armor.kiev.ua / Tanks / WWII
 

Советские самоходки в развитии и бою

Анатолий Сорокин

(Броне-сайт, январь 2003)

Материал предоставлен: Анатолий Сорокин, Нижний Новгород

 

Оглавление

Межвоенный период

Самоходная артиллерия на гусеничном бронированном шасси появилась почти сразу же после выхода на поле боя танков. Вообще говоря, французская боевая машина тех лет "Сен-Шамон" (St. Chammond) гораздо сильнее напоминает САУ (самоходную артиллерийскую установку) последующих времен, нежели чем полноценный боевой танк. Такое сходство нельзя объяснить только отсутствием опыта в конструировании гусеничных бронированных боевых машин в то время. Оно обусловлено в большей степени характером боевых задач, для решения которых предназначались первые танки. Их главной целью было преодоление насыщенной пулеметами позиционной обороны противника и непосредственная поддержка своей наступающей пехоты артиллерийским огнем - т. е. все те задачи, которые решались более чем двадцать лет спустя с помощью самоходок. Однако в той же Франции к 1917 году был разработан и запущен в массовое серийное производство первый "настоящий" танк Рено FT17. Эта машина, выполненная по классической компоновочной схеме, на то время являлась самым удачным сочетанием неплохой защиты экипажа от пуль, эффективного противопехотного вооружения и подвижности. Последний фактор являлся дополнительным усилением первых двух - попасть из полевых пушек той эпохи в быстроманеврирующую цель было нелегко, а гусеницы у быстрой машины были не менее грозным оружием, чем пулемет. Неудивительно, что Рено FT17 оказал громадное влияние на все мировое танкостроение вплоть до настоящего времени. Этот танк состоял на вооружении многих стран мира, производился в других по лицензии, а инженеры третьих создали свои варианты его конструкции, находясь под сильным влиянием заложенных в него идей и решений.

Не стал исключением и Советский Союз. Развитие восстановленного после гражданской войны народного хозяйства позволило приступить к производству первых отечественных серийных танков. Ими стали МС-1 (Т-18), которые заимствовали все лучшее от своего французского идейного предка. Этим машинам довелось практически сразу же "понюхать пороха" - в 1929 г. китайцы фактически развязали войну на КВЖД, несмотря на подписанные ранее дипломатами обеих стран соглашения о взаимной эксплуатации железной дороги. Немалая часть успеха советских войск в разгроме китайских агрессоров принадлежала танкистам, воевавшим на МС-1. Опыт боевых действий в этом конфликте, анализ результатов Первой Мировой и гражданской войн легли в основу теории о глубокой наступательной операции, разработанной советскими военными специалистами в первой половине 30-х годов XX столетия. Свою роль в ее становлении сыграла и идейная установка тех времен на скорую победу мировой революции. В рамках этой теории не были обделены вниманием и самоходки. Ввиду того, что в ряде случаев мощи штатного вооружения танков могло оказаться недостаточно (например, против полевых укреплений), были начаты работы по проектированию САУ сопровождения танков, пехоты и кавалерии. Другой очевидной необходимостью иметь в войсках САУ было стремление придать мобильность тяжелым артиллерийским системам, незаменимым при прорыве долговременных оборонительных линий и штурмовых действиях в городах. Исходя из этого, ленинградским заводом "Большевик" были созданы малые САУ сопровождения конницы на базе танкетки Т-27, которые выпускались малой серией. Также был разработан ряд прототипов средних самоходок на шасси Т-26, вооруженных 76.2-мм орудиями, и несколько конструкций тяжелой САУ СУ-14 на базе агрегатов танков Т-28 и Т-35. Вооружение последней предусматривалось в нескольких вариантах - от 152-мм орудия большой мощности до 203-мм гаубицы.

Однако конец 30-х годов имел своим результатом тот факт, что на вооружение Красной Армии так и не поступило ни одного серийного самоходного орудия. Обычно это связывают с трагическими событиями того времени, но такой ход событий определялся в большей степени другими обстоятельствами. На предполагаемом театре боевых действий в Восточной Европе не было укрепленных районов и линий со стороны вероятного противника, следовательно отпадала надобность в тяжелых САУ по их прорыву. Стандартное вооружение советских танков Т-26 и БТ-7 (не говоря о Т-34 и КВ-1) было вполне достаточным для боя с любым равноценным танком врага, а для борьбы с полевыми укреплениями неплохо подходили серийные Т-28, оснащенные короткоствольной 76.2-мм танковой пушкой КТ-28. Кроме них почти такая же артсистема устанавливалась на танках Т-26-4 и БТ-7А, которые так и назывались "артиллерийскими". Конфликт с Финляндией заставил возобновить работы по тяжелым САУ, способными уничтожать долговременные огневые сооружения противника. Экспериментальный прототип тяжелой САУ СУ-14Бр2 был дооборудован противопульным бронированием, но сразу же выяснилось, что оно является недостаточным; кроме того ходовая часть машины получилась сильно перегруженной. Поэтому серийной машиной такого назначения стала модификация танка КВ, оснащенная короткоствольным 152-мм орудием в высокой башне кругового вращения (КВ-2).

