armor.kiev.ua / Tanks / WWI
 

Бронепоезда «Советская Россия» и «Советская Украина»

Ромадин С. В.

(Military Крым. Военно-исторический журнал. — 2010. — № 18)

Материал предоставлен: автором

 
Military Крым. Военно-исторический журнал. — 2010. — № 18

Материал статьи построен двумя блоками: (I-II-III) и (IV-V-VI).

Первый представляет фрагментацию некоторых моментов более обширной работы автора посвященной общей истории бронепоездного дела, в структуру которой вошли так же (перечислены в порядке поступления):

1) Информация заимствованная автором в фондовых книгах ЦГАСА.

2) Копии документов Броневого отдела Главначснаба, полученные от давнего друга и коллеги по изучению истории бронепоездного дела известного российского исследователя М.В. Коломийца.

3) А так же отдельная фактура заимствованная в поз. 4 и 5.

В основе второго блока конспективная проработка ниже названных материалов, поддержанная систематизированной информацией ряда разрозненных источников:

4) Рукописные воспоминания П.М. Бойко «Жизненный путь» (фото 1, 3), П.М. Бойко «Залпи бронепоїздів» газета «Заря» от 19.04.57, воспоминания Г.Н. Коваленко (фото 2, 4), предоставленные Анной Петровной, Нинель Кузьминичной и Анатолием Ивановичем Дикими (оригинальные экземпляры и копии, коллекция автора).

Петр Михайлович Бойко

1. Петр Михайлович Бойко. Командир БП №98 «Советская Россия». Человек потрясающей фактически забытой боевой судьбы, достойный известности не меньшей, нежели Михаэль Виттман и многие другие ныне «раскрученные» исторические персонажи. Он прошел с бронепоездами через пекло и Гражданской и Великой Отечественной войн. Вклад П.М. Бойко в историю бронепоездов уникален, но поскольку такой опыт с известного момента быстро утратил актуальность, то военный аспект дела атрофировался сам собой. В тоже время советская идеологическая машина, предпочитавшая оперировать мертвыми героями в виду их предсказуемости, не внесла его в пантеон всенародных идолов, ограничившись сегментом «героев местного масштаба». А Петр Михайлович был весьма не ординарен, решителен и словоохотлив, погибнуть мог с равной вероятностью, как в бою с противником, так и от стараний «защитников чистоты рядов». Его рукописные воспоминания о двух пройденных войнах, написанные колоритным языком в своеобразной живой манере полны реальности и откровений. Не удивительно, что опубликованы были только отдельные отредактированные статьи.

(Фото заимствовано: К.С. Грушевой «Тогда, в сорок первом…». М., из-во «Известия», 1976)

Георгий Николаевич Коваленко

2. Георгий Николаевич Коваленко. Уникальный человек, деятельный и большой оптимист, участник многих драматических событий. Командир (головной) башни БП №24 «Советская Украина». Затем командир БПл БП №6 «Свободная Россия» (БП №100 литер «А» «Свободная Россия» - №6 литер «А» «Свободная Россия» - с 29.09.24 №6 литер «А1» «Свободная Россия»). В феврале 1923 демобилизован из рядов РККА как металлург и направлен на металлургические заводы в Екатеринослав и Каменское. Закончил ВУЗ, инженер-металлург. Персональный пенсионер. Председатель общества Советско-чехословацкой дружбы на Металлургическом заводе им. Ф.Дзержинского, чл. украинского общества Советско-чехословацкой дружбы.

(СР, А.П. Дикая)

Письмо П. М. Бойко

3. Факсимиле письма Г.Н. Коваленко к А.И. Дикому.

(Коллекция автора, Н.К. Дикая)

Письмо Г.Н. Коваленко к А.И. Дикому

4. Факсимиле копии первого листа воспоминаний П.М. Бойко «Жизненный путь».

(Коллекция автора)

5) Копии рукописных воспоминаний П.М. Бойко из фондов музея истории Днепровского металлургического комбината, полученные от заведующей архивом музея Нины Александровны Цыганок.

При цитировании рукописей П.М. Бойко сделаны незначительные стилистические правки.

6) Фотоматериалы приобретены автором в ЦГАКФФД СССР, получены от А.П. Дикой и Л.К. Сиркен (Захаренковой).

Для исследователей, которых заинтересует данная тема автор со ссылкой на фондовые книги ЦГАСА сообщает, что документацию по БП №98 «Советская Россия» — см. ф. 11478, оп. 1, д. 15. Выписки из журнала военных действий, личные карточки БП. Относительно №24 «Советская Украина» — документальные материалы сохранились в незначительном количестве за 1919-21, см. ф. 11578, оп. 1, д. 1, д.2 (приказы по БП №№245-277 за 1921);

В дальнейшем для краткости «Советская Россия» и «Советская Украина» — «С.Р.»/«98 С.Р.» и «С.У.»/«24 С.У.» соответственно.

I. Днепровский (Нижне-Днепровский) металлургический завод(1) и его работа по бронированию.

Расположенное на правом берегу Днепра в 35 км от Екатеринослава(2) село Каменское(3) — типичный пример того, как на востоке Украины в конце XIX в. масса сельских захолустий по мановению ока стали превращаться в мощные промышленные центры.

Примечания:

(1) с 1925 — им. Ф.Дзержинского, с 1984 — комбинат;
(2) центр Екатеринославской губернии, с 1926 — Днепропетровская обл.;
(3) с 1917 — город, с 1936 — Днепродзержинск).

Катализатором этого процесса явилось форсированное развитие железных дорог, а в случае с Каменским ввод в эксплуатацию (1884) проходившей рядом Екатерининской железной дороги связавшей Донецкий угольный и Криворожский железорудный бассейны. В географическом и коммуникационном плане Каменское оказалось оптимальным местом для развертывания металлургических мощностей. В мае 1886 находящиеся на грани банкротства «Общество Варшавского сталелитейного завода» и бельгийская компания «Коккериль» при 27% участия французского капитала образовали Южно-Русское Днепровское металлургическое общество, которое весной следующего года развернуло в Каменском строительство крупного металлургического предприятия. Обращает на себя внимание темп, с которым Общество претворяло планы в жизнь — менее трех лет от момента учреждения до пуска первой доменной печи (01.03.1889). Причем надо полагать, что этот срок охватывает геодезию, проектирование предприятия, отработку вопросов кооперации и т.п. Сразу отметим высокую технологическую оснащенность завода. Уже в первый год работы предприятие получило Большую Золотую медаль на Всемирной промышленной выставке в Париже.

В кадровом отношении это было «иностранное» предприятие. Директор-распорядитель завода Игнацио Ясюкович. Почти все рабочие грамотные. Имелась заводская больница. В середине 1890-х годов в Каменском проживало 1500 польских семей. До 1917 количество прихожан костела Св. Николая Римско-католическая общины Каменского — 7 тыс. чел. (поляки, русские, белорусы, прибалты, чехи). 90 % католиков — поляки. Помимо костела синагога, кирха и, естественно, православный собор. Примечательно, что этот собор, был сооружен, по сути, в порядке «отката» (если оперировать современными понятиями) «отстегнутого» католиками за возможность соорудить костел местной общественности, не позволявшей инородцам, хотя и подданным русской короны, «расслабится». В конечном счете «местная общественность» национализировала завод 28.12.1917.

***

В Каменском началась история всего двух БП: «Первого бронебашенного поезда «Советская Россия» и «Советская Украина». Однако в общей истории бронепоездного дела оба БП явились весьма яркой страницей по двум причинам: во-первых, построены по оригинальному проекту, отличающемуся рядом своеобразных конструкторских решений; во-вторых, в боевом плане каждый внес весомый вклад в боевую летопись бронепоездных частей.

Начало их создания связано с кратковременным периодом самостоятельно украинского бронепоездного строительства у истоков которого стоял Главначснаб соввойск Украины (УСР со столицей в Харькове, Юж.ф.). Собственно строительство БП здесь, так или иначе существовало и до этого. И украинские, в данном случае советские, БП существовали, до рассматриваемого момента. Сейчас речь о централизованной попытке развернуть собственное производство независимое от Советской России и ее Центроброни (независимое не означает несогласованное или нескоординированное). Отсюда и название первого, и по существу, единственного полностью достроенного каменского БП — «Первый бронебашенный поезд «Советская Россия». После того, как украинские БП будут переводить на учет Центроброни он с декабря 1919 станет именоваться №98 «Советская Россия».

После обследования ряда предприятий Броневой отдел Главначснаба соввойск Украины счел Днепровский завод наиболее подходящим для развертывания работ по бронированию БП, т.к. здесь имелись значительные запасы высокосортной стали и необходимое производственно-технологическое оборудование. Производственные мощности позволяли осуществлять бронирование до шести БПл одновременно.

Заказ на строительство БП и распоряжение об организации на заводе отдела по бронированию были получены заводом от Штаба Юж.ф. в мае 1919. Соответственно подверглись реконструкции механический (ремонт и запуск силовой установки и трансмиссионной системы) и котельно-кузнечный цеха. Для выплавки стали задействовалась небольшая мартеновская печь.

Постройкой БП руководил уполномоченный командования Юж.ф. Дзыбенко (быв. шахтер бахмутских соляных выработок).

Для приемки БП на завод была направлена 15.05.19 команда БП №25 «Коммунист» (140 чел, после боев под Ясиноватой) во главе с П.М. Бойко, которую задействовали непосредственно на строительстве БПл. Для разжигания в среде рабочих энтузиазма бронепоездники по собственной инициативе решили отдать рабочим часть своего красноармейского пайка. Работы велись с максимальной скоростью, подчас круглосуточно, при всемерной поддержке Ревкома и парторганизации Каменского.

Первым под постройкой находился «Первый бронебашенный поезд «Советская Россия». Его строительство заняло порядка месяца. Вторым шел «Советская Украина».

По состоянию на 22.06.19 завод сделал заготовки металлоконструкций, обеспечивающие запуск в постройку БПл для 20 БП. Поставка БПр возлагалась на завод Гартмана (Луганск), что, как представляется, реализовано на практике не было.

Формирование команд БП производилось за счет разделения л/с БП №25 на две части, которые являлись костяком новых экипажей, с привлечением рабочих завода (таковых зачислили в команды до 100 чел. В экипаж «С.Р.» вливалась также группа черноморских матросов. В этническом плане команда была представлена: русскими и украинцами (Москва, Воронеж, Лозовая, Каменское), чехами, латышами, немцами (спартаковцы).

Машинист — Киселев, быв. начальник паровозного депо ст. Авдеевка. Добровольно пришел на БП №25 «Коммунист», когда тот действовал в районе этой станции. Впоследствии главный инженер Сталинской ж.д.

Формирование этого БП, как в/ч началось 08.05.19. В распоряжение штаба Юж. ф. передан 27.05.19. Вышел на Киев под командой П.М. Бойко. Комиссар А.И. Агапов.

