armor.kiev.ua / Tanks / WWI / Mk
 

Дорогая игрушка

Игорь Шмелев

(И. Шмелев. История танка (1916-1996). — М.: Техника молодежи, 1996. — С. 5-11)

Материал предоставлен: Игорь Гостев

 

Мысль создать боевую гусеничную машину, способную передвигаться по пересеченной местности, через окопы, рвы и проволочные заграждения, первым высказал в октябре 1914 года секретарь Комитета имперской обороны Великобритании полковник Э. Суинтон.

Он обратился к военному министру лорду Г. Г. Китченеру, но тот оставил его предложение без ответа, как и аналогичное обращение адмирала Р. Бэкона. Тогда за дело взялись моряки, их поддержал первый лорд Адмиралтейства (морокой министр) У. Черчилль, узнавший о проектах Суинтона, Бэкона и подобной работе капитана 1 ранга М. Суэтера.

Черчилль был человек дела и уже 20 февраля 1915 года образовал под эгидой морского ведомства необычный Комитет сухопутных кораблей, который возглавил известный кораблестроитель Ю. Теннисон д'Энкур, начавший с того, что отверг идею майора Хетерингтона - громадной машины на трех колесах диаметром по 12 м (куда там Лебеденко!). Вместе с Черчиллем он одобрил проект Суинтона, который, не дождавшись ответа от Китченера, в июне 1915 года обратился с письмом к командующему британскими войсками во Франции генералу Дж. Френчу.

Тот, под впечатлением огромных потерь англичан, живо откликнулся, а офицеры его штаба сформулировали основные требования к "сухопутному крейсеру": это должна быть сравнительно небольшая гусеничная машина с противопульной броней, способная преодолевать воронки диаметром до 4 м и проволочные заграждения, развивать скорость не менее 4 км/ч, иметь экипаж до 6 человек, пушку и два пулемета. Требования направили в военное министерство, что наконец подействовало, и Суинтон с д'Энкуром занялись созданием боевой машины. Моряки обратились за помощью к машиностроительной фирме У. Фостера в Лидсе и под руководством инженеров У. Триттона (управляющий фирмой), майора В. Вильсона и Г. Рикардо за 40 дней создали на базе трактора "Холт" боевую машину. Усмотрев в ней некоторое внешнее сходство с Вильсоном, ее прозвали "Маленький Вилли".

Ходовые испытания прошли успешно, однако Суинтон заявил, что для боя "Вилли" пока не годится и еще рано думать о преодолении 4-метровых воронок - длина опорной поверхности его гусеницы должна быть на метр больше двойной ширины окопа, иначе машина завалится в него. Тогда-то у инженеров родилась идея придать обводу гусеницы форму параллелограмма, а для увеличения высоты зацепа и, следовательно, преодолеваемого вертикального препятствия верхнюю ветвь пустить поверх корпуса. В ноябре 1915 года фирма приступила к изготовлению новой машины и 30 января 1916 года представила на испытания, о чем д'Энкур известил Китченера.

2 февраля ее показ наблюдал министр вооружений Д. Ллойд-Джордж, ставший вскоре премьер-министром Великобритании. Однако упрямый Китченер остался при своем мнении: "Это дорогая игрушка".

То, что испытывалось перед высокой комиссией, предложили наименовать "Большой Вилли" - и это вошло в историю. Другие прозвали ее "стоножкой", ну а поскольку это был первый образец, так сказать, прародитель танка, то за ним сначала утвердилось прозвище "Мать" (англ. "mother"), а на вооружение его приняли под официальным обозначением Мk I.

Тогда откуда же взялся термин "танк", что в переводе с английского "бак" или "чан"? Дело в том, что англичане строили их с соблюдением строжайшей секретности, понимая, что только внезапное появление их на поле боя гарантирует успех. При перевозке по железной дороге закрытые брезентом машины издали напоминали большие металлические цистерны, и тогда пустили слух, что это баки, построенные по заказу русского правительства. На них написали по-русски "Осторожно. Петроград". После этого термин "танк" привился в русском и английском языках, в немецкой же армии за ним закрепилось другое название - "панцэркампфваген" (боевая бронированная повозка) или просто "панцер", в аббревиатуре - Pz Kpfw или Pz. У французов - "шар де комба" (боевая повозка), на жаргоне военных просто "шар". Итальянцы употребляли термин "карро д'армато" (вооруженная повозка), шведы - "стридсвагн" (боевая повозка), поляки - "чолг" (гусеница).

В первую мировую войну англичане делали в основном тяжелые танки, обладавшие особой, только им присущей конфигурацией. Основным его назначением считалось разрушение проволочных заграждений и подавление вражеских пулеметов, чему соответствовала и его конструкция. Из-за гусеницы, охватывающей корпус, вооружение пришлось разместить по бортам. Чтобы орудия и пулеметы могли стрелять по курсу, в сторону и назад, их установили в бортовых выступах - спонсонах. Перед перевозкой по железной дороге их снимали.

Корпус танка представлял собой коробку-каркас из уголков, к которым на болтах крепили бронелисты. Броней была закрыта и ходовая часть, состоявшая из малых, неподрессоренных опорных катков - тряска в машине была ужасной. Кроме того, танки изрядно шумели. Поначалу это производило сильное моральное воздействие на противника, но и мешало скрытному сосредоточению техники, англичанам приходилось заглушать рев танковых моторов артиллерийской стрельбой.

Внутри "сухопутный крейсер" напоминал машинное отделение небольшого боевого корабля, по которому можно было ходить, даже не пригибаясь. Его большую часть занимали мотор, коробка передач и трансмиссия. На машинах первых марок внутри были еще и топливные баки. На ходу в танке скапливались выхлопные газы и бензиновые пары, температура же иногда достигала 70 градусов. Экипаж не мог подолгу оставаться на боевых местах (вентиляцию не предусмотрели), угорал и страдал от перегрева; даже в бою танкисты иной раз выскакивали наружу, не обращая внимания на свист пуль и осколков - лишь бы вдохнуть свежего воздуха! Бывало и хуже. Один немецкий офицер записал в дневнике: "...мы обнаружили английский танк, стоявший на обочине. Моторы его работали, но он не подавал признаков жизни. Мы осторожно приблизились и заглянули внутрь - сквозь сизый дым мы увидели лежащие тела в черных кожаных куртках. Это были английские танкисты..."

Существенным недостатком были узкие гусеницы, которые вязли в мягкой почве, и тяжелые машины садились на грунт, пни и камни, при этом нередко стальное днище прогибалось, а это вело к поломкам карданного вала. В качестве средства, препятствующего такому зарыванию, на МkIV через каждые два трака устанавливали "шпоры" на гусеницах, но лучшим способом самовытаскивания застрявших машин оказалось окованное железом бревно квадратного сечения. Его возили на крыше, привязав к паре релингов. Цепи, приделанные к концам бревна, цепляли за траки, давали ход, и оно затягивалось под машину.

Плохо было с наблюдением и связью - смотровые щели в бортах не обеспечивали обзора, зато брызги расплавленного свинца от пуль, попавших в броню вблизи их, поражали лица, а то и глаза танкистов. Это было их основным ранением, не помогали и специальные очки - стальные пластины с множеством дырок. Радиосвязи не было, для дальней связи держали почтовых голубей, при ближней употребляли флажные сигналы или семафор наподобие железнодорожного, у которого положение подвижной металлической "руки" соответствовало разным командам. Лучшим правилом было бы "делай как я", но в дыму и при тряске сквозь узкие щели не всегда удавалось различить командирский танк. Не существовало и внутренних переговорных устройств.

Для преодоления широких рвов и траншей служили фашины, перевозимые на крыше и сбрасываемые в ров перед танком. Позже создали танковые мостоукладчики и танки-тральщики. Весьма оригинальной оказалась идея "хвоста головастика" ("тедпол тейл"), когда кормовая часть удлинялась за счет переноса ведущих колес. Длина танка увеличивалась на 3 м и достигала 11 м, вместе с тем увеличивалась и его способность преодолевать подобные препятствия. Впрочем, дальше экспериментов дело не пошло.

Как мы отметили, англичане предпочитали тяжелые танки, К ним относили машины весом около 30 т, от 10 до 20 т - к средним и до 10 т - к легким. Была и другая классификация - "самки" с пулеметным вооружением и "самцы" с пушечным. После боя с германскими танками под Виллер-Бретоне 24 апреля 1918 года, выявившего полную беспомощность первых, на части "самок" один пулеметный спонсон сделали пушечным; такие машины прозвали в шутку гермафродитами.

С 1916 года выпускались тяжелые МkI и их модификации вплоть до МkV, а также МkVII и МkIX. Однако благодаря успехам легких французских "Рено" и среди британских военных распространилось мнение о необходимости дополнить тяжелые танки более подвижными легкими, создав своего рода "бронированную стратегическую конницу", способную действовать в оперативном тылу противника. С этой целью создали "средний Мk А", или неофициально "Уиппет" ("Борзая"). Командование британских танковых сил, уверенное, что война продлится и в 1919 году, занялось массовым строительством быстроходных танков. Самым ярым их сторонником стал начальник штаба Королевского танкового корпуса полковник (впоследствии генерал и известный теоретик танковой войны) Дж. Фуллер.

"Средний Мk А" оказался неудачным, поэтому в 1918 году англичане разработали новые средние танки -Мk В и Мk С. Следуя традиции, у них сохранили форму тяжелых с гусеницами, охватывавшими корпус, и жесткую подвеску. Толщина брони на том и другом не превышала 15 мм.

Мk В получился слишком тяжелым, мощность двигателя (100 л.с.) была явно недостаточной, скорость оказалась ниже, чем у Мk А, всего 9,6 км/ч. Боевая масса составляла 18 т, экипаж - 4-5 человек, вооружение - шесть пулеметов. Средний Мk С был еще тяжелее (19,5 т), но благодаря мощному 150-сильному двигателю развивал до 13 км/ч. Экипаж насчитывал 4 человека, вооружение в варианте "самки" - 4 пулемета. Проект "самца" с 57-мм пушкой и тремя пулеметами остался неосуществленным. Вооружение обоих танков размещалось в шаровых установках в рубке с ограниченными углами обстрела, а на Мk В - и в спонсонах. Последний был оснащен аппаратурой для постановки дымовых завес. Впрочем, он никогда не считался хорошей машиной, так как был тесным и неудобным. После подписания перемирия с немцами 11 ноября 1918 года построили всего 45 машин Мk В из 450 заказанных, а Мk С - 36 из 200. Заказы на остальные аннулировали, изготовленные прослужили в британской армии до 1925 года. Несколько Мk В в 1919 году принимали участие в боевых действиях на севере России в составе английских экспедиционных сил, один из них стал трофеем Красной Армии. Несколько таких же имелись в латвийской армии.

Последним образцом среднего танка, который англичане успели создать до конца войны, стал Мk 1. По нему построили всего 4 экземпляра этой машины с вращающейся башней и низким корпусом. Мk 1 был первым танком, умеющим плавать. На воде он удерживался за счет объема корпуса, а передвигался со скоростью 5 км/ч, перематывая гусеницы с траками оригинальной овальной формы, которые крепились к канатной основе средней частью (так называемая "змеевидная гусеница"). При боевой массе в 13,5 т танк имел три пулемета и обслуживался 4 танкистами. Двигатель мощностью 240 л.c. сообщал ему скорость 43 км/ч - по тем временам очень неплохо!

Несколько раньше англичане испытывали на плаву танки снабжения Mk IX. Перед спуском на воду к их бортам крепили длинные цилиндрические понтоны. Но на суше они оказались слишком громоздкими.

Мk IX создали в 1918 году в качестве пехотного транспортера и для сопровождения боевых танков в бою. Внешне он напоминал тяжелые, но оснащался только двумя пулеметами в передней и кормовой частях корпуса, зато по бортам имелись четыре овальные двери для десанта численностью до 50 солдат. Мk IX мог перевозить и 10 т груза. Его масса достигала 27 т, скорость - 5,6 км/ч, толщина брони - 9-10 мм. Выпустили 35 машин, которые так и не успели показать себя в деле.

Всего англичане изготовили 3027 танков 13 типов и модификаций, в том числе 2500 МkI - МkV. По другим данным, их было 2678. Из них сформировали 45 танковых батальонов, каждый из 3 рот по 12 тяжелых или 16 средних танков. 18 батальонов участвовали в боях во Франции.

Английские тяжелые танки

Как уже упоминалось, непосредственным предшественником английских танков был "Большой Вилли". Эта машина, изготовленная из обычной неброневой стали, испытывалась в феврале 1916 года и вскоре была принята на вооружение под маркой МkI. В отличие от "Большого Вилли", ее корпус был выполнен из катаных бронелистов. Собирали его так: листы мягкой стали нарезали, потом в них сверлили отверстия под заклепки, затем закаливали и крепили к каркасу из уголков и полосовой стали.

26 опорных, неподрессоренных роликов малого диаметра помещались, как в обойме, между внешним (сплошным) и внутренним (вне коробки каркаса) бортовыми листами, между ними устанавливались ведущие колеса, ленивцы и бортовые коробки передач.

Гусеница шириной 520 мм состояла из 90 плоских траков из броневой стали. На твердой почве удельное давление достигало почти 2 кг/см2, что было чересчур велико. Поэтому английские танки отличались низкой проходимостью. Верхняя часть гусеницы скользила по специальному рельсу, охватывая корпус. Каждый третий опорный ролик оснащался ребордой для направления гребней траков.

Бензиновый двигатель "Даймлер" и трансмиссия находились внутри танка, как и баки с горючим, которое самотеком поступало к мотору. Нередко в самый ответственный момент, когда танк задирал нос, преодолевая препятствие, двигатель глох из-за прекращения подачи бензина. МkI не имел глушителя на выхлопной трубе, и ночью грохот и искры выдавали танк вражеским наблюдателям.

Трансмиссия состояла из двухскоростной коробки передач, червячного редуктора и дифференциала, выходные валы которого соединялись с двумя дополнительными бортовыми коробками передач. Привод ведущих колес заднего расположения осуществлялся при помощи цепной передачи, но ее выполнили открытой и она быстро забивалась грязью.

Управление танком требовало значительных усилий водителя и командира (последний отвечал за тормоза гусениц правого и левого бортов), а также двух трансмиссионщиков, работавших на бортовых коробках передач. Водитель подавал им команды голосом или жестами. Поворот осуществлялся торможением одной гусеницы или переключением бортовой коробки передач в нейтральное положение и включением 1 -и или 2-й передачи на коробке передач другого борта. Затем водитель включал сцепление. После поворота такая операция проделывалась в обратном порядке. С остановленной гусеницей танк разворачивался почти на месте. Для корректировки курса или поворота с большим радиусом служила пара стальных колес, напоминавших вагонные, крепившихся сзади на шарнире и поворачивавшихся тросовой тягой, что также требовало изрядных усилий. Считалось, что эти колеса помогут машине преодолеть широкие рвы, однако из-за громоздкости и уязвимости от них вскоре отказались.

Боевой вес Мк 1 составлял 28 т (27 т у "самки"), скорость - 4,5 км/ч (на местности - 2 км/ч), запас хода - 19 км. Бронезащита достигала 5-11 мм, вооружение состояло из двух 57-мм пушек и трех пулеметов "Гочкисс" (на "самце") или 5 пулеметов (на "самке"), установленных в спонсонах. Экипаж - 8 человек. Для водителя и командира в передней части корпуса имелась рубка. На крыше танка натягивали сетку - заброшенные противником ручные гранаты скатывались по ней и взрывались на земле. Всего было 150 MkI, поровну "самцов" и "самок".

Появившиеся в начале 1917 года МkII и МkIII (по 50 единиц) не имели хвостовых колес и противогранатных сеток, в конструкцию люков и смотровых щелей внесли изменения, на МkIII местами утолщили броню и расширили каждый шестой трак.

За ними последовал МkIV, заказ на который выдали 19 сентября 1916 года, сразу после сражения на Сомме. Потребовалось вмешательство премьер-министра, ибо армейский штаб отменил заказ на 1200 МkIV (405 "самцов", 205 машин снабжения, остальные "самки"). В устройство танка внесли улучшения, продиктованные боевым опытом: толщину брони в лобовой части увеличили с 12 до 16 мм, по бортам - c 6 до 12 мм, а на крыше довели до 8 мм, что значительно повысило безопасность экипажа при обстреле машины бронебойными пулями. Спонсон мог вдвигаться внутрь корпуса по салазкам (аппарелям), что облегчало транспортировку. Но иногда в бою, при большом крене, спонсоны срывали фиксаторы и, внезапно сползая в танк, калечили людей. На "самках" спонсоны уменьшили.

На МkIV впервые установили легкие пулеметы "Льюис", что было ошибкой, так как потребовало увеличения амбразур. На машинах поздних марок этот недостаток устранили, заменив "Льюисы" танковыми пулеметами "Гочкисс" и применив пушки со стволом, укороченным с 40 до 23 калибров, которые не утыкались в землю при крене и не задевали деревья и стены домов.

Топливные баки теперь размещали вне корпуса, между задними ветвями гусениц, горючее к двигателям подавалось принудительно, на выхлопную трубу поставили глушитель. Цепную передачу к ведущим колесам прикрыли от грязи, гусеницы сделали шире. Улучшили и смотровое устройство водителя, защищавшее его теперь от свинцовых брызг при попаданиях пуль - оно представляло собой броневую перфорированную плиту.

Первые МkIV прибыли на фронт в апреле 1917 года и 7 июня участвовали в бою за Мессин. Затем они побывали в деле под Камбре. Их выпуск прекратили в декабря 1917 года с началом производства улучшенной модификации МkV.

Она сильно отличалась от предшественников. На ней установили четырехскоростную, планетарную коробку передач системы Вильсона и специальный танковый мотор "Рикардо". Отныне машиной управлял только водитель - обошлись без бортовых коробок передач. Отличительным признаком МkV стали воздухозаборники системы охлаждения, смонтированные по бортам, радиатор сблокировали о мотором. Рубку командира увеличили, а в корме разместили еще один пулемет. Первые МkV начали поступать в войска в мае 1918 года, и до конина войны изготовили 400 (поровну "самцов" и "самок").

Следующей модификацией стал удлиненный МkV* ("со звездой"), в корпус которого встроили двухметровую секцию. Так, не ухудшив продольной жесткости, удалось добиться преодолевания более широких рвов, улучшить оцепление гусениц с грунтом и увеличить внутренний объем, чтобы принять дополнительные припасы или 25 пехотинцев. Попытку высадить танковый десант предприняли 8 августа 1918 года под Амьеном, но неудачно - из-за плохой вентиляции солдаты угорали. Тем не менее, переделали 579 таких танков. 25 танков МkV представляли собой тот же танк МkV, но специальной постройки.

До конца войны в единичных экземплярах выпускали МkVII и МkVIII. Первые (заказано 75, сделано 3) отличались от МkV системой охлаждения и наличием гидравлической трансмиссии, кроме того, их оснастили электростартером. Боевой вес достиг 37 т, вооружение состояло из двух 57-мм пушек и 5 пулеметов. Танки оказались легко управляемыми, маневренными, но дорогостоящими.

Несколько особняком стоит так называемый англо-американский, или "интернациональный", МkVIII, которому предназначалось стать в 1919 году основным тяжелым танком союзников. Проектировать МkVIII начали летом 1917 года, для массового производства планировалось построить во Франции завод который выпускал бы ежемесячно по 300 машин. Американцы взялись поставлять двигатели, трансмиссию, механизмы управления; англичане - броню, траки, катки и вооружение. После подписания перемирия США и Великобритания изготовили лишь считанные единицы. Масса МkVIII достигала 37,6 т, экипаж насчитывал 8 человек, танк оснащался двумя 57-мм пушками и 7-10 пулеметами, бронирование не превышало 16 мм. Двигатель мощностью 338 л.с. (американский вариант) позволял развивать скорость до 9 км/ч.

Основные английские танки периода первой мировой войны МkIV и МkV провели немало удачных боев, они поступали и в американские войска, 77 машин 1 ноября 1918 года передали французам. Трофейные МkIV имелись в кайзеровской армии, а МkV-в войсках английских интервентов и у белогвардейцев в России. Захваченные красноармейцами, они под названием "Рикардо" использовались до 1930 года.

МkIV и МkV после войны несколько лет состояли в британской армии, кроме того, по нескольку машин имелось в вооруженных силах Латвии, Польши, Японии и Эстонии. Кстати, эстонские сослужили последнюю службу в августе 1941 года при обороне Таллинна. Член Военного совета Краснознаменного Балтийского флата вице-адмирал Н.К. Смирнов вспоминал, что в те тяжелые дни ему доложили о найденных на окладе четырех танках "Рено", оставшихся от армии буржуазной Эстонии, Однако, судя по описанию ("на каждом - семь пулеметов"), это были МkV. Наскоро подремонтированные, они пошли в бой и хоть немного, но помогли защитникам города.

Средний танк Mk.A "Уиппет"

Британские тяжелые танки не имели вращающихся башен. Поэтому фирма У.Фостера в Лидсе разработала проект сравнительно легкого танка с такой башней еще до того, как поступил заказ от военного ведомства. Машину изготовили в декабре 1916 года, испытали в феврале следующего, а в июне последовал заказ на 200 единиц. Вскоре возникли сложности, связанные с производством башен, поэтому от них решили отказаться, и танк пошел в серию в декабре 1917 года без них. Первые машины вышли с завода "Фостера" в марте 1918 года.

"Уиппет" считался быстроходным, так как развивал вдвое большую скорость, нежели Мk I-V. Экипаж и вооружение (4 пулемета) размещались в кормовой рубке. Особенностью были два двигателя со своей коробкой передач каждый. Первые и бензобаки находились в передней части корпуса, коробки передач и ведущие колеса - сзади.

Танк оказался очень сложным в управлении, от водителя требовалось немалое мастерство, да и обзор из кормовой рубки был неважным. Если выходил из строя один двигатель, машина останавливалась. Мk А были дороги и сложны в производстве и эксплуатации, но тем не менее превосходили своих тяжелых "коллег". Танкисты хвастали, что "борзые" способны своим ходом вернуться из боя на исходную позицию! Тяжелым же МkI и МkII из-за частых поломок и небольшого запаса топлива это удавалось далеко не всегда.

Несколько "уиппетов" побывали в бою 26 марта 1918 года у леса Мэйи-Мэйе, а массово (96 машин) их применили 8 августа под Амьеном, где впервые в истории танковых войск удалось добиться подобия оперативного прорыва. Сопровождаемые кавалерией, "борзые" устроили рейд по тылам противника, а одиночный танк лейтенанта Арнольда 9 часов "разгуливал" далеко за немецкой передовой, пока не был подбит.

В британской армии эти танки прослужили недолго, и после войны их заменили средними Мk В и Мk С.

Захваченные немцами "уиппеты" зачисляли в танковые отряды. Их использовали интервенты и белогвардейцы в период гражданской войны в России, после чего они попали в Красную Армию, где прослужили до начала 30-х годов под наименованием "Тейлор" (по фамилии конструктора двигателя). Несколько машин в начале 20-х годов приобрела Япония, где они эксплуатировались до середины 30-х годов.

Главная страница В начало


На нашем сайте обучение 1с специалист для всех желающих.