armor.kiev.ua / Tanks / Modern / T84
 

Танк Т-84

Шумилин С. Э.

(Наука и техника. — 2010. — № 11)

Иллюстрации к статье 
Генеральный конструктор по созданию бронетанковой техники и артиллерийских систем, начальник ХКБМ им. А. А. Морозова, генерал-лейтенант М. Д. Борисюк Шестицилиндровый двухтактный танковый дизель 6ТД-2, мощностью 1200 л.с. Обработка сварно-катаной башни Корпус Т-84 в сборочном цехе Опытный танк 478ДУ2 (серийный номер 54118), перед отправкой на международную выставку вооружений «IDEX-95» в Абу-Даби, весна 1995 года. Машина отличалась сварно-катаной башней, установкой комплекса оптико-электронного противодействия (КОЭП) ТШУ-1 «Штора-1», а также двигателем 6ТД-2 Прицельно-наблюдательный комплекс командира Место наводчика Дневной прицел наводчика 1Г46М «Проминь» (справа) и тепловизионный прицел «Буран-Катрин-Э» (слева) Т-84, принимавший участие в тендерных испытаниях в Греции, 1998 год. За ним виден американский M1А2 «Абрамс» и другие танки — участники испытаний Опытная машина 478ДУ4, проходит испытания на заводском полигоне под Харьковом Машины, разработанные в ХКБМ им. А. А. Морозова: Т-84 «Оплот» (справа), вариант модернизации «семьдесятдвойки» Т-72АГ (в центре), БРЭМ-84 (на заднем плане) Опытный танк 478ДУ5, хорошо виден отсек, укрепленный на кормовой части башни, в котором расположен кондиционер и часть боеприпасов Вспомогательная силовая установка ЭА-8А
 
Т-84 Оплот

Шумилин С. Э. — кандидат физ.-мат. наук, старший научный сотрудник, офицер запаса БТВ

Часть 1

В этом году отметило свой 83-летний юбилей «Харьковское конструкторское бюро по машиностроению имени А. А. Морозова» (ХКБМ). Свою историю эта организация отсчитывает с 1927 года, когда небольшой группе конструкторов, собранной на Харьковском паровозостроительном заводе, была поставлена задача: разработать маневренный танк Т-12. Позже под руководством главных конструкторов М. И. Кошкина и А. А. Морозова здесь были созданы такие эпохальные для мирового танкостроения машины как Т-34 и Т-64. Собственно говоря, именно благодаря ХКБМ Украина и состоит сегодня в «танковом клубе» — группе 11 стран, которым под силу не только собирать, но и проектировать современные танки.

В последние десятилетия существования СССР разработка и производство танков оказались сосредоточены в Ленинграде, Омске, Нижнем Тагиле и Харькове. Именно здесь и выпускались три «основных» советских танка: Т-80, Т-72 и Т-64, к сожалению, имевших между собой не слишком много общего. В результате советские бронетанковые войска походили на этакого трехглавого Змея Горыныча с мало похожими друг на друга «физиономиями». Последним запущенным в серийное производство (в соответствии с Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР от 2 сентября 1985 года) основным советским танком стал разработанный ХКБМ объект 478Б «Береза», или Т-80УД (из-за большого количества нововведений по сравнению с Т-80 его первоначально даже планировалось назвать Т-84, но появление на вооружении четвертого «основного» танка, видимо, посчитали уже неприличным). Эту машину вместо прожорливой и дорогой газовой турбины оснастили компактным двухтактным дизелем 6ТД аналогичной мощности (ГТД-1000ТФ — 1100 л.с., 6ТД — 1000 л.с.), новой башней (отработанной на объекте 476), неизменной осталось только ходовая часть. «Береза» оснащалась самым современным на то время оборудованием — системой автоматизированного управления огнем (САУ) 1А45 «Иртыш», комплексом управляемого вооружения (КУВ) 9К119 «Рефлекс», ночным инфракрасным прицелом ТПН-4 «Буран ПА», лазерным прицелом-дальномером 1Г46 «Иртыш». Хотя Т-80УД и начали поступать в «столичные» дивизии — Таманскую мотострелковую и Кантемировскую танковую — и даже успели в 1990 году дважды прогрохотать гусеницами по Красной площади на последних военных парадах, проводимых в СССР, официально принять на вооружение Советской Армии их так и не успели. Окончательное решение по этому вопросу состоялось в начале 1992 года, но было подписано уже Главкомом сухопутных войск СНГ.

