armor.kiev.ua / Tanks / WWI / 1sov
 

Первые советские танки

М. Свирин, А. Бескурников

(Армада №1 за 1995 год)

Материал предоставлен: Денис Туманов

 

II. Маневренные танки

Средний танк Т-12/Т-24

Решение о создании "маневренного танка" было принято в 1927 году, когда исполнение плана-минимума трехлетней программы стало в основном вырисовываться. Техзадание на него было выдано КБ ОАТ 17 ноября. В качестве базового завода для освоения серийного производства танка был выделен Харьковский паровозостроительный завод (ХПЗ) им. Коминтерна, на котором образовывалось специальное танковое КБ с перспективой расширения впоследствии объема выпуска на Челябинском тракторном заводе (ЧТЗ).

Общее руководство работами по танку осуществлял главный конструктор ГКБ ОАТ С.Шукалов; ответственным исполнителем проекта стал ведущий конструктор секции гусеничных машин В.Заславский; моторно-трансмиссионное отделение танка проектировал А. Микулин. От ХПЗ за создание танка отвечали зам. главного инженера ХПЗ М. Андриянов и зам. нач. тракторного цеха В. Дудка. Непосредственное руководство работами по маневренному танку на ХПЗ осуществлял инженер С.Махонин.

КБ ХПЗ создавало ходовую часть нового танка, получившего индекс Т12. В разработке были заняты известные впоследствии конструкторы: Н. Кучеренко, В. Дорошенко, А. Морозов, М. Таршинов, И. Алексеенко.

Танк Т-12 с макетом башни на испытаниях. Весна 1930 г.Компоновка Т-12 была подобна американскому Т1.Е1. с двухъярусным расположением очень мощного вооружения - 45-мм длинноствольной пушки или 60-мм (57-мм) гаубицы и трех пулеметов. В качестве силовой установки предполагалось использовать переделанный авиадвигатель "Испано" мощностью 200 л с.

Однако в процессе проектирования и изготовления танк был изменен. Девятигранная главная башня, макет которой был установлен на эталоне, была заменена на цилиндрическую, имевшую большую вместимость (от танка Т-24). Вместо двигателя "Испано" заводу "Большевик" в феврале 1929 г. был выдан заказ на отечественный танковый двигатель мощностью 180 л.с. Но таковой построен не был, поскольку "Большевик" лихорадило от программы выпуска МС-1 и потому было принято решение по установке на танке отечественного авиамотора М-6 с пониженной до 180-200 л.с. мощностью. Для него были заново спроектированы коробка передач и ленточные тормоза.

Начало изготовления Т-12 датируется 13 октября 1928 г. Танк был собран 15 октября 1929 г, но его дооборудование продлилось до зимы, и лишь к началу апреля он начал совершать пробежки по заводскому двору. Корпус танка для удешевления опытной машины и ускорения ее создания был изготовлен из простой стали. Но собранный танк сильно отличался от проекта. Он стал длиннее и нес измененную ходовую часть.

Из найденных в РГВА отчетов по испытаниям Т-12 самый ранний датируется 2 апреля 1930 года. В отчете указано, что танк прошел своим ходом 2 км по мягкому грунту, после чего остановился по причине поломки в трансмиссии. Время работы двигателя составило 33 минуты, время чистого движения - 21 минута. Далее в документах прослеживается, как танк одолевал все более дальние расстояния. Вообще же отмечалось, что танк по мягкому грунту движется легко и плавно, но перегревается коробка передач, кипит вода и отказывает в работе 2-я скорость (для предотвращения чего на коробке был поставлен дополнительный стопор). Кроме того, столкнулись с неприятным явлением соскакивания правой гусеницы при поворотах на мягком грунте.

11 июля на испытания прибыли НАРКОМВОЕНМОР тов. Ворошилов, Начальник УММ тов. Халепский и нач. Технического управления УММ тов. Бокис. От ХПЗ на испытаниях присутствовали тов. Махонин и тов. Владимиров. Несмотря на присутствие титулованных гостей, танк вел себя хорошо. Отмечалось, что легко достигалась скорость по твердому грунту 26 км/ч и более (при краткосрочном повышении оборотов двигателя до 2000 об/мин скорость превысила 30 км/ч). Легко преодолевались окопы шириной 2 м даже на песчаном грунте. На мягком грунте танк осилил подъем 35-36 град. на первой передаче.

Кроме того на эти испытания танк впервые вышел с пулеметом. Поскольку пулемет ДТ подан вовремя не был, для танка приспособили станковый пулемет Кольта в шаровой установке Шпагина. При стрельбе из данного пулемета отмечалась хорошая меткость (даже на ходу в цель попало более 60% пуль). Но были и недостатки: вновь слетала гусеница от налипания грунта на ленивец, после 20 переключений коробка передач сбрасывала скорости, а также после расходования 90 литров бензина он прекращал поступать к двигателю по непонятным причинам (хотя в баке еще находилось ок. 130 литров). Но в целом танк был признан соответствующим требованиям и рекомендован для принятия на вооружение с учетом исправления замеченных недостатков.

Вопреки высказываниям некоторых авторов, что орудие для маневренного танка было готово только к 1932 году, следует отметить, что 45-мм пушка Соколова была подана уже в июне 1930 года и установлена на Т-12, на котором ее опробование проходило 12 июля 1930 г.

