armor.kiev.ua / Tanks / WWII / Lt35 / bk49
 

Лёгкий танк LT vz.35

М. Князев

(Князев М. Лёгкий танк LT vz.35. — М.: Моделист-конструктор, 2003. — 32 с. — (Бронеколлекция. 2003. № 4 (49)))

Иллюстрации к статье 
LT vz.35 в типовом камуфляже чехословацкой армии. 1937 г. Рис. М. Дмитриева Pz.35(t) из 11-го танкового полка 1-й лёгкой дивизии Вермахта. Польша, сентябрь 1939 г. Рис. М. Дмитриева Pz.35(t) из 65-го танкового батальона 11-го танкового полка 6-й танковой дивизии. Восточный фронт, лето 1941 г. Рис. М. Дмитриева R-2 в зимнем камуфляже. 1-я танковая дивизия «Великая Румыния». Район Сталинграда, ноябрь 1942 г. Рис. М. Дмитриева R-2 из 2-го румынского танкового полка. Западная Словакия, осень 1944 г. Рис. М. Дмитриева T-11 из 1-го болгарского танкового полка. 1942 г. Рис. М. Дмитриева
 

LT vz.35

После прихода нацистов к власти и начавшейся в Германии усиленной милитаризации правительство Чехословакии предприняло ряд шагов по повышению обороноспособности страны. В рамках процесса совершенствования сухопутных войск основные усилия были направлены на формирование новых бронетанковых частей и оснащение их более современной техникой. Так называемый «Доклад о ситуации с танками» от 24 августа 1934 года отводил танкеткам vz.33 только роль по охране границы, а также выполнение полицейских функций. Основу же бронетанковых войск должны были составлять легкие танки. При этом речь не шла о создании единого унифицированного образца, наоборот — эти танки были разделены на три группы. Первую составили танки LT vz.34, серийный выпуск которых уже разворачивался на заводах CKD. Их предполагалось использовать в составе кавалерийских частей. Кавалерийскими должны были стать и легкие танки второй группы, в отличие от боевых машин третьей. Последние предназначались для совместных действий с пехотой. Все эти планы подкреплялись серьезными финансовыми вливаниями. Военным бюджетом Чехословакии на период с 1934 по 1937 год выделялось 240 млн чешских крон (около 10 млн долларов в тогдашних ценах) на закупку 279 легких и 42 средних танков.

К моменту принятия этой программы фирма Skoda разработала и изготовила прототип легкого танка SU. Танк с экипажем из трех человек имел массу 7,5 т и броневую защиту от 8 до 15 мм. Вооружение его состояло из 47-мм пушки Skoda А2 и двух пулеметов vz.24 калибра 7,92 мм, имевших водяное охлаждение. Последние представляли собой германские пулеметы Schwarzlose периода Первой мировой войны, производившиеся на чехословацких заводах. Танк мог развивать скорость до 30 км/ч, а запас хода составлял 150 км.

По окончании испытаний было решено серийно танк SU не выпускать, поскольку он не вполне соответствовал тем техническим требованиям, которые к тому времени выдвинули военные. В частности, он совершенно не соответствовал им по толщине броневой защиты.

Впрочем, к этому времени Skoda разработала улучшенный образец — S-ll-a (S — Skoda, ll-a — вторая группа легких танков, предназначенная для действий с кавалерией). По сравнению с SU, эта боевая машина имела увеличенную до 25 мм лобовую броню корпуса и башни.

В свою очередь, фирма CKD, не желая оставаться в стороне от выгодных военных заказов, предложила свой проект танка — P-II-а и в октябре 1934 года представила военным его макет. P-II-а, по существу, представлял собой модернизированный танк LT vz.34.

