armor.kiev.ua / Tanks / Modern / scorpion / bk
 

Лёгкий танк «Скорпион»

М. Никольский

(Никольский М. Лёгкий танк «Скорпион». — М.: Моделист-конструктор, 2004. — 32 с. — (Бронеколлекция. 2004. № 6 (57)))

Иллюстрации к статье 
Легкий танк "Скорпион" армии Омана. © Арон Шепс БРМ "Симитер" в зимнем камуфляже. Учения британской армии в Норвегии. © Арон Шепс БТР "Спартан" британской армии. © Арон Шепс Разведывательная машина на базе БТР "Спартан". © Арон Шепс Санитарно-эвакуационная машина "Самаритан". © Арон Шепс Истребитель танков "Страйкер". © Арон Шепс Командно-штабная машина "Султан" британской армии. © Арон Шепс
 

ЭКСПЛУАТАЦИЯ И БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

На момент принятия машин семейства CVR(T) на вооружение британской армии в составе Королевского танкового корпуса имелось восемь бронетанковых разведывательных полков и 11 линейных бронетанковых полков, считая и учебные подразделения.

Выполняя свои обязательства как страна-участник блока НАТО, Великобритания разместила на территории ФРГ 1-й Британский корпус (Британскую Рейнскую армию), который являлся частью Северной группы армий. Организационно 1-й корпус включал в себя четыре танковых дивизии. В каждой дивизии имелись один бронетанковый разведывательный полк «тип А», два бронетанковых полка и три мотострелковых батальона. В состав бронетанкового разведывательного полка «тип А» входили один разведывательный эскадрон — пять взводов по восемь БРМ «Симитэр» в каждом. Взводы придавались дивизионным танковым и пехотным боевым группам. В распоряжении командира разведывательного полка находилось также два средних разведывательных эскадрона (в каждом эскадроне — четыре взвода по четыре «Скорпиона» в каждом) и взвод наблюдения (пять машин «Спартан», оснащенных РЛС разведки наземных целей ZB298).

Первыми воинскими частями Британской Рейнской армии, получившими «скорпионы», стали 17/21-й уланский и 14/20-й Королевский гусарский полки, дислоцировавшиеся соответственно в Вольфенбюттеле и Хирфорде. Эти полки в октябре 1973 года демонстрировали возможности своих боевых машин на учениях «Голори Хоук», проходивших в горах Гарца в северной части Мозельской долины. В ходе учений экипаж одного из «скорпионов» уланского полка показывал свой танк министру обороны ФРГ. На обратном пути «Скорпион» проехал по знаменитой гоночной трассе в Нюрнберге, а после окончания маневров на трассе была организована гонка «скорпионов» из уланского и гусарского полков; соревнования прошли в напряженной борьбе.

Однако не все было так хорошо. Уже первый опыт эксплуатации танков «Скорпион» в британской армии выявил целый букет недостатков, и недостатки эти были принципиальными и не поддавались устранению. Выяснилось, что «Скорпион» представляет собой неустойчивую платформу, при выстреле из пушки машина имела тенденцию к резкой просадке передней части корпуса. Чтобы частично нейтрализовать этот эффект, экипажи стремились вести огонь из башни, развернутой на 30° вправо или влево от продольной оси танка. В этом случае сила отдачи была направлена под углом к продольной оси — и просадка уменьшалась. Стрельба из башни, развернутой вправо, практиковалась реже, поскольку в этом случае горячий воздух системы охлаждения двигателя выходил из решеток прямо в поле зрения прицела наводчика и мешал наводить орудие. При ведении огня командир и наводчик как можно плотнее прижимали лица к резиновой окантовке окуляров прицелов, чтобы избежать ударов головы при отдаче после выстрела, но тем не менее не всегда избегали характерных травм, прозванных «нос Скорпиона», — синяков под глазами от ударов лицом о резиновую окантовку при «клевках» танка после выстрелов. Фосфоресцирующее зеленоватое изображение в ночном прицеле наводчика сильно утомляло зрение, на практике при работе с этим прицелом командир и наводчик менялись местами примерно через каждые 30 минут. Еще одной проблемой стала влага, которая в холодные ночи конденсировалась на окулярах прицела от дыхания танкистов. Чистая хлопковая салфетка для протирки оптики была обязательной принадлежностью башенного инвентаря.