Дополнительную информацию предоставлял ход боевых действий в Западной Европе. Немецкие военные в кампаниях 1939-1940 гг. отшлифовали свою концепцию "блицкрига", которая во многом совпадала с советской теорией глубокой наступательной операции. Большинство мобильных сил вермахта составляли легкие танки Pz Kpfw I-II и "легко-средние" Pz Kpfw III, вооруженные пулеметами калибра 7.92 мм и пушками калибров 20 и 37 мм. Этих огневых средств было явно недостаточно для борьбы с полевыми укреплениями и поддержки атакующей пехоты в отрыве от своей артиллерии. Танков Pz Kpfw IV Ausf C, вооруженных короткоствольной 75-мм пушкой, которые хорошо справлялись с этими задачами в частях вермахта было немного, поэтому уже во французской кампании дебютировала серийная немецкая самоходка "Штурмгешютц" модификации B (StuG III Ausf B). Она представляла собой шасси танка Pz Kpfw III, на которое ставилась вместо башни неподвижная рубка со смонтированным в ней короткоствольным 75-мм орудием. Небольшая ее высота, традиционно качественные немецкие оптика и радиостанция вместе со специально взятыми из артиллерии экипажами делали ее грозным противником вражеских войск. Общее впечатление от ее использования в боях осталось хорошим и она была поставлена на массовое серийное производство (заметим, что оно продолжалось вплоть до самого конца Третьего Рейха, т. е. StuG III надолго пережила свой танк-базу Pz Kpfw III). Недостатками самоходки были крайная теснота боевого отделения, где умещалось аж 5 членов экипажа и плохая его вентиляция. Однако и немецкий опыт остался не повлиял на сложившуюся обстановку - Великую Отечественную войну Красная Армия встретила, не имея самоходных орудий.

Начальный период Великой Отечественной Войны
(июль 1941 г. - ноябрь 1942 г.)

Первые месяцы Великой Отечественной Войны стали подлинной и необъятной трагедией для Советского Союза. Стремительные удары войск вермахта на ключевых направлениях, окружения, подавляющее превосходство Люфтваффе в воздухе - все это пришлось испытать на себе Красной Армии. Действительность оказалась резко противоположной фильму "Если завтра война...", что крайне негативно сказывалось на моральном духе и боевом настрое войск. Огромную и наиважнейшую роль во всей этой неприглядной для советского командования картине играли немецкие танки. Массированным ударом они прорывали оборону советских войск на узком участке фронта и стремительно устремлялись далее, захватывая тыловые склады и узлы коммуникаций, лишая всякого снабжения окруженные части Красной Армии, которые затем беспощадно добивались авиацией, артиллерией и пехотой. Борьба с вражескими танками стала жизненно важной частью успешной защиты страны, а средств против них почти что не было. По ряду субъективных причин, которые заслуживают отдельного разговора, перед войной было свернуто производство дивизионных орудий калибра 76.2 мм и орудий противотанковой обороны (ПТО) калибра 45 мм. Подвиги советских танкистов на Т-34 и КВ никак не могли изменить ситуацию из-за действий в одиночку, дефицита боеприпасов и горючего. Кроме того эти танки предвоенного выпуска имели много дефектов в своих механизмах, из-за чего их часто приходилось бросать при отступлении. Единственным средством у пехоты оставались ручные гранаты РГД-33.

САУ ЗИС-30
САУ ЗИС-30

Были предприняты все возможные меры для исправления создавшейся катастрофической ситуации. В кратчайшие сроки было возобновлено производство орудий ПТО калибра 45 мм, поставлены на конвейер новые 76.2-мм дивизионные орудия ЗиС-3 и 57-мм орудия ПТО ЗиС-2 конструкции В. Г. Грабина. Оружейные конструкторы Дегтярев и Симонов разработали образцы противотанковых ружей калибра 14.5 мм. Верховный Главнокомандующий И. В. Сталин лично подписал инструкцию о применении зажигательных бутылок. Уже к началу осени 1941 г. это начало приносить первые успехи. Но еще до этого, прекрасно понимая важность мобильности для орудий ПТО, нарком вооружений Ванников 1 июля 1941 г. отдал срочное распоряжение о разработке САУ для борьбы с нацистскими танками. Горьковский завод №92 в кратчайший срок представил два прототипа САУ - на шасси легкого полубронированного артиллерийского тягача Т-20 "Комсомолец" (ЗиС-30) и грузового автомобиля (ЗиС-31). Оба варианта были вооружены 57-мм противотанковой пушкой ЗиС-2. Лучшие результаты при стрельбе показала установка ЗиС-31, но выбор государственной комиссии пал на ЗиС-30 вследствие ее лучшей проходимости. К этому моменту завод, производивший "Комсомольцы", перешел полностью на выпуск легких танков, поэтому шасси для переоборудования их в САУ приходилось изымать из действующих частей. Всего к декабрю 1941 г. было переоборудовано около 100 "Комсомольцев", которые приняли участие в завершающем этапе битвы за Москву. Несмотря на все свои недостатки, они понравились в частях благодаря мобильности, лучшей защищенности матчасти по сравнению с буксируемым вариантом и высокой эффективности пушки ЗиС-2, которая иной раз прошивала немецкие танки того периода насквозь. Но ввиду малого числа, потерь и поломок механизмов ЗиС-30 быстро исчезли с полей сражений, не оказав сколь-нибудь существенного влияния на ход событий.

Непосредственно перед войной советскими конструкторами Реактивного НИИ были разработаны пусковые установки реактивных снарядов калибра 132 и 82 мм на шасси грузовика ЗиС-6. 1 июля 1941 года стало датой боевого крещения нового оружия - батарея капитана И. А. Флерова стерла с лица земли железнодорожный узел Орша с немецкими эшелонами с живой силой, боевой техникой и боеприпасами. Исключительная эффективность реактивной артиллерии способствовала быстрому развертыванию ее производства. Но шасси грузовика ЗиС-6 было сильно уязвимо даже для ружейно-пулеметного огня, поэтому уже в августе 1941 года в КБ завода "Компрессор" была начата разработка реактивной системы залпового огня (РСЗО) на базе легкого танка Т-40. 13 сентября завод изготовил первый прототип, получивший название БМ-8-24. Он был оснащен артиллерийской частью с направляющими для пуска 24 реактивных снарядов М-8 калибра 82 мм. После снятия с производства танков Т-40 выпуск этой машины продолжили на базе Т-60. По сравнению с вариантами на базе грузовых автомобилей БМ-8-24 отличалась высокой проходимостью, защищенностью от огня стрелкового оружия, небольшой высотой, облегчающей маскировку на местности, и увеличенным углом горизонтального обстрела. Однако после снятия с производства танка Т-60 выпуск САУ БМ-8-24 также был прекращен. Но эта скромная на вид боевая машина стала прародителем целого класса самых высокоэффективных боевых установок нашего времени (например, РСЗО "Буратино" на базе танка Т-72). Она же продемонстрировала все преимущества самоходной артиллерии в ходе контрнаступления под Сталинградом - БМ-8-24 оказывались рядом с наступающей пехотой в условиях зимнего бездорожья и значительно облегчали штурм немецких укрепленных позиций. Ни одна сколь-нибудь серьезная артсистема (за исключением 45-мм и 57-мм орудий ПТО, которые тащили на себе вконец измотанные бойцы и лошади) не могла сопровождать наступающие пехотные части, не говоря уже о танковых.