Однако военные предпочли S-ll-a, и еще до завершения испытаний двух прототипов, проходивших в июле 1935 года на полигоне в Миловицах, выдали заказ фирме Skoda на 160 машин. И вот тут-то разыгрался скандал: фирма CKD обвинила концерн из Пльзеня в подтасовке результатов испытаний с целью проталкивания своей конструкции. Дабы примирить конкурентов (а заодно и снять обвинения с себя — ведь кто-то закрыл глаза на подтасовку), министерство обороны Чехословакии приняло решение, что танк S-ll-a, уже получивший к тому времени армейское обозначение LT vz.35, станет производиться на заводах обеих фирм. Однако военные и не подозревали, что скандал был ни чем иным, как инсценировкой, поскольку между двумя фирмами существовало тайное соглашение о взаимопомощи в производстве вооружения. В отношении танков это означало, что объемы их производства на обеих фирмах должны быть равными. Поэтому первый заказ поделили в соотношении 80:80. Следующая серия из 35 машин поровну не делилась, поэтому 17 танков изготовила CKD, а 18 — Skoda.

В июне 1936 года начались испытания первых пяти серийных танков, выпущенных фирмой Skoda. Их результаты оказались малоутешительными: было много поломок, скорость не превышала 17 км/ч вместо 34 км/ч по техзаданию. Правда, в конце концов все эти недостатки удалось устранить.

В связи с тем, что работа над новым танком LT vz.38 (а именно его предполагалось сделать основным в чехословацкой армии) затягивалась, военные в ноябре 1937 года заказали еще 103 танка LT vz.35. При этом 52 из них изготовила Skoda, а 51 — CKD. Таким образом, паритет между двумя фирмами был соблюден.

Производство танков LT vz.35 на заводах Skoda осуществлялось с 21 декабря 1936 года по 8 апреля 1938-го. Фирма CKD справилась со своей частью заказа в течение одного 1937 года.

По мере поступления танков в войска армия проводила с ними выборочные испытания. Так, с января по март 1937 года несколько серийных машин прошли на испытаниях 4000 км. С апреля по сентябрь того же года еще три серийных танка покрыли расстояние в 7000 км. Столь длительные пробеги позволяли выявлять конструктивные и производственные дефекты, которых у новых танков было предостаточно, и устранять их на остальных машинах, находившихся в строевых частях. Судя по всему, эта работа проводилась не без успеха. Во всяком случае, в ходе боевых операций против повстанцев в Судетской области, которые чехословацкая армия осуществляла во второй половине 1938 года, танкам приходилось совершать многочисленные марши и покрывать расстояния в несколько тысяч километров. При этом сколько-нибудь значительных недостатков в силовых установках, трансмиссиях и ходовых частях не отмечалось. Если и выявлялись дефекты, то, главным образом, в системе электрооборудования, а не в более сложной пневматической системе управления трансмиссией.

Сразу после объявления всеобщей мобилизации в сентябре 1938 года фирма Skoda получила заказ еще на 105 LT vz.35. Военные опасались, что уже заказанные ранее фирме CKD новейшие легкие танки LT vz.38 не поступят в войска в ближайшее время. Впрочем, этот заказ просуществовал совсем недолго — сразу после подписания Мюнхенских соглашений его отменили. Справедливости ради необходимо отметить, что в случае конфликта с Германией осенью 1938 года реализация этого заказа была бы под большим вопросом. В качестве реальной альтернативы быстрого пополнения своих танковых частей чехословацкая армия могла рассчитывать на боевые машины из румынского заказа — несколько десятков танков LT vz.35, из партии в 126 единиц, изготовленных для этой страны и находившихся на заводе Skoda, могли быть конфискованы.

Однако сразу после подписания Мюнхенских соглашений и связанных с этим изменений международной и внутренней ситуации чехословацкая армия потеряла интерес к развитию своих бронетанковых частей. Военные даже были готовы пойти на их сокращение и продать некоторое количество старых танков.

В это же время основные чехословацкие танкостроительные фирмы также были не прочь расширить свои экспортные поставки, тем более, что ряд стран проявлял интерес к их продукции. Наиболее важным из потенциальных покупателей была Англия.

Интерес британцев к танку LT vz.35 не был случайным — по состоянию на 1938 год английская армия не располагала ничем равным этой машине ни по бронезащите, ни по вооружению. Англичане предполагали закупить 100 танков из имеющихся в наличии у чехословацкой армии и еще 100 — у фирмы Skoda. Наряду с этим английская компания Alvis Straussler изъявила желание приобрести лицензию на производство LT vz.35. Переговоры продолжались с сентября 1938 по апрель 1939 года, но политическая ситуация вокруг Чехословакии и немецкая оккупация страны в марте 1939-го сделали подобное соглашение невозможным.