Машины семейства CVR(T) имели и скрытые пороки, которые обнаружились только через несколько лет. Коррозия металла стала следствием микротрещин и различий в структуре материала — неоднородность бронелистов появлялась еще на стадии их изготовления. Со временем в броне возникали видимые невооруженным глазом трещины — сей факт отнюдь не способствовал росту доверия танкистов к своей боевой технике. Наиболее часто трещины встречались в орудийных масках БРМ «Симитэр». Технология изготовления этих масок отличалась от технологии изготовления орудийных масок «Скорпиона». Для борьбы с коррозией в 1978 году начались работы по программе «Скорепол», целью которой стало восстановление боеготовности машин CVR(T). Программе предшествовали исследования, проведенные специалистами Управления экспериментальных боевых машин (бывшее FVRDE) в Чертей. Был резко усилен контроль за качеством сплава 7017 — он стал выпускаться в соответствии со спецификацией MVEE 1318В, что отчасти решило проблему коррозии.

Большинство «болезней» «скорпионов» и других машин семейства CVR(T) объясняется достаточно просто — технику принимали на вооружение в спешке, все машины были «сырыми». 1972 год стал критическим, через год последовало крупное сокращение военного бюджета, под эти «ножницы» попала, в частности, так и не построенная связная машина «Виксен» — еще один представитель семейства CVR(T).

По состоянию на 1972 год разработка ряда важных узлов и агрегатов, в частности ночного прицела стрелка-наводчика, еще не завершилась, другие — не успели пройти все положенные испытания. Отсюда — раздражавшие экипажи «детские болезни», которыми особенно страдала трансмиссия. По мере накопления опыта технического обслуживания и доведения фирмой «Элвис» конструкции машин от большинства недостатков удалось избавиться. Всего на машинах CVR(T) в процессе их эксплуатации было проведено порядка 600 доработок* ("Наиболее значительные — замена гидроамортизаторов опорных катков фирмы «Армстронг» (изначально разработаны для автобуса «Лейланд») на амортизаторы фирмы «Мессье» и установка новой орудийной маски на БРМ «Симитэр». ), однако они не затрагивали принципиальных конструктивных просчетов.

Первым размещенным в метрополии полком, укомплектованным в начале 1973 году «скорпионами», стал полк Конной гвардии (The Blues and Royals of the Household Cavalry), который квартировал в Виндзоре, а уже в июне 1973 года подразделения этого полка перебросили для участия в учениях «Александр Экспресс» в Северную Грецию.

Ежегодно английские «скорпионы», «симитэры» и другие машины этого семейства перебрасывались на зимние учения в Норвегию. Из четырех разведывательных полков «типа В» один дислоцировался в Германии, а три — в Великобритании. Пять взводов разведывательного эскадрона имели на вооружении вместо БРМ «Симитэр» бронеавтомобили CVR(W) «Фокс».

В 1978 — 1981 годах противотанковыми машинами «Страйкер» были перевооружены батареи Королевской конной артиллерии. Одна такая батарея придавалась каждой танковой дивизии.

В 1981 году 1-й Британский корпус был реорганизован, теперь в его состав входили три укрупненных танковых дивизии. Реорганизация отразилась и на подразделениях, имевших на вооружении машины семейства CVR(T). Из пяти бронетанковых разведывательных полков, расквартированных в ФРГ, три преобразовали в танковые, два оставшихся стали напрямую подчиняться командованию 1-го корпуса. В составе бронетанкового разведывательного полка имелось 48 БРМ «Симитэр», 16 бронетранспортеров «Спартан» и 16 противотанковых установок «Страйкер». Каждый полк имел по четыре эскадрона. Эскадрон включал штаб (две командно-штабные машины «Султан»), три разведывательных взвода по четыре БРМ «Симитэр» в каждом, взвод управляемого оружия (четыре машины «Страйкер»), взвод поддержки (четыре бронетранспортера «Спартан»). Чтобы компенсировать снижение самостоятельных возможностей дивизий по ведению разведки, в состав 13 мотопехотных батальонов были включены разведвзводы по восемь машин «Симитэр» в каждом, а в состав 14 танковых батальонов — взводы, вооруженные «скорпионами» (по восемь машин во взводе). Три вооруженных машинами CVR(T) бронетанковых разведывательных полка, расквартированных в Великобритании, также прошли переформирование. Два из них предназначались для использования в составе сил НАТО: один — совместно с размещенной в Германии 3-й танковой дивизией, второй — в составе британских Мобильных сил; усиленная пехотная бригада в случае войны должна была быть переброшена в Данию. И наконец третий входил в состав Мобильных сухопутных сил союзного командования в Европе. Разведывательный полк включал три средних разведывательных эскадрона по четыре взвода в каждом (на вооружении взвода находилось два «Скорпиона» и два «Симитэра») плюс взвод управляемого оружия (четыре машины «Страйкер») и взвод поддержки (пять бронетранспортеров «Спартан»), 5-й воздушно-десантной бригаде придавался разведывательный полк, включавший два эскадрона, вооруженных бронеавтомобилями CVR(W) «Фокс», и эскадрон гусеничных машин CVR(T) (четыре взвода по два «Скорпиона» и два «Симитэра»), а также взвод поддержки (пять бронетранспортеров «Спартан»), Личный состав взвода поддержки во всех без исключения эскадронах тренировался в проведении патрулирования, ведения боя и подсветки целей лазерами для обеспечения наведения высокоточного авиационного оружия с лазерным наведением. На ротационной основе подразделения трех расквартированных в Англии разведывательных полков несли гарнизонную службу в центрально-американской колонии Белиз вплоть до вывода в 1994 году из нее британских войск.