Подобным образом формировалась команда БП «С.У.», с той разницей, что в ее составе находились так же донецкие шахтеры, железнодорожники, «флотский элемент» был представлен не только черноморцами, но и Балтфлотом, а кроме того влилась значительная группа немцев-спартаковцев и быв. военнопленных чехов. Интернациональную политур дополняли несколько поляков, румын, китаец и литовец. Возраст 20-25 лет.

Формирование БП «С.У.», как в/ч завершилось 06.06.19. На 28.06.19 БЧ находилась на завершающей фазе достройки: одна БПл (2-башенная) была забронирована полностью, на второй отсутствовала одна башня.

Поскольку войска Деникина вели бои уже в р-не Синельниково, то, погрузив детали конструкций, орудия и пулеметы, команда угнала недостроенные БПл в Бежицу, где и происходила окончательная достройка и техническое оснащение БП.

II. Конструктивные особенности бронеплощадок Хлебникова.

2.1. Классификация. Впервые в печати фамилия Н.Н. Хлебникова была названа в 1939 г. П.Д. Гладковым ведущим специалистом по артиллерийскому вооружению БП в годы Гражданской войны. Он упомянул «…царицынские бронепоезда Хлебниковской конструкции» при этом, описав, вне всякого сомнения, БПл построенные в Каменском, не имеющие ничего общего с БПл царицынской постройки, авторство которых еще не установлено. Эта неясность может быть объяснена не только огрехами редакционных правок, не только особенностью памяти забывать, но и ее способностью смешивать события. Иными словами не следует исключать причастности Хлебникова к созданию царицынского типа БП, БПл которого по концепции аналогичны БПл, построенным Хлебниковым на Казенном пушечном заводе в Мотовилихе близ Перми. Попутно отметим, что подобное компоновочное решение весьма расхоже в силу незамысловатости и практичности. Его тиражировали в многочисленных конструктивных вариантах независимо друг от друга многие.

Прежде чем перейти к рассмотрению типовых БП конструкции Хлебникова каменской постройки (в «чистом» виде полностью реализован только «98 Р.С.») необходим экскурс в область классификации БП.

1. Принятая в РККА классификация БП являлась концентратом концептуального видения бронепоездных сил, как совокупности технических и тактических свойств (качеств) согласованной с общей военной доктриной РККА, общей системой вооружений РККА, планами военного строительства и, что немаловажно, ориентировочной привязкой к материальным ресурсам и промышленным мощностям. Т.е. отражала целесообразный взгляд на предмет в рамках текущих обстоятельств.

2. Одной из практических сторон этой концепции являлось введение системы типовых БП (стандартизация матчасти). Это был шаг колоссальной значимости в ситуации бронепоездной пестроты созидаемой на фронтах творческой энергией революционных и контрреволюционных масс. Не подконтрольность, отсутствие учета и случайное тактическое качество матчасти БП не позволяли, не только спланировать эффективное использование БП в бою и операции, но и отладить элементарное МТС, боепитание и ремонт.

Чтобы не смешивать различные понятия, скрывающиеся за неконкретным термином «тип» уточним — если не принимать буквально, то очевидно, что классификация БП РККА в этот термин закладывала смысл, соответствующий термину «класс». «Класс» — идеология, квинтэссенция функционального назначения БС — штурмовой БП (ударный, легкий полевой), тяжелый БП (тяжелый полевой) и БП ОН (ББ — бронепоезд-батарея). Если обратиться к флотской аналогии, скажем: корабль класса — «крейсер». В то время, как «тип» — это либо 1) единое концептуальное начало, либо 2) соответствие матчасти того или иного БС тому или иному проекту. Если опять-таки прибегнуть к флотской аналогии — крейсер типа «Яков Свердлов».

Проиллюстрируем смысл сказанного. В ходе ГВ Красная, Добровольческая, а равно, надо полагать, Донская армии с разным успехом генерировали БП ударного и тяжелого классов, переводя дело в плоскость стандартизации матчасти, однако, концептуальные взгляды на стандартный БП, к примеру, ударного класса в Красной и Добровольческой армии различны. Как следствие, получаем различные типы стандартных БП. БП постройки Сормовского и Брянского заводов периода ГВ полностью соответствую БП стандартного типа, концепция которого сформировалась в броневых силах Красной армии еще в 1918, но, будучи концептуально едиными, они все имеют различное проектное начало и, соответственно, мы можем говорить о БП сормовского или брянского типов.

Заметим, понятие «легкий — тяжелый» относится не к весовой, а тактической категории — подразумевается калибр артиллерийских систем находящихся на вооружении БС, а их масса — фактор вторичный (производный).

3. Эволюцию взглядов в рамках «лёгкий-тяжёлый» рассмотрим на примере БЧ БП Сормовского завода, поскольку их проектирование и постройка велись под прямым патронатом Центроброни.

«Штурмовой БП» — БС симметричной конфигурации с БПр в центре и двумя 4-осными 2-башенными 2-орудийными штурмовыми (легкими) БПл также симметричной архитектуры, вооруженными 3-дм пушками (полевые или зенитные) в голове и хвосте состава. Такая БЧ плюс база составляли матчасть в/ч «БП №…». Если судить по факту (не проектным и экспериментальным изысканиям), то эта концепция не подвергалась в РККА какой-либо ревизии два с половиной десятилетия и «скончалась» вместе с советскими БП, как таковыми. Все легкие БП стандартных типов тех лет (БП-35/37, БП-41, НКПС-42, ОБ-3, БП-43) являли собой одну и туже суть.

«Тяжелый БП» в годы ГВ в концептуальном видении РККА:

Налетная часть БП №4 «1-й тяжелый»

5. Налетная часть БП №4 «1-й тяжелый».

(СР, Л.К. Сиркен)

Тяжелая часть БП №4 «1-й тяжелый»

6. Тяжелая часть БП №4 «1-й тяжелый».

(СР. ЦМВС СССР 9194)

а). Первоначально в/ч на вооружении которой находятся две БЧ — легкая (налетная) и тяжелая. Таковым был БП №4 «1-й тяжелый». Его налетная часть (фото 5) симметричной конфигурации включала четыре 3-осные легкие БПл с 3-дм пушкой обр. 1902 г. в полноповоротной башне-каземате на каждой, расположенные попарно в голове и хвосте состава с БПр в центре. Тяжелая часть (фото 6) несимметричной конфигурации, эклектична, считая от головы: БПл ПВО путиловской постройки — две 3-дм пушки обр. 1914/15 г.; три БПл сормовской постройки с полноповоротными башнями-казематами — в двух первых по 42-лин пушке обр. 1910 г., в третьей — 6-дм гаубица обр. 1909 г.: легкая 3-осная БПл киевской постройки с 3-дм пушкой обр. 1902 г. в полноповоротной башне-каземате (фрагмент быв. БП Околотина); БПр.

В тактическом отношении налетная БЧ фактически выполняла роль штурмового БП и находилась непосредственно в зоне неприятельского огневого воздействия. Вторая выполняла функции тяжелого БП и, находясь во втором эшелоне, обеспечивала действия первой огнем своих тяжелых полевых орудий, подавляя легкую полевую артиллерию противника и нейтрализуя его штурмовые БП. Несостоятельность этой комбинации быстро показала боевая практика. Вполне логичная тактическая схема, примененная к одному БП, как тактической организационной единице, оказалась не приемлемой. Ведь реально имеем дело с бронепоездным соединением в составе двух в/ч. и: 1) далеко не всегда требовалась поддержка со стороны тяжелой части, тем не менее, в процессе тактических или оперативных перебросок она ходила в пристежку с налетной, будучи фрагментом единого организационного целого; 2) нередко против ничтожных сил противника под воздействием истерии боя совершенно бессмысленно вводилась в действие вся мощь легкой и тяжелой артиллерии налетной и тяжелой части, что влекло за собой неоправданный расход боеприпасов.

«1-й тяжелый» стал не только первым, но и последним тяжелым БП такой организации — налетная часть выделена в самостоятельную в/ч БП №4 «Центробронь», тяжелая — в/ч БП №4 (тяжелый), затем БП №196.

БЧ тяжелого БП №157 литер «Б»

7. БЧ тяжелого БП №157 литер «Б» с боевым ядром в составе одной 2-башенной БПл изготовленной на базе угольного полувагона, вооруженной 122-мм гаубицами обр. 1909. Паровоз полубронированный с элементами броневой защиты сормовского типа, тендер типовой сормовской бронировки.

(СР, А.П. Дикая)

Следует переход к узкофункциональной концепции. Т.е. в период ограниченного количества БП, симбиоз в одном БП возможностей легкого и тяжелого (универсальность, гибкость) казался логичным, даже в ущерб каждой из них, или превышения нормы нагрузки на рельс и т.п. По мерее увеличения числа БП появляется возможность одновременно держать на боевом участке и легкие и тяжелые БП. Отсюда естественно желание, в каждом из них предельно развить уровень свойственных ему функциональных качеств и получить совокупную боевую систему с высокими суммарными боевыми возможностями. Порознь каждый элемент системы мог уступать аналогу противника, но в совокупности крыли его как бык овцу.

б). Наблюдаем переход к тяжелым БП, как самостоятельным в/ч, по сути — отдельным БП, выдвигаемым на операционные направления для усиления группировки или на боевые участки для поддержки штурмовых БП только сообразуясь с необходимостью (заранее либо оперативно в «аварийном» порядке). Структура БЧ такого тяжелого БП отличалась компактностью — это, как правило, одна 4-осная тяжелая БПл, несущая одно или два тяжелых полевых орудия, бронепогреб и полуБПр, к примеру, БП № 157 литер «Б» (фото 7). Хотя вариантов можно встретить много.

Но и в этой комбинации схема «легкий — тяжелый» реальные потребности в полной мере не удовлетворяла. Очевидно, что невозможно безошибочно предугадать развитие событий так, что бы в любой абстрактно нужный момент во втором эшелоне стоял тяжелый БП или действительность позволила его туда мгновенно «телепортировать». Отсюда ниже следующие в) и г) с нарушение утвержденной классификации.

в). Штурмовые БП стандартного типа, у которых вместо четвертой 3-дм пушки обр. 1902 г. установлена 42-лин пушка обр. 1910 г. К примеру, БЧ БП №2 «Победа или Смерть» (фото 8) позднего состава, сформированная, видимо, в Бежице в 1920 г.

БЧ БП №2 «Победа или смерть»

8. БЧ БП №2 «Победа или смерть», ведущего свою родословную как в/ч от БП Зайцева. На первый взгляд БС полностью соответствует принятому в РККА стандарту штурмового БП – две легкие БПл сормовского типа при БПр брянского типа с 4-осным тендером, но если присмотреться, то «проблему» создает 2-я БПл в башне, которой установлена 107-мм тяжелая полевая пушка. Попутно отметим некорректное расположение головной БПл – лобовой оконечностью внутрь состава, что легко определить по расположению дополнительного защитного экрана, характерного для сормовских БПл первой серии.