Во второй половине 1938 года переговоры с фирмой Skoda по поводу приобретения лицензии вел и Советский Союз. Советские специалисты имели возможность ознакомиться с танком S-ll-a еще в ходе посещений фирмы Skoda. Идя навстречу просьбе командования Красной Армии, руководство фирмы и Министерство народной обороны Чехословацкой республики согласились на испытания двух танков в СССР. В период с 14 сентября по 11 октября 1938 года эти машины прошли чрезвычайно сложную программу испытаний на НИБТПолигоне в подмосковной Кубинке. Их пробег составил свыше 1500 км, причем никаких существенных поломок отмечено не было. Танки S-ll-a, или, как они именовались в советских отчетах, Ш-2А, в целом произвели хорошее впечатление на сотрудников полигона.

Как это обычно бывает на испытаниях, не обошлось и без курьезных случаев. Так, наш генеральный испытатель боевых машин Е.А.Кульчицкий вспоминал, что представители фирмы Skoda утверждали, что сход гусеницы с катков невозможен ни при каких обстоятельствах. Кульчицкий заключил пари, что он это сделает. Проигравшая сторона должна была выставить шампанское, причем в таком количестве, чтобы наполнить им ванну. На каком-то косогоре Евгений Анатольевич все-таки ухитрился потерять гусеницу. Шампанское, правда, распили из бокалов.

На этих испытаниях имел место еще один любопытный эпизод, так сказать, из разряда промышленного шпионажа. Известный впоследствии конструктор Н.Ф.Шашмурин, принимавший участие в испытаниях, получил задание добыть кусок брони чешского танка для анализа ее состава. Решение Шашмурина было довольно оригинальным: по его эскизу изготовили копию броневой заглушки заливной горловины топливного бака и Шашмурин ее подменил.

Впрочем, есть версия, опровергающая этот факт. Согласно ей одна машина была разобрана для изучения. Автору это представляется маловероятным — в программу испытаний подобное мероприятие не входило и вряд ли оно осталось бы незамеченным представителями фирмы Skoda, сопровождавшими машины. Тем более, что разобранный танк необходимо было еще и собрать, поскольку обе машины требовалось вернуть.

Переговоры, последовавшие за испытаниями, показали заинтересованность СССР в приобретении только одного танка. Чехи опасались, что, используя их машину в качестве прототипа, в Советском Союзе могут начать ее безлицензионное производство. В таком развитии событий Skoda была не заинтересована, и сделка не состоялась.

Интерес к LT vz.35, как к оружию потенциального противника, проявляла и нацистская Германия. Сначала немцы пытались получить информацию через подставные компании, но этот план не удался. Затем абвер рискнул открыто шпионить, используя немецкую резидентуру в Чехословакии. Несколько агентов удалось арестовать, но какую-то информацию добыть им все же удалось. Возможно, данными с немцами поделилась и Румыния.

Фирма Skoda предлагала свои танки S-II-a Югославии. Проект несколько переработали — появились новая башня с 47-мм пушкой и дизельный двигатель. Но контракт заключен не был — помешала политическая ситуация.

Оккупация Чехии прервала и переговоры с Польшей. Они и без того шли трудно из-за традиционно плохих отношений между этими странами. Польская разведка смогла ознакомиться с танками R-2 (вариант LT vz.35 для Румынии) в начале 1939 года, когда их перевозили в Румынию через польскую территорию. Военная делегация из Польши посетила Пльзень 9 марта 1939 года. Поляки, правда, были заинтересованы в приобретении средних танков S-ll-s. Но это уже не имело никакого значения — спустя шесть дней немцы перешли чехословацкую границу.

Последний иностранный заказ, о котором следует упомянуть, относится к 1940 году. Поступил он из Афганистана. Переговоры начались еще в 1939-м. Афганистан заказал десять улучшенных S-ll-a (Т-11) с 37-мм пушкой А-8. Однако выполнить заказ до немецкой оккупации чехи не успели. Немецкие власти поначалу разрешили их производство, но затем изменили свое решение, и танки были проданы союзнице Германии — Болгарии.

Назад | Дальше

Начало

Главная страница В начало


как создать интернет магазин бесплатно? - www.marketo.biz