armor.kiev.ua / Tanks / WWII / SU100
 

Лучший вид артиллерии

В. Бровкин

(Моделист-Конструктор)

Материал предоставлен: Олег Тульнов

 

Уже в начале первой мировой войны стало ясно, что эффективность традиционных видов полевой артиллерии не отвечает возросшим требованиям ведения боевых действий. Действительно, артиллерийские системы на конной тяге не обеспечивали оперативного развертывания их сразу же после марша, орудийные расчеты не были защищены от осколков и ружейно-пулеметного огня. Армии явно нуждались в совершенно ином орудии — самоходном, способном быстро менять позиции, двигаться вместе с пехотой, укрывающем экипаж броней.

Впервые самоходные артиллерийские установки были приняты на вооружение в Англии — ведущей танкостроительной державе того времени. Однако САУ образца 1917 года лишь частично отвечали новым требованиям; это были легкобронированные гусеничные транспортеры, перевозившие обычные полевые гаубицы. Перед ведением огня орудия скатывали на грунт, что по-прежнему занимало немало времени. Да и проблема защиты расчёта оставалась столь же острой. В середине 20-х годов было выпущено целое семейство более совершенных орудий сопровождения на базе средних танков «Виккерс» МК I и Мк II — как полностью бронированных, так и полуоткрытых.

И в России в годы первой мировой войны разрабатывались орудия такого назначения. Поскольку создать сложное гусеничное шасси тогда не было возможности, их устанавливали на колесной базе. Так, в 1914 году на вооружение приняли 76-мм зенитную пушку Ф.Ф. Лендера на шасси грузового автомобиля «Руссо-Балт» и пушечный бронеавтомобиль «Гарфорд-Путиловец» с 76-мм противоштурмовой мортирой образца 1916 года. Машин этих выпустили мало, и заметной роли в боях они не сыграли, хотя отзывы об их боевом применении оказались самыми благоприятными.

В 1922 году Реввоенсовет РСФСР принял решение об оснащении Красной Армии самоходной артиллерией. Было разработано несколько типов САУ, однако ограниченные технические возможности молодой Республики Советов не позволили в те годы приступить к их производству. К середине 30-х годов был создан ряд САУ различных типов с противопульным бронированием. Для их выпуска уже имелись все условия — Советское государство превратилось в мощную индустриальную державу с развитой танковой промышленностью, Однако по ряду причин в предвоенные годы работы по совершенствованию самоходной артиллерии были свернуты. Основное внимание в сухопутных войсках уделялось использованию танков. Поэтому и в начальный период Великой Отечественной войны на вооружении Красной Армии практически не было самоходной артиллерии. Впрочем, отсутствовала она тогда и в армиях других стран, за исключением фашистской Германии.

Третий рейх начал вторую мировую войну, имея на вооружении САУ «Артштурм» — полностью бронированную машину с 75-мм гаубицей, сконструированную на базе среднего танка Т-III. Хотя она представляла собой чисто штурмовое орудие, но во время боев во Франции использовалась и как противотанковое средство. Уже с 1943 года с учетом опыта боев с советскими Т-34 и КВ, на «Артштурм» специально для борьбы с ними установили мощную противотанковую 75-мм пушку. В результате «Артштурм» стал танком-истребителем. В 1943—1944 годах подобные машины были построены в Германии на базе танка Т-IV (с 75-мм пушками), на ба
зе Т-V «Пантера» — САУ «Ягдпантера» (с 88-мм пушкой), на базе опытного тяжелого танка Порше — САУ «Фердинанд» (с 88-мм пушкой). А в середине 1944 года появилась САУ «Ягдтигр» со 128-мм пушкой на базе тяжелого танка Т-VI(Б) «Королевский тигр».

Наиболее опасной в этом «зверинце» была «Ягдпантера». Она имела довольно мощное орудие и была хорошо бронирована. Но унаследовала и присущие танку «Пантера» недостатки: сложность изготовления и ремонта, ненадежную трансмиссию и плохую проходимость в распутицу.

Удельный вес самоходной артиллерии в гитлеровской армии был сравнительно невысок, пока действия вермахта носили наступательный характер. Но по мере перехода к обороне их относительное число увеличивалось, а в последние месяцы войны выпуск САУ втрое превосходил производство танков.

Вопрос о создании самоходной артиллерии для Красной Армии остро встал осенью 1941 года. Дело в том, что в летних оборонительных боях, изматывая и обескровливая врага, наши войска понесли значительные потери в танках, В сентябре на трех фронтах, прикрывавших Московское направление, их оставалось всего 780 (и только 140 из этого числа — средние и тяжелые) против 1680 немецких. Именно поэтому основная тяжесть борьбы с танками вермахта легла на противотанковую артиллерию. Но и противотанковых пушек не хватало, к тому же все они передвигались на конной тяге и для оперативного маневра были мало пригодны.