(СР, ЦМВС 6711)

Вид на 2-ю легкую штурмовую БПл БЧ БП №71 им. Володарского

9. Вид на 2-ю легкую штурмовую БПл БЧ БП №71 им. Володарского (быв. №71 им. Ахтырского), слева от нее в кадре фрагмент 3-й тяжелой БПл.

(СР, ЦГАКФФД УССР 2-9780)

Тяжелая БПл БЧ БП №71 им. Володарского

10. Тяжелая БПл БЧ БП №71 им. Володарского (быв. №71 им. Ахтырского) постройки Сормовского завода, вооруженная двумя 107-мм тяжелыми полевыми пушками, размещенными в полноповоротных башнях-казематах.

(СР, Н.К. Дикая)

г). Штурмовые БП стандартного типа, штатная конфигурация БЧ которых дополнена тяжелой БПл. К примеру, БЧ БП № 71 им. Володарского (быв. №71 им. Ахтырского) в составе которой БПл, несущая две 42-лин пушки обр. 1910 г. в полноповоротных башнях-казематах (фото 9, 10).

Находясь в классе штурмовых БП такие БП (поз. в, г) характеризуются некоторой универсальностью, а по огневой мощи превосходили БП тяжелого класса.

д). Попутно, несколько отклонившись от темы, заметим, что проблема схемы «легкий — тяжелый» не была решена и в последующий период, когда дивизионная организация бронепоездных сил предполагала наличие в дивизионе двух легких БП (восемь 76,2-мм пушек) и одного тяжелого. Конфигурация последнего механически повторяла конфигурацию легкого — по одной 4-осной БПл в голове и хвосте состава и БПр в центре, с той разницей, что БПл были 1-башенные и несли каждая по 107-мм пушке обр. 1910 г. Эта логичная на первый взгляд структура самодостаточного дивизиона, формально красиво лежащая в контексте колорита РККА 30-х годов, стремительно ушла в прошлое уже в первые месяцы войны, а вместе с ней и армейские тяжелые БП, несмотря на то, что огневой налет стал основным видом боя БП, т.е. востребована функция железнодорожной батареи.

е). «98 С.Р.» (фото 11) в классификационную схему принятую в РККА вписывается только условно — по конфигурации состава и архитектуре БПл с оговорками ложится в концепцию штурмового БП, по составу артиллерийского вооружения ни соответствует ни одному классу, но формально может быть отнесен скорее к тяжелые. «24 С.У.» достроенный в Бежице можно классифицировать по пункту в).

Итоговое суждение: При разработке классификационной системы ЖТБН необходимо вводить раздел «БП промежуточного класса», в который заносятся БП соответствующие поз. в), г) и е).

Один из сильнейших БП РККА - №98 «Советская Россия»

11. Один из сильнейших БП РККА - №98 «Советская Россия». Боевое ядро в составе двух БПл конструкции Хлебникова, построенных на Днепровском металлургическом заводе. Каждая вооружена 107-мм тяжелой полевой и 76-мм легкой полевой пушками. По составу артиллерийского вооружения находится вне принятой РККА классификации.

(СР, А.П. Дикая)

БПл конструкции Хлебникова постройки Нижне-Днепровского завода

12. БПл конструкции Хлебникова постройки Нижне-Днепровского завода. Ретушь.

(СР, А.П. Дикая)

Первая реконструкция БПл БП №98 «Советская Россия»

13. Первая реконструкция БПл БП №98 «Советская Россия». Эскиз выполнен А. Диким на основе фото 11 и 35. Карандашные пометки на эскизе нанесены С. Ромадиным в процессе работы над новой реконструкцией.

(СР, А.П. Дикая)

БПл БП №98 «Советская Россия»

14. БПл БП №98 «Советская Россия». Снимок датирован 1920.

(СР, ЦГАКФД СССР 2109721)

Вторая реконструкция проекционных схем БПл БП №98 «Советская Россия»

15. Вторая реконструкция проекционных схем БПл БП №98 «Советская Россия». Выполнена С.Ромадиным в конце 80-х годов на основе критического анализа реконструкции А. Дикого с опорой на фото 14 найденное в фондах ЦГАКФД СССР. Результаты реконструкции опубликованы в журнале «Моделист-конструктор» №3 1990 и широко тиражируются пиратским образом без ссылок на источник.

БПл Хлебникова в составе БП 36-го (?) сп ВВ НКВД по охране железных дорог

16. БПл Хлебникова в составе БП 36-го (?) сп ВВ НКВД по охране железных дорог.

(СР, М. Коломиец)

2.2. Общее устройство. Каменские БПл (фото 12, 13, 14, 15, 16) — мощные 4-осные 2-башенные бронеединицы 3-слойной бронировки (и башни, и каземат), выполненной на швеллерном каркасе. Толщина внешней и внутренней металлических преград 24 мм каждой. Между ними — стальная пружинная (рессорная, в ряде случаев говорится — волнистая) прослойка. Такой «сэндвич» при попадании в него снаряда, поглощая энергию удара, но на вылет не пробивался. Как отметил один из членов команды БП №41 «Славный вождь Красной Армии Егоров», в составе БЧ которого имелась одна БПл конструкции Хлебникова (возможно, оставшаяся от «24 С.У.»): «…это должно было амортизировать удар снаряда и это мнение себя оправдало, ни один снаряд не мог пробить эти стены». Торцы каземата, занимавшего центральную часть площадки, сопрягались с крупногабаритными цилиндрическими башнями, высота которых равнялась высоте каземата. Башни венчались сферическим куполом. В центре купола находилось вытяжное вентиляционное отверстие, закрываемое крышкой, перемещающейся вверх-вниз посредством штока (отверстия приточной вентиляции в нижней части стенок башни). Тяжелая башня монтировалась на высоком поддоне и опиралась на размещенный в поддоне мощный роликовый подшипник, обеспечивающий угловое перемещение башни без затраты особых усилий. Поворот осуществлялся чрезвычайно легко воздействием на штурвал, подобный корабельному. От каземата башня совершенно изолирована. Вход орудийной прислуги и загрузка партии боеприпасов происходили через дверной проем, закрываемый стальными 2-створчатыми дверями, сдвигающимися по роликовым направляющим (на «24 С.У.» — петли). Сопряжение (плотное, глухое) башни с казематом обезопасило подачу боеприпасов из каземата в башню, исключило проникновение в каземат пуль и осколков снарядов, но сузило сектор горизонтального обстрела — 280°, т.е. не всегда можно было ввести в дело сразу всю артиллерию, особенно когда противник находился на курсовых углах.

Каждая БПл БП «98 С.Р.» несла одну 76-мм пушку обр.1902 г. и одну 107-мм пушку обр.1910 г. При формировании БЧ их ставили так, чтобы головной и хвостовой были 107-мм пушки. В последующем башенные орудийные амбразуры были дополнены броневыми плитами постоянно прикрывающими амбразурный вырез под стволом орудия.

На 2-башенной БПл БП «24 С.У.» — две 76-мм пушки обр.1902 г. На второй, достроенной как 1-башенная — одна 107-мм пушка обр.1910 г.

Единственная БПл конструкции Хлебникова в составе БП №41 была вооружена 48-лин гаубицами. Вслед за стволом орудия перемещалась броневая плита, постоянно перекрывающая просвет амбразуры. При необходимости орудие полностью задвигалось в башню, и амбразура полностью перекрывалась бронеплитой. Большим недостатком в отношении обеспечения гаубиц БПл-ки боеприпасами было то, что гильзы и пороховые картузы находились на специальных вспомогательных ПЛ и при попадании осколков легко воспламенялись.

Каземат каждой 2-башенной БПл имел одну входную дверь, выполненную в бортовой стенке, а 1-башенная ПЛ — одну дверь в торцевой стенке и соответственно оборудовалась площадкой с трапами, смонтированной над ударным и сцепным устройствами базовой платформы. В каземате вдоль бортов установлены стеллажи для боеприпасов. В днище ПЛ два аварийных люка для выброски десанта, наблюдателей и вообще «всяких потребностей».

2-башенные площадки вооружались двумя бортовыми (по одному на борт) пулеметами сист.М на штатных лафетах и одним со штатным лафетом в полноповоротной башне-НП, расположенной на крыше каземата. В башне на железном сидении размещался командир БПл или наблюдатель/корректировщик, его помощник стоял на трапе. На «98 С.Р.» в ходе ремонтных работ свободно стоящие на полу каземата пулеметы заменили пульустановками, причем местоположение установок изменялось, как минимум, дважды. На каземате 1-башенной БПл «24 С.У.» было смонтировано две башни-НП.

Связь между бронеединицами БЧ — полевая телефонная. Командир БП нередко располагался на головной БПл.

Внешний вид БПл был весьма внушителен. Масса достигала почти 80 т и не допускала движения БП по слабому полотну и легким деревянным мостам, что и доставило определенные сложности при проходе БП «98 С.Р.» по наспех восстановленному мосту не перегоне между Конотопом и Льговом, при переброске по маршруту Брянск — Белгород. Задержка в движении БП имела место и на Мерефском мосту.

В тоже время основательно усиленная шпрегилями базовая платформа позволяла БПл выдерживать сильнейшие ударные нагрузки. Так ночью во время прохода по мосту через р.Псел БП «98 С.Р.» с ходу налетел на сцепку из 6 вагонов груженных лесом и рельсами. В результате все вагоны оказались под откосом, а головной БПл потребовался всего-навсего беглый ремонт, произведенный в течении нескольких часов.

Избыточная масса БПл накладывала ограничения и на скорость передвижения. В этой связи имела место следующая ситуация: во время форсированной переброски БП «98 С.Р.» от ст. Бобровицы к ст. Жмеринка на поддержку отступающих частей 27-й дивизии 12 А (лето 1919) БП шел настолько поспешно, что на БПл горели буксы и их приходилось полевать водой со вслед идущего вспомогательного паровоза.

БПл Хлебникова в составе БП 36-го (?) сп ВВ НКВД по охране железных дорог

17. БЧ БП №17 «Смерть или победа» по состоянию на октябрь 1919. Процесс постройки и оборудования этого БП размыт и в пространстве и во времени, в частности можно говорить о «зачатии» в Панютино и последующей роли луганского завода Гартмана.