В соответствии с принятой в 1991 году очередной программой реорганизации английской армии количество танковых полков было уменьшено с 14 до восьми, разведывательных с пяти до трех (один полк — учебный). Вместо 1-го Британского корпуса на его базе были сформированы 1-я танковая дивизия, предназначенная для обороны Германии, и 3-я дивизия, расквартированная в Великобритании, но входящая в состав сил быстрого реагирования Европейского командования НАТО. Полк легких драгун, имевший на вооружении машины CVR(T), размещался в Германии, а полк Конной гвардии, тоже оснащенный боевыми машинами CVR(T), базировался в Виндзоре и входил в состав 3-й дивизии; один из эскадронов этого полка получил наименование «Воздушный эскадрон», его личный состав проходил парашютно-десантную подготовку.

Машины семейства CVR(T) состояли на вооружении не только в армии Великобритании, но и в Королевских ВВС (RAF). В ноябре 1982 года полк RAF получил первый «Скорпион», всего в ВВС поступило 184 машины семейства CVR(T).

Что касается бельгийской армии, то в период холодной войны ее 1-й корпус находился в распоряжении командования группы армий «Север» сил НАТО в Европе. В составе корпуса числились три разведывательных батальона, каждый из которых имел на вооружении по 72 машины CVR(T).

Первый раз настоящее, а не учебное боевое задание новые БРМ выполняли в 1974 году, когда танкисты полка «The Blues and Royals» патрулировали аэропорт Хитроу, находившийся под угрозой нападения террористов. Операция по патрулированию периметра лондонского аэропорта получила название «Трасти».

В августе 1974 года турецкие войска вторглись на территорию греческой общины острова Кипр, и на острове закипели бои. В срочном порядке для охраны английских авиабаз на родину Афродиты самолетами С-130 перебросили «скорпионы» и «симитэры» эскадрона «А» 16/5-го Королевского уланского полка. Это был первый случай, когда в реальной обстановке была востребована аэротранспортабельность боевых машин семейства CVR(T). Осенью 1974 года «скорпионы» сменили на боевом патрулировании границ Гон-Конга танки «Центурион». В Азию был отправлен эскадрон «С» Королевского уланского полка.

Настоящим же боевым дебютом машин семейства CVR(T) стали боевые действия на Фолклендах. В ответ на захват 2 апреля 1982 года Аргентиной Фолклендских островов в Великобритании были сформированы силы вторжения, в состав которых вошли и два средних разведывательных взвода эскадрона «В» полка «The Blues and Royals». Через четыре дня личный состав и технику уже отправили в Южную Атлантику. На вооружении каждого взвода находилось два «скорпиона», два «симитэра» и один «самсон». Военную технику доставили на острова вместе с первыми штурмовыми группами. В ожидании аргентинских контратак бронированные машины закопали в землю. Десанту препятствовала в основном аргентинская авиация, самолеты которой наносили штурмовые удары по высадившимся войскам. При отражении одного из налетов огнем 30-мм пушки «Рэрден» БРМ «Симитэр» был сбит штурмовик А-4 «Скайхок» ВВС Аргентины. После доставки на острова подразделений 5-й воздушно-десантной бригады бронетехника поддерживала парашютистов в ходе атаки Фицроя. На захват населенного пункта по плану отводилось два дня, в действительности хватило шести часов.

