armor.kiev.ua / Tanks / WWII
 

Пробоины в броне

Сергей Птичкин, спец. корр. журнала “Советский воин”

(Советский воин)

Материал предоставлен: Сергей Зыков

 

“Уважаемая редакция, известно, что в 1941 году Красная Армия имела, на своем вооружении самый мощный в мире танк КВ-1, лобовую броню которого не пробивая ни один противотанковый снаряд. Почему же эти грозные Машины не сыграли никакой заметной роли в самый тяжелый начальный период Великой Отечественной войны! Почему их вообще сняли с производства!”
С. ВОЛЫНЩИКОВ, г. Чирчик Ташкентской обл.

В самом деле: почему? Согласно солидным и авторитетным источникам к роковому дню — 22 июня — в Красной Армии насчитывалось 636 КВ, а до конца 1941 года изготовили еще 600 этих машин, отличавшихся своей неуязвимостью и огневой мощью. И тем не менее в обширной литературе, посвященной истории Великой Отечественной войны, упоминаются лишь отдельные подвиги отдельных экипажей КВ-1. Удивительно, но складывается впечатление, что армады в сотни тяжелых танков, способных прорвать любую оборону немцев и буквально искрошить всю их бронетанковую технику, в течение полутора лет как бы и не существовало. И лишь во время Сталинградской битвы танки под маркой КВ-1с в немалой степени решили исход сражения.

Надо сказать, что при изучении открытой литературы, посвященной создателям советской военной техники, особенно той, что принято называть “Оружием Победы”, невольно складывается впечатление, будто развитие отечественной конструкторской мысли и отраслей промышленности, работающих на оборону, было только победно-триумфальным, что в советских КБ всегда находили самые оптимальные решения, создавали технику, непременно лучшую, чем у любого противника, что на любой их “тигр” у нас почти сразу появляется свой “зверобой”...

Тем более становится неясным, почему же настоящий “зверобой” КВ-1, принятый на вооружение еще в 1940 году, как-то тихо “умер” вскоре после грандиозного танкового побоища на Курской дуге, где как раз и была по-настоящему продемонстрирована его всесокрушающая мощь.

Найти ответы хотя бы на некоторые вопросы, связанные с историей КВ, я попытался в беседе со старейшим советским танкостроителям Николаем Федоровичем Шашмуриным отдавшим пятьдесят лет из восьмидесяти своей жизни работе по проектированию и строительству советских танков самых различных типов: от “древнего” СМК до современного Т-80.

— Николай Федорович, прежде чем спросить вас о злоключениях КВ, прошу пояснять само название танка. Почему, например, в Харькове выпускали прекрасные машины со скромной индексацией Т-34, а ленинградцы имели привилегию на обозначение своей продукции инициалами вождей? За что такая честь?

— Как это ни странно, но злоключения КВ напрямую связаны с его наименованием. Должен только вас поправить: не все ленинградцы имели привилегию на создание именных машин. Так, в конце 30-х годов в Ленинграде проектировались и строились две однотипные многобашенные машины: одна на Ленинградском заводе опытного машиностроения имени С. М. Кирова под маркой Т-100. другая — на Кировском заводе (бывшем Путиловском) под именем СМК —Сергей Миронович Киров

Дело в том, что Специальное конструкторское бюро (СКВ-2) Кировского завода, где разрабатывались образцы новых танков, возглавлял с 1937года Жозеф Яковлевич Котин, женатый на воспитаннице Ворошилова. "Котин очень хорошо ориентировался в быстро меняющихся вкусах высших политических сфер, он прекрасно угадывал, что, когда и кому было нужно. Живя в полном соответствии с духом культового времени, для наглядной демонстрации “любви и преданности” вождям стал присваивать машинам еще на стадии проектирования имена “борцов за правое дело”. И кто бы мог перечить родственнику Климента Ефремовича? Между прочим, в КБ сразу же расшифровали новое название не как Клим Ворошилов, а как “Котин — Ворошилову”. К сожалению, надо признать, что КВ изначально делался не столько “для войны”, сколько “для показа”...

— Тем не менее “подарочно-показной” танк был признан лучшим тяжелым танком своего времени. Или не прав?