К концу 1942 года отечественная промышленность начала производство первых самоходок: легкой полуоткрытой СУ-76 (см, «М-К» № 5 за 1985 г.) и средней, полностью бронированной СУ-122. СУ-76 относилась к классу САУ сопровождения пехоты, а СУ-122 — к классу штурмовых орудий. Помимо задач сопровождения пехоты, они предназначались и для борьбы с танками противника.

СУ-122 разработали на «Уралмаше» под руководством Л.И. Горлицкого всего за месяц, уже в декабре 1942 года в войска отправили их первую партию. Они создавались на базе танка Т-34/76: в неподвижную броневую рубку его корпуса монтировали качающуюся часть полевой 122-мм гаубицы М-30. Машина была защищена 45-мм броней.

После первых боев с немецкими танками Т-V «Пантера» и Т-VI «Тигр» выяснилось, что вооружение обеих самоходок слабовато.

В мае 1943 года на «Уралмаше» создали вторую модификацию средней САУ на базе того же танка Т-34, но с новой мощной 85-мм пушкой Д-5С конструкции Ф. Ф. Петрова. В серийное производство и на вооружение установка была принята в начале августа 1943 года под маркой СУ-85 (см. «М-К» № 2 за 1981 г.). Эта машина стала первой советской САУ класса танков-истребителей. Благодаря использованию корпуса СУ-122 удалось очень быстро наладить массовое производство, и к концу августа 150 СУ-85 ушли на фронт. Действуя в боевых порядках танков, они эффективно поддерживали огнем наши войска, поражая немецкие бронированные машины всех типов с дистанции 800—1000 м. Особенно отличались экипажи этих самоходок при форсировании Днепра, в Киевской операции и в ходе осенне-зимних боев на Правобережной Украине.

В середине 1944 года под руководством Ф. Ф. Петрова была сконструирована еще более мощная, 100-мм пушка Д-10С. Используя это орудие и базу танка Т-34/85, конструкторы «Уралмаша» оперативно разработали танк-истребитель СУ-100 — лучшую противотанковую САУ второй мировой войны. Выпуск этой самоходки начался в сентябре 1944 года.

СУ-100 обладала исключительной огневой мощью и была способна вести борьбу с танками противника на всех дистанциях прицельного огня. Бронебойный снаряд ее пушки с расстояния в 2 тыс. м поражал броню толщиной 139 мм, а на дальности до километра пробивал немецкие танки практически насквозь. Толщина лобовой брони самоходки составляла 75-мм. До конца 1944 года было выпущено 500 таких машин, а всего за годы войны «Уралмаш» произвел около 6 тысяч средних САУ. Собранную в День Победы, 9 мая 1945 года, СУ-100 установили на постамент как памятник трудовому подвигу уралмашевцев в Великой Отечественной войне. СУ-100 выходили из цехов завода до 1945 года, и машина еще долгие годы состояла на вооружении Советской Армии.

В 1949 году на базе танка Т-54 был создан последний танк-истребитель, поступивший на вооружение Советской Армии. Новая САУ со 122-мм пушкой Д-49 представляла собой совершенную по тем временам боевую машину. Мощная пушка с механизмом облегчения заряжания, сильная броневая защита и высокая подвижность обусловили ее хорошие боевые качества. Наличие дальномера обеспечивало ведение эффективного огня на большие дальности. Установка двух крупнокалиберных пулеметов КПВТ значительно повышала уровень активной защиты. Советские военачальники высоко оценивали роль САУ. «Лучшим видом артиллерии в условиях ведения маневренной войны является самоходная артиллерия», — утверждал Главный маршал бронетанковых войск П. А. Ротмистров.

И только в 50-е годы появление противотанковых управляемых ракет, устанавливаемых на легких шасси различного типа, знаменовало рождение более эффективного противотанкового средства, чем танки-истребители. Время сильно вооруженных и бронированных противотанковых САУ прошло. В настоящее время их нет ни в одной из армий.

СУ-100, чертеж

Самоходная артиллерийская установка СУ-100:

1 — опорный каток, 2 — балансир, 3 — ленивец, 4 — подвижная бронировка пушки, 5 — неподвижная бронировка, 6 — дождевой щиток 7 — ЗИП пушки, 8 — командирская башенка, 9 — бронеколпаки вентиляторов, 10 — наружные топливные баки, 11 — ведущее колесо, 12 — запасной трак, 13 — бронеколпак выхлопной трубы, 14 — моторный люк, 15 — трансмиссионный люк, 16 — трубка электропроводки, 17 — посадочный люк 18 — колпак стопора пушки, 19 — торсион крышки люка, 20 — люк панорамы, 21 — перископ, 22 — буксирные серьги, 23 — пробка револьверного отверстия, 24 — люк механика-водителя, 25 — запасные траки, 26 — пробка переднего топливного бака, 27 — антенный ввод, 28 — буксирный крюк, 29 — пробка револьверного отверстия, 30 — ЗИП механика-водителя, 31 — люк стопора кривошипа ленивца, 32 — пробка червяка кривошипа, 33 — фара, 34 — сигнал, 35 — пробка револьверного отверстия.

