armor.kiev.ua / Tanks / WWII / T34
 

Танк Т-34

Игорь Шмелев

(Техника и вооружение. — 1998. — № 11-12)

 

Великая отечественная война (Часть 2)

- Опытные танки Т-43, Т-34-100, КВ-13
- "Курская дуга": против "Тигров" и "Пантер"
- Т-34-85

Опытные танки Т-43, Т-34-100, КВ-13

Как правило, в конструкторских бюро после создания хорошей машины и постановки ее в производство обычно ведут работы в двух направлениях: улучшения образца текущего производства и создания новой машины, которая должна в более или менее отдаленном будущем заменить первую. Мы уже говорили, что в 1940 г. КБ ХПЗ начало работать над проектом нового танка (лучше сказать, что это был улучшенный вариант Т-34). Более того, еще до начала Великой Отечественной войны в КБ зародился проект, получивший обозначение Т-44. Предусматривалось при трех вариантах боевой массы - 36, 40 и 50 т вооружить эти танки 57, 76 или 107-мм пушками. С этим проектом был ознакомлен тогдашний нарком обороны К. Е. Ворошилов и одобрил его. Трудно сказать, было ли это первой проработкой будущего серийного танка Т-44, выпуск которого начался в конце 1944 г. Но еще в мае 1941 г. наркомат поручил ХПЗ изготовить к 15 октября два опытных образца Т-44 и испытать их в ноябре. Но с началом войны стало не до этого. К работе над Т-44 вернулись во второй половине 1942 г. Именно тогда, когда по постановлению ГКО от 5.06.1942 г. на Т-34 вводились такие усовершенствования, как командирская башенка и пятискоростная коробка передач. По-видимому было решено, что модернизацией Т-34 достигнуто все, что возможно. И вот в один из дней Верховный главнокомандующий позвонил А. А. Морозову и сказал, что теперь можно приступать к дальнейшим работам над новыми танками. И поторопил конструктора.

Тем временем в КБ происходило следующее. Когда были выполнены обязательства перед другими заводами, передана им необходимая техническая документация и когда успешно справились с задачами текущей модернизации Т-34, нашлось время и на новые разработки. Так появился Т-43 - средний танк с усиленной защитой. Проектирование его было закончено еще в июне 1942 г., но тогда заводу поручили срочно заняться улучшением основной машины. Теперь же можно было продолжить начатые работы.

В марте 1943 г. опытный образец прошел испытания. Новый танк в основном сохранил форму корпуса, двигатель, трансмиссию, ходовую часть и пушку своего предшественника. С Т-34 было унифицировано 78,5 % деталей. Основное отличие было в усилении бронирования до 75 мм в лобовых, бортовых и кормовых деталях корпуса, а башне -до 90 мм. Место механика-водителя и его люк размещались теперь справа. Лобовой пулемет отсутствовал. Экипаж танка состоял из четырех человек. Самое же главное, танк получил торсионную подвеску. Масса его возросла, что привело к снижению проходимости, запаса хода и максимальной скорости.

Мы уже говорили, что в 1942 г. появилась настоятельная необходимость вооружить наши танки более мощными пушками, и Т-43, не имевший никакого преимущества в этом плане перед Т-34, на вооружение принят не был, тем более, что освоение производства нового танка привело бы к резкому сокращению выпуска средних танков. К сказанному добавим, что некоторые работы с Т-43 продолжались еще и в 1944 году. Тогда была разработана новая башня с 85-мм пушкой (Т-43-85), что привело к дальнейшему увеличению массы и снижению маневренности танка.

В 1945 г. была предпринята неудавшаяся попытка вооружить Т-34 100-мм пушкой. Построили и испытали несколько образцов Т-34-100. В новой башне стояла пушка Д-10Т, позднее установленная на Т-54. Лобовой пулемет отсутствовал, что позволило ограничиться четырьмя членами экипажа. Стремясь не слишком увеличивать массу танка (она достигла 33 т), конструкторы пошли на некоторое уменьшение толщины брони днища и крыши корпуса и башни. Скорость составила 48 км/ч. Работа над Т-34-100 уже не имела смысла, ввиду окончания разработки нового танка Т-54.