Проект танка Т-12
Чертежи в масштабе 1/35 (при печати на 300 dpi)

К концу июльских испытаний Т-12 на полигон был доставлен и новый маневренный танк Т-24, решение об изготовлении которого было принято еще в 1929 г. Главным аргументом создания этого танка стал недостаточный запас хода Т-12, не позволявший применять его для операций на вражеских коммуникациях, а также высокая цена. В частности рекомендовалось изготовить для танка новый бронекорпус; довести его боевой вес до 17,5 т.; уменьшить толщину брони борта до 20 мм, а брюха и крыши - до 8 мм, резко увеличив запас бензина и усилив вооружение. Изготовление нового корпуса было поручено Ижорскому заводу.

В техзадании на переработку конструкции танка было указано и его новое имя - Т-24. Помимо установки новых бензобаков, которые разместили в надгусеничных полках (подобно Т-18), танк был дополнен курсовым пулеметом в передней части корпуса, слева от водителя; таким образом его экипаж увеличился на одного человека.

Первые три Т-24 были изготовлены к исходу июля 1930 года и один из них был отправлен на испытания для сравнения с Т-12.

 

Серийный Т-24 с вооружением. 1931 г.
Танк Т-24 на параде в Харькове

Первый день испытаний (24 июля 1930 года) не принес никаких неожиданностей, но и восторгов тоже. Танк вел себя почти не отличаясь от Т-12. Через три дня было назначено опробование орудия, которое вместе с башней переставили с Т-12, и тут случилось ЧП. 26 июля 1930 года у танка, двигавшегося по мягкому грунту с орудием и боекомплектом в 10 снарядов, вдруг загорелся двигатель. "... тов. Владимиров остановил танк, помог экипажу покинуть машину, открыл мотор и сбил 75% пламени штатным огнетушителем, после чего одел противогаз и, забравшись в моторное отделение, полностью потушил огонь песком и собственной одеждой ..." - так описывается этот случай в донесении о происшествии Наркомвоенмору тов. Ворошилову. Танк был спасен, но для дальнейших испытаний был необходим его ремонт. Башня с вооружением вновь вернулась на Т-12, где орудие было благополучно сломано. Кстати 45-мм пушка Соколова, установленная в 1930 г. в танке как временная мера до освоения 45-мм "системы ОАТ танковой полуавтоматической пушки ГУВП обр. 1925 г.", утвержденной Журналом Арткома от 18.6.1926 N 693, оказалась очень неудачной для танка и потому оно практически не производилось (есть предположение, что было выпущено всего два 45-мм танковых орудия Соколова). Пушка же системы ОАТ осваивалась заводом N 8 еще почти два года. Проектированием 57-мм гаубицы занимался П.Сячинтов (в некоторых документах, в том числе и в доносе на него, его фамилия пишется Сячентов). Он создал для своего времени революционную конструкцию, однако заказ на ее изготовление подтвержден не был и многие технические решения, заложенные в ней, увидели свет только в 76,2-мм пушке ПС-3.

Серийным производством Т-24 должны были заниматься ХПЗ и ЧТЗ. На 1930/31 год был запланирован выпуск 200 машин, но как было модно в те годы, руководством ГУВП были приняты встречные обязательства и план вырос до 300. Произвели же их много меньше - 24 танка (28 шасси, 25 бронекорпусов и 26 башен). Почему? Принято считать, что танк обладал рядом серьезных недостатков, помешавших его массовому производству, однако истина лежит, видимо, в иной плоскости. Ведь не помешала такая же масса недоработок серийному выпуску МС-1, Т-26 и т.д., почему же здесь обстояло иначе?

В фондах РГВА найдена переписка т.т. Халепского, Заславского и Ворошилова (ноябрь 1930 -февраль 1932 гг.), из которой можно понять, что глава УММ был очарован "танком ГРОТТО" (так И.Халепский именовал экспериментальный средний танк конструкции немецкого инженера Э.Гроте) и всячески восхвалял его пред очи первого конника гражданской войны. В частности он отмечал лучшие вооружение, плавность хода, легкость в управлении, обзор и даже ... простоту изготовления этого танка по сравнению не только с Т-12/Т-24, но и с танками "...американца Кристи, которые я видел в прошлом году в Америке". При этом тов. Заславский, отвечавший за Т-24, сетовал Климентию Ефремовичу на малое внимание к освоению серийного выпуска изделия ХПЗ. А тов. Ворошилов, отвечая Заславскому, чтобы тот обходился собственными силами, интересовался у Халепского: "... когда же новый и необходимый танк (Гроте) наконец появится в частях Красной армии?" Это продолжалось практически целый год. Завод сидел без финансирования и материалов, а начальство ждало окончания испытаний танка Гроте, потом изучало и обобщало их результаты и т.д. Но танк ТГ принят на вооружение не был, а мощности ХПЗ уже были заняты новым заказом - освоением того самого танка Кристи, который незадолго до того был отвергнут тов. Халепским. История же первого советского серийного среднего танка на этом кончается.

Серийный танк Т-24
Чертежи в масштабе 1/35 (при печати на 300 dpi)

Продолжение

Содержание

Главная страница В начало


Только сейчас как проводить вебинары бесплатно всем и каждому.