armor.kiev.ua / Tanks / WWII / KV / kv2
 

Один из серии КВ

А. Бескурников

(Моделист-Конструктор)

Материал предоставлен: Олег Тульнов

 

«...По земле прошел глухой гул, и на окраине села Ситна показались громадные бронированные машины непривычной ярко-желтой окраски. Сверкая языками выстрелов, они медленно катились в нашу сторону.

«Рейнметалл»! — догадался я, вспомнив силуэты немецкого танка в альбоме училища. — Тяжелый, пушка семьдесят пять, прямой выстрел восемьсот, броня сорок...»

Да, лобовую броню такого танка 45-мм пушка нашего БТ вряд ли возьмет... Но отступать было некуда.

— Приготовиться! Огонь! — бросил я механику и прильнул к прицелу. Надеясь опередить, навожу перекрестие на ребристую башню, нажимаю педаль спуска.

Раздается гром выстрела. В поле зрения прицела вместо башни клубится облако дыма.

«Что за наваждение? Куда же девался танк? — думаю я. — И почему так туга педаль? Гляжу под ноги — о ужас! Под педалью спуска застряла гильза снаряда. Значит, это не я стрелял?»

Выглядываю из люка. На том месте, где стоял немецкий танк, дымится черное пятно и валяются исковерканные листы брони, а позади уверенно разворачивается вправо громадная башня нашего КВ. Вот, оказывается, кто стрелял!

Опытная самоходно-артиллерийская установка СУ-100Y («Игрек»)

Тем временем КВ занялся очередной вражеской машиной. Выстрел, взрыв — и слетает еще одна башня, разваливается корпус. Из-за гребня раздается выстрел. Броня смельчака брызжет снопом искр, а снаряд рикошетом фурчит над нашими головами. В ответ выстрел КВ — и еще один тяжелый немецкий танк качнулся, присел и как будто крякнул от удивления...»

Так вспоминал Герой Советского Союза Г. Пенежко о первой своей встрече с тяжелым советским танком КВ-2.

В годы войны об зтсй машине знали немногие. Известность пришла к бронированному богатырю с громадной башней и мощным короткоствольным орудием гораздо позже, когда многочисленные посетители Центрального музея Вооруженных Сил СССР увидели его на выставочной площадке.

Необходимость в подобных танках возникла уже в конце 30-х годов. Именно тогда бои на линии Маннергейма во время советско-финского конфликта вскрыли ограниченную возможность нашей танковой техники в прорыве долговременных оборонительных сооружений, располагающих железобетонными огневыми точками и надолбами. С одной стороны, 45-мм пушки танков Т-26 и БТ не могли по своим баллистическим данным подавить укрытые огневые точки. С другой, противопульная броня не позволяла этим машинам приблизиться к амбразурам на дистанцию, обеспечивающую надежное огневое поражение. Даже 76-мм орудие нового опытного танка КВ-1 не полностью решало эту задачу. Нельзя было и подтащить на прямую наводку крупнокалиберные полевые орудия — мешали условия местности и огневое воздействие противника по неукрытому расчету.

Опытная самоходно-артиллерийская установка СУ-14Бр-2

Выход искали в создании самоходных установок, одетых броней, с орудийными системами калибра 152, 130, 210, 230 мм. По программе, названной «Большой триплекс», советские конструкторы разработали как на базе имеющихся тяжелых танков Т-35, так и с самостоятельной ходовой частью ряд опытных машин, получивших общее название «самоходные артиллерийские установки». Такими были СУ-14Бр-2 и СУ-100Y («Игрек»). На первой стояла гаубица-пушка калибром 152 мм. Вторая вооружалась 130-мм пушкой. Однако опытные образцы получились громоздкими, маломаневренными и, что самое главное, не выдерживали

огня противотанковой артиллерии. Все это затрудняло эффективное использование их огневой мощи. Неожиданное решение предложил основной разработчик танка противоснарядного бронирования КВ-1 Николай Леонидович Духов. Он брался установить на своем тяжелом танке, уже продемонстрировавшем неуязвимость от противотанковых снарядов при боевых действиях против войск Финляндии, 152-мм гаубицу-пушку.

Такого еще не бывало! Предельным для танков считали калибр 76 мм — именно такая пушка Ф-32 устанавливалась на КВ-1. Сомнений было много: не опрокинется ли машина при выстреле, выдержат ли сильную нагрузку ходовая часть и трансмиссия, не оторвется ли башня?

Тяжелая самоходно-артиллерийская установка ИСУ-152

Все-таки новый танк решили делать. База—танк КВ-1 — была уже испытана. Широкие гусеницы покоились на шести опорных стальных катках и трех поддерживающих роликах. Ведущие колеса, или, как их тогда называли, «звездочки», располагались в кормовой части там, где находились моторное и трансмиссионное отделения. Надежными и неуязвимыми показали себя торсионная подвеска, планетарные механизмы поворота.

Новый быстроходный дизель В-2К мощностью 000 л. с. конструкции И.Я. Трашутина отличался повышенной надежностью. Броня, достигавшая в лобовой части корпуса 75 мм, не пробивалась снарядами противотанковых орудий с любой дистанции. Чтобы смонтировать в танке 152-мм орудие МЛ-20С, пришлось сделать высокую башню, увеличившую фронтальную проекцию машины и несколько снизившую скорость — не главное качество. Ее задача — усиливать в бою огневую мощь танков основного типа.