Расскажем еще об одной попытке в самый разгар войны заменить основной танк Красной Армии. На этот раз инициатива исходила от руководства танкового КБ ЧКЗ. Известно, что детище этого КБ -тяжелый танк KB оказался недоработанным. Потребовалась срочная его модернизация с целью повысить надежность и маневренность. Результатом был облегченный вариант KB-1С. ЧКЗ же было приказано одновременно с выпуском тяжелых танков наладить выпуск Т-34. Тогда-то и родилась идея создать средний танк с параметрами тяжелого, т.е. при массе и вооружении среднего танка добиться защиты как у тяжелого. разработка этого танка под маркой KB-13 началась весной 1942 г. (ведущий конструктор Н. В. Цейц, а после его смерти летом того же года - Н. Ф. Шамшурин). Осенью 1942 г. были изготовлены три образца танка. Варианты различались вооружением (76,2-мм пушки Ф-32 или ЗИС-5, или 122-мм гаубица М-30) и ходовой частью. Машины были оснащены как и KB дизелем В-2К мощностью 600 л.с. Это позволяло при массе танка 31 т получить скорость движения до 55 км/ ч. Пять катков на борт (таких же, как и у KB) без обрезинки, торсионная подвеска и три поддерживающих ролика - такой была ходовая часть с вариациями ведущих и направляющих колес и типа гусениц от Т-34, либо КВ. Литая лобовая деталь корпуса позже была использована в тяжелом танке ИС-1. Пулемета в шаровой установке не было, стоял лишь фиксированный лобовой пулемет. Экипаж - всего три человека. Толщина брони (катанная на сварке): лоб корпуса - 120, борт - 75, корма - 65, башня - 85 мм.

Машина оказалась неудачной. Агрегаты силовой установки показали низкую надежность. Попытка снабдить армию "тяжелым" средним танком, слава Богу, не удалась. Можно лишь предполагать, каковы были бы ужасные последствия перехода в ходе войны к новому типу основного танка. Это была четвертая попытка "подкопа" под Т-34 (Т-34М, Т-50, Т-43 - другие три).

Не только исключительно технологичность, но и здравый смысл спасли тридцатьчетверку. Решение не менять тип основного танка оказалось совершенно правильным. Но модернизировать его по вооружению было совершенно необходимо и неизбежно. Конструктивный резерв это позволял.

"Курская дуга": против "Тигров" и "Пантер"

И вот пробил час. 5 июля 1943 года началась операция "Цитадель" (кодовое название долго ожидавшегося наступления немецкого вермахта на так называемом Курском выступе). Для советского командования она не стала неожиданностью. Мы хорошо подготовились к встречи противника. Курская битва осталась в истории как сражение до тех пор невиданных по количеству танковых масс.

Немецкое командование этой операцией надеялось вырвать инициативу из рук Красной Армии. Оно бросило в бой около 900 тысяч своих солдат, до 2770 танков и штурмовых орудий. С нашей стороны их ждали 1336 тысяч бойцов, 3444 танка и САУ. Эта битва стала поистине сражением новой техники, поскольку с той и с другой стороны были применены новые образцы авиационного, артиллерийского, бронетанкового вооружения. Именно тогда Т-34 впервые встретились в бою с немецкими средними танками Pz. V "Пантера".

На южном фасе Курского выступа в составе немецкой группы армий "Юг" наступала 10-я немецкая бригада, насчитывавшая 204 "Пантеры". В составе одной танковой и четырех моторизованных дивизий СС было 133 "Тигра".

На северном фасе выступа в группе армий "Центр" в составе 21-й танковой бригады имелось 45 "Тигров". Их усиливали 90 самоходных установок "Элефант", известных у нас под названием "Фердинанд". В обеих группировках насчитывалось 533 штурмовых орудия.