(СР, ЦМ ВС номер негатива утрачен)

Проекционные схемы БПл БП №17 «Смерть или победа»

18. Проекционные схемы БПл БП №17 «Смерть или победа». Несмотря на всю оригинальность архитектуры БПл практически соответствует стандарту штурмового БП РККА. Можно назвать «неуставными» две пулеметные башни на крыше каземата и отметить «не доведенный» до качества командирской башни, расположенный в центре, выход на крышу каземата (вытяжная вентиляция). Кроме того, в башне одной из БПл была установлена 107-мм полевая пушка. Т.о. данный БП следует относить к БП промежуточного класса. Особо отметим характерный крепежный элемент скрепления цилиндрических башен с башенными куполами – два коротких уголка расположенные друг к другу под прямым углом и стянутые болтами. Это своеобразное решение позволяет обратить целевое внимание сразу на несколько БП.

(Приведенная реконструкция проекций БП №17 «Смерть или победа» была выполнена С.Ромадиным в конце 80-х годов и опубликована в журнале «Моделист-Конструктор» №3 1990. Материалы этой публикации поныне широко используются пиратским образом в качестве иллюстративного материала без ссылки на источник.)

транспарант (знамя) БП №17 «Смерть или победа»

19-20. Фрагменты фото 17. Как сейчас нередко говорят: «Es ist phantastisch!». На транспаранте (знамени) БП №17 «Смерть или победа» изображен силуэт не его «кровной» БПл, а БПл Хлебникова каменской постройки, причем весьма детальный – изображены даже отверстия приточной вентиляции. Попутно обратим внимание на слоган (девиз) интересный и содержанием, и написанием: «Вперед! К коммунистическому маяку за мир трудящагося народа. Мы путь земли укажем новый владыкой мира будет труд». В слове «путь» графика символа «т» и «ь» слиты в единый образ.

силуэт БПл Хлебникова
БП мобилизационного формирования (1941) 110-го сп ВВ НКВД по охране железных дорог

21. Хорошо известный в сети фотоснимок БП мобилизационного формирования (1941) 110-го сп ВВ НКВД по охране железных дорог (с 21.10.42 ОБП №28). В годы гражданской войны этот модернизированный состав принадлежал в/ч БП №17 «Смерть или победа».

(Интернет)

По общей концепции БПл Хлебникова стоят в одном с БПл БП №17 «Смерть или победа» (фото 17, 18, 19, 20, 21), №58 (№11) «Истребитель» (фото 22). Аналогично решена 2-я башня 2-й БПл БЧ БП №121 «Красноармеец» (фото 23). Какова здесь роль Хлебникова не известно, но единообразных конструктивных решений сравнительно много, тем более, что эти БП резко отличаются от всего того, что завод Гартмана строил до того, т.е. возможно предположить — после эвакуации из Каменского Хлебников осел в Луганске (малообоснованное предположение). Характерно, что на знамени БП №17 изображена БПл БП №98. При сравнении БПл №98/№24 и №17/№58 видим — башни отделены от каземата, и т.о. сектор обстрела из орудия по горизонту увеличен. Однако операция подачи боеприпасов из каземата в башню небезопасна. Поэтому при модернизации пространство между башней и казематом было прикрыто защитными бронеэкранами. Кроме того, характерными отличиями этих БПл, от БПл №98/№24 было: возвышение башен над крышей каземата; количество и расположение бортовых пульустановок в соответствии со стандартом принятым в КА. На №17/№58 пулеметы размещены, как требует стандарт (по бортам), но сохранено и размещение пулеметов в башнях на крыше казематов. Причем количество башен увеличено по сравнению с №98/№24, хотя у №24 на 1-орудийной БПл тоже 2 пулеметные башни.

Концепция Хлебникова тиражируется в конструкции ряда польских БП, построенных в 1920. Оснований говорить о заимствовании идеи нет, хотя идентичность БПл БП №98 и 2-башенных 4-осных БПл польского БП №13 «General Sosnkowski» очевидна (фото 24, 25). Они были спроектированы в августе 1920 под руководством к-на С.Черепинского (S.Czerepinski и A.Woysbun) под эгидой Управления строительства бронепоездов в Познане и построены в сентябре на познанском предприятии Х.Цегельского (H.Cedielski).

БПл БП 62-го сп ВВ НКВД по охране железных дорог

22. БПл БП 62-го сп ВВ НКВД по охране железных дорог (с 21.10.42 ОБП №39). Аннотация сообщает, что номер БПл - 87403, но ни завод изготовитель, ни время постройки неизвестны, В годы гражданской войны этот модернизированный состав принадлежал в/ч БП №58 (№11) «Истребитель». См. на стык башенных цилиндров и куполов.

(СР, Музей истории ВВ МВД СССР. 4571)

БПл БП №121 «Красноармеец»

23. БПл БП №121 «Красноармеец». См. на стык башенного цилиндра и купола 2-й башни и верхнюю кромку подбашенного барабана 1-й башни, который представляет собой, видимо, верхнюю часть башенного цилиндра некогда утраченной башни по конструкции идентичной 2-й. Посредством импровизированного погона она сопряжена с заимствованной «неродной» башней меньшего диаметра.

(СР, ЦМ ВС СССР 67091)

Артиллерийская 4-осная БПл БП Войска Польского №13 «General Sosnkowski»

24. Артиллерийская 4-осная БПл БП Войска Польского №13 «General Sosnkowski» сопоставимая по концепции с БПл конструкции Хлебникова. Хорошо заметна разновысотность башен. Практически по всем параметрам полностью соответствует стандарту штурмового БП принятому в РККА. Соответствие таково, что в популярном в 30-х годы советском обозрении «Современные средства броневых войск» К.Степного (М., Госвоениздат, 1933) такой БС ошибочно аннотируется (с.18) как «русский бронепоезд периода Первой мировой войны».

(J. Magnuski. «Pociag pancerny «Danuta»» (TBiU №18). Warszava. Wydawnictwo MON. 1972)

Польский БП №13 «General Sosnkowski» поверженный немецкой авиацией

25. Польский БП №13 «General Sosnkowski» поверженный немецкой авиацией 10.09.39 на станции Лохув. Интересно, что БС начисто лишен каких-либо средств ПВО. Фотоснимки немецких военных позирующих на его фоне довольно часто встречаются на интернет-аукционе ebay.

(СР, ЦГАКФД СССР трофейный фонд, Оп. 3 №206 сн. 9)

Тот же С.Черепинский явился автором 1-башенных 2-осных БПл, спроектированных в 1920 под патронатом Варшавского управления строительства бронепоездов и построенных в том же году на предприятиях Gerlach и Pulst в Варшаве. По существу это 2-осная аналогия 4-осной 1-башенной БПл БП «24 С.Р.». Они находились в разных БП, а в 1929 были соединены в БП №55 «Bartosz Glowacki» (фото 26). Аналогичны БПл БП «Hallerczyk» (фото 27, 28, 29).

Артиллерийская 2-осная БПл номер 630728 БП 58-го сп ВВ НКВД по охране железных дорог

26. Артиллерийская 2-осная БПл номер 630728 БП 58-го сп ВВ НКВД по охране железных дорог. Бывший БП Войска Польского №55 «Bartosz Glowacki». Сдан неповрежденным представителям Красной армии во Львове 22.09.39.

(СР, Музей истории ВВ МВД СССР 4553)

Польский БП «Hallerczyk»

27. Польский БП «Hallerczyk».

(СР, проекция и фото получены в свое время (90-е годы) от Я.Магнусского, в правом углу проекционной схемы пиктограмма - «М 82»)

Польский БП «Hallerczyk»

29. Польский БП «Hallerczyk».

Артиллерийская 2-осная БПл польского БП «Poznanczyk»

30. Артиллерийская 2-осная БПл польского БП «Poznanczyk».

(СР, Я. Магнусский)

Подобным образом были решена БПл БП «Poznanczyk», изготовленная в начале 1919 в Варшаве (фото 30).

III. О тяге

из переписки А.И. Дикого с Г.Н. Коваленко
из переписки А.И. Дикого с Г.Н. Коваленко
из переписки А.И. Дикого с Г.Н. Коваленко
из переписки А.И. Дикого с Г.Н. Коваленко

31-34. Несколько листов из переписки А.И. Дикого с Г.Н. Коваленко, где Анатолий Иванович пытается выяснить детали внешнего облика БПр БП №24 «Советская Украина».

(СР, А.П. Дикая)

Какую конфигурацию имел первоначальный БПр «98 С.Р.» неизвестно. Потеряли его вскоре после начала боевых операций. В р-не ст. Гоголево он был разбит огнем артиллерии и выведен в ремонт. Вследствие этого в качестве тяги использовали обычный черный паровоз. Как долго и какой БПр работал потом в составе «98 С.Р.» не ясно. БПр «ОВ» №7549 с 3-осным тендером, присутствующий на фото 11 был закончен бронированием на заводе Греттера и Криванека (Киев) 20.11.20.

«24 С.У.» получил свой БПр в Бежице. Некоторое представление о его внешнем облике мы может составить по ответам Г.Н. Коваленко на вопросы А.И. Дикого (фото 31, 32, 33, 34). Это полубронированный «Щ» (броня 12-15 мм), видимо брянской бронировки. Паровоз «Щ» введен в состав «24 С.У.» в силу большого веса хлебниковских БПл-к и, кроме того, БЧ этого БП комплектовалась 4-мя КПл. Забронированы: будка машиниста и контрбудка тендера с боков и сверху; ходовая часть паровоза; сухопарник, песочница и главный регулятор накрыты одним общим коробом; на тендер навешен броневой пояс. Тендер не бронирован сверху и по ходовой части. Котел забронирован только спереди — 12 мм мягкое железо, аналогично защищен тендер сзади. Котел окрашен, как и вся навешенная броня, в темно-зеленый цвет, надписи на борту черные. КНП не оборудован рубкой, связь с БПл-ками рупорная и посредством телефона. Фонарь снят.

IV. История «Первого бронебашенного поезда «Советская Россия» (№98 «Советская Россия»)

Боевой путь

По материалам фондовой книги ЦГАСА: Действующая армия — Брянск — Комаричи — Курск — Обоянь — Дмитриев — Екатеринбург.

По воспоминаниям П.М.Бойко: Жмеринка — Полтава — Гоголево — Бахмач — Ромны — Гомель — Брянск — Кролевец — Конотоп — Сумы — Белгород — Харьков — Мерефа — Лозовая — Александровск (Запорожье) — Пологи — М. и Б. Токмак — Федоровка — Мелитополь — Алексеевка — Геническ — Чонгар (разночтение: Сиваш — Крым) — Федоровка — Мелитополь — Александровск — Славянск — Лозовая — Харьков — Пологи — Каменское — Краматорск — Дебальцево — Харьков — Москва — Екатеринбург (Свердловск) — Тюмень — Курган — Уфа — Брянск (фото 35, 36).

БПл БП №98 «Советская Россия»

35. БПл БП №98 «Советская Россия». Южный фронт. Снимок датируется 1919 (?) Отметим изменения в местоположении бортовой пулеметной установки и сравним с фото 14.

(СР. А.П. Дикая, ЦГАКФД СССР Альбом 1226 сн. 39)

Знамя БП №98 «Советская Россия»

36. Знамя БП №98 «Советская Россия». Очевидно, что в основу композиции положен сюжет фото 11.

(СР. А.П. Дикая, ЦГАКФД СССР Альбом 1226 сн. 40)

Командный состав.

По ЦГАСА: командиры П.М. Бойко, Л. Сухарев; военкомы: Слесаренков, А.И. Агапов, Ю. Ибатусин.

Бобровицы

В порядке испытания вооружения БП направлен на ст. Бобровицы, где обстрелял боеформирование «зеленых». Затем после осмотра его наркомвоеном Украины Н.К. Подвойским передан в оперативное подчинение 12А (командующий К.Е.Ворошилов) и переброшен на ст. Жмеринка для поддержки отступающих частей 27-й дивизии.

Жмеринка

БП был встречен лично комдивом-27 с почетным караулом и оркестром. После рапорта о прибытии и изучения обстановки БП вышел к передовой, взяв на борт б-он пехоты и оркестр. С его появлением красная пехота перешла к атакам и заняла Казатин.

Гоголево

БП перебрасывают к Полтаве для прикрытия отступающих войск, однако, дойдя до ст. Гоголево он вязнет в жестоких боях, поддерживая части сдерживающие наступление добровольцев.

Противник обошел БП и подорвал мост. Восстановительные работы (клеть из шпал) проводились под огнем. Бой, в ходе которого экипаж проявил исключительный героизм, продолжался 10 час. Когда огнем артиллерии был разбит БПр, а командир БП контужен команда базы вывела БЧ с помощью вспомогательного паровоза. При этом во время буксировки состава БПл продолжали вести огонь.

Выведенный из строя БПр пошел в ремонт, а БП продолжал оставаться на участке, прикрывая отступление к Бахмачу, используя в качестве тяги обычный черный паровоз.

Ромны

БП прикрывает отход частей 12А от Кременчуга. Дважды ночью он врывался на ст. Ромны, и, как говорил П.М. Бойко, «выгоняя белых без штанов».

На перегоне между ст. Ромны — ст. Бахмач имела место «типовая» ситуация часто встречающаяся в литературе применительно к тому или иному БП, т.е. в данном случае дал течь котел паровоза «С.Р.». Машинисты Ялоза (депо Лозовая) и Киселев (депо Авдеевка) забросали топку углем, и первый из них полез забивать прохудившуюся трубу. Когда его вытащили кожаные брюки и куртка на нем так сжались, что их нельзя было снять. К этому времени БП уже был окружен противником, но удалось снова поднять пары и отойти на ст. Бахмач.

На участке Бахмач — Конотоп — Макошино БП находился в оперативном подчинении 48-й дивизии 12А и взаимодействовал с 111-м и 112-м полками, базируясь на ст. Макошино.

Пока «С.Р.» теснит неприятельские БП на одно направлении, противник при поддержке БП наступал на другом. «С.Р.» уходит на угрожаемый участок, в это время противник усиливает давление на оставленном направлении. Так ст. Бахмач несколько раз переходила из рук в руки. Колорит в события добавляла ландшафтная обстановка — на ряде участков «С.Р.» оказывался значительно выше БП противника и не мог их обстреливать (приходилось прибегать к ручным гранатам), в свою очередь и неприятель не мог обстреливаться «С.Р.».

Рейд

В ходе атак «С.Р.» оторвался от тылов, а пехота 111-го полка в это время под натиском белых оставила ст. Бахмач и отступила в направлении Конотопа. Не имея возможности пробиться к своим через Бахмач, или имея, но, оценив ситуацию как безнадежную, БП пошел в тыл противника к ст. Дмитриевка. Со стороны ст. Ромны неприятельских БП не было, т.к. их оперированию здесь препятствовал разрушенный мост. Однако пехота белых не знала этого нюанса и принимала болтающийся у них в тылу БП за свой. Некоторые части посылали к БП связных с донесениями, которые, естественно, уже не возвращались. Так на БП приняли приказ, немедленно выйти на передовую, поскольку красные ведут интенсивные атаки со стороны Конотопа. «С.Р.» на всех парах пошел назад к ст. Бахмач, занятую большим количеством неприятельской пехоты и где находился БП противника, действующий в направлении Конотопа, со стороны Киева. Неожиданный удар с тыла внес дезорганизацию в действия белых. Они перенесли весь огонь на «С.Р.», а их БП покинул станцию. Пехота красных бросилась в атаку, почувствовав послабление, но артиллеристы, не разобравшись, что происходит приняли «С.Р.» за БП противника и начали его интенсивный обстрел. Т.о. «С.Р.» принял на себя весь огонь не только белых, но и артиллерии красных. Только искусное маневрирование спасло БП от гибели под этим ураганным огнем, когда ему приходилось своей артиллерией поддерживать пехоту красных, одновременно увертываться от ударов артиллерии красных. Когда пехота взяла Бахмач, то на батареи были посланы связные с требованием прекратить обстрел своего БП. Теперь с батарей на БП помчались посыльные с извинениями и выражением всех степеней сожаления по поводу случившегося. Бронепоездники были великодушны, им удалось обойтись без потерь, за что следовало благодарить слабо подготовленных красных артиллеристов.

Бахмач

БП отошел на ст. Макошино, заправил паровоз, взял боеприпасы и снова вышли к ст.Бахмач. Прибыв на боевой участок, связались с командиром 111-го полка и ознакомились с обстановкой. Линия фронта от ст. Бахмач до Макошино проходила почти по железной дороге. Местность лесистая. Внезапный выход противника на «железке» был вполне вероятен, т.о. тыл БП находился под постоянной угрозой, путь отхода мог быть отрезан в любую минуту. В этой связи вселяла беспокойство неясность положения на правом фланге, где в лесном массиве шла нервозная перестрелка. «С.Р.» стал выходить со ст. Бахмач в направлении ст. Дочь. БП еще не успел покинуть пределы станции, как врезался в боевые порядки деникинской кавалерии. Его командир (П.М. Бойко) даже не понял, что происходит, и только проехав еще ок. 2 км, наткнувшись на группу из 50 пленных красноармейцев, осознал происходящее. Конвой, конечно, разогнали, красногвардейцев взяли на борт и немедленно вернулись на выручку 111-го полка. Огонь БП дезорганизовал действия неприятельской кавалерии и прикрыл отход полка.

БП снова направился к ст. Дочь. Оказалось, что пехота красных уже оставила и эту станцию. Вновь пошли к Бахмачу. Там вступили в перестрелку с БП-ми противника, и заставили их отойти. На станции спасли от расстрела 40 пленных красноармейцев.

Опять вернулись на ст. Дочь. Вечером связались с отступившим кавотрядом красных и обсудили ситуацию — ночью кавотряд ушел, держа направление на Конотоп, а БП утром отправился на ст. Бондаревка.

Бондаревка

В 11 час дня на станцию прибыла летучка, доставившая кухню и боеприпасы (снаряды). Т.к. экипаж БП два дня не покидал передовой, толком не ел и не отдыхал, все быстро заправили свои котелки и, рассевшись прямо на путях и перроне, делились впечатлениями с поварами.

Наблюдатель, расположившийся на крыше блокгауза, сообщил, что со стороны противника наблюдается появление дымовых паровозных султанов. Бойко скомандовал: «Кончай завтракать! Срочно грузить снаряды!». Начбоепитания доложил, что получена сотея 42-лин снарядов. Этого было мало: лобовое орудие 107-мм, второе и третье — 76-мм. Бойко сам влез на крышу блокгауза: в 5 — 6 км в лесу выделялись 7 паровозных дымов. Исходя из особенностей неприятельской бронепоездной тактики, организации БП и припоминая названия БП противника, встречавшихся на ст. Бахмач, он предположил, что на подходе 5 БП, 1 ремонтный и 1 вспомогательный поезд.

По воспоминаниям Бойко (особо подчеркнем это обстоятельство) против одного его БП выдвигались:

Название бронепоезда Количество орудий, шт Количество пулеметов, шт
«Князь Пожарский» 5 10
«Орел» 4 8
«Выручай своего!» 4 10
«Вперед на Москву!» 4 х 100-мм (морских) 10
«Витязь» 3 8
Итого: 20 46

Если считать так, то видимо, имеем дело с единственным в истории боем 1 БП сразу с 5 неприятельскими. Правда, описание рассматриваемого события в известной работе А.А. Власова «О бронепоездах Добровольческой армии» в данной части не совпадают — см. журнал «Военная быль» №102 (январь 1970) Гл 18 (с. 43-44) или сборник «Белые бронепоезда в Гражданской войне» (М., Яуза, 2007) Гл. 18 (с. 212-213). Здесь упоминаются только 3 БП, присутствовавшие непосредственно на этом участке (см. ниже).

Редакции газеты «Зоря» и 5 БП показалось маловато. Поэтому в опубликованных 19.04.57 воспоминаниях П.М. Бойко бой идет сразу с 6 БП. Т.е. всего дымов было 7, БП принадлежало 5, следовательно, как подсказывает редакционная «арифметика», БП было 6. Причем из них 3 («Орел», «Славный витязь», «Князь Пожарский») оказались захваченными.

Разночтение в датировке — август и 08.09.19 следует списать на использование календарей «нового» (П.М. Бойко) и «старого» (А.А. Власов) стиля.

Деникинские БП открыли огонь по станции. Летучка с кухней спешно дала стрекоча в направлении Макошино. Противник, расценив оставляемый ею дымный след, как признак отхода БП со станции повел интенсивный обстрел уходящей летучки. «С.Р.» стоял незамеченный возле станции, закрытый деревьями, которые ему мешали открыть огонь. Выход навстречу противнику был нецелесообразен — позиция за станцией невыгодная, открытая местность. Принять бой решили из засады.

БП противника, убедившись, что со станции никто не отвечает, стали быстро приближаться к Бондаревке, продвигаясь одновременно по двум путям.

Лесопосадка мешала Бойко отслеживать ситуацию находясь на крыше БПл и он отошел на железнодорожное полотно при этом лихорадочно решая, как потом вспоминал: «С какого начать? Бить последнего, чтобы не дать им отойти — первые могут разбить меня. Начать бить первого, те уйдут безнаказанно. Я решил — начинаю с первого. Выведу его из строя, перенесу огонь на последнего и остальные. Это и начал выполнять. Велел зарядить орудие и ждать моей команды».

Ход боя по воспоминаниям П.М.Бойко:

«Бронепоезда деникинцев подошли к семафору, сделали несколько выстрелов через станцию, по направлению отхода нашей летучки. Но нас еще закрывали от них деревья возле станции, так как железная дорога поворачивала на входных стрелках. Только бронепоезд «Орел» вошел в стрелки, я скомандовал «Огонь!»

Выстрел первого орудия. Наводчик, матрос Мошкин, попал в буксу первой бронеплощадки. Я командую «Беглым! Огонь!» Мне с площадки отвечают, что лобовое орудие вышло из строя, лопнул боек ударника. Даю команду: «Полный ход назад!». «Есть!» — отвечает машинист Киселев. Но тут же передает — паровоз вышел из строя. Это слышит вся команда. Запасные бойки к орудийному замку не подходят, стрелять нечем. Третье орудие можно было ввести в действие не ближе полутора или двух километров, а остальные два только на поворотах.

Создавшееся положение было ясно для меня, а также всей команде. Вижу, открываются двери башен и площадок. Красноармейцы брали винтовки, пулеметы, гранаты и выпрыгивали из площадок.

Угрожая револьвером, командую: «По местам!», машинисту — «Стой на месте, исправляй паровоз!». И далее: «С четвертого орудия снять замок и перенести на первое!» Это успокоило. Команда вся села по свои места. На четвертом орудии снимают замок, а также и на первом.

Подбегаю к паровозу. Киселев и его помощник с винтовкой выходят из паровоза, тоже собираются тикать. Беру его за шиворот, угрожаю револьвером и веду на паровоз.

Что Киселев ни делает, а паровоз стоит. Даю команду: «Полный вперед!». Киселев выполняет — паровоз рванулся. Даю команду — «Назад!». Бронепоезд пошел назад, медленно-медленно набирает скорость. Открываю дверь, наблюдаю за действиями бронепоезда деникинцев — стоит как мертвый. «Эх, — подумал, — если бы позволяли орудия, я бы его побил на месте». Когда мы тронулись, белые засуетились возле орудий. Первое орудие наводят прямо на меня — в паровоз. Выстрел. Снаряд попадает в дверь, пробивает ее, чуть ли не задевает мое колено, и далее в тендер и рикошетом отлетает влево на 10 — 15 метров, и там разорвался. «Советская Россия» набирает скорость, осыпаемый градом снарядных осколков.

С четвертого орудия на ходу соскочили с замком, Их подхватили на первом орудии. Бронепоезда противника гонятся за нами по двум путям. «Орел» впереди на втором пути. Даю команду — второе и третье орудия на правый борт, как поравняются открыть огонь. Машинисту: что бы ни было, если будет сигнал — остановиться немедленно, не зевать. Сам выскакиваю из паровоза, на первой площадке меня подхватывают.

На орудии заканчивают подвешивать замок. Замковый, матрос Амоев командует: «Орудие готово — заряжай!» Даю команду наводчику Мошкину: «Прицел ноль! По прямой наводке! Огонь!» Выстрел. Падения снаряда не вижу. Повторяю: «Огонь!» Еле заметил вправо в лесу дымок. Подбегаю к Мошкину, за шиворот отбрасываю, поправляю установку прицела, проверяю, а отражатель неправильно выставлен. Поправляю, устанавливаю прицел, угломер и целик на 0-0, навожу. Заряжающий командует: «Готово!». «Огонь!» Первый снаряд попадает в рубку командира бронепоезда «Орел», пробивает ее и отрывает голову капитану Муромцеву. Этот же снаряд летит в паровоз и срывает левый инжектор. Еще 15 выстрелов беглым. Бронепоезд замер на месте, команда покидает «Орел». Заработали пулеметы «Советской России», а артиллеристы перенесли огонь на «Князя Пожарского». Несколько попаданий — начал отходить. На выручку бронепоездам мчится вспомогательный паровоз, объятый пламенем, отходит (работал на нефти).

Даю команду «Вперед!» Поравнялись с «Орлом». Хотел осмотреть. Меня не допускают, говорят, что в площадке юнкера раненые с револьверами. Прикажите — мы их докончим. Посылаю разведчиков. Они обезоруживают раненых — убивать я не велел.

…Нам удалось отогнать остальные бронепоезда и занять станцию Бондаревка. Дальше продвигаться не могли.

Для обеспечения вывоза бронепоезда «Орел» я дал распоряжение взорвать путь. Подрывник Шипков, как крот подкопал под рельсу, заложил 10 — 15 кг пироксилина и взорвал. Так взорвал, что не только рельсы, но и насыпь разворотил.

Для вывода бронепоезда «Орел» нам было необходимо отойти на стрелку в район моста. Но мы опасались это делать, так как, снявшись с занимаемой позиции, уже не могли контролировать подход бронепоездов противника, которые получали возможность восстановить путь и увезти «Орел» в свое расположение. Я послал на станцию Макошино связного Корсака на велосипеде. Тот сгоряча наскочил на столб. В конечном счете, прибежал на станцию Макошино. Там паника. В Макошино видели как «Советская Россия» смешался с бронепоездами белых и посчитали, что наш бронепоезд взят противником. Когда Корсак стал просить паровоз для вывоза бронепоезда «Орел», то в ответ получил: «Куда паровоз? Нам нужно эвакуировать эшелоны! И какой там «Орел», когда «Советская Россия» взят белыми! Мы сами видели!» Корсак вскочил молча в паровоз и угрожая оружием, заставил машиниста ехать к передовой.

Тем временем я осмотрел «Орел». В боевой рубке было обнаружено тело капитана Муромцева с оторванной головой. В его полевой сумке нашли приказ деникинского командования, где ставилась задача пяти бронепоездам и капитану Муромцеву любой ценой уничтожить бронепоезд «Советская Россия» или ликвидировать его командира. Кто доставит голову командира бронепоезда «Советская Россия», то есть мою, товарища Петра Бойко, тот получит 15 000 руб. Оказалось у белых была агентурная сводка слежки за мной в течении трех месяцев. Но им не удалось меня убрать, так как я все время находился на бронепоезде.

«Орел» вывезли на станцию Макошино и отправили на ремонт в Брянск. Ему было присвоено имя Бойко. Из Брянска бронепоезд №21 им. товарища Бойко был направлен на Польский фронт.

Неудачи не перестали преследовать бронепоезда белых. После того, как они поспешно удалились от станции Бондаревка, а бронепоезд «Советская Россия» прекратил преследование, так как уже практически расстрелял весь боекомплект и утратил связь со своим тылом, подбитый в бою паровоз налетел на бронепоезд «Князь Пожарский» и завалился на рельсы. Когда на следующий день бронепоезд «Советская Россия» продвигался к станции Дочь, то на месте крушения обнаружил брошенный паровоз, несколько разбитых валяющихся контрплатформ и разбросанные скаты ходовых тележек. Деникинцам с трудом удалось поднять бронепоезд на рельсы и уйти из зоны боев».

Поскольку под рукой у читателя работы А.А. Власова может не оказаться, приведем цитату: «Действовавший совместно с частями 5-го конного корпуса легкий бронепоезд «Орел» двинулся на рассвете 8 сентября из района узловой станции Бахмач в северном направлении. Бронепоезду удалось дойти без боя до станции Дочь, примерно в 20 верстах к северу от Бахмача, между тем как блиндированный поезд «Полковник Гаевский» и тяжелый бронепоезд «Князь Пожарский» находились в нескольких верстах позади. Между станцией Дочь и следующей станцией Бондаревка бронепоезд «Орел» вступил в бой с двигавшимся навстречу бронепоездом красных. После короткой перестрелки неприятельский бронепоезд, по-видимому, подбитый, начал отходить. Бронепоезд «Орел» преследовал противника, не дожидаясь подхода остальных наших бронепоездов. За станцией Бондаревка с отходившего неприятельского бронепоезда стали сбрасывать бревна на полотно железной дороги. Затем бронепоезд красных остановился. Продолжая обстреливать противника, бронепоезд «Орел» подошел к препятствию на пути и должен был тоже остановиться. До противника оставалось меньше 100 сажен. Не ожидая военной хитрости красных, чины команды бронепоезда «Орел» спустились на полотно и стали сбрасывать бревна. В это время из-за поворота двухколейной железной дороги внезапно появился другой бронепоезд красных под названием «Советская Россия», сильно вооруженный. Он открыл огонь в упор из двух 42-линейных орудий. Один из его первых снарядов попал в орудийную башню головной бронеплощадки бронепоезда «Орел», который не мог больше стрелять вперед. Следующий снаряд противника сорвал командирскую башенку, в которой находился командир бронепоезда капитан Муромцев. Обезглавленное тело командира упало на пол площадки. Еще один неприятельский снаряд попал в сухопарник паровоза. Машинист был убит, а офицер-механик бронепоезда выброшен взрывом. Из паровоза стали вырываться клубы пара. Противник продолжал яростный обстрел бронепоезда «Орел», который не мог обороняться. Примерно в двух верстах показалась конница красных, рассыпавшаяся в лаву. Команда бронепоезда «Орел» сошла с боевых площадок, взяв с собой раненых, и стала отходить под обстрелом противника. При этом команда вновь понесла потери убитыми и ранеными. Отойдя примерно на две версты, команда бронепоезда «Орел» встретила блиндированный поезд «Полковник Гаевский», на который она была посажена и доставлена в Бахмач. Всего за день 8 сентября из состава команды бронепоезда «Орел» были убиты командир капитан Муромцев и 5 нижних чинов, ранены 2 офицера и 6 нижних чинов. Разбитый боевой состав остался у красных. В скором времени, после занятия нашими войсками станции Бондаревка, тело капитана Муромцева, уже погребенное крестьянами, было вывезено и отправлено в Севастополь. Там оно было предано земле на братском кладбище 13-й артиллерийской бригады».

Брянск

Присутствие «С.Р.» на несколько дней стабилизировало обстановку — БП удерживал железнодорожный мост на р. Десна у Макошино, вел перестрелку с артиллерией добровольцев, выполнял короткие разведывательные рейды, несколько раз выходил на ст. Бондаревка в расположение белых. Тем не менее, вскоре красные вынуждено взорвали макошинский мост, противник же приближался к Гомелю и поскольку это был единственный путь отхода «С.Р.» отвели в Брянск и уже оттуда перебросили на Конотоп.

Конотоп — Льгов — Белгород — Харьков — Лозовая — Синельниково

Между Конотопом и Льговом БП задержался у взорванного моста, на восстановлении которого трудилось всего 10 чел. По расчетам инженера, руководившего работами требовалось 10 вагонов со шпалами, 20 — 40 вагонов балласта и ударная работа в течении почти месяца, а при увеличении численности работающих и участии команды БП на восстановлении ушло бы порядка 10-12 дней.

В близлежащие села с БП направились три группы бойцов с задачей обеспечить к завтрашнему утру явку 300 чел — к 7 час утра прибыли 500 чел. Их поставили на бутовку, в качестве балласта брали камень, уложенный вдоль железной дороги. Уже к 12 час дня все закончили и начали укладывать шпальную клетку. Как только набрали заданную высоту, поставили 8 паровозных домкратов и начали поднимать мост. К 5 час мост был поднят, а поврежденные рельсы и шпалы заменены. Инженер требовал, что бы эксплуатацию моста начали после того, как будут доставлены и подведены под мост не менее 100 шпал и сняты домкраты. П.М. Бойко: «Я велел послать пробный паровоз. Инженер лег на путь, заявив, что пропустит паровоз только через свой труп. Мы его взяли, как он бедный не плакал, не вырывался. Через мост прошел пробный паровоз, а после его возвращения пошла база и бронепоезд «Советская Россия». Когда мы приехали в Льгов, там все разбежались, то есть начальство. Заправив паровозы, взяв проводников, двинулись на Белгород. Путь был тяжел. На этом перегоне не было водоснабжения, водокачки взорваны. Воду брали из колодцев ведрами, а топливо — разбирали сараи у будочников. Так мы прибыли благополучно, если не считать того, что ночью на мосту через реку Псел с ходу налетели на шесть вагонов, груженных лесом и рельсами (см. выше)… мы пошли в Харьков. На два дня нас задержал Мерефовский мост… далее Лозовая, Синельниково».

В Синельниково размещался штаб 14А, где «С.Р.» было указано двигаться к Александровску (Запорожье) для участия в штурме города.

Александровск — Мелитополь

На подступах к Александровску БП вступил в бой с добровольцами. Город взяли 23.12.19. В Александровске красные соединились с Махно. По поручению Военного совета 14А командир БП «С.Р.» и комиссар БП «Червонный казак» направились в штаб Махно, где вели переговоры, требуя от повстанцев сложить оружия. «Ничего не договорились» и на второй день. После безуспешных переговоров части 14А развернули 25.12.19 боевые действия против махновцев. «С.Р.» ввязался в боестолкновения с Махно в р-не ст. Пологи, но вскоре был передан в оперативное подчинение 13А, и форсированно пошел от ст. Пологи на Малый и Большой Токмак.

П.М. Бойко: «Мы отбили у деникинцев 10 поездов с разными грузами. Что характерно, у деникинцев был повальный тиф. Больные, мертвые лежали в вагонах. Живых пленных назначали в караул, а сами продвигались на Большой Такмак».

Федоровку. 28-29.12.19 «С.Р.» прибыл в Мелитополь, встречен рабочими мелитопольского депо и отбыл на ст. Ново-Алексеевка — место базирования с боевыми участками ст. Чонгар, ст. Геническ и далее преследуя отступающего противника дошел до ст. Сиваш и Чонгар.

Геническ

На Арабатской стрелке противник опирался на позиции усиленные артиллерией, однако, личный состав состоял в основном из мобилизованных и не отличался высокими боевыми качествами. В последних числах января 1920 «98 С.Р.» вошел на ст. Геническая и на рассвете внезапно открыл ураганный огонь. Вялая ответная стрельба батарей была быстро подавлена, а на позициях выбросили белый флаг — 350 чел при 10 пулеметах и 6 орудиях сдались. Частью их распределили по бронепоездным командам, часть отправили на пополнение пехотной дивизии, офицеров отправили в тыл.

Противник подогнал к Геническу КЛ с 6- и 8-дм орудиями и повел ожесточенный обстрел красных БП. Таковых на участке было 4: «Советская Россия», «Червонный казак», «Углекоп», «Гром». Так на участке Ново-Алексеевка, Чонгар, Геническ, завязалась ожесточенная дуэльная перестрелка морских и сухопутных «дредноутов». Огонь с КЛ был хорошо организован и весьма точен, так, что только искусное маневрирование спасало БП. Интересная подробность: когда БП попадали под обстрел, то серии снарядов, ложившиеся с недолетом, падая в Лиман, обрушивали на составы столпы воды перемешенной с рапой. По мере испарения воды БП оказывались, как бы, покрашены белой кристаллической искрящейся «краской», отлично фиксирующей на себе все попадания снарядных осколков, подсчетом которых потом развлеклись команды.

Мартовской ночью «98 С.Р.» занял закрытую позицию на ст. Геническ. Кононерка противника в это время стояла на рейде замершего Генического залива в 6 — 8 км. Примерно в 10 час она начала обстрел БП, находящихся на участке Ново-Алексеевка — Чонгар. На «98 С.Р.» тщательно подготовили исходные данные для стрельбы и дали по КЛ пристрелочный выстрел. Вскоре на ней возник пожар, сопровождавшийся разрывами боеприпасов. Команда стала покидать судно, пытаясь спастись на льду залива и в шлюпках. «98 С.Р.» продолжал обстрел, но вскоре к КЛ подошел катер, взял ее на буксир и вывел из зоны обстрела. Больше так близко КЛ к берегу не подходили, а следовательно меткость их огня резко снизилась.

Группа Полупанова

Заключительный период боевой биографии «98 С.Р.» относится в основном к действиям в районе Мелитополя в составе бронепоездной группы Полупанова для которой события складывались крайне драматически, были связаны с серьезными потерями и по масштабам выходят за рамки краткого информационного обзора.

На протяжении 2 месяцев красные вели ожесточенные бои, пытаясь захватить Васильевку, которая несколько раз переходила из рук в руки. Здесь «98 С.Р.» сошелся в дуэльном бою на дистанции двух сотен метров с БП противника и вывел его из строя, однако поврежденный состав был своевременно выведен в тыл неприятельским вспомогательным паровозом Продвигаясь вперед «98 С.Р.» вошел в н/п Васильевка, прикрыл огнем отступающие части красных и сам подвергся внезапному нападению пехоты. «Я стоял на крыше бронеплощадки, — вспоминал П.М.Бойко — Заметил их только когда несколько человек, навели на меня винтовки. Деваться было некуда. Я резко снял фуражку и бросил в них. Не знаю, что на них подействовало, или они думали, что я бросил гранату, закрыли руками свои лица и дали мне возможность зайти за наблюдательную башню и оттуда дать распоряжение пулеметчикам, которые их покосили. 50 человек было взято в плен».

Нельзя не упомянуть катастрофическое положение бронепоездной группы, когда в результате подрыва моста в районе Мелитополя был заблокирован отход и связь с базами снабжения большой группы БП («Советская Россия», «Гром», «Советская Латвия», «Карл Маркс», «Лейтенант Шмидт» и др).

***

В июне 1920 «98 С.Р.» ушел на ремонт в Каменское, где команда и рабочие, строившие БП, отпраздновали первую годовщину рождения «Первого бронебашенного поезда «Советская Россия». Закончили ремонт в Краматорске и прибыли в Харьков.

Затем БП использоли в боях с формированиями Махно, а потом перебросили на участок Александровск — Мелитополь.

***

По окончания Гражданской войны «98 С.Р.» находился на Урале в состав войск ПриуралВО (по состоянию на сентябрь 1921), оттуда выведен в запас на рубеже 1921/1922 (Бежица).

V. Бойко Петр Михайлович.

Родился 11.01.1895 (разночтение: 23.01.1895) в селе Вязовка (административная ситуация неоднозначна, Еланский р-н, Волгоградский обл.). Мать: Татьяна Тихоновна (… — 1946). Отец: Михаил Григорьевич (… — 1936). Селянская беднота. В семье 21 чел., в том числе 4 брата и 4 сестры.

До 1910 жил с родными (разночтение: до 1911). Окончил 3 класса церковно-приходской школы. С 10 лет работал по найму: пастух, батрак у помещика за 18 — 21 коп в день.

В детстве на Петра большое влияние оказал приехавший в деревню матрос Бутырец, прослуживший на флоте 7 лет. Подкупала его униформа, эффектно выглядевшая на фоне деревенского дранья. Манеры. Но главное — рассказы: о дальних странах, о том, как люди живут там, живут как люди, а не быдло, о том, как нередко матрос сходил на берег в какой-то стране и не возвращался, оставаясь жить там. В это время Петр уже вынашивал идею сделать то же самое: попасть на флот и при случае сойти на берег далекой страны, не возвращаться больше ни на корабль, ни домой.

Судя по всему, Петр был большим мистиком. Он очень щепетильно вспоминает о том, как некий хиромант очень точно, как потом выяснилось, предсказал его судьбу. В частности сказал: «Не бойся. Тебе в боях смерти не найти». Предсказания касались и политических, социальных катаклизмов, начала 1 МВ и т.п. Очевидно, что предсказания сбывались, что не могло постепенно не превратить Петра Михайловича в отпетого фаталиста.

15.05.15 досрочно призван в армию, добровольцем записан на ЧФ. Однако, получил отсрочку до 01.10.15 по болезни (сильная простуда). Очень боялся вернуться с войны калекой.

В августе, гуляя в лесу, наткнулся на цветущий папоротник — примета большого счастья в жизни. Долгое время хранил цветок в спичечной коробке.

11.05.15 в Новохоперске прошел врачебную комиссию и был направлен в Севастополь. По приезду госпитализирован в Морском госпитале на два месяца из-за заболевания глаз.

Переведен в Артиллерийскую школу ЧФ, комендором, где находился до 14.11.17 (разночтение: до 09.11.17).

В первые дни Февральского переворота избран председателем судового комитета школы. Хорошо всю жизнь помнил митинговый бардак в период от февраля до октября 1917.

С 14.11.17 по 01.04.18 доброволец Красной гвардии. С той поры занимал исключительно командные должности, несмотря на весьма поверхностное образование.

Участвовал под Белгородом в известном истреблении возвращавшихся на Дон казаков.

В Харькове при штабе по борьбе с контрреволюцией на юге России формировал артиллерийские батареи из рабочих Харьковского паровозного депо.

01.12.17 назначен начартом БП Зайцева («Путиловец» №2). Участвовал в боях: Лозовая, Ростов, Екатеринослав, Полтава, захват Киева. 27.01.18 БП направлен на ст. Жмеринка для оказания сопротивления немцам, отступал до Полтавы.

25.03.18 прибыл на родину в с. Вязовка, где организовал отряд по заготовке хлеба для Петрограда и Москвы.

С 01.04.18 по 15.12.18 командир красногвардейского отряда. 15.08.18 вступил в РСДРП(б) по совокупности боевых заслуг (Новохоперск) без кандидатского стажа. Начальник пулеметной команды Новохаперска, одновременно на выборной должности зампред Новохоперского горсовета и председатель ревтрибунала. Участие в боях на р. Хопер.

Отход красных от Новохоперска (первые числа декабря) прикрывал БП №2 под командой Скалика, который подобрал Бойко. Зачислен в состав команды в качестве начпулькоманды. В ходе отступления БП был уничтожен, а команда выведена на ст. Балашев, откуда направлена в Воронеж на формирование БП №25 «Коммунист».

С прибытием на фронт (ст. Славянск) П.М. Бойко принял командование БП: бои за Славянск, захват Авдеевки, Ясиноватой, Юзовки. 15.05.19 с командой БП №25 «Коммунист» отбыл в Каменское для получения нового БП.

С 01.07.18 командир БП «Советская Россия» (см. выше).

15.10.24 принял командование БП №201 — БП №1 «ОН» (особого назначения), который находился в Ленинграде. Затем дислоцировался в Одессе (фото. 37)

БП №1 «ОН» (особого назначения)

37. БП №1 «ОН» (особого назначения), дислоцировавшийся в Одессе. Очевидно, что перед нами тяжелая железнодорожная батарея в составе 8-дм и 10-дм транспортеров. Термин «бронепоезд» здесь употребим исключительно условно. Снимок датируется августом 1922. На переднем плане «братва» оседлала ствол 10-дм пушки на площадке «За Власть Советов!» Непродолжительное время с 15.10.24 по 19.08.25 эта в/ч находилась под командой П.М. Бойко.

(СР. ОИКМ 2532-Р сн. 1)

Уволен в запас по болезни с 19.08.25, но командование БП сдал, видимо, 01.10.25. Приказ РВС СССР №811 о его увольнении с зачислением на учет по Воронежскому округу датирован 31.12.25. В учетной карточке в графе «участие в войнах» за период 1917 — 1921 отмечена контузия.

01.10.25 — 01.07.26. Воронежский сельскохозяйственный институт. Начхоз.

01.07.26 — 15.08.41. Днепродзержинский завод. Начштаба МПВО.

майор П.М. Бойко у БП №11

38. Снимок из «Отчет о боевых действиях 66-го ОДБП» - майор П.М. Бойко у БП №11, которым он командовал в боях под Сентяновкой.

(Эо, М. Коломиец)

Период его биографии с 1941 по 1945 не уступает временам Гражданской войны, начинается участием в строительстве БП на предприятиях Днепропетровска и тяжелейших арьергардных боях в Донбассе осенью 1941. (фото 38).

Ранений — 5. Инвалид 2-й гр.

26.11.45 — 15.01.57. Днепродзержинский завод. Старший пиротехник завода.

Уволен по старости, персональный пенсионер республиканского значения.

Награды: ордена Красного Знамени и Красной Звезды, медали «За отвагу», «За оборону Москвы», «За Победу над Германией», «За восстановление заводов».

VI. История бронепоезда «Советская Украина» (№24 «Советская Украина»)

Командный состав

По ЦГАСА: командиры И.И. Скаликав, Н.Н. Антонов-Смульский; военокмы: Я.Я. Карпухин, А.С. Богданов.

Юлиус Скалик. Командир и комиссар БП №24 «Советская Украина»

39. Юлиус Скалик. Командир и комиссар БП №24 «Советская Украина». Бывший военнопленный чех, коммунист. В «русской» интерпретации: Илья Осипович Скаликов, по материалу ЦГАСА – И.И. Скаликов. Команда БП называла его «Ильюша», а он имел привычку называть их всех «дорогушами». После ГВ уехал в Чехословакию. Жил в г. Крыжаны. В годы 2 МВ участник партизанского движения и был представлен к наградам. Весной 1957 Днепродзержинский горсовет получил его письмо, после чего между ним и членами команды БП, живущими в Днепродзержинске возникла переписка. Главный корреспондент с советской стороны Г.Н. Коваленко.

(СР. А.П. Дикая)

Нач.пуль.команды Иван Шиманский, затем пом.ком, затем нач.штаба. После ВОВ зам.нач.отдела технического контроля Металлургического завода им. Ф.Дзержинского.

Каменское-Бежица

Эвакуации из Каменского отмечена попутной атакой силами команды в пешем строю г. Верхнеднепровска, находящегося в 12 км от железной дороги со стороны Днепра, и занятого бандой Губанова.

Работа в Бежице велась силами команды, при поддержке местных Ревкома и парторганизации. БП вышел с завода в октябре 1919 (фото 40, 41, 42).

Эскизная реконструкция проекционных схем БПл БП №24 «Советская Украина»
Эскизная реконструкция проекционных схем БПл БП №24 «Советская Украина»

41-42. Эскизная реконструкция проекционных схем БПл БП №24 «Советская Украина» выполненная С. Ромадиным в конце 80-х годов на основе фото 40 и разработок по БП №98 «Советская Россия» (см. фото 15).

БПл БП №24 «Советская Украина»

40. БПл БП №24 «Советская Украина».

(СР. Л.К. Сиркен)

Ст. Змиев

Первый бой принял на ст. Змиев, между Орлом и Курском, куда был направлен для контратаки наступающих частей белых. Поздней ночью без сигналов и огней БП приблизился к станции и встал около пакгауза. На рассвете разведка донесла о подходе БП противника. Расчет головной башни — Савельев, Коваленко (наводчик), Лысюк, немец Раш (заряжающий) — отметил появление за посадкой паровозного дыма, затем послышался звук снарядного разрыва — неприятель открыл огонь по водокачке (обстрел высоких привокзальных сооружений с целью сбить НП и корректировщиков нередкость при атаке станций). Вскоре БП «На Москву» показался вблизи семафора и дал первый выстрел по «С.У.». Дистанция, разделявшая БП, позволяла вести огонь прямой наводкой. Тремя выстрелами головное орудие «С.У.» добилось попаданий в противника, который окутался паром, дымом, затем обозначились очаги пожара. «На Москву» дал задний ход и покинул станцию. Продолжая стрельбу «С.У.» пошел на преследование, двигаясь по параллельному пути, который, однако, в районе разъезда оказался разрушенным.

От местных жителей узнали, что у противника три БП, что белые отслужили молебен за быстрый и легкий захват Орла. В этой связи «С.У.» для получения большей свободы маневра разделили надвое: 1-я БПл осталась при БПр, 2-ю предстояло тащить черным паровозом, отцепив от него вагон-кухню. Он уже было подошел, как внезапно слетел с рельс. Только начали поднимать, как у станции появился БП противника на котором заметили и оценили незадачливое положение красных, столпившихся у паровоза, и ударили по ним картечью. «С.У.» открыл ответный огонь. После 6-го выстрела, очередной снаряд заклинило при подаче в казенник. Савельев и Коваленко мгновенно покинули башню и банником, с великой осторожностью вытолкнули снаряд на руки заряжающего. В ствол пошел новый снаряд. Противник решил выйти из боя, «С.У.» некоторое время двигался следом, но вскоре вернулся на станцию.

Уяснив ситуацию, Куницкий, отцепил платформу, открыл регулятор и по своему почину порожняком помчался на встречу неприятельскому БП по параллельной колее. Среди красных возникло замешательство, а белые, почувствовав опасность, дали задний ход, но расстреливать паровоз не стали — идет по параллельной колее, стал быть не брандер, возможно кто-то из своих вырывается… Легкий паровоз быстро нагнал тяжелый БП, протарахтел мимо, достиг разъезда и, слетев с рельс на разрушенном участке, навалился на соседнюю колею, заблокировав противнику путь отхода. На «С.У.» поняли смысл маневра Куницкого и беспрерывно паля из пушек, бросились за отходящим БП, команда последнего стала разбегаться. Побитый, но «жизнеспособный» БП «На Москву» попал в руки красных. Ночью ремонтный отряд расчистил и восстановил колею.

По итогам боя: Ю. Скалик — 12 дыр в шинели и ранение в ногу, Г. Коваленко — ранение в голову.

Здесь приведен только один вариант описания этого боя, существуют иные трактовки.

Орел

Около месяца №24 поддерживал полевые части, сдерживающие натиск белых на этом участке, затем оборонял Орел и прикрывал эвакуацию даже тогда, когда пехота противника появилась на перроне станции (ее встретили картечью). В последний момент машинист Лозовский получил ранение, кочегар Ляудис машины не знал и БП спасли орловские железнодорожники — «С.У.» вывел из боя местный машинист.

В течении ночи «С.У.» несколько раз подходил к городу и проводил огневые налеты. В конечном счете, нарвался на засаду. Снаряд попал в головную башню и серьезно повредил ее (погиб артиллерист В. Сида). Чтоб не снижать боевой активности поврежденную БПл поставили в хвост, а целую в голову состава.

«С.У.» отошел на ст.Мценск.

От Орла до Крыма.

При отступлении белых «24 С.У.» оперировал по направлениям: Орел — Касторная — Валуйки — Юзовка — Ново-Алексеевка — Сиваш (Геническ, Чонгар, Сиваш)

По состоянию на 20.03.20 в составе 13А под командованием Н.Н. Антонова-Смульского.

На пути от Орла до Крыма отряд БП, в который входил «24 С.У.», захватил 27 БП противника. Сведения о награждении «24 С.У.» орденом Красного Знамени нуждаются в проверке.

Донбасс

«24 С.У.» участвовал в операциях по борьбе с формированиями Нестора Махно. В составе БП находилась 23-я десантная рота.

Район патрулирования: Гришино (02.07.20) — Кураховка/Селидовка (03.07.20) — Гавриловка/Доля/Фирсово (07.07.20) — Балаклея/Доля/Селидовка (12.07.20) — Лиман/Совинцы (21.07.20) — Полтава (19.08.20).

19.08.20 «24 С.У.» направился к ст. Галещина для атаки крупных сил махновцев. В этот день на БП находился сменный экипаж под командованием начарта Савельева, второй экипаж прибывал на отдыхе в Гришино (Красноармейск), где стояла база.

То, что проделали махновцы заслуживало упоминания в учебных пособиях по тактике борьбы с БП. Они рассосредоточились по обе стороны железной дороги, развернули артиллерию, находящийся около станции небольшой мост взорвали.

Когда появившийся «24 С.У.» остановился у моста, они тут же взорвали небольшой мост позади его.

Блокированный БП около 6 час до наступления темноты вел бой на оба борта. После того, как из строя была выбита значительная часть вооружения, команда взорвала боеприпасы и ВВ, находящиеся в одной из БПл, но иные источники говорят не об организованном подрыве, а взрыве БПл в результате снарядного попадания.

Команда «24 С.У.» ушла в г. Кременчуг и в дальнейшем была распределена по другим БП, в частности влита в БП «Победа или смерть».

Иллюстрации предоставлены автором (СР — коллекция С.Ромадина, Эо — электронный образ, далее источник поступления материала). Аббревиатуры архивов и музеев указаны по состоянию на момент приобретения материалов автором.

Список сокращений

Общеизвестные аббревиатура типа НКВД, МПВО… в список не включались.

БП — бронепоезд
БПл — бронеплощадка
БПр — бронепаровоз
БС — боевой состав
БЧ — боевая часть
в/ч — воинская часть
ОБП — отдельный бронепоезд
ОДБП — отдельный дивизион бронепоездов
сп — стрелковый полк
Главная страница В начало


sovet-nso.ru/stati/3757-bloki-gazosilikatnye.html