Экипаж КВ-2 состоял из 6 человек. В отделении управления размещались командир, механик-водитель и радист-пулеметчик с пулеметом ДТ. Специфика обслуживания МЛ-20С предусматривала, кроме наводчика и заряжающего, еще и замкового (поскольку замок был Поршневого типа, автоматически не открывался и не закрывался).

Первые испытания в заводском тире развеяли все сомнения: прочность конструкции оказалась достаточной. Два опытных танка КВ-2 стали готовить к отправке на фронт.

«Препятствия на линии Маннергейма, — вспоминал позже командир одной из этих машин Э. Ф. Глушак, — были сделаны основательные. Перед нами высились в три ряда громадные гранитные надолбы. И все же для того, чтобы проделать проход шириной 6—8 метров, нам понадобилось лишь пять выстрелов бетонобойными снарядами. Пока взламывали надолбы, противник нас непрерывно обстреливал. Дот мы быстро засекли, а затем двумя выстрелами полностью разрушили его. Когда вышли из боя. на броне насчитали 48 вмятин, но ни одной пробоины».

Заметим себе еще одну огневую ценность КВ-2 — он мог стрелять бетонобойными снарядами, чего не было у других танковых орудий. Эта качество пригодилось позже, в начале Великой Отечественной войны. Маршал Советского Союза Г. К. Жуков в своей книге «Воспоминания и размышления» вспоминает разговор по аппарату «Бодо» с командующим 5-й армией генералом М. И. Потаповым 24 июня 1941 года:

«ЖУКОВ. Как дэйствуют наши КВ и другие? Пробивают ли броню немецких танков и сколько примерно танков потерял противник на Вашем фронте?

ПОТАПОВ. Танков КВ больших (КВ-2. — Примеч. авт.) имеется 30 штук. Все они без снарядов к 152-мм орудиям.

ЖУКОВ. 152-мм орудия КВ стреляют снарядами 09-30 гг., поэтому прикажите выдать немедля бетонобойные снаряды 09-30 гг. и пустить их в ход. Будете лупить танки противника вовсю».


Тяжелый танк КВ-2: [для печати 1:35]
1 — ленивец, 2 — механизм натяжения гусениц, 3 — опорный каток, 4 — поддерживающий каток, 5 — балансир, 6 — упор балансира, 7 — очиститель, 8 — звездочка, 9 — ящики ЗИП, 10 — кормовой пулемет, 11 — приборы наблюдения, 12 — бронеколпак перископического прицела, 13 — пробка револьверного отверстия, 14 — антенна, 15 — пробка горловины переднего топливного бака, 16 — люк стрелка-радиста, 17 — буксирный трос, 18 — талреп, 19 — башенный люк, 20 — бронеколпак вентилятора, 21 — люк для загрузки боеприпасов, 22 — моторный люк, 23 — сетка жалюзи забора воздуха, 24 — выхлопная труба, 25 — трансмиссионный люк, 26 — бронировка маски пушки, 27 — прибор наблюдения механика-водителя, 28 — фара, 29 — крышка смотрового люка механика-водителя, 30 — лобовой пулемет, 31 — люк для демонтажа пушки, 32 — сетка жалюзи выброса воздуха.

Бетонобойные снаряды расходовались ранее, потому что наступавшие войска Германии не строили железобетонных сооружений. Снаряд имел взрыватель, срабатывающий с замедлением, что позволяло снаряду проникнуть в толщу бетона. Попадая же в башню танка, он еще до разрыва своей массой почти в полсотни килограммов просто срывал ее, отбрасывал в сторону.

Вернемся опять к началу сороковых годов. Тяжелый танк КВ-2 еще не называли самоходной артиллерийской установкой, но все понимали, что задачи он будет выполнять специфические, что такая боевая машина очень нужна. Учитывая большую вероятность попаданий снарядов в высокую башню, конструкторы в 1940 году несколько видоизменили ее, увеличив наклон лобового броневого листа. Убрали и находившийся в корпусе пулемет. И несмотря на то, что КВ-2 был выпущен очень небольшой серией, он сослужил хорошую боевую службу и подтолкнул конструкторскую мысль на создание тяжелых артиллерийских самоходок.

В начале 1943 года на базе танка КВ-1С в невращающейся броневой рубке установили то же самое 152-мм орудие. При этом новая машина, названная СУ-152, была ниже «ростом», а орудие более рационально разместилось в корпусе.

В июле 1943 года первые тридцать пять самоходок выгрузили из эшелона в 100 км от переднего края. После трехчасового марша они с ходу вступили в бой на Курской дуге. Потеряв двенадцать «тигров» и семь тяжелых самоходных орудий «Фердинанд», противник отказался от атак на этом участке. А в сентябре этого же года на фронт стали поступать артсамоходы ИСУ-152, изготовленные на базе более совершенного танка ИС-2. Так небольшая серия танкоз КВ-2 полошила начало современной тяжелой самоходной артиллерии.

Главная страница В начало