— И правы, и не правы. Дело в том, что КВ-1 принято хвалить за прекрасную броню и мощную пушку.- Но ведь это заслуга не танкостроителей. а металлургов, умевших еще в то время варить лучшую в мире броневую сталь, это заслуга конструкторов-артиллеристов, создавших перед войной самые лучшие в мире танковые пушки. Задача тех, кто проектирует танки, всегда заключается в одном: суметь подобрать уже готовые узлы, рассчитать самую оптимальную компоновку машины, спроектировать надежную подвеску и все то, что связано с моторно-трансмиссионным отсеком (МТО) танка. И эта задача оказывается подчас гораздо сложнее, чем спроектировать просто пушку или просто двигатель. Очень часто случается, что прекрасные в отдельности компоненты, соединенные вместе, теряют работоспособность, но ведь бывает и наоборот...

Танк КВ, имея неплохие составляющие, тем не менее не являл из себя настоящей боевой машины — все упиралось в ненадежную трансмиссию, и грозная с виду машина Сказалась просто балластом Красной Армии...

— Николай Федорович, но ведь сохранились восторженные воспоминания людей, воевавших на КВ-1 еще во время советско-финляндской войны, я даже признания вражеских специалистов о явных преимуществах этого танка над всеми, что были тогда созданы в мире!

— В этом нет ничего удивительного. Танк действительно поражал своей зримой мощью. Кстати, руководство Кировского завода прекрасно сориентировалось в ситуации и сразу догадалось, что эта машина привлечет благосклонное внимание Сталина, любившего все то, в чем, с его точки зрения, наглядно выражалась мощь пролетарской державы. И надо было спешить с его показом. Так как в Харькове создавалась машина, вполне способная стать основным танком Красной Армии, что в конце концов и произошло.

Я был и остался приверженцем тяжелых танков, но всегда считал, что непродуманная спешка в их проектировании и внедрении в производство может принести лишь вред. Однако руководство Кировского завода рассуждало иначе, и все мы работали тогда в режиме какой-то бешеной гонки во имя приоритета, причем приоритета не столько по отношению к вероятному противнику, сколько к создателям советского среднего танка.

В конце 1940 года были изготовлены опытные образцы машин, которые тут же отправили на линию фронта, благо она проходила совсем рядом с Ленинградом. 17 декабря состоялась первая вылазка нескольких КВ в сторону финских позиций. Машины попали под обстрел 37-мм пушек, но остались невредимы благодаря толстой броне, способной выдерживать попадание снарядов и большего калибра, и Москву сразу ушел победный рапорт о боевом крещений танков! И буквально через день (!), 19 декабря 1940 года, вышло Постановление государственного Комитета Обороны при СНК СССР о принятии на вооружение Красной Армии танка, которого фактически еще не было.

Харьковчанам, доказывая и без того очевидную боеспособность Т-34 пришлось гнать своим ходом опытные машины в Москву, а КВ-1 запускался в серийное производство и принимался на вооружение не имея ни одного (!) километра испытательного пробега. В это трудно поверить, но это было именно так, и столь поспешное решение правительства, которое можно объяснить только результатом закулисных сделок, обернулось в итоге трагедией не одного лишь КВ-1, а пожалуй, всей серии тяжелых танков, и если бы только танков... Заведомо обрекались на гибель сотни танковых экипажей, а сухопутные войска лишались реальной танковой поддержки при внешней видимости наличия в стране танковой армады.

— Можно ли было исправить положение? Как сложилась судьба серии КВ в годы войны?

— Это очень объемный вопрос, и ответить на него можно лишь частично. Хотя КВ имел от рождения серьезные пороки, но машину можно было не просто спасти, но к началу войны успеть наладить производство по-настоящему грозных для врага танков, На Кировском заводе трудились очень талантливые инженеры и прекрасные рабочие, способные справиться с любой задачей. Необходимо было совсем немного:

грамотно сформулировать и поставить эту задачу, исходя из истинных интересов настоящей обороноспособности страны, а не в угоду личным амбициям. Прежде всего надо было создать работоспособную коробку передач и заменить 76-мм пушку подобающим тяжелому танку 76-мм орудием, которое было созвано в КВ известного оружейника В. Г. Грабина и испытано в танке КВ.

Однако ничего этого сделано не было, и в войска продолжали поступать неработоспособные машины, а пресса тиражировала восторженные отклики о выдающейся победе советских танкостроителей. Вокруг КВ создавался ореол какого-то чудо-оружия, чему способствовали и отзывы иностранных специалистов, имевших возможность оценивать только. внешние характеристики танка. Те рекламации, что шли из войск, просто игнорировались, а многочисленные поломки объяснялись в первую очередь плохой подготовкой экипажей. Отказов было так много, что ими занималась специальная правительственная комиссия, обнаружившая самые серьезные упущения в конструкции принятой на вооружение машины.