Штурмовыми орудиями в немецкой армии были полностью бронированные машины, по существу безбашенные танки на базе Pz. Ill (позже и на базе Pz. IV). Их 75-мм орудие, такое же как на танке PZ. IV ранних модификаций, имевшее ограниченный угол горизонтальной наводки, устанавливалось в лобовом листе рубки. Их задача - поддержка пехоты непосредственно в ее боевых порядках. Это было весьма ценная идея, тем более, что штурмовые орудия остались оружием артиллерии, т.е. ими управляли артиллеристы. В 1942 г. они получили длинноствольную 75-мм танковую пушку и все больше и больше использовались как противотанковое и, скажем прямо, весьма эффективное средство. В последние годы войны именно на них легла вся тяжесть борьбы с танками, хотя они сохранили свои и название, и организацию. По количеству выпущенных машин (в том числе и на базе PZ. IV) - более 10,5 тысяч - они превосходили самый массовый германский танк - PZ. IV.

С нашей стороны около 70 % танков составляли Т-34. Остальное тяжелые КВ-1, KB-1С, легкие Т-70, некоторое количество танков, полученных по ленд-лизу от союзников ("Шерманы", "Черчилли") и новые самоходные артиллерийские установки СУ-76, СУ-122, СУ-152, недавно начавшие поступать на вооружение. Именно двум последним выпала доля отличиться в борьбе с новыми немецкими тяжелыми танками. Тогда-то они и получили у наших солдат почетное прозвище "зверобои". Их, впрочем, было очень немного: так, к началу Курской битвы в двух тяжелых самоходных артиллерийских полках насчитывалось всего 24 СУ-152.

12 июля 1943 г. в районе поселка Прохоровка грянуло величайшее танковое сражение Второй мировой войны. В нем участвовало до 1200 танков и самоходных установок с обеих сторон. К исходу дня немецкая танковая группировка, состоявшая из лучших дивизий вермахта: "Великая Германия", "Адольф Гитлер", "Райх", "Мертвая голова", были разбиты и отступили. На поле остались догорать 400 машин. Больше на южном фасе враг не наступал.

Курская битва (Курская оборонительная: 5-23 июля. Орловская наступательная: 12 июля - 18 августа, Белгородско-Харьковская наступательная: 2-23 августа, операции) длилась 50 дней. В ней помимо тяжелых людских потерь враг потерял около 1500 танков и штурмовых орудий. Повернуть ход войны в свою пользу ему не удалось. Но и наши потери, в частности, в бронетанковой технике были велики. Они составили более 6 тысяч танков и СУ. Новые немецкие танки в бою оказались крепкими орешками, и поэтому "Пантера" заслуживает хотя бы краткого рассказа о себе.

Конечно, можно говорить о "детский болезнях", недоделках, слабых местах новой машины, но дело не в этом. Недоработки всегда остаются некоторое время и устраняются в ходе серийного производства. Вспомним, что такое же положение было сначала с нашей тридцатьчетверкой.

Мы уже говорили, что разработать новый средний танк по образцу Т-34 было поручено двум фирмам: "Даймлер-Бенц" (DB) и MAN. В мае 1942 г. они представили свои проекты. "DB" предложила танк даже внешне напоминавший Т-34 и с той же компоновкой: то есть моторно-трансмиссионное отделение и ведущее колесо заднего расположения, башня сдвинута вперед. Фирма предлагала даже установить дизель-мотор. Отличной от Т-34 была лишь ходовая часть - она состояла из 8 катков (на сторону) большого диаметра, расположенных в шахматном порядке с листовыми рессорами в качестве элемента подвески. Фирма MAN предложила традиционную немецкую компоновку, т.е. двигатель сзади, трансмиссия в передней части корпуса, башня - между ними. В ходовой части те же 8 больших катков в шахматном порядке, но уже с торсионной подвеской, к тому же двойной. Проект фирмы DB обещал более дешевую машину, более простую в изготовлении и обслуживании, однако при переднем расположении башни установить в ней новую длинноствольную пушку фирмы "Рейнметалл" не представлялось возможным. А первым требованием к нового танку была установка мощного вооружения - пушки с большой начальной скоростью бронебойного снаряда.

И, действительно, специальная танковая длинноствольная пушка KwK42L/70 была шедевром артиллерийского производства.