Развал СССР похоронил под своими обломками как обширные производственные планы выпуска Т-80УД на Харьковском объединении им. Малышева (до 1992 года их успели построить около 300 шт.), так и самого Заказчика танка, а старейшее танковое конструкторское бюро и завод оказались в другом государстве — Украине. Ее только что образованные Вооруженные силы просто не имели средств для закупки новой техники, да к тому же на территории страны уже имелось 6128 танков и 6703 боевых бронированных машин. Ратифицировав 17 июля 1992 года Договор об обычных вооруженных силах в Европе, Украине пришлось за три года сократить 1974 танка и 1945 бронемашин, а к 2010 году ее бронетанковый парк планировалось «урезать» до 2000 танков.

В результате ХКБМ и завод им. Малышева оказались в чрезвычайно сложном положении — в их распоряжении имелся неплохой танк с уже отлаженным серийным производством, однако отсутствовал заказчик, который был бы в состоянии оплатить выпуск новых машин. На государственную поддержку рассчитывать не приходилось: на Украине, как и в России, большинство государственных предприятий, в том числе и оборонного комплекса, были отпущены «на вольные хлеба». Одно из крупнейших танкостроительных предприятий даже начали готовить к приватизации, в ходе которой его растащили бы по кускам. Вышли из состава объединения и начали действовать как самостоятельные структурные подразделения на бюджетной основе конструкторское бюро по машиностроению ХКБМ и конструкторское бюро по двигателестроению (казенное предприятие «Харьковское конструкторские бюро по двигателестроению» — ХКБД). Поэтому оставалось только одно — искать заказчика на стороне, а значит выходить на мировой рынок вооружения.

К счастью для завода, осознание высокопоставленными украинскими чиновниками того, что торговля вооружением — чрезвычайно прибыльный бизнес и не стоит резать одну из немногих имеющихся в их распоряжении «куриц, несущих золотые яйца», а также активность руководства ХКБМ позволили избежать катастрофического развития событий. В 1992 году появилось постановление Кабинета министров Украины о восстановлении танкового производства на заводе им. Малышева, а в июне того же года начальник ХКБМ М. Д. Борисюк стал генеральным конструктором по созданию бронетехники Украины. В 1993 году вышло очередное постановление Кабинета министров (№ 181-3 от 12.03.93) — по отработке усовершенствованного танка Т-84 (тема получила шифр «Керн»), с производством его комплектующих, систем и устройств по максимально замкнутому циклу на Украине. Здесь нужно учитывать, что в 80-е годы поставки в Харьков комплектующих из других союзных республик достигали 60% от всей комплектации танка. В кооперации были задействованы сотни предприятий по всему Союзу: башня изготавливалась в Мариуполе, пушка на Урале, гусеница в Тихвине и т.д.

Начали приносить плоды и поиски потенциального зарубежного покупателя «восьмидесяток» — определенную заинтересованность в закупке современного танка проявил Пакистан. Хотя в этой стране благодаря продолжительному сотрудничеству с Китаем и была создана собственная танковая промышленность, однако, разработка и производство современного танка были ей пока явно не по зубам. По воспоминаниям Г. И. Левченко, директора завода им. Малышева в 1990-1994 годах, поиски выхода на внешний рынок начались еще во времена СССР, так как в период горбачевской перестройки объемы производства танков в Харькове все более и более ограничивались. Но после развала Союза действовать пришлось уже в правовом поле Украинского государства. Тем не менее, когда с россиянами в рамках сохранившихся деловых контактов поделились наметками на Пакистан, они не только не возражали, но даже восприняли это с определенным одобрением: по их мнению, учитывая напряженные Индо-Пакистанские отношения, это могло бы «настроить» Индию на закупку российских танков. Забегая вперед можно сказать, что именно так и произошло — после выполнения украинско-пакистанского танкового контракта, по которому в Пакистан было поставлено 320 танков Т-80УД, 15 февраля 2001 года был подписан контракт, согласно которому Индия закупила в России 310 танков Т-90С, экспортного варианта Т-90 (близкое количество танков, фигурирующее в обоих контрактах, объясняется тем, что столько их требовалось для укомплектования одной танковой дивизии).