Вместо устранения выявленных дефектов на Кировском заводе приступили к проектированию серий бронированных мастодонтов: КВ-3 весом 65 тонн, КВ-4 — 80 тонн, КВ-5 — 100 тонн! Как это ни прискорбно, но явные признаки технического сумасшествия у нас проявились гораздо раньше, чем в Германии, где только в конце второй мировой войны пытались сотворить оружие возмездия вроде танка “мышонок”, весившего 180 тонн.

Первые же дни Великой Отечественной только подтвердили, что КВ-1 в том виде, в каком он выпускался, воевать по-настоящему не мог, так как не обладал никаким реально гарантированным моторесурсом. Вот и получился трагический парадокс: броня была крепка, а танка быстрого не имелось. Казалось бы, сама жизнь подталкивала к срочной модернизации КВ, к замене неработоспособной коробки передач, но, увы, в самое тяжелое для страны время, с конца лета 1941 по весну 1942 года, мы продолжали тратить огромные материальные ресурсы и человеческие силы для дальнейшего научно-технического поиска.

Опытный танк ИС-7 на испытаниях (публикуется впервые)

Осенью 1941 года бала даже предпринята попытка снягь с производства КВ-1 и заменить его КВ-3 — .машиной мощной, но совершенно "сырой" и излишне тяжелой. В первую военную зиму в Челябинске, куда эвакуировали Кировский завод, "изобрели" КВ-7, имевший строенную артустановку, три пушки в связке! Совершенно впустую расходовалась энергия отнюдь не бесталанных людей, впустую тратились ценные материалы, впустую выливалась высоколегированная сталь... И до сих пор тот технический авантюризм выдается за некое достижение. Вот, например, что говорится в солидном фолианте “Оружие Победы”, выпущенном издательством “Машиностроение” в 1987 году: “В конструкторском бюро ЧКЗ под руководством Главного конструктора Ж Я. Котина были развернуты работы по проектированию перспективных модификаций тяжелого танка: КВ-7, КВ-8, .КВ-9... Весной 1942 года для замены танка КВ-1 было начала проектирование нового танка КВ-13.обладавшего свойствами тяжелого при массе и скорости движения среднего танка”.

На этой цитате стоит остановиться.

Итак, мы не имели нормального тяжелого танка, но "развернули работы по модификации" аж в целых трех новых , образцах! А как, скажете, понимать абракадабру, касающуюся КВ-13, “обладавшего свойствами тяжелого при массе среднего”?! Все свойство тяжелой машины в ее весе, обусловленном мощной противоснарядной броней! Прибегнув к морской аналогии, можно сказать, что эсминец ни при каких условиях не будет обладать свойствами линкора. А в танкостроении, как видите, это вполне допускалось...

Все “перспективные” метания кончились печально. В 1942 году в том числе из за отсутствия достаточного количества надежных тяжелых танков трагическим провалом завершились операции Красной Армии в Крыму и в районе Харькова. КВ-1 полностью дискредитировал и себя, и саму идею создания тяжелых машин. В принципе все было готово для принятия постановления о прекращении выпуска всех модификаций КВ и о переходе танковых заводов страны на производство Т-34. Бывшие апологеты тяжелого танкостроения неожиданно изменили точку зрения, став приверженцами машин исключительно “средних весовых категорий”. Казалось, что судьба тяжелых танков решилась.

Но тут появился КВ-1С прославивший себя в Сталинградской битве и показавший самые лучшие качества в танковом побоище на Курской дуге, тут появились немецкие “тигры” и “пантеры”, и стало ясно, что тяжелым танкам еще очень рано играть отбой...

И тут я прерву Николая Федоровича, чтобы сказать вот о чем. Да, если бы не амбиции некоронованных королей Танкопрома, то, скорее всего, мы избежали бы огромных человеческих потерь. Да, к сожалению, и в то время, когда держава была на краю гибели, где-то плелись интриги, где-то строился определенный "политес" в интересах тех людей, для которых собственная выгода всегда важнее государственных интересов. Да, все это было... По был и героический бескорыстный труд во имя общей победы. Труд, которому отдавались все силы, а случалось, и жизнь, и именно этим подвижничеством держалась наша оборона! В том же Челябинске, в знаменитом Танкограде, в годы войны было внедрено немало технологических новшеств, по своему решению часто просто гениальных, которые навсегда вошли в золотой фонд достижений отечественного машиностроения.