Несмотря на очевидную потребность Красной Армии в самоходках, до самого конца 1942 г. новых образцов техники этого класса (кроме ЗиС-30 и БМ-8-24) на вооружение не поступило, хотя работы по их созданию не прекращались. Причиной этого стала острейшая нехватка танков в войсках после весенне-летнего наступления вермахта 1942 г., когда Красная Армия вновь понесла тяжелые потери, а эвакуированные на Восток заводы пока еще не набрали производственную мощность. Выпускаемые на тот момент Горьковским Автомобильным заводом (ГАЗ) (Мытищинский Машиностроительный Завод (ММЗ) был частично эвакуирован в Киров и только восстанавливал производство легких танков) Т-60 были малопригодны для создания на их базе САУ. Т-34, выпускаемые заводами №112 "Красное Сормово", Уральским Танковым №183 в Нижнем Тагиле, №174 в Омске, Уральским заводом тяжелого машиностроения (УЗТМ) и Сталинградским Тракторным (СТЗ), были остро необходимы фронту. Выделение их шасси под нужды самоходной артиллерии в тот момент было просто невозможно. Ничем не могли помочь и заводы, произодящие тяжелые танки - Ленинградский завод им С. М. Кирова был отрезан блокадой, а продукция Челябинского Кировского Завода (ЧКЗ) - тяжелые танки КВ-1С - целиком шла на формирование гвардейских тяжелых танковых полков прорыва для намечавшегося контрнаступления под Сталинградом.

Иная ситуация сложилась по ту сторону фронта. КВ и Т-34 посеяли страх в частях вермахта. Но долго это продолжаться не могло, немецкие конструкторы спешно совершенствовали свои машины и создавали новые для борьбы с советскими танками. Боевой опыт показал, что самоходка StuG III Ausf B неспособна бороться с Т-34 и КВ. Поэтому ее срочно модернизировали, установив длинноствольную 75-мм пушку StuK 40 и усилив бронирование. Поздней осенью 1941 года новая модификация была поставлена на производство под обозначением StuG III Ausf F. 120 выпущенных машин приняли участие в летнем наступлении 1942 г. Другой новинкой стала самоходка-истребитель танков "Мардер" (Marder - нем. "куница") на шасси танка Pz Kpfw 38(t), вооруженная ... советской 76.2-мм пушкой Ф-22 конструкции В. Г. Грабина. Захватив значительное количество таких орудий в боях и на складах, немецкие инженеры модернизировали их по советским же планам и получили мощное противотанковое средство. Эта пушка наряду с 88-мм зениткой FlaK 18 довольно долго были единственными орудиями, гарантированно поражавшими Т-34 и весьма неплохо КВ. Для создания САУ активно использовались шасси устаревшего легкого танка Pz Kpfw I. На его базе были разработаны истребитель танков PanzerJäger и самоходная гаубица Sturm infanterie Geschutz (SiG) I. На Восточном Фронте они особых лавров не снискали, но неплохо использовались корпусом Роммеля в Африке

Переломный период войны (ноябрь 1942 г. - август 1943 г.)

САУ СУ-122
САУ СУ-122

19 ноября 1942 г. сокрушительные залпы советской артиллерии и гвардейских реактивных минометов возвестили о начале контрнаступления под Сталинградом. С тех пор этот день стал профессиональным праздником советского воина-артиллериста. В ходе операци по окружению и ликвидации частей немецких 6-ой армии и 4-ой танковой армии артиллерия играла одну из важнейших ролей. Своим огнем она обеспечивала успешный штурм сталинградских оборонительных обводов и городских кварталов наступающей пехотой. Однако вся матчасть ствольной артиллерии на тот момент была буксируемой и это отрицательно сказывалось на взаимодействии артиллерии с другими родами войск. Поэтому еще до начала наступления, приказом наркома танковой промышленности №721 от 22 октября 1942 г. на УЗТМ была организована специальная конструкторская группа по разработке средней САУ на базе танка Т-34, вооруженной 122-мм орудием. Эта группа, возглавляемая Л. И. Горлицким (а также конструкторы Г. Ф. Ксюнин, А. Д. Неклюдов, К. Н. Ильин и др.), уже к декабрю 1942 г. разработала прототип САУ, оснащенный весьма популярной в артиллерийских частях 122-мм гаубицей М-30. Ее компоновочная схема стала типовой для всех советских средних и тяжелых самоходок: боевая рубка в передней части машины объединяла боевое отделение и отделение управления, а моторно-трансмиссионная установка находилась в корме машины. После испытаний прототипа Государственный Комитет Обороны (ГКО) 2 декабря 1942 г. принял постановление №4559 о немедленном серийном выпуске на УЗТМ новой САУ, получившей обозначение СУ-122. С декабря 1942 г. по август 1943 года Уралмашзавод выпустил 638 самоходок СУ-122. В ходе производства в конструкцию машины неоднократно вносились изменения, направленные на повышение технологичности, боевых качеств и удобства работы экипажа.

