1966.
  11. Стрехнин Ю., Сурядов Ф. Бронекатера в боях за Сталинград, М., Воениздат, 1949.
  12. Трибуц В. Ф., Балтийцы наступают, Калининградское кн. изд-во, 1972.
  13. Хорьков Г. И.. Советские надводные корабли в Великой Отечественной войне, М., Воениздат, 1981.
  14. Чероков В. С., За тебя, Ленинград!, М., Воениздат, 1978.
  15. Чуйков В. И., Начало пути, М., Воениздат, 1950.
  16. Чхеидзе А. А., Записки разведчика, М., Воениздат, 1981.
  17. Шимкевич Л. А., Тараны боевых кораблей, "Судостроение", 1975, № 2.

НА ПЬЕДЕСТАЛЕ СЛАВЫ

БОЛЬШОЙ ВКЛАД В ПОБЕДУ НАД ВРАГОМ ВНЕСЛИ МОРЯКИ, СРАЖАВШИЕСЯ НА ПРОСЛАВЛЕННЫХ БРОНЕКАТЕРАХ ИЛИ, КАК ИХ НАЗЫВАЛИ В ГОДЫ ВОЙНЫ, "РЕЧНЫХ ТАНКАХ". МЕЛКОСИДЯЩИЕ, ЗАЩИЩЕННЫЕ ЛЕГКОЙ БРОНЕЙ И ХОРОШО ВООРУЖЕННЫЕ КАТЕРА ОКАЗАЛИСЬ ПОИСТИНЕ НЕЗАМЕНИМЫМИ ПРИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ ЕДВА ЛИ НЕ ВСЕХ НАШИХ ФЛОТОВ И ФЛОТИЛИЙ

(НА СТРАНИЦАХ НОМЕРА ОБ ЭТОМ РАССКАЗЫВАЮТ И. М. ПЛЕХОВ И С. П. ХВАТОВ).

НАГРАДАМИ РОДИНЫ ОТМЕЧЕНЫ 15 СОЕДИНЕНИЙ КОРАБЛЕЙ ЭТОГО КЛАССА. В ЧАСТНОСТИ, НА ДАЛЬНЕМ ВОСТОКЕ ГВАРДЕЙСКИЕ ЗВАНИЯ БЫЛИ ПРИСВОЕНЫ ОТДЕЛЬНОМУ ДИВИЗИОНУ БКА ЗЕЕ-БУРЕЙСКОЙ БРИГАДЫ И 1 ОТРЯДУ БКА 1 БРИГАДЫ АМУРСКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ ФЛОТИЛИИ; БЫЛИ НАГРАЖДЕНЫ ОРДЕНАМИ НАХИМОВА II СТЕПЕНИ ХАНКАЙСКИЙ И УССУРИЙСКИЙ ОТДЕЛЬНЫЕ ОТРЯДЫ БКА.

НЕДАВНО - В ПАМЯТЬ О ДОБЛЕСТИ СОВЕТСКИХ МОРЯКОВ - В ХАБАРОВСКЕ, ГЛАВНОЙ БАЗЕ АМУРСКОЙ КРАСНОЗНАМЕННОЙ ФЛОТИЛИИ В ГОДЫ ВОЙНЫ, БЫЛ УСТАНОВЛЕН НА ПЬЕДЕСТАЛЕ ВЕЧНОЙ СЛАВЫ КАТЕР-ВЕТЕРАН С БОРТОВЫМ НОМЕРОМ "302".

ЭТОТ КОРАБЛЬ ПОСТРОЕН НА УРАЛЕ. В МАРТЕ 1944 Г. НА НЕМ БЫЛ ПОДНЯТ ФЛАГ, А УЖЕ В ИЮЛЕ ОН УЧАСТВОВАЛ В БОЯХ НА ПРИПЯТИ, УЧАСТВОВАЛ В ОСВОБОЖДЕНИИ ЛУНИНЦА И ПИНСКА, ЗАТЕМ В СОСТАВЕ ДНЕПРОВСКОЙ ФЛОТИЛИИ С УПОРНЫМИ БОЯМИ ПРОДВИГАЛСЯ ПО ЗАПАДНОМУ БУГУ.

В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ ПОД КОМАНДОВАНИЕМ ГЛАВСТАРШИНЫ А. А. ДАВЫДОВА АКТИВНО ДЕЙСТВОВАЛ НА БЕРЛИНСКОМ НАПРАВЛЕНИИ; ВМЕСТЕ С ДРУГИМИ КОРАБЛЯМИ ФЛОТИЛИИ И АРМЕЙСКИМИ ЧАСТЯМИ ПРОРЫВАЛ НЕМЕЦКУЮ ОБОРОНУ НА ОДЕРЕ У ГОРОДА ШВЕДТ. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ БРОНЕКАТЕР "302" ПРОВЕЛ 6 МАЯ 1945 Г. В ШТЕТТИНСКОЙ БУХТЕ - НА БАЛТИЙСКОМ МОРЕ.

ПОСЛЕ ОКОНЧАНИЯ ВОЙНЫ КАТЕР НЕС СЛУЖБУ ПО ОХРАНЕ СОВЕТСКИХ РУБЕЖЕЙ. С 5/V 1975 Г. БРОНЕКАТЕР "302" - СНОВА В СТРОЮ: В КАЧЕСТВЕ КОРАБЛЯ-ПАМЯТНИКА ОН СТАЛ НАЦИОНАЛЬНОЙ РЕЛИКВИЕЙ, НАПОМИНАЮЩЕЙ О ГРОЗНЫХ ГОДАХ ВСЕНАРОДНОЙ БИТВЫ, ПОМОГАЮЩЕЙ ВОСПИТЫВАТЬ МОЛОДЕЖЬ НА ЛУЧШИХ ТРАДИЦИЯХ СОВЕТСКОГО ФЛОТА.

А. А. ГУНДОБИН

Главная страница В начало


Плитка под дерево на пол в Москве малолетки