Бронирование корпуса сконструировано в подражание Т-34. Башня имела вращающийся вместе с ней полик. После выстрела перед открытием затвора полуавтоматической пушки ствол продувался сжатым воздухом. Гильза же падала в специально закрывающийся пенал, где из нее отсасывались пороховые газы. Таким способом устранялась загазованность боевого отделения. На "Пантере" устанавливался двухпоточный механизм передач и поворота. Гидроприводы облегчали управление танком. Шахматное расположение катков обеспечивало равномерное распределение веса на гусеницы. Катков много и половина из них, к тому же - двойные.

На Курской дуге в бой пошли "Пантеры" модификации Pz. VD с боевой массой 43 т. С августа 1943 г. выпускались танки модификации Pz. VA с улучшенной командирской башенкой, усиленной ходовой частью и увеличенной до 110-мм броней башни. С марта 1944 г. и до конца войны выпускалась модификация Pz. VG. На ней толщина верхней бортовой брони была увеличена до 50 мм, отсутствовал смотровой лючек механика-водителя в лобовом листе. Благодаря мощной пушке и отличным оптическим приборам (прицел, приборы наблюдения) "Пантера" могла успешно вести бой с танками противника на расстоянии 1500-2000 м. Это был лучший танк гитлеровского вермахта и грозный противник на поле боя. Часто пишут, что производство "Пантеры" было будто бы весьма трудоемким. Однако проверенные данные говорят, что по затрате человеко-часов на производство одной машины "Пантера" соответствовала в два раза более легкому танку Pz. IV. Всего было выпущено около 6000 "Пантер".

Тяжелый танк Pz. VIH - "Тигр" при боевой массе 57 т имел 100-мм лобовую броню и был вооружен 88-мм пушкой длиной ствола 56 калибров. По маневренности он уступал "Пантере", зато в бою являлся еще более грозным противником.

Т-34-85

В конце августа на танковый завод №112 прибыли нарком танкостроения В. А. Малышев, начальник ГБТУ маршал бронетанковых войск Я. Н. Федоренко и ответственные сотрудники наркомата вооружений. На совещании с руководителями завода Малышев сказал, победа в Курской битве досталась нам дорогой ценой. Неприятельские танки вели огонь по нашим с расстояния 1500

м., наши же 76-мм танковые пушки могли поразить "Тигров", "Пантер" на дистанции 500-600 м. "Образно выражаясь, - сказал нарком, - противник имеет руки в полтора километра, а мы всего в полкилометра. Нужно немедленно установить в Т-34 более мощную пушку."

Примерно в это же время аналогичная задача в отношении тяжелых танков КВ была поставлена перед конструкторами ЧКЗ.

Разработка танковых пушек калибра выше 76 мм, как мы уже говорили, началась в 1940 г. В 1942-1943 гг. над этим работали коллективы В. Г. Грабина и Ф. Ф. Петрова.

С июне 1943 г. Петров представил свою пушку Д-5, а Грабин С-53, ведущими конструкторами которой были Т. И. Сергеев и Г. И. Шабаров. Кроме, того для совместных испытаний были представлены пушки того же калибра: С-50 В. Д. Мешанинова, А. М. Волгевского и В. А. Тюрина и ЛБ-1 А. И. Савина. Была отобрана пушка С-53, но завершающих испытаний она не выдержала. В пушке С-53 были использованы конструктивные решения спроектированной еще до войны пушки Ф-30 для будущего тяжелого танка КВ-3. Пушка Д-5 доказала свои преимущества по сравнению с С-53. Но и ее установка в танке требовала больших переделок. А пока ее решено было установить под маркой Д-5С в новой самоходной установке СУ-85, выпуск которой начался на УЗТМ в августе 1943 г. На заводе №183 разрабатывали новую башню с уширенным погоном диаметром 1600 мм вместо прежних 1420. По первому варианту работы вели конструкторы под руководством В. В. Крылова, по второму - во главе с А. А. Молоштановым и М. А. На6утовским. Группе Молоштанова была предложена новая 85-мм пушка С-53. Однако для ее установки потребовались бы большие изменения в конструкции башни и даже корпуса. Это было признано нецелесообразным.