В ночь с 11 на 12 июня «скорпионы» огнем 76-мм пушек поддерживали успешную ночную атаку 3-го батальона парашютно-десантного полка на Маунт-Лондон. В ночь с 13 на 14 июня один взвод вновь действовал совместно с парашютистами, в то время как второй оказывал поддержку наступления на Маунт-Тамблдаун 2-го батальона шотландских гвардейцев. Танкисты взвода, также совместно с шотландцами, осуществляли противодиверсионное патрулирование расположения британских экспедиционных сил. Огневого контакта с противником так и не произошло, но «Скорпион» командира взвода подорвался на мине. Машина вышла из строя, хотя никто из членов экипажа не пострадал. 14 июня аргентинцы прекратили сопротивление.

В ходе Фолклендской кампании пробег машин CVR(T) по пересеченной местности составил 560 км, за это время был отмечен только один случай поломки трансмиссии. О «напряженности» боевой деятельности английской бронетехники в Фолклендской войне говорит более чем незначительный расход боеприпасов — 60 76-мм снарядов и 120 снарядов к пушкам «Рэрден».

Крупные танковые сражения, к которым британская армия готовилась с 1949 года, произошли не в Западной Германии, а на Среднем Востоке, когда в феврале 1991 года Многонациональные силы, возглавляемые США, освобождали Кувейт от иракской оккупации. Англия выделила в состав многонациональных сил 1-ю танковую дивизию. В состав дивизии входил 16/5-й Королевский уланский полк, которому был придан 4-й разведывательный эскадрон 1-го Ее Величества гвардейского драгунского полка. Использование машин семейства CVR(T) базировалось на исповедуемой в английской армии концепции скрытного ведения разведки. Особенности рельефа местности в пустыне обеспечивали почти неограниченную видимость в хорошую погоду, что делало практически невозможным применение машин CVR(T) в традиционном тактическом ключе, кроме того, на пересеченной местности разведывательные машины передвигались медленнее, чем основные боевые танки «Челленджер 1». В ночное время и в условиях ограниченной видимости днем танк «Челленджер 1» за счет более совершенной тепловизионной системы наблюдения и прицеливания также обладал преимуществами перед машинами CVR(T) в дальности обнаружения целей. На «скорпионах» и «симитэрах» стояли пассивные приборы ночного видения первого поколения, которые к 1991 году уже устарели.

Подразделения королевских улан поступили в распоряжение не танковых частей, а под начало командования Королевской артиллерии. В Заливе она была представлена 32-м тяжелым полком (12 203-мм САУ М110А2) и 39-м тяжелым полком (12 реактивных систем залпового огня MLRS). На базе артиллерийских полков и разведывательных эскадронов была сформирована Группа огневой поддержки и ведения разведывательно-диверсионных действий, известная также как Группа глубинного боя. В новой роли на долю улан выпала задача оказывать содействие 73-му корректировочному батарейному посту (из состава 32-го тяжелого полка), в состав поста входило четыре группы наблюдателей-корректировщиков. По одной группе придавалось каждому из четырех разведывательных батальонов. Кроме корректировщиков, в составе поста имелось три передовых авиационных наводчика, чьей задачей являлась выдача целеуказания ударным самолетам А-10А и F-16 ВВС США. Уланы, кроме того, должны были взаимодействовать с 49-й полевой батареей.

На марше уланы передвигались двумя колоннами на фронте шириной 5 км, скорость движения в дневное время составляла 20, ночью — 10 км/ч. К полуночи 25 февраля (день «Д+1») разведчики углубились на территорию Ирака, не встречая даже малейшего сопротивления. Первое боевое столкновение с противником произошло 26 февраля. Личный состав эскадрона «В» улан и эскадрона «А» драгун обнаружил позиции усиленного механизированного батальона иракцев. Ближе к вечеру эти позиции атаковали подразделения 7-й танковой бригады, но ранее по иракцам нанесли удар английские реактивные системы залпового огня и американские штурмовики А-10А. После артиллерийской и авиационной подготовки в бой вступили все четыре разведывательных эскадрона. Истребителям танков «Страйкер» с дальней дистанции удалось ракетами «Свингфайр» поразить несколько Т-55. После окончания удачного боя перед группой была поставлена задача закрыть брешь, образовавшуюся в ходе продвижения 4-й и 7-й танковых бригад. Эскадрон «А» гвардейских драгун шел в авангарде наступавшей на Кувейт 7-й танковой бригады. По мере продвижения танковой дивизии вглубь Кувейта все большие силы разведчиков привлекались к охране тылов. Война в Заливе завершилась 28 февраля 1991 года поражением армии Ирака.