В 1993 году желание пакистанских военных поближе познакомиться с «восьмидесяткой» материализовалось в виде приглашения украинских специалистов вместе с бронетехникой для первичных испытаний. По предварительному плану на них отводилось три месяца, но благодаря четкой организации и работе без выходных уложились в полтора. 2 августа группа из 13 работников ХКБМ во главе с генеральным конструктором М. Д. Борисюком и генералом А. С. Медвидем (от Министерства обороны) вместе с двумя танками была доставлена в пакистанский Лахор, после чего отправилась в пустыню Тар. Пакистанцев особенно интересовала возможность эксплуатации Т-80УД в условиях пустыни, где часты пыльные бури, а температура воздуха достигает +55°С. Две машины, отправленные в Пакистан, несколько отличались друг от друга — одна (с объектовым обозначением 478ДУ, иногда ее просто именовали № 1) имела ходовую часть с металлическими катками и внутренней амортизацией по типу Т-64, другая — 478ДУ1 (или № 2) — традиционную для Т-80УД ходовую часть с катками, несущими мощные резиновые бандажи. Предполагалось, что в условиях сильной запыленности пустынной и гористой местности будет происходить интенсивный абразивный износ резиновых бандажей опорных катков и в таком случае катки типа Т-64, в которых резиновая амортизация размещена внутри, а с беговой дорожкой гусеницы соприкасается стальной обод, окажутся предпочтительнее. К тому же такая ходовая давала выигрыш веса почти в 2 т и экономию дефицитной резины (обрезинивание катков проводилось в заграничном теперь Свердловске). Забегая вперед скажем, что в результате пакистанцы предпочли обычную «восьмидесяточную» ходовую часть, как менее шумную и лучше поглощающую вибрацию. В пустыне Тар оба танка «пробежали» по барханам около 2 тыс. километров. Одновременно здесь же «катался» и китайский Т-85, так что хитрые пакистанцы устроили нечто вроде неофициальных сравнительных испытаний.

Продолжая заниматься доводкой и совершенствованием конструкции Т-80УД, для обеспечения его экспортного потенциала, ХКБМ одновременно вело работы и по проектированию Т-84. Прекрасно понимая, что любые усовершенствования практически неизбежно влекут за собой увеличение веса, конструкторы в первую очередь предприняли меры, направленные на сохранение уровня подвижности танка. Это требовало оснащения Т-84 новым, более мощным, чем 6ТД, двигателем. К счастью, далеко ходить за ним необходимости не было, в распоряжении харьковских конструкторов такой двигатель уже имелся — 6ТД-2 мощностью 1200 л.с., разработанный в ХКБД под руководством главного конструктора Н. К. Рязанцева.

Двигатель 6ТД-2 представляет собой развитие 6ТД. За счет увеличения степени наддува до 4,4 (у 6ТД — 3,35) мощность 6ТД-2 возросла на 200 л.с. Чтобы обеспечить требуемую величину наддува, был специально разработан новый двухступенчатый осецентробежный компрессор с высоким коэффициентом полезного действия (кстати, превышавшим аналогичный показатель одноступенчатого компрессора двигателя 6ТД). Так как в результате форсирования двигателя выросла температура выпускных газов и обороты вращения турбины, пришлось перепроектировать и этот узел (попутно совместно с Киевским институтом сварки им. Е. О. Патона была разработана серийная технология автоматической сварки его лопаток из нового жаростойкого материала). Для повышения коэффициента приспособляемости (эта характеристика у двухтактных дизелей всегда хуже, чем у четырехтактных) была введена положительная коррекция подачи топлива в интервале оборотов 2600-2800 об/мин.

В легком и компактном двигателе 6ТД-2 удалось добиться чрезвычайно высокого показателя литровой мощности — 73,8 л.с./л при удельной массе всего 0,98 кг/л.с. По этим параметрам 6ТД-2 превосходит только до предела «навороченный» турбодизель V-8X 1500 фирмы «Юни Дизель» французского танка «Леклерк». Но, строго говоря, V-8X 1500 — это уже некий симбиоз двигателя внутреннего сгорания и газовой турбины. Его уникальная система наддува высокого давления «Гипербар» обеспечивает степень наддува 7,85. С одного литра рабочего объема такого «гибрида» удалось снять 91 л.с. при удельной массе двигателя — 0,91 кг/л.с. Правда, за это пришлось заплатить достаточно высоким средним удельным расходом топлива (особенно на холостом ходу), достигающим 170 г/л.с. Более традиционный дизель МТ 883-1500 (МТ 883 Ка-500), разработки германской фирмы MTU, устанавливающийся на танк «Леопард-2», имеет гораздо более скромные показатели — литровую мощность 54,7 л.с./л при удельной массе 1,2 кг/л.с. Литровая мощность 1000-сильного российского В-92С2А танка Т-90С составляет 25,7 л.с./л, т.е. втрое меньше, чем у 6ТД-2.