СОВЕТЫ ПО МОДЕЛИРОВАНИЮ

СУ-100 имела классическую для того времени компоновку. Боевое отделение, совмещенное с отделением управления, расположено в передней части корпуса, в боевой рубке. В нем размещены органы управления механизмами самоходной установки, вооружение с прицельными приспособлениями, боекомплект, радиостанция с танкопереговорным устройством, носовые топливные баки и часть инструмента и запасных принадлежностей (ЗИП). В переднем левом углу рубки — место менаника-водителя, против которого в лобовом листе имеется прямоугольный люк. В крышке люка установлены два призматических смотровых прибора. Справа от пушки — место командира машины. За сиденьем механика-водителя — место наводчика, и в левом заднем углу боевого отделения — заряжающего. В крыше боевого отделения два прямоугольных люка для экипажа, два вентилятора под колпаками и неподвижная командирская башенка.

В стенках башенки — пять смотровых щелей с бронестеклами, а в крышке люка башенки и в левой створке крышки люка наводчика — перископические смотровые приборы.

Моторное отделение расположено непосредственно за боевым и отделено от него перегородкой. В середине моторного отделения на подмоторной раме установлен дизельный двигатель В-2-34 мощностью 500 л. с., благодаря которому САУ массой 31,6 т могла развить скорость до 55 км/ч.

Трансмиссионное отделение находится в кормовой части корпуса. В нем размещены главный фрикцион, пятискоростная коробка передач, бортовые фрикционы с тормозами и бортовые передачи. Кроме того, установлены два топливных бака и два инерционко-масляных воздухоочистителя. Емкость всех внутренних топливных баков 400 л, что обеспечивает машине запас хода в 310 км.

Ходовая часть САУ аналогична ходовой части танка Т-34. Элементы ходовой части показаны в «М-К» № 5 за 1977 год и № 2 за 1981 год.

В правой передней части боевого отделения в лобовом листе корпуса установлена 100-мм пушка Д-10С. На ней имеются два прицела: телескопический и панорамный. Практическая скорострельность пушки 5—6 выстрелов в минуту. Боекомплект пушки состоит из 33 выстрелов унитарного заряжания.

Неподвижная бронировка пушки литая, сложной конфигурации, крепится к лобовому листу корпуса болтами. Снаружи установка пушки защищена подвижной броневой сферической маской.

Для связи с другими машинами на поле боя СУ-100 оснащена ультракоротковолновой радиостанцией, которая обеспечивает связь на дальности до 25 км.

Броневой корпус СУ-100 представляет собой жесткую броневую коробку из катаных бронелистов и состоит из днища, носовой и кормовой частей, бортов, крыши боевого отделения и крыши моторно-трансмиссионного отделения.

Днище — из четырех листов, соединенных сварными швами, усиленными накладками. В средней части днища справа есть люк аварийного выхода экипажа, крышка которого открывается вправо вниз.

Носовая часть корпуса образована верхним и нижним наклонными броне-листами. В нижнем лобовом листе (справа) — прямоугольный люк для доступа к натяжному механизму правой гусеницы; в верхнем — вырез для установки пушки, а также люк механика-водителя с крышкой, на которой устанавливались приборы наблюдения. В нижней части листа справа и слева приваривались два буксирных крюка.

Борт состоял из верхней и нижней частей. Спереди к нижнему бортовому листу приваривался кронштейн натяж
ного колеса, сзади — картер бортовой передачи. Верхний бортовой лист из двух частей — передней и задней, причем последний лист установлен с большим наклоном, чем передний.

К верхним бортовым листам крепились десантные поручни, кронштейны наружных баков и бонки крепления запасных частей и принадлежностей. Вдоль бортов располагались надгусе-ничные полки, заканчивающиеся грязевыми «крыльями». На полках устанавливались ящики ЗИП, по одному слева спереди и сзади справа.

Корма состоит из двух наклонных листов — верхнего откидного, в центре которого — люк с крышкой, справа и слева от люка — вырезы с бронекол-панами для выхлопных труб, и нижнего, на котором монтировались картеры боковых передач, два буксирных крюка и две петли верхнего откидного листа.

В передней части крыши боевого отделения справа располагалась командирская башенка, левее ее — колпак кронштейна походного крепления пушки. Там же находился и прямоугольный люк панорамы. Люк для входа и выхода экипажа — в задней части крыши.

Моторное отделение закрывалось тремя листами. Средний был с прямоугольным моторным люком, боковые — с окнами продольных жалюзи и тремя лючками — для доступа к маслобакам и шахтам подвески четвертого и пятого катков. Сверху боковые листы закрывались выпуклыми бронеколпзками с сетками для прохода воздуха к жалюзи. Трансмиссионное отделение имело откидную выпуклую крышку из листового металла с пятью окнами, закрытыми сеткой.

Корпус СУ-100 окрашивался в защитный цвет, на бортах боевой рубки белой краской наносились трехзначные номера и опознавательный знак части.

Главная страница В начало


Самая актуальная информация Алена Дегрик у нас на сайте.