К примеру, сам Н. Ф. Шашмурин смог разработать способ отливки картеров танковых трансмиссий из чугуна, что считалось невозможным в принципе, он нашел способ отказаться от дефицитных легированных сталей, использовав закалку обычных углеродистых сталей низкого качества токами высокой частоты. Наконец, действуя вопреки всем конъюнктурным установкам и часто идя на риск, он спроектировал скоростную коробку передач под габариты МТО танка КВ-1, способную обеспечить надежную работу машин весом до 100 тонн. Только благодаря этой коробке передач тяжелый КВ обрел как бы второе дыхание, более того, он стал передвигаться на поле боя со скоростью тридцатьчетверки, поэтому был определен как скоростной, что обозначалось добавлением к марке машины литеры “С”. О надежности новой трансмиссии конструкции Шашмурина говорит хотя бы такой факт: при передислокации 5-й танковой армии в район Прохорович КВ-1с прошли своим ходом 400 километров!

За достижения в области технологии и создание скоростной коробки передач Н. Ф. Шашмурину была присуждена Сталинская премия, а через несколько месяцев за создание ИС-2 он удостаивается еще одной Сталинской премии.

— Николай Федорович, КВ-1с показали себя прекрасно. Почему же их сняли с производства, заменив серией ИС?

— Строго говоря, эти танки уже нельзя было считать тяжелыми. Сталин посчитал, что коробки передач КВ просто не выдерживают их веса, высказал это свое соображение, которое ретивые “специалисты” сразу бросилась исполнять, снимая "лишнюю" броню с танка, лишая КВ главного преимущества — неуязвимости. Я же был уверен, что тяжелые танки еще скажут свое слово.

На основании изучения боевого применения военной техники я раз работал теорию проектирования военных машин по предельным параметрам. В конструкции ИС-2 удалось лишь частично опробовать свои идеи, которые дали качественный скачок по основным параметрам. Этот танк на долгие годы действительно стал самым мощным в мире, именно о нем И. В. Сталин сказал: “Это танк победы! с ним будем завершать войну” Так и вышло...

— ИС оказались последней серией в отечественном тяжелом танкостроении. Машины этого класса сами изжили себя или были иные причины перехода только на средние танки?

— Это еще более сложный и запутанный вопрос, чем история рождения и гибели КВ... Отечественная война вступала в завершающую фазу. Мы наконец-то создали почти идеальный танк, способный прорвать любую оборону врага. Но идеальный в потенциале, и все качества ИС-2 могли проявиться только в развитии найденных и опробованных в нем решений. Увы, но совершенствование ИС-2 пустили на самотек, а вместо развития уже опробованных решений встали изобретать новые “велосипеды”. Началась ничем не обоснованная и не оправданная гонка в создании не зависимых друг от друга моделей тяжелых танков, во многом аналогичная той гонке, что имела место при создании КВ. Печальный опыт совсем недавнего прошлого ничему нас не научил...

Проектируются и создаются внушительные, но не надежные ИС-4 и ИС-3, проектируется очередной “монстр” с двумя двигателями, строится своеобразный электровоз на гусеницах - танк с электромеханической трансмиссией ИС-6, который сгорел, проехав по заводскому двору всего пятьдесят метров. В общем, конструкторская мысль бьет ключом, а воину между тем завершают "грубоватые" трудяги ИС-2 , а не “красавцы” ИС-3, производство которых началось в начале 45-го и которые сразу стали ломаться с регулярностью печальной памяти КВ-1.

Вскоре после войны, работая в инициативном порядке, я спроектировал свой последний тяжёлый танк — ИС-7. Об этой великолепной машине мало кому известно, между тем это был настоящий танк предельных параметров, на много лет опередивший свое время... Вот лишь некоторые характеристики той машины: вес — 60 тонн, мощность двигателя — 1000 л. с., скорость — 60 км/ч, полуавтоматическая нарезная пушка калибром 130 мм, кроме того, на танке устанавливалось 5 крупнокалиберных пулеметов, а также стабилизированный прицел...

Несмотря на успешные испытания, ИС-7 в серию не пошел, вместо него выпускался танк Т-10, в котором использовалось очень многое из последнего ИС, но броневая защита, силовая установка, вооружение были гораздо слабее.

Изжили себя тяжеловесы?' Неверными оказались мои выкладки по определению предельных параметров БТТ? У нас любят ссылаться на мудрый Запад. Так вот, должен сказать, что самые последние модели танков, выпускаемых в Западной Европе и США. имеют параметры очень близкие к ИС-7, созданному в СССР 40 с лишним лет назад...

К сожалению, наши крупнейшие “танковые начальники” больше смотрели в рот, очередному партийному лидеру, стремясь упредить очередной дилетантский каприз, даже не задумываясь, к чему приведет их конъюнктурное рвение. Было модно — поднимали на щит тяжелые КВ, проектировали сверхтяжелые, изменилась ситуация — все симпатии отдали средним машинам, а когда Хрущев устроил погром артиллерии и осыпал наградами ракетчиков, “прозрели” до такой степени, что увидели: пушка танку оказывается не нужна! Танк должен стрелять ракетами!.. Меня удивляет, что мы каким-то чудом не лишились танков еще в начале шестидесятых годов...

— Сейчас в нашей стране идет массовое сокращение вооружений. Подписаны международные соглашения о полном уничтожении тысяч единиц бронетанковой техники, созданию которой вы отдали всю жизнь. Не напрасен ли был ваш труд? Не жалеете ли о выбранном когда-то пути?

— Мой труд навсегда остался в том ИС-2, который ворвался 9 мая 1945 года в Прагу, возвестив окончание Великой Отечественной войны, он и в том танке, что стоит на постаменте в Карлсхорсте у дома, где Г. К. Жуков принял капитуляцию нацистской Германии... И о выбранном пути я никогда не жалел.

Да, сейчас идет массовое сокращение советских бронетанковых частей, пускаются на переплавку тысячи машин, но я совсем не уверен, что так и надо делать. Стоит ли забывать, чем кончилось время бездумного оптимизма, когда считалось, что никакой враг не решится на нас напасть, ведь “броня крепка и танки наши быстры” и “от Тайги до Британских морей Красная Армия всех сильней”? Но ведь в 41-м не лучшие в мире Т-34 стояли у стен рейхстага, а немецкие Т-III и Т-IV давили советских солдат под Москвой...

Вообще, прежде чем подписывать то или иное соглашение о всевозможных сокращениях, надо бы, освободившись от пристрастный эмоций, поинтересоваться: а есть ли что сокращать? В нашей истории масса примеров тому, что миллиарды рублей, расходуемых на оборону, далеко не всегда воплощаются в то, что может служить истинной Обороне Отечества. Надо честно признать, что по очень многим направлениям развития военной техники Советский Союз был обречен на отставание не какими-то объективными причинами, а беспринципным политиканством корыстных дельцов от обороны.

Сколько гневных тирад сказано по поводу устрашающей “советской военной мощи”! А есть ли она у нас? Взять хотя бы все эти манипуляции с цифрами в десятки тысяч устаревших единиц БТТ, которые надо немедленно переплавлять. Но ведь у нас все машины давно устарели, и еще неизвестно, какой танк целесообразнее отправлять в утиль:

Т-55 или Т-80... Конечно, вопросы, касающиеся Обороноспособности государства, должны обсуждаться не на площадях, здесь митинговые страсти неуместны. Ни обсуждаться они должны с учетом! всех печальных уроков военного строительства в СССР. И всегда надо помнить, что хорошие танки нашим Вооруженным Силам нужны не Меньше, чем, к примеру, хорошие корабли военно-морским силам США.

Вот такая у нас получилась беседа... И добавить к сказанному Николаем Федоровичем Шашмуриным мне нечего. Право на свое собственное мнение без всякой корректировки он заслужил всей своей жизнью, всей работой во имя Отечества и ради Отечества — других забот у него не было. Его конструкторская деятельность — это деятельность по самым предельным параметрам во всем и всегда. По предельным параметрам жила наша трудовая Отчизна в переломные годы Великой Отечественной. И не только выжила, но и победила! Не американский Шерман, не английский Кромвель, а советские ИС и Т-34 стали символами Победы. Вправе ли мы это забывать? Вправе ли относиться к истории со всезнающей усмешкой? Не лучше ли попробовать представить в своем воображении полыхающие рубежи сорок первого, а потом оглянуться вокруг и задуматься: что впереди?

Главная страница В начало


Каркасный дом в кредит строительство в кредит каркасные дома.