Первые опытные двигатели 6ТД-2 были изготовлены в 1979 году и прошли длительные испытания, как на стендах, так и в составе танка. Надо сказать, что для совершенствования силовых установок в ХКБД был создан специальный испытательный комплекс «181Н», позволяющий проводить исследования и испытания в условиях, соответствующих натурным: здесь были возможны испытания двигателей не только с подогревом наддувочного воздуха до +50°С, но и в пылевых условиях, в условиях «высокогорья» (со степенью разрежения воздуха, соответствующего высоте 3000 м), в холодильных камерах с температурами до -50°С и многое другое.

Несмотря на лишние две сотни «лошадок», двигатель 6ТД-2 удалось унифицировать с 6ТД на 90,12%, а благодаря сохранению габаритов и посадочных мест установка более мощного дизеля в моторно-трансмиссионное отделение танка не вызвала особых проблем. Правда, возросшая мощность двигателя, устанавливаемого на Т-84, потребовала повышения эффективности системы охлаждения. Чтобы увеличить поток охлаждающего воздуха через радиаторы, пришлось доработать эжекционную систему, увеличив выходной диаметр соплового аппарата, а в самих радиаторах ввести еще один — седьмой — ряд. Благодаря принятым мерам с возросшим тепловыделением удалось справиться, и в 1992 году, после успешных испытаний опытной машины с новым двигателем и доработанной системой охлаждения, межведомственная комиссия рассмотрела и утвердила конструкторскую документацию на серийное изготовление, испытания и приемку танка Т-84 с двигателем 6ТД-2 мощностью 1200 л.с.

В том же 1992 году был изготовлен и успешно испытан опытный образец сварно-катаной башни. Проект сварно-катаной башни — «катанки» — разрабатывался ХКБМ еще в 1984-86 годах, в рамках темы унифицированного боевого отделения. Но тогда до запуска башни в производство дело так и не дошло, хотя она и имела ряд несомненных преимуществ — улучшенную бронезащиту, повышенную живучесть, была более технологичной и дешевой в производстве. Учитывая хорошо налаженное в СССР производство литых башен, министерство не спешило заменять их сварными. Однако после развала Союза ситуация для завода им. Малышева коренным образом изменилась. Если ранее он получал литую башню и броневые детали корпуса из Мариуполя, с «Азовмаша», то теперь их производство там ликвидировали, и восстановлению оно не подлежало. Попытка закупить литые башни в России также провалилась, поставщик затребовал такую сумму, что переговоры пришлось прекратить. В результате пришлось налаживать серийное производство сварных башен на месте, в Харькове, для чего был специально реконструирован в «башенный» цех № 150. Теперь с «Азовмаша» поступал только броневой прокат, а окончательная сборка и обработка башен производилась в Харькове.

В соответствии с постановлением о создании танка Т-84 были развернуты и работы по созданию украинского варианта танкового орудия. В советские времена практически все производство танковых орудий было сосредоточено в Перми на объединении «Мотовилихинские заводы», откуда они и поступали в Харьков. В 1993 году Государственный научно-технический центр артиллерийско-стрелкового вооружения (генеральный конструктор Л.И. Бондаренко) при Киевском заводе «Большевик» (единственная подобная организация на Украине) приступила к конструкторской разработке орудия КБАЗ, являющегося близким эквивалентом советского орудия 2А46М-1. К 1996 году здесь был изготовлен опытный образец и проведены его предварительные испытания. Однако запустить в Киеве танковое орудие в серийное производство оказалось невозможно. Завод «Большевик» не имел ни специального оборудования, ни своего заготовительного производства. В результате была принята следующая схема серийного производства — орудия собираются на заводе им. Малышева, стволы поступают с АО «СМНПО» им. М. В. Фрунзе (г. Сумы), орудийные стали поставляются запорожским предприятием «Днепроспецсталь», конструкторское сопровождение обеспечивает ХКБМ. Благодаря тому, что завод им. Фрунзе уже выпускал утяжеленные трубы для нефтегазодобычи и был практически полностью оснащен необходимым оборудованием