Рельеф местности и превосходство в скорости основных боевых танков затрудняли использование «скорпионов» и «симитэров» в составе боевых групп. Подразделения машин CVR(T) больше подходили для охраны флангов, маркировки маршрутов передвижения колонн, обеспечения безопасности штабов и тыловых подразделений. Пехотная боевая группа 4-й танковой бригады, имевшая в своем составе только один полк, иногда действовала вообще без танков «челленджеров» приданного ей 1-го танкового эскадрона. На базе 3-го батальона пехотной группы была сформирована комбинированная разведывательная группа — четыре машины «Спартан», артиллерийский офицер-корректировщик, офицер управления минометным огнем, саперы. Группа представляла собой довольно грозную противотанковую боевую единицу и отличилась в ночь на 26 февраля в ходе атаки позиций противника.

Командир 16/5-го Ее Величества Королевского уланского полка подполковник Филипп Скотт использовал бронетранспортер «Спартан» в качестве своеобразного «боевого такси» для передвижения между различными разведывательными подразделениями полка. По соображениям безопасности его машина не имела регистрационных номеров или написанных на бортах радиопозывных, лишь одна скромная надпись указывала на высокий статус «хозяина» бронетранспортера — «THE BOSS!». Так как бронетранспортер использовался в качестве командирской машины, он был оснащен дополнительным радиооборудованием, а на крыше корпуса установлены три штыревые антенны. Экипаж машины включал шесть человек: самого подполковника, радиста, офицера штаба, офицера разведки, механика-водителя и передового авианаводчика ВВС США. Внутренний объем машины уменьшился из-за установки дополнительной радиоаппаратуры, поэтому над дверцей в задней стенке корпуса пришлось смонтировать контейнер от танка «Чифтен» для хранения имущества и снаряжения. Над прицелом командира был смонтирован приемник «Тримпэк» спутниковой навигационной системы, ее электронный блок установили на амортизаторах под специальным чехлом. На болтах перед ящиком для хранения снаряжения, сразу же позади люка радиста, был укреплен водонагреватель, который использовался для приготовления чая. Машина подполковника — интересный пример полевой модификации «Спартана».

В октябре 1992 года правительство Великобритании выделило в состав миротворческих сил ООН в Боснии и Герцеговине бронепехотную боевую группу. Бронированные машины CVR(T) и их экипажи были взяты из подразделений 9/12-го Королевского уланского полка и полка легких драгун. В июле 1993 года английские БРМ из эскадрона «В» Легкого драгунского полка несли патрульную службу в районе Брчко. Здесь шли интенсивные бои, и силы ООН постарались занять ключевые высоты в самом узком месте Посавинского коридора. Наблюдательные посты играли важную роль в мониторинге ситуации и позволяли контролировать позиции противоборствующих сил. Информация обо всех изменениях на поле боя через спутниковую связь немедленно передавалась в Женеву; с момента обнаружения каких-либо изменений до поступления доклада участникам мирных переговоров, шедших в это время в Швейцарии, проходило всего 30 минут.

В марте 1994 года на Балканы отправили вторую группу, в составе которой находился разведывательный эскадрон. Легкие и маневренные «симитэры» хорошо подходили для эскортирования автоколонн на узких и извилистых горных дорогах, машины хорошо зарекомендовали себя и в ходе других заданий, выполняемых силами ООН. За счет менее агрессивного, чем у «Скорпиона» или «Симитэра», внешнего вида бронетранспортеры «Спартан» использовались более гибко, чем пушечные машины, в частности — для сопровождения VIP-конвоев.

В 1993 году для действия в Сомали был сформирован бельгийский контингент миротворческих сил ООН. Контингент состоял из двух разведывательных эскадронов и имел на вооружении 26 БРМ «Симитэр», восемь танков «Скорпион», девять бронетранспортеров «Спартан», две машины «Самаритан» и три БРЭМ «Самсон».

«Скорпионы» вооруженных сил Ирана активно использовались в ирано-иракской войне. Значительная их часть была уничтожена или захвачена в качестве трофеев иракскими войсками. 19 трофейных «скорпионов» Саддам Хусейн подарил соседней Иордании.

