armor.kiev.ua / Tanks / WWII / is3
 

Тяжелый танк ИС-3

М.Барятинский, М.Коломиец, А.Кощавцев

(Советские тяжелые послевоенные танки. Бронеколлекция №3(6) 1996)

Материал предоставлен: Alex Lee

Иллюстрации к статье 
Тяжелые танки ИС-3 на Красной Площади. 1 мая 1949 года. Первый серийный танк ИС-3 во дворе Челябинского Кировского завода. Фото из коллекции М. Коломийца Тяжелый танк ИС-3, вид сзади Постановка боевой задачи перед учениями. Ленинградский военный округ, 1947 год. Фото РГ АКФД Танк ИС-3 после устранения конструктивных недостатков. Фото из коллекции Г.Петрова Учения одной из танковых частей. Фото РГ АКФД ИС-3М ИС-3М ИС-3 на Шарлоттенбургском шоссе. Берлин, 7 сентября 1945 года. Фото из коллекции Г.Петрова Cамоходно-артиллерийская установка - объект 704. Фото из коллекции Г.Петрова Cамоходно-артиллерийская установка - объект 704. Фото из коллекции Г.Петрова Корпус танка ИС-3М Башня танка ИС-ЗМ Боевое отделение танка ИС-ЗМ Тяжелый танк ИС-3. Парад в Одессе, 7 ноября 1948 года. Тяжелый танк ИС-3. 4-я египетская танковая дивизия. Парад в честь Дня независимости в Каире, 23 июня 1956 года. Тяжелый танк ИС-3М. Советско-китайская граница, 1972 год. ИС-3 и ИС-3М. Рис. М.Петровского
 

Создание проекта нового тяжелого танка под условным названием "Кировец-1" началось в конце лета 1944 года и имело свою предысторию.

Группа научных сотрудников Военной академии механизации и моторизации имени И.В.Сталина (ВАММ), возглавляемая инженер-полковником А.Завьяловым, изучила на местах танковых боев Курской битвы характер повреждений, вызванных попаданиями снарядов в танки. Выяснилось, что не все части башни и корпуса поражаются одинаково. Наиболее высокой вероятность поражения была у лобовых частей башни и корпуса, при этом число попаданий в башню было наибольшим. Ответом на результаты этих исследований и стал проект нового танка.

Все проектные работы велись в условиях жесткого соревнования между двумя конструкторскими коллективами - Опытного завода № 100, организованного в марте 1942 года и возглавляемого Ж.Я.Котиным и А.С.Ермолаевым, стремившегося подтвердить свое лидерство в разработке тяжелых танков, и конструкторского бюро Челябинского Кировского завода, возглавляемого Н.Л.Духовым и М.Ф.Балжи, надеявшегося показать свою зрелость и самостоятельность.

Главной особенностью проекта, предложенного серийным заводом, была оригинальная приплюснутая башня со 122-мм пушкой Д-25, разработанная конструктором Г.В.Крученых. Большие углы наклона броневых стенок башни способствовали рикошету бронебойных снарядов, а удачная внутренняя компоновка обеспечивала минимальные ее размеры, что позволило без излишнего утяжеления машины повысить толщину лобовой брони до 250 мм, против 100 мм на тяжелом танке ИС-2.

Узнав о том, что на ЧКЗ создается новый танк, Ж.Я.Котин немедленно подготовил свой вариант, базировавшийся на разработках Опытного завода по опытным объектам 244, 245 и 248. У этого варианта сразу бросалась в глаза необычная форма носовой части корпуса.

Дело в том, что практически на всех танках того периода верхняя лобовая часть как сварных, так и литых корпусов представляла собой поверхность, поставленную перпендикулярно продольной плоскости или же под небольшим углом к вертикали. Такая форма была необходима, пока в передней части танка сидели два человека. С исключением из экипажа стрелка-радиста, когда впереди остался один водитель, к тому же посаженный по центру, появилась возможность срезать углы на лобовой плите. Так, на ИС-2 в литой лобовой детали возникли "скулы". При этом стало возможным не только снизить массу корпуса, но и значительно повысить стойкость броневых деталей в случае обстрела танка спереди. Конструкторы Опытного завода Г.Н.Москвин и В.И.Таротько предложили составить всю верхнюю лобовую часть корпуса из двух соединенных и сильно наклоненных к вертикальной плоскости броневых листов, повернутых в плане под большим углом. Сверху эти листы накрывались треугольной крышей, наклоненной к горизонту под углом 7°. В этой крыше прямо над головой механика-водителя имелся люк, через который он мог садиться в танк и покидать его. Такой двухскатный нос получил у конструкторов название "нос с горбинкой" (впрочем, больше прижилось название "щучий нос").

Переход к полностью сварному корпусу с исключением крупных литых деталей объяснялся, с одной стороны, достижениями сварщиков во главе с академиком Е.О.Патоном, с другой - возможностями литейного производства, которое было полностью загружено изготовлением литых башен для танков ИС.

На рассмотрение наркому танковой промышленности В.А.Малышеву были представлены два самостоятельных проекта, два варианта одного танка. Первый представляли директор ЧКЗ И.М.Зальцман и главный конструктор Н.Л.Духов, второй - директор и главный конструктор Опытного завода Ж.Я.Котин. Рассмотрев проекты, В.А.Малышев принял компромиссное решение: взять форму носовой части корпуса от одного проекта, а башню от другого. Масса же должна была остаться такой же, как у ИС-2.

Так родилась новая модель танка прорыва - плод совместных усилий двух кировских конструкторских коллективов, разделить которые в принципе невозможно. До образования Опытного завода основной состав конструкторов работал в штате и на территории ЧКЗ и лишь позднее был частично переоформлен на Опытный завод. Однако и этот состав в большинстве своем находился и работал на основном заводе, продолжая выполнять проектные и производственные задачи на ЧКЗ.

В рабочем календаре директора ЧКЗ И.М.Зальцмана там, где он помечал выполнение графика работ, новая машина шла под именем "Победа". Но как ни хотелось ему дать "своей" машине громкое имя, танк пошел в серию под уже привычным названием ИС-3. Единственно, чего добился серийный завод, так это того, что объектовый номер танку был присвоен по Челябинскому Кировскому заводу - объект 703.

В последних числах октября 1944 года первый образец объекта 703 вышел из ворот завода и подвергся ходовым испытаниям на Бродокалмакском тракте. После завершения заводских танк отправили на подмосковный полигон для прохождения войсковых испытаний. В декабре его осмотрел заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками Красной Армии маршал бронетанковых войск П.А.Ротмистров. Он обошел машину со всех сторон, поднялся наверх, влез внутрь танка, сел на сиденье механика-водителя и, выслушав подробный доклад ведущего инженера машины М.Ф.Балжи, сказал:

- Вот такая машина нужна армии!

После войсковых испытаний объект 703 представили Г.К.Жукову и А.М.Василевскому. Маршалы доложили о новой машине И.В.Сталину, который и подписал решение ГКО о приеме танка на вооружение Красной Армии и производстве его на Челябинском Кировском заводе.

Тяжелый танк ИС-3 (объект 703) имел весьма совершенные для своего времени формы корпуса и башни с большими толщинами броневых листов. Лобовые листы корпуса были установлены в форме "щучьего носа" с двойным наклоном под большим углом к вертикали. Верхней части борта был придан обратный наклон, чтобы уместить широкий погон башни. Наклонные бронелисты в стыке бортов и днища позволили сократить общую площадь поверхности корпуса и за счет сэкономленного веса усилить бронезащиту. Кормовой лист корпуса для удобства доступа к агрегатам силовой передачи сделали откидным. Механик-водитель размещался впереди по оси машины. Над его сиденьем имелся люк с отодвигающейся в сторону крышкой, в которой устанавливался смотровой прибор. Перед открыванием люка его необходимо было снимать. За сиденьем водителя, в днище, размещался запасной люк.

Литая башня имела приплюснутую сферическую форму. В крыше башни находился большой овальный люк, закрываемый двумя крышками. В правой крышке ставился смотровой прибор заряжающего - МК-4, в левой располагался командирский люк наблюдения, закрытый круглой вращающейся крышкой, в которой был смонтирован смотровой прибор командира ТПК-1. Этот прибор предназначался для наблюдения за местностью, определения дальности до цели, для целеуказания и корректировки артогня. Развитой командирской башенки танк не имел. Еще один прибор МК-4, для наводчика, устанавливался в верхней части башни, слева по ходу.

Механизм поворота башни - планетарный, с ручным и электрическим бесступенчатыми приводами. Электропривод был оборудован системой командирского управления, командир мог, удерживая цель в поле зрения своего смотрового прибора, нажать на кнопку, установленную на приборе, и повернуть башню в заданном направлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня останавливалась. Максимальная скорость поворота башни составляла 12 град./с.

122-мм танковая пушка Д-25Т обр.1943 г. с длиной ствола 48 калибров и спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ были установлены в литой маске. Пушка снабжалась двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Начальная скорость бронебойного снаряда равнялась 781 м/с. Прицельная дальность стрельбы с помощью телескопического прицела ТШ-17 составляла 5000 м, а с помощью бокового уровня - 15 000 м. Скорострельность 2-3 выстр./мин.

На крыше башни на турели находился зенитный 12,7-мм пулемет ДШК.

Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельного заряжания, в том числе: 18 с осколочно-фугасными снарядами и 10 с бронебойными. Следует отметить, что для облегчения работы заряжающего укладки, предназначенные для размещения бронебойных снарядов, окрашивались в черный цвет, а остальные - в серо-стальной.

Боекомплект для пулемета ДТ состоял из 945 патронов, снаряженных в 15 магазинов, а для пулемета ДШК - из 5 лент по 50 патронов, каждая из которых укладывалась в отдельную коробку. Одна коробка устанавливалась на пулемет, остальные размещались в боевом отделении.

Двенадцатицилиндровый четырехтактный V-образный дизельный двигатель В-11-ИС-3 жидкостного охлаждения с рабочим объемом 38 880 см3 и максимальной мощностью 520 л.с. (382,5 кВт) при 2200 об/мин был установлен на кронштейнах, приваренных к бортовым листам корпуса.

В топливную систему танка входили четыре внутренних коробчатых металлических сварных бака общей емкостью 450 л, расположенных по два справа и слева от двигателя, как правая и левая группы. Четыре наружных цилиндрических бака емкостью по 90 л каждый крепились на наклонных листах корпуса по бортам кормовой части и были подключены к внутренним. Баки имели механические приспособления для сброса, состоящие из защелок с тросовым управлением. Рукоятки сброса устанавливались по бортам задней части боевого отделения.

На танке имелись воздухоочистители типа "Мультициклон".

Система охлаждения - жидкостная, закрытая, с принудительной циркуляцией. В систему встроен котел для подогрева охлаждающей жидкости зимой с помощью паяльной лампы.

Запуск двигателя осуществлялся электростартером СТ-700 или сжатым воздухом из двух баллонов емкостью 5 л каждый, расположенных под верхними наклонными листами лобовой части корпуса. Инерционный стартер отсутствовал.

Силовая передача-механическая. Главный фрикцион - многодисковый, сухой, сталь по асбобакелиту. Коробка передач (КП) - восьмискоростная, с демультипликатором. Планетарные механизмы поворота - двухступенчатые, располагались на концах главного вала КП. Блокировочные фрикционы ПМП - многодисковые, сухие, сталь по стали. Тормоза плавающие, ленточные, чугун по стали. Бортовые передачи - понижающие редукторы с простым шестеренчатым и планетарным рядом.

Ведущие колеса имели съемные венцы с 14 зубьями. Направляющее колесо было взаимозаменяемым с опорными катками. Механизм натяжения гусениц- винтовой, кривошипный.

На каждом борту имелось по 6 сдвоенных опорных и 3 поддерживающих катка. Подвеска катков - индивидуальная, торсионная.

Гусеница- мелкозвенчатая, цевочного зацепления. Номинальное число траков в каждой гусенице - 86, минимальное - 79. Соединение траков - открытым шарниром. Шаг трака-160 мм,

ширина - 650 мм. Трак представлял собой отливку или фасонную штамповку.

Система электрооборудования - однопроводная, 24-вольтовая. Имелись генератор мощностью 1500 Вт и четыре аккумуляторные батареи.

На танке устанавливалась радиостанция 10-РК-26 и танковое переговорное устройство ТПУ-4бисФ.

Первая опытная партия тяжелых танков ИС-3 покинула заводские цеха в мае 1945 года. В боевых действиях Великой Отечественной войны они участия не принимали. По некоторым данным, ИС-3 применялись при разгроме японской Квантунской армии в августе 1945 года. 7 сентября 1945 года в Берлине состоялся парад союзных войск в честь окончания второй мировой войны. Парад принимали Главнокомандующий советскими оккупационными войсками маршал Г.К.Жуков, командующий 3-й американской армией генерал Джордж Паттон, английский генерал Робертсон и французский Кениг. Кроме того, присутствовало большое количество высших чинов, как советских, так и союзных войск. Парад открыли пешие колонны: перед генеральской трибуной промаршировали пехотинцы из 9-го стрелкового корпуса 5-й советской ударной армии, за ними шли солдаты из 2-й французской пехотной дивизии, альпийские стрелки и зуавы, блеснула выправкой 131-я английская пехотная бригада. Замыкала пеший строй тысяча парашютистов из 82-й американской воздушно-десантной дивизии. После короткого перерыва к зрителям приблизилась механизированная колонна, которую открывали 32 легких танка М24 "Генерал Чаффи" и 16 бронеавтомобилей М8 из американского 705-го танкового батальона, за ними шли танки и бронетранспортеры французской 1-й танковой дивизии. Англичане выставили на парад 24 танка "Комета" и 30 бронеавтомобилей 7-й танковой дивизии. И, наконец, в заключение парада по Шарлоттенбургскому шоссе прошли 52 танка ИС-3. Сводный танковый полк был сформирован на базе 71-го гвардейского тяжелого танкового полка 2-й гвардейской танковой армии. Новые советские тяжелые танки произвели сильное впечатление на наших западных союзников.

Впервые на параде в Москве новые танки были показаны 7 ноября 1946 года.

Танк ИС-3 находился в серийном производстве до середины 1946 года (в 1945 году какое-то время вместе с ИС-2). Всего было выпущено 2311 танков. Стоимость одной машины в ценах тех лет составляла 350 000 рублей. ИС-3 поступали на вооружение тяжелых танкосамоходных полков Советской Армии.

Однако уже в самом начале их эксплуатации в войсках выявился целый ряд недостатков, ставших следствием ряда конструктивных просчетов и ошибок, допущенных при его проектировании. Поэтому уже в 1946 году создали комиссию по анализу дефектов ИС-3, к которым относились выход из строя двигателя, коробки передач, элементов бронекорпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения и др. В 1948-1952 годах все танки ИС-3 были подвергнуты модернизации и переделкам по программе УКН (устранение конструктивных недостатков). Были усилены кронштейны крепления двигателя, изменено крепление КП, усилен подбашенный лист, усовершенствована конструкция главного фрикциона, улучшены уплотнения бортовых передач и опорных катков. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установлен электрический. Радиостанция 10-РК заменена на 10-РТ. Масса танка при этом возросла до 48,8 т.

Несмотря на значительный объем переделок и высокую стоимость работ, программа УКН для одного танка стоила 260000 рублей - танки так и не были доведены до необходимого уровня требований эксплуатации.

В конце 50-х годов танк подвергся дополнительной модернизации и стал именоваться ИС-ЗМ. Целью модернизации было подтягивание его до уровня боевых машин того периода и максимально возможная унификация узлов и агрегатов с более современными танками.

При модернизации в конструкцию танка были внесены следующие изменения и дополнения:

- увеличена жесткость корпуса путем введения планок в кормовой лист и раскосов в днище, в днище под КП вырезано отверстие и закрыто крышкой, приваренной внакладку, для увеличения зазора между КП и днищем;

- пулемет ДШК заменен на модернизированный ДШ КМ, а пулемет ДТ- на ДТМ;

- уплотнен вращающийся колпак командирского люка;

- установлен прибор ночного видения ТВН-2 механика-водителя;

- вместо В-11-ИС-3 установлен двигатель В-54К-ИС максимальной мощностью 520 л.с. при 2000 об./мин. Воздухоочистители типа "Мультициклон" заменены на ВТИ-2 с двумя степенями очистки и эжекционным удалением пыли из первой ступени. В системе смазки смонтирован новый масляный бак с теплообменником и пеногасителем. В систему охлаждения встроен подогреватель НИКС-1 с электроприводом; на корме предусмотрено крепление двух 200-литровых бочек с топливом;

- усилены подшипниковые узлы опорных катков и направляющих колес, изменены сальниковые уплотнения;

- в систему электрооборудования введена двухпроводная цепь дежурного освещения. На корме смонтирована штепсельная розетка внешнего запуска. На части танков снята система командирского управления. Контрольно-измерительные приборы непосредственного действия заменены электрическими;

-установлены радиостанции Р-113 и танковые переговорные устройства Р-120.

Следует подчеркнуть, что модернизация в значительной степени повысила надежность танка. Однако век его уже был отмерен. После модернизации танки направлялись в парки, где ставились на долговременное хранение.

На экспорт ИС-3 почти не поставлялись. В 1946 году два танка передали Польше для ознакомления с конструкцией и подготовки инструкторов. По-видимому, предполагалось принятие его на вооружение Войска Польского. В 50-х годах обе машины несколько раз участвовали в военных парадах. Впоследствии до начала 70-х годов одна машина находилась в Военно-технической академии в Варшаве, а затем использовалась в качестве мишени на одном из полигонов. Второму ИС-3 повезло больше - его передали в Высшую офицерскую школу танковых войск имени С.Чарнецкого, в музее которой он хранится до сих пор.

В 1950 году один танк ИС-3 с подобной же ознакомительно-испытательной целью был передан Чехословакии.

Значительно больше танков ИС-3 отправили в КНДР (по-видимому, уже после окончания корейской войны). В 60-е годы в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку тяжелых танков.

Египетская армия получила первые танки ИС-3 в конце 50-х годов. 23 июля 1956 года они приняли участие в параде в честь "Дня независимости" в Каире. Большинство же из 100 ИС-3 и ИС-ЗМ, поставленных Египту, прибыли в эту страну в 1962-1967 годах.

5 июня 1967 года израильские войска перешли в наступление на Синайском полуострове - началась война, получившая название "шестидневной". Решающую роль в операциях на сухопутном фронте играли танковые и механизированные соединения, основу парка которых с израильской стороны составляли американские танки М48А2 с 90-мм пушками, английские "Центурион" Мк5 и Мк7, модернизированные в Израиле путем установки 105-мм пушки, а также модернизированные танки М4 "Шерман" с французскими 105-мм пушками.

С египетской стороны им противостояли танки советского производства Т-34-85, Т-54, Т-55 и ИС-3. Последние, в частности, имелись в составе 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан-Юнис - Рафах. Еще 60 ИС-3 имела 125-я танковая бригада, позиции которой находились близ Эль-Кунтиллы.

Тяжелые танки советского производства (как, впрочем, и все остальные) могли стать серьезным противником для израильтян. Однако этого не произошло, хотя несколько М48 было ими подбито. В условиях высокоманевренного боя ИС-3 проигрывали более современным танкам израильтян. Сказывались малый темп огня, ограниченный боекомплект и безнадежно устаревшая система управления огнем (для сравнения - на М48А2 стоял оптический прицел-дальномер и двухплоскостной стабилизатор наведения). Плохо приспособленными для работы в жарком климате были и двигатели ИС-3.

Но самое главное - боевая подготовка египетских танкистов была несравненно ниже, чем израильских. Сказывался низкий общеобразовательный уровень основной массы личного состава, затруднявший освоение боевой техники. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявивших необходимой стойкости и упорства.

Последнее обстоятельство хорошо иллюстрирует уникальный с точки зрения танкового боя, но типичный для "шестидневной" войны эпизод. Один ИС-ЗМ был подбит в районе Рафаха ручной гранатой, случайно влетевшей в... открытый башенный люк. Египетские танкисты шли в бой с открытыми люками, чтобы иметь возможность быстрее покинуть танк в случае его поражения. Солдаты 125-й танковой бригады, отступая, просто бросили свои танки, в том числе и ИС-ЗМ, которые достались израильтянам в совершенно исправном состоянии. В итоге египетская армия потеряла 73 танка ИС-3 и ИС-ЗМ. К 1973 году она располагала лишь одним танковым полком на этих боевых машинах. Данных о его участии в боевых действиях нет.

Армия обороны Израиля использовала захваченные ИС-ЗМ до начала 70-х годов. При этом изношенные двигатели В-54К-ИС заменялись на В-54 от трофейных танков Т-54А. Одновременно от последних заимствовали и крышу моторно-трансмиссионного отделения. К арабо-израильской войне 1973 года большинство ИС-ЗМ было установлено в качестве неподвижных огневых точек, вкопанных в землю вдоль Суэцкого канала на так называемой "Линии Бар Лева". В ходе боевых действий никакой существенной роли они не сыграли и вновь попали в руки египтян.

Этим исчерпывается единственный полноценный эпизод боевого применения в судьбе тяжелого танка ИС-3.

Рассказ об ИС-3 был бы неполным без упоминания о самоходной установке ИСУ-152 образца 1945 года (объект 704), созданной на его базе. В этой машине общему для рубки и корпуса лобовому листу толщиной 120 мм был придан большой угол наклона. Механик-водитель располагался в боевой рубке слева и вел наблюдение через перископический смотровой прибор, установленный в крыше рубки. Командир вел круговой обзор с помощью прибора МК-4, закрепленного во вращающейся крышке люка. Экипаж состоял из 5 человек.

Полевая пушка-гаубица МЛ-20СМ обр.1944 г. была смонтирована в броневой маске на лобовом листе рубки. Горизонтальный угол наведения составлял 11°, угол возвышения +18°, склонения - 1° 40'. В боекомплект входили 20 выстрелов раздельного заряжания. Для стрельбы прямой наводкой имелся телескопический прицел ТШ, а с закрытых позиций - панорама. Специальная система целеуказания связывала командира с наводчиком и механиком-водителем. С пушкой-гаубицей был спарен крупнокалиберный пулемет ДШК. Второй пулемет ДШК (зенитный) устанавливался на турели люка заряжающего,

Двигатель В-2ИС мощностью 520 л.с. позволял боевой машине массой 47,3 т двигаться с максимальной скоростью 40 км/ч. Претерпели изменения форма и емкости топливных баков. Силовая передача, ходовая часть, электрооборудование и средства связи были заимствованы у танка ИС-3.

САУ отличалась от других машин этого класса главным образом мощной броневой защитой, полученной из-за больших углов наклона броневых листов и необычного размещения механика-водителя. Однако большой угол наклона стенок рубки, значительная величина отката ствола пушки-гаубицы (до 900 мм) и совмещение отделения управления с боевым существенно сократили размеры последнего и затруднили работу экипажа. Размещение механика-водителя вверху привело к увеличению непросматриваемой зоны и ухудшению условий его работы из-за большой амплитуды колебаний. Эта машина была изготовлена в одном экземпляре и сейчас находится в Музее бронетанкового вооружения и техники в Кубинке.

Что же касается самого танка ИС-3, то по тактико-техническим характеристикам он превосходил своего предшественника - танк ИС-2. Весьма лестную оценку "третий" заслужил и за рубежом. По мнению западногерманского эксперта доктора Фон Зенгера унд Эттерлина, "рациональная конструкция носовой части корпуса и башни заслуживает самой высокой оценки. Кроме того, этот танк отличается весьма малой высотой. На 1956 год танк ИС-3 сохраняет за собой наилучшее для тяжелой машины сочетание боевых качеств".

Все это так, но перечисленные конструктивные недостатки отрицательно сказывались на боевых возможностях танка. Несмотря на осуществление двух программ модернизации, устранить их полностью так и не удалось.

На сегодняшний день сохранилось немало танков ИС-ЗМ, установленных как памятники или сохраняющихся в качестве музейных экспонатов. Их можно увидеть в подмосковной Кубинке, Киеве, Минске, Челябинске, Новороссийске, Павлодаре и многих других местах. Есть ИС-ЗМ в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США, в музеях Бельгии и Израиля. Что же касается танка ИС-3 в чистом, не модернизированном виде, то сохранился он, пожалуй, только в польском городе Познани, в музее Высшей офицерской школы танковых войск.

Главная страница В начало


САНТЕХНИКА унитазы.