САУ СУ-76М
САУ СУ-76М

Тем временем ГАЗ, ММЗ и подключившийся к ним завод в Кирове перешли на выпуск более совершенной модели легкого танка Т-70. Но и она непосредственно не могла служить носителем для артиллерийского орудия. КБ ГАЗ во главе с Н. А. Астровым и А. А. Липгартом разработало специально для САУ шасси на основе Т-70. В частности, потребовалось удлинить корпус для размещения в его задней части боевой рубки и добавить еще один опорный каток на борт. В боевой рубке была смонтирована отлично себя зарекомендовавшая в боях дивизионная 76.2-мм пушка ЗиС-3 конструкции В. Г. Грабина. Изначально самоходка, названная СУ-76, имела полностью закрытую броней рубку и два параллельно установленных шестицилиндровых автомобильных двигателя. Но такая силовая установка оказалась ненадежной и трудной в управлении. Для решения этой проблемы Астров и Липгарт, имевшие большой опыт работы с автомобильными агрегатами в конструкциях танков, предложили использовать два мотора, соединенные последовательно коленчатыми валами. Такой двигатель уже использовался в конструкции легкого танка Т-70. Поначалу ресурс такой "спарки" был невысоким, но разработчики преодолели и эту трудность, повысив его в несколько раз после модификации ряда узлов базового двигателя. Эта установка "ГАЗ-203" мощностью в 170 л. с. устанавливалась в усовершенствованную модель самоходки СУ-76М. Для удобства работы экипажа и лучшей вентиляции боевого отделения у СУ-76М убрали броневую крышу и задний лист рубки. Всего за годы войны было выпущено 360 СУ-76 и 13292 СУ-76М. Таким образом, она стала второй по численности боевой бронированной гусеничной машиной Красной Армии в Великой Отечественной войне. Несмотря на все свои недостатки - бензиновый двигатель и противопульное бронирование, СУ-76М имела и много положительных качеств, унаследованных от легкого танка Т-70. Она имела более мягкий и малошумный ход по сравнению с Т-34; предпусковый подогреватель двигателя, что сильно облегчало его пуск в условиях суровой зимы; удобный механизм натяжения гусениц; была малозаметна на местности. Низкое удельное давление на грунт позволяло ей оперировать в болотистой местности, где другие типы танков и САУ неминуемо бы завязли. Это обстоятельство сыграло большую положительную роль в боях 1944 г. в Белоруссии, где болота играли роль естественных преград для наступающих советских войск. СУ-76М могли проходить по наспех сооруженным гатям вместе с пехотой и атаковать врага там, где он меньше всего ожидал ударов советских самоходок. Неплохо СУ-76М проявила и в городских боях - открытая ее рубка, несмотря на возможность поражения экипажа огнем стрелкового оружия, обеспечивала лучший обзор и позволяла весьма тесно взаимодействовать с бойцами пехотных штурмовых отрядов. Наконец, СУ-76М могла поражать своим огнем все средние танки и равноценные ей самоходки вермахта.

САУ СУ-152
САУ СУ-152

Не остался в стороне от создания самоходок и Челябинский Кировский Завод. Получив техническое задание в декабре 1942 г. на разработку тяжелой САУ, заводчане всего за 25 дней представили в металле прототип на базе тяжелого танка КВ-1С, вооруженный мощной 152-мм гаубицей пушкой МЛ-20 конструкции Ф. Ф. Петрова. Используя ту же компоновочную схему, что и для СУ-122, инженеры ЧКЗ сумели добиться большей эффективности ее использования. В частности, вместо тумбовой установки орудия на СУ-122 новая машина, изначально названная КВ-14, получила рамную - орудие посредством специальной рамы крепилось к лобовому броневому листу машины. Такая конструкция позволила значительно расширить полезный объем боевого отделения и улучшить его обитаемость. Под названием СУ-152 самоходка была немедленно запущена в серию после ее показа ГКО. Это было просто необходимо в свете испытаний трофейного немецкого танка Pz Kpfw VI "Тигр", т. к. штатные 45-мм и 76-мм танковые и противотанковые орудия оказались малоэффективными против его брони. Кроме того, по данным разведки, у противника ожидалось появление еще нескольких новых моделей танков и самоходок к началу его массированного летнего наступления. Согласно этой информации, новые немецкие машины будут иметь броню, сопоставимую или даже еще более мощную, чем броня "Тигра".

САУ СУ-76И
САУ СУ-76И

Несмотря на героические усилия всех танковых заводов страны, численность парка самоходных орудий Красной Армии нарастала не столь высокими темпами, как хотелось бы высшему руководству армии и страны. С другой стороны, в ходе московского и сталинградского контрнаступлений Красная Армия захватила много исправных или слабоповрежденных танков Pz Kpfw III и самоходок StuG III. Они были вполне боеспособны или ремонтопригодны, но мешал недостаток снарядов калибров 37, 50 и 75 мм. Поэтому было принято решение о переделке трофейных машин в самоходки, вооруженные отечественными артсистемами. Всего переоборудовали около 1200 таких машин. Эти САУ, вооруженные танковой 76.2-мм пушкой Ф-34, получили название СУ-76И. Также советские инженеры разработали 122-мм гаубицу на трофейном шасси, но после создания нескольких прототипов это направление было закрыто ввиду запуска в серию отечественной СУ-122.

Противник, готовясь к своему летнему наступлению, тоже разработал ряд новых машин. На базе опытного тяжелого танка конструкции доктора Фердинанда Порше немецкие конструкторы создали тяжелый истребитель танков, первоначально названный самим Адольфом Гитлером "Фердинандом" в честь его создателя. Самоходка была вооружена мощной 88-мм пушкой и имела мощнейшее по тому времени бронирование толщиной до 200мм с рациональными углами наклона. Однако позже ее переименовали в "Элефант" (нем. Elefant - слон) и под этим названием она сейчас чаще упоминается в иностранных, в т. ч. немецких источниках. Также на шасси Pz Kpfw IV были созданы штурмовая мортира "Брюммбэр" (нем. Brummbar - медведь) и самоходная гаубица "Хуммель" (нем. Hummel - шмель). Очередную модификацию Ausf G получило семейство штурмовых орудий StuG III. Одновременно предпринимались попытки установить на этом шасси более мощную артсистему, что закончилось созданием самоходки StuH 42. Остались при деле и шасси Pz Kpfw II. На них устанавливались тяжелые и легкие гаубицы. Эти артиллерийские самоходки получили соответственно обозначения SiG II и "Веспе" (нем. Wespe - оса).

Очной ставкой всех этих машин стала Курская битва. Советские войска неплохо (а кое-где даже с восторгом) встретили новые самоходки, хотя понадобились определенное время, опыт, и, к сожалению, потери, чтобы научиться правильно применять их в бою. Подводя итоги их боевого применения, можно сказать, что СУ-152 отлично зарекомендовали себя в качестве истребителей вражеской бронетехники, заслужив почетное прозвище "Зверобой". Только они могли с одного снаряда безвозвратно выводить из строя грозные "Тигры", "Пантеры" и "Элефанты". Но их на Курской Дуге было всего 24 машины в составе двух тяжелых самоходных артиллерийских полков, что было явно недостаточно для противодействия новой бронетехнике вермахта. В дальнейшем они не менее успешно использовались от Карелии до Крыма для уничтожения танков, самоходок и долговременных фортификаций противника. В противотанковой обороне советские командиры также рассчитывали на средние самоходки СУ-122. Боевой опыт показал, что она вполне годится для выполнения этой задачи, но этому мешала ее низкая скорострельность. Гаубица М-30, как и орудие МЛ-20, имеет артвыстрелы раздельного заряжания, что приводит к низкому темпу стрельбы и малому возимому в САУ боезапасу. Это обстоятельство, вполне оправданное для тяжелой самоходки, сочли недостатком в конструкции средней, которая предназначена для сопровождения танков, кавалерии и мотопехоты. Следствием этого послужило снятие с производства СУ-122 уже в августе 1943 г. и замена ее на СУ-85. Но и у этого решения был свой минус: СУ-122 весьма неплохо подходила для борьбы с ДОТами и пулеметными гнездами в зданиях капитальной кладки благодаря эффективности своего осколочно-фугасного снаряда, а 85-мм снаряд того же типа оказывался зачастую против таких целей недостаточно мощным.

Немецкие САУ только подтвердили свою репутацию грозного и опасного противника, особенно "Элефант". В качестве истребителя танков он не имел себе равных вплоть до появления "Ягдтигра" (т. к. "Ягдпантера" была слабее бронирована, да и качество брони у немцев серьезно ухудшилось к концу войны). Своим огнем он мог поражать с дальних дистанций (даже свыше 2.5 км) любой тип советской или англоамериканской бронетехники, будучи для большинства из них практически неуязвимым. В 1943 г. только СУ-152 могли бороться с ними, позднее к ним добавились ее наследницы ИСУ-152 и ИСУ-122, а также тяжелый танк ИС-2 со средней самоходкой СУ-100. Но даже эти машины серьезно уступали "Элефанту" по бронепробиваемости на дистанциях свыше 1.5 км. ИСУ-152 имела относительное преимущество за счет тяжелого (43 кг) фугасного снаряда, который позволял вывести из строя "Элефант" без пробития его брони за счет повреждения механизмов от мощного сотрясения, срыва его орудия с цапф и поражения экипажа от внутренних отколов брони. При этом мощь действия фугасного снаряда не зависела от расстояния до цели, однако ИСУ-152 в несколько раз проигрывали "Элефанту" в скорострельности. "Дуэльный бой" с ним в большинстве случаев кончался победой "Элефанта". Однако сами немцы были вынуждены применить их в другой роли - "таранного острия" - против советской эшелонированной обороны на Курской Дуге, поскольку плотность и точность огня советской артиллерии была просто смертельна для других типов немецкой бронетехники. Здесь грозная САУ потеряла свои преимущества, а ее большая масса и неповоротливость вместе с отсутствием пулемета мало подходили для ближнего боя с советской пехотой. В результате это привело к потере около половины всех задействованных машин. Часть из них была уничтожена огнем тяжелой артиллерии, включая огонь самоходок СУ-152; другая часть была обездвижена подрывами на минно-взрывных заграждениях и уничтожена своими же экипажами. Наконец, несколько "Элефантов" были сожжены советскими пехотинцами при помощи зажигательных бутылок КС. Однако несмотря на все это, они оставались наиопаснейшим оружием врага и за уничтожение или захват "Элефанта" без лишних слов давали орден.

Завершающий период войны (осень 1943 г. - май 1945 г.)

САУ СУ-85
САУ СУ-85

Курская битва наглядно продемонстрировала всю ценность самоходной артиллерии как в оборонительных, так и в наступательных боевых действиях. Однако из самоходок первых серий только СУ-76М, предназначенные для тесной огневой поддержки пехоты в бою, подходили для массового насыщения ими армейских частей. Поэтому с середины осени 1943 г. заводы в Мытищах, Горьком и Кирове полностью прекратили производство легких танков Т-70М и Т-80 и переключились на выпуск только СУ-76М. УЗТМ, выполняя требования по разработке средней самоходки, способной успешно бороться с тяжелыми танками врага, в период с мая по июнь 1943 г. представил несколько прототипов, вооруженных 85-мм орудиями различных конструкций. Все эти артсистемы базировались на баллистике 85-мм зенитной пушки образца 1939 г. (52-К). Таким, образом эта зенитка повторила участь своей немецкой "сестры" FlaK 18, став родоначальницей целого семейства орудий для танков и самоходок. В начале августа 1943 г. на вооружение Красной Армии был принят вариант СУ-85-II, вооруженный пушкой Д5-С конструкции завода №9, разработанной в инициативном порядке группой инженеров этого завода во главе с Ф. Ф. Петровым. В том же месяце на Уралмашзаводе был свернут выпуск танков Т-34 и предыдущей модели средней САУ СУ-122, а их место на конвейере заняла СУ-85. Всего было выпущено 2329 самоходки этого типа.

САУ ИСУ-152
САУ ИСУ-152

Несмотря на блестящий дебют тяжелой самоходки СУ-152 на Курской Дуге, после передачи военной приемке около 620 машин, их выпуск был остановлен в связи со снятием с производства танка КВ-1С, чье шасси служило для СУ-152 базой. Но ЧКЗ уже запустил в серию новый тяжелый танк ИС и его база тотчас же была использована для создания новой тяжелой САУ, вооруженной той же гаубицей-пушкой МЛ-20 и получившей название ИСУ-152. Важным дополнением в ее конструкции стал зенитный крупнокалиберный 12.7-мм пулемет ДШК. Вся польза от него выяснилась позже, в городских штурмовых боях, когда его огнем самоходчики уничтожали вражескую пехоту, укрытую завалами, баррикадами и засевшую на верхних этажах зданий (особенно бронебойщиков, вооруженных "Панцерфаустами" и т. п. противотанковыми средствами).

САУ ИСУ-122
САУ ИСУ-122

Первые ИСУ-152 были переданы в армию уже к декабрю 1943 г. и выпускались вплоть до конца войны. Но уже в январе 1944 г. выяснилось, что имеющихся стволов гаубиц-пушек МЛ-20 не хватает для вооружения вновь выпускаемых тяжелых САУ. Однако в достатке имелись корпусные орудия А-19 калибром 122 мм и, начиная с февраля 1944 г., часть тяжелых самоходок стали оснащать именно ими. Эта модификация получила название ИСУ-122. Орудие А-19 имело относительно невысокую скорострельность в 1.5 - 2 выстрела в минуту, обусловленную поршневой конструкцией затвора; поэтому к лету 1944 г. был разработан его вариант, оснащенный клиновым затвором. Модернизированное орудие, получившее индекс Д-25, начали устанавливать на тяжелых танках ИС-2 и самоходках ИСУ-122С. Его практическая скорострельнось повысилась до 2 - 2.5 (в самых лучших условиях до 3) выстрелов в минуту. Внешне ИСУ-122С отличалась от ИСУ-122 наличием дульного тормоза на пушке. Все три типа тяжелых САУ так и находились в параллельном производстве до конца войны. Всего до конца войны было выпущено 4030 машин на базе танка ИС. Боевое применение еще раз подтвердило эффективность новых типов советских самоходок. Любой представитель бронетехники вермахта мог быть безвозвратно выведен из строя одним попаданием из тяжелой САУ семейства ИСУ. Большую популярность снискали в штурмовых боях ИСУ-152. Их огонь позволял сокрушать ДОТы, форты, узлы сопротивления в зданиях мощной и качественной капитальной кладки и эффективно противодействовать танковым контратакам неприятеля. Средние самоходки СУ-85 заслужили себе репутацию по настоящему эффективного средства против новых тяжелых немецких танков на расстоянии до 1 км. Противник довольно быстро это понял и изменил свою тактику так, чтобы вести бой против СУ-85 на больших дистанциях в 1.5 - 2 км. На этом расстоянии 85-мм подкалиберный снаряд уже был неэффективным против 100-120 мм брони, а немецкие орудия калибра 75 и 88 мм могли поражать 45-мм броню советской самоходки. Поэтому наряду с хорошими отзывами на завод с фронта поступали пожелания об усилении бронирования и вооружения машины. Принятие на вооружение в декабре 1943 г. танка Т-34-85 сделало еще более насущной задачу модернизации средней самоходки. ГКО своим постановлением № 4851 от 27 декабря 1943 г. обязал УЗТМ разработать среднюю САУ, вооруженную 100-мм орудием на базе морской пушки универсального назначения (ими оснащались подлодки серий С и К, легкие крейсера типа "Киров" имели шестиорудийную зенитную батарею из таких пушек). КБ завода №9 под руководством Ф. Ф. Петрова разработало специально для новой САУ орудие Д10-С. Конструкторы УЗТМ во главе с Л. И. Горлицким постарались учесть по максимуму пожелания фронтовиков - лобовая бронезащита самоходки была усилена до 70 мм, на ней установили командирскую башенку со смотровым прибором Mk IV, два вытяжных вентилятора для лучшей очистки боевого отделения от пороховых газов.

САУ СУ-100
САУ СУ-100

3 июля ГКО своим постановлением № 6131 принял на вооружение новую САУ под индексом СУ-100. В сентябре началось ее производство сначала параллельно с СУ-85, затем оставшиеся 85-мм орудия Д5-С стали устанавливать в корпус СУ-100 (переходный вариант СУ-85М, выпущено 315 машин) и, наконец, УЗТМ полностью перешел на выпуск СУ-100. До конца войны было выпущено 2495 самоходок этого типа.

По другую сторону фронта тоже не прекращалась интенсивная работа по созданию новых и модернизацию уже существующих САУ. Непрерывный рост насыщенности Красной Армии танками и САУ, постоянное повышение их бронезащиты и мощи вооружения вынуждали немецких конструкторов уделять особое внимание классу самоходок-истребителей танков. Наряду с непрерывно выпускавшимися и модернизируемыми с начала войны StuG III, начиная с осени 1943 г. были запущены в серию САУ на базе другого среднего немецкого танка Pz Kpfw IV: "Насхорн" (нем. Nashorn - носорог), JgdPz IV/48 и JgdPz IV/70. Но самыми грозными противниками стали установки на базе немецких тяжелых танков "Ягдпантера" и "Ягдтигр". Удачную легкую САУ "Хетцер" удалось создать на шасси танка Pz Kpfw 38(t). Ближе к концу 1944 г. выпуск самоходок в Германии даже превысил выпуск танков. Отдельные немецкие экипажи, используя эти машины, порой набирали весьма крупные личные счета пораженной вражеской бронетехники. Но качество немецких САУ было уже не тем, что в начале и в середине войны. Свою роль сказали нехватка комплектующих из-за бомбежек и потерь заводов-смежников и замена их эрзацами. Прекратились поставки из Финляндии и Швеции цветных металлов, нужных для легирования сортов броневой стали. Наконец, в заводских цехах много квалифицированных рабочих были заменены женщинами или подростками, а кое-где военнопленными и "остарбайтерами" (угнанным на работы в Германию гражданским населением Советского Союза и Польши). Все это привело к полной невозможности новой техники спасти Третий Рейх, но она оставалась способна наносить тяжелые потери советским и англоамериканским войскам вплоть до своей гибели или капитуляции. (Отметим, что все эти проблемы были знакомы и Советскому Союзу. Однако конструкция советских машин была более технологичной, чем немецких. Их производство можно было наладить на любом более-менее серьезном машиностроительном заводе со значительным использованием малоквалифицированной рабочей силы. Следует также обратить внимание на то, что женский и подростковый труд применялся в СССР с самого начала войны и уже к ее середине многие из работниц и молодежи стали настоящими мастерами своего дела. Победы Красной Армии дополнительно стимулировали производительность и качество труда, а с конца 1942 г. стало улучшаться и продовольственное снабжение. В Германии же всеобщая трудовая повинность была введена в 1943 г., а новые машины по-прежнему рассчитывались под высококвалифицированных немецких рабочих, многие из которых давно уже были призваны в вермахт или фольксштурм. Положение ухудшалось плохими вестями с фронтов, сокращающейся продовольственной нормой и постоянными бомбежками англоамериканской авиации.).

САУ ЗСУ-37
САУ ЗСУ-37

Наконец, отдельного разговора заслуживает тема оснащения войск зенитными самоходными установками (ЗСУ). Здесь однозначно надо признать правильную с самого начала войны позицию руководителей вермахта и министерства вооружений Германии. Уже с польской кампании 1939 г. мобильные ударные группы вермахта оснащались зенитными автоматами на шасси полугусеничных транспортеров. Даже такие ЗСУ наносили весьма существенный урон польским (а после французским, английским и т. д.) бомбардировщикам. В дальнейшем в Германии были разработаны ЗСУ на танковых шасси, наибольшей популярностью из которых пользовалась база Pz Kpfw IV: на ее основе выпускались ЗСУ FlaK Pz IV, Ostwind, Wirbelwind. Некоторое количество зенитных самоходок было выпущено на базе Pz Kpfw 38(t). Известны факты переделки трофейных Т-34 в ЗСУ. Что же касается Красной Армии, то защищенность ее мобильных соединений на марше от ударов с воздуха следует признать крайне неудовлетворительной. По штату, роль средств ПВО в них выполняли буксируемые 37-мм зенитные автоматы 61-К. В местах сосредоточения войск Красной Армии они были эффективным оружием против вражеских пикировщиков Stuka Ju.87 и различного рода низковысотных немецких штурмовиков, однако ничем не могли помочь на марше. Это отлично осознавалось в армейском руководстве всех уровней и в качестве хоть какого-то средства использовались вариации на тему "автомобиль" (ГАЗ-ААА, ЗиС-6, "Студебеккер") + "зенитка" (счетверенный "Максим", автоматы калибра 25 и 37 мм). При охране войск на марше по хорошим дорогам они неплохо справлялись со своей задачей, но их проходимость оставляла желать много лучшего, они были уязвимы даже для ружейного огня и для более-менее точной стрельбы все-таки приходилось применять поддомкрачивание автомобиля-носителя. Значительной помощью были поставляемые из США ЗСУ М17 на базе легкобронированного полугусеничного транспортера, вооруженные четырьмя 12.7-мм пулеметами. Однако их было мало, да и дальность эффективного огня пулеметов оставляла желать лучшего. Поэтому в 1944 г. была разработана специализированная ЗСУ на шасси СУ-76. Вместо боевой рубки в задней ее части была размещена просторная башня кругового вращения с установленным в ней 37-мм автоматом 61-К. Ввиду большого объема башни в ней удалось разместить радиостанцию, прицел с дальномером и большой возимый боекомплект к орудию. Эта машина, получившая индекс ЗСУ-37, была поставлена на производство и до конца войны было выпущено 70 самоходок.

Необходимо сказать, что по ходу войны советские конструкторы разработали довольно большое число опытных САУ, которые не строились серийно или послужили прототипами для послевоенных серийных машин. В список этих машин можно занести вариант дальнейшего развития СУ-76М, вооруженный 85-мм орудием и оснащенный 90-мм лобовой броней; самоходку ЭСУ-100 с электротрансмиссией на базе серийной СУ-100; САУ "Уралмаш-1" с задним расположением боевого отделения и рекордной бронезащитой на специальном шасси с использованием агрегатов танка Т-44 и многие другие интересные конструкции.

Подводя итоги, обязательно надо отметить тот факт, что Красная Армия, не имевшая в начале войны ни одной серийной самоходки, закончила ее с большим числом (свыше 10000 машин) САУ различных типов и назначения. Начиная с переломного сражения на Курской Дуге, советские самоходки прошли весь трудный путь войны до Берлина и Праги. Они внесли значительный вклад в общую для всех родов войск победу над вермахтом. В этом была заслуга абсолютно всех, кто прямо или косвенно имел отношение к советской самоходной артиллерии: экипажей самоходок, конструкторов, рабочих, ремонтников и этот список можно еще и еще продолжать. Многие из них были удостоены правительственных наград и денежных премий. Особо надо отметить ... непрямой вклад немецких конструкторов в становление советской самоходной артиллерии - ведь именно в жесточайшем противоборстве с "Тиграми", "Пантерами", "Элефантами" и другой вражеской техникой советские инженеры создавали свой, достойный ответ грозным немецким машинам. Однако, по мнению автора, было бы неправомерно ставить вопрос о том, чья или какая конкретно САУ была лучшей во Второй Мировой Войне. Эффективность применения машины, помимо заявленных ТТХ, определяется выучкой и опытом экипажа, командира части, качеством оптики, связи и многими другими факторами вплоть до погоды в день проведения боевой операции. Естественно, что подобрать примеры, где все это было бы уравнено, просто невозможно. Сравнивать же только по "чистым" ТТХ тоже не совсем правильно - многие параметры в СССР и Германии определялись по разным методикам (например, бронепробиваемость), что вынуждает приводить показатели к единому стандарту, который у каждого может оказаться своим. Более того, целью сравнения является выявление сильнейшего, а на практике все может оказаться совсем по-другому - известны случаи, когда побеждал на два порядка слабый по классу. Например, скромные по своим характеристикам StuG III весьма неплохо подбивали ИС-2, а в Курском сражении экипаж одного Т-70 сумел даже сжечь "Элефант"! И советские, и немецкие САУ в своих классах могли считаться одними из лучших: это можно сказать про тяжелые ИСУ-152 и "Элефант", средние СУ-100 и "Ягдпантеру", легкие СУ-76М и "Хетцер". Поэтому создание такой первоклассной советской техники и оснащение ею войск в крайне нелегких условиях войны следует безоговорочно признать подвигом советских конструкторов, технологов, инженеров и рабочих, который был весомым вкладом в великую Победу народов Советского Союза и стран антигитлеровской коалиции над нацистской Германией и ее союзниками.

 
Характеристика ЗиС-30 БМ-8-24 СУ-76
СУ-76М
СУ-76И СУ-122 СУ-152 СУ-85
СУ-85М
СУ-100 ИСУ-152
ИСУ-122
ИСУ-122С
ЗСУ-37
 Год разработки 1941 1941 1942
1943
1943 1943 1943 1943
1944
1944 1943
1944
1944
1944
 Боевая масса, т 3.8 - 4.2 5.6 - 6.0 10.6 22.5 30.9 45.5 29.6
31
31.6 46.0 11.5
 Назначение ПТ РСЗО ПП ПП ШО ПТ/ШО ПТ ПТ ПТ/ШО ПВО
 Экипаж, чел 4 2 4 4 5 5 4 4 5 6
Базовое шасси
  Тип Арт. тягач Танк Танк (мод.) Танк Танк Танк Танк Танк Танк САУ
  Модель Т-20 Т-60 Т-70М Pz Kpfw III Т-34 КВ-1С Т-34 Т-34-85 ИС-1 СУ-76М
Бронирование, мм
  Лоб корпуса (рубки) 10 35 35 (25) 50 45 75 45
70
70 90 35 (15)
  Борт 6 15 15 30 45 60 45 45 60 15
Вооружение
  Тип ЗиС-2 РС-82 ЗиС-3 Ф-34 М-30 МЛ-20 Д5-С Д10-С МЛ-20
А-19
Д25-С
61-К
  Калибр, мм 57 82 76.2 76.2 122 152.4 85 100 152.4
122
122
37
  Боезапас - 24 60 98 40 20 48
60
34 20
30
30
290
  Доп. пулемет 7.62-мм ДТ - - - - - - - 12.7-мм ДШК -
Двигатель
  Тип КР6 КР6 2 x КР6 КV12 ДV12 ДV12 ДV12 ДV12 ДV12 2 x КР6
  Марка ГАЗ-АА ГАЗ-22 2 x ГАЗ-202
ГАЗ-203
Maybach HL-120 TRM В-2-34 В-2К В-2-34
В-2-34М
В-2-34М В-2ИС ГАЗ-203
  Мощность, л. с. 50 70 2 x 70
2 x 85
300 500 600 500
520
520 520 2 x 70
 Скорость максимальная, км/ч 47.5 45 45 40 55 43 55 50 35 45
 Запас хода, км 152 450 270 175 150 165 150 140 145 190
Габариты корпуса, мм
  Длина 3450 4100 4966 5380 6100 6750 5920 5920 6770 5250
  Ширина 1859 2392 2715 2910 3000 3250 3000 3000 3070 2745
  Высота 2230 1800 2100 2380 2235 2450 2300
2245
2245 2485 2180
Средства связи
  Радиостанция - - 12РТ-3, 9Р 9Р, 10РК 10Р 9Р, 9РС 9Р, 9РС 10Р, 10РК 12РТ, 9РМ
  Перегов. уст-во - ТПУ-3 ТПУ-3 ТПУ-3Ф ТПУ-3-БисФ ТПУ-4-БисФ ТПУ-3-БисФ ТПУ-3-БисФ ТПУ-4-БисФ ТПУ-3Ф
 Выпущено к 1.05.45 ок. 100 ? 360
13932
ок. 1200 638 620 2329
315
2495 4030 70
Сокращения и обозначения:
ПТ - противотанковая;
РСЗО - реактивная система залпового огня;
ПП - поддержка пехоты;
ШО - штурмовое орудие;
ПВО - противовоздушной обороны;
КР6 - карбюраторный рядный 6-цилиндровый
КV12 - карбюраторный V-образный 12-цилиндровый
ДV12 - дизельный V-образный 12-цилиндровый
Ссылки и источники информации 
Главная страница В начало


Надежный и долговечный аппарат - e2 classic r410.