В марте 1999 года в Иордании начались испытания «Скорпиона», модернизированного при участии специалистов фирмы «Элвис». На танке установили дизель «Перкинс» мощностью 200 л.с. и полуавтоматическую трансмиссию TN15D. Полностью была заменена электросистема машины. На маске пушки, справа от ствола орудия смонтировали прибор ночного видения фирмы «Пилкингтон Оптроникс»; оптическая ось которого была параллельна каналу ствола; прибор ночного видения механика-водителя заменили на более современный.

В 1992 году в Британии были опубликованы требования 4061 TRACER (Tactical Reconnaissance Armoured Combat Equipment Requirement — требования к тактической бронированной разведывательной системе).

В них оговаривался выпуск первой боевой машины в 2004 году. Таким образом, машины семейства CVR(T) остаются на вооружении и в XXI веке, несмотря на то, что их возраст составляет уже более 30 лет.

В 1993 году англичане уменьшили номенклатуру бронированных разведывательных машин, с вооружения были сняты такие заслуженные БРМ, как «Саладин», «Феррет», «Скорпион» и «Фокс». После снятия с вооружения БРМ, вооруженных 76-мм орудиями, 30-мм автоматическая пушка L21 «Рэрден» стала самым мощным стрелковым оружием английских разведывательных машин (пушка «Рэрден» унифицирована по боекомплекту с вооружением БМП «Уорриор»).

После снятия с вооружения легких танков «Скорпион» и бронеавтомобилей «Фокс» возникла идея путем монтажа башен от «фоксов» на корпусах «скорпионов» создать дополнительное количество БРМ, близких по своим характеристикам машинам «Симитер». Проектирование и сборку двух прототипов вела фирма «Элвис», на вооружение армии Великобритании эти машины были приняты под обозначением «Сейбр».

Стандартизации в британской армии подверглось не только пушечное вооружение, но и пулеметное. Штатным спаренным пулеметом стал четырехствольный L94A1 «Чэйн Ган», который и был установлен в маске пушки «Сейбра». Вместо трехствольных дымовых гранатометов на «Сейбре» смонтировали четырехствольные, по типу установленных на «Симитэре». В передней части корпуса разместили дополнительные ящики, предназначенные для хранения запасных стволов к пулемету, запасных траков и личных вещей членов экипажа.

В 1994 — 1995 годах в вариант «Сейбр» на арсенале в Доннингтоне прошли конверсию 104 «скорпиона». Планами британских вооруженных сил предусматривается модернизация всех имеющихся на вооружении 270 легких танков «Скорпион» в боевые разведывательные машины «Сейбр». По данным справочника «Джейн», на начало 2000 года на вооружении армии Великобритании состоят 155 БРМ «Сейбр».

С целью продления срока службы машин CVR(T) до момента поступления в войска новых БРМ, разработанных в соответствии с требованиями TRACER, была инициирована программа LEP (Life Extension Programm — программа продления жизненного цикла). Ключевыми моментами программы LEP являются замена бензиновых двигателей «Ягуар» J60 дизелями (весной 1999 года фирма «Элвис» передала британской армии первый «Скорпион», оснащенный дизельным двигателем Каммингс ВТА5.9); установка радиоаппаратуры «Клансмэн» VRC-353 с «закрытым» каналом связи; установка закрытого броней тепловизионного прицела. Кроме того, планируется повысить эффективность 30-мм пушки за счет введения в боекомплект новых бронебойных снарядов. Тепловизионные прицелы будут изготавливаться из элементов системы TOGS (Thermal Observation and Gunnery System — тепловизионная обзорно-прицельная система), снимаемых с вооружения основных боевых танков «Челленджер 1». Новый прицел позволит командиру и наводчику одновременно выбирать цели и наводить пушку, обзорно-прицельный канал командира станет независимым от канала наводчика. Среди других усовершенствований, предусмотренных программой LEP, — установка лазерного дальномера и приемника спутниковой навигационной системы. Приемники спутниковой навигации уже опробованы на машинах, принимавших участие в операции «Буря в пустыне». После реализации мероприятий программы LEP машины CVR(T) станут высокоэффективными БРМ даже по стандартам XXI века.

Назад | Дальше

Начало

Главная страница В начало


Наш тренер научил меня делать инвентарь своими руками для crossfit тренировок.