Летом 1943 г. на гороховецком полигоне под Горьким были испытаны Т-34 с установленной в штатной башне новой пушкой. Результаты были неудовлетворительными. Два человека в башне не могли успешно обслуживать пушку. Значительно уменьшился боекомплект. Для того, чтобы ускорить процесс увязки пушки, по инициативе В. А.Малышева группа Набутовского в октябре 1943 г. была отправлена в ЦАКБ. Набутовский явился к Малышеву, и тот распорядился организовать филиал Морозовского КБ на артиллерийском заводе при котором работало ЦАКБ Грабина. Совместная работа с Грабиным продолжалась недолго. Выяснилось, что под пушку С-53 потребуются большая по размерам башня и уширенный погон. Затем Набутовский направился к Ф. Ф. Петрову. Они вместе пришли к выводу, что его пушка нуждается в такой же переделке башни, что и пушка Грабина. На состоявшемся вскоре совещании, с участием наркома вооружения Д. Ф. Устинова, В. Г. Грабина, Ф. Ф. Петрова, было решено провести сравнительные испытания обеих пушек. По результатам испытаний оба артиллерийских конструкторских бюро создали новую пушку ЗИС-С-53, в которой были устранены недостатки "прародительских" систем. Пушка была испытана и показала отличные результаты (отметим, что работа по созданию новой пушки заняла всего лишь один месяц). Но башня под эту пушку подготовлена не была. Группа Крылова на заводе №112 сконструировала литую башню с погоном 1600 мм под пушку С-53. Однако группа бронирования, руководимая А. Окуневым, установила, что в новой башне ограничен угол вертикальной наводки пушки. Нужно было либо изменить конструкцию башни, либо взять другую пушку.

Грабин же, человек честолюбивый и нетерпеливый, решил "натянуть нос" танкистам, опередив их. Для этого он добился того, чтобы завод №112 выделил ему один из серийных танков Т-34, на котором переделали переднюю часть башни и кое-как впихнули туда новую пушку. Не долго думая, Грабин передал Д. Ф. Устинову и В. А. Малышеву свой проект на утверждение, в соответствии с которым завод №112 должен был начать выпуск опытных образцов модернизированного танка. Однако многие специалисты Научно-танкового комитета (НТК) и Наркомата вооружений законно усомнились в достоинствах "грабинского проекта". Малышев срочно приказал Набутовскому с группой вылететь на завод №112 и разобраться в этом деле. И вот Набутовский на специальном совещании в присутствии Д. Ф. Устинова, Я. Н. Федоренко и В. Г. Грабина подвергают идею последнего уничтожающей критике. "Конечно, - замечает он, -было бы весьма заманчиво поместить новую пушку в танк без существенных переделок. Решение это простое, но абсолютно неприемлемое по той причине, что при такой установке пушки крепление ее окажется слабым, возникнет большой неуравновешенный момент. Кроме того, это создает тесноту в боевом отделении и существенно усложнит работу экипажа. Более того, при попадании снарядов в лобовую броню, пушка вывалится". Набутовский заявил даже, что, приняв этот проект, мы подведем армию. Наступившие молчание нарушил Грабин. "Я - не танкист, - сказал он, - и не могу учесть всего. А для осуществления вашего проекта потребуется много времени, снижение производства". Устинов спросил, сколько времени надо, чтобы представить проект КБ завода №183 на утверждение данного совещания. Набутовский попросил неделю, директор завода №112 К. Э. Рубинчик любезно предоставил ему все свое КБ. Устинов же назначил следующую встречу через три дня. На помощь прибыл А. А. Молоштанов и после трех дней круглосуточной работы техническая документация была готова.

В декабре сормовичи послали два танка с новыми башнями на московский артиллерийский завод, где в них и установили пушки ЗИС-С-53. И после успешных испытаний 15 декабря ГКО принял на вооружение модернизированный танк Т-34-85. Однако дальнейшие испытания выявили ряд недоработок в конструкции пушки.

А время не ждало. Командование Красной Армии планировало на следующий год грандиозные наступательные операции, и новые, лучше вооруженные танки должны были играть в них важную роль.

И на артиллерийском заводе №92 в Горьком вновь собирается совещание, в котором участвуют Д. Ф. Устинов, В. А. Малышев, В. Л. Ванников, Я. Н. Федоренко, Ф. Ф. Петров, В. Г. Грабин и др. Решили пока ставить на танки пушку Д-5Т (танков с этой пушкой в конце 1943 - начале 1944 гг. было выпущено до 500 единиц) и одновременно доработать пушку ЗИС-С-53. Так, наконец, новая пушка ЗИС-С-53 была доведена "до ума".

Первые танки с 85-мм пушкой еще до конца года стал выпускать завод №112. В январе 1944 г. со всей документацией Молоштанов и Набутовский прибыли на завод №183. В марте 1944 г. там начался серийный выпуск Т-34-85. Затем их стал собирать и завод №174 (в 1944 г. "тридцатьчетверку" выпускали эти три завода, так как СТЗ после освобождения Сталинграда не вернулся к производству танков, УЗТМ выпускал только СУ на базе Т-34, а ЧКЗ полностью сосредоточил свои усилия на выпуске тяжелых танков ИС-2 и СУ на их базе - ИСУ-152 и ИСУ-122). Наблюдались некоторые различия по заводам: на некоторых машинах применялись штампованные катки или литые с развитым оребрением, но уже с обрезинкой ("напряженка" с резиной, благодаря поставкам из США уменьшилась). Башни несколько отличались формой, числом и местом размещения на их крышах бронеколпаков вентиляторов, поручнями и т.д.

Танки с пушкой Д-5Т отличались от машин с пушкой ЗИС-С-53 прежде всего маской пушки: у первых она была уже. Вместо прицела ТШ-15 (телескопический, шарнирный) на Т-34 с пушкой Д-5Т стоял прицел ТШ-16. Танки с пушкой ЗИС-С-53 имели электропривод поворота башни с управлением как от командира танка, так и от наводчика.

Получив новую 85-мм пушку, Т-34 мог успешно бороться с новыми немецкими танками. К ней помимо осколочно-фугасного и бронебойного был разработан и подкалиберный снаряд. Но, как отметил Ю. Е. Максарев: "В дальнейшем Т-34 уже не мог напрямую, дуэльно поражать новые немецкие танки". Это прежде всего и вызвало появление наших СУ-100 и ИСУ-122. А тридцатьчетверкам в бою помогала маневренность и скорость, превосходство в которых они сохранили. Несмотря на то, что по сравнению с первым образцом, масса Т-34-85 выросла почти на 6 т эти его характеристики практически не изменились.

В 1944 г. на базе Т-34-85 было выпущено несколько сотен огнеметных танков ОТ-34-85. На них вместо пулемета в лобовой части корпуса помещался поршневой огнемет АТО-42 (автоматический танковый огнемет обр. 1942 г.). Он являлся улучшенным вариантом огнемета АТО-41, которым оснащались огнеметные танки на базе Т-34-76, КВ-1 (КВ-8) и KB-1С (КВ-8С). Отличие нового огнемета от предыдущего - в конструкции отдельных узлов и большем количестве баллонов со сжатым воздухом. Дальность огнеметания смесью из 60% мазута и 40% керосина увеличилась до 70 м., а специальной огнесмесью - до 100-130 м. Повысилась и скорострельность - 24-30 огневыстрелов в минуту. Возросла до 200 л емкость баков для огнесмеси. Сохранение на огнеметном танке основного вооружения 85-мм пушки было немалым достижением, т.к. на большинстве огнеметных танков тех времен, как наших, так и иностранных это не удавалось. ОТ-34-85 внешне был неотличим от линейных танков, что очень важно, так как для применения огнемета он должен был подойти близко к цели и не быть "узнанным" противником.

Производство танка Т-34 прекратилось в 1946 г. (смотри ниже данные выпуска танков по годам). Продолжалось лишь до 1948 г. производство самоходных установок СУ-100 на базе Т-34.

Назад | Дальше

Главная страница В начало


Динамометр сжатия от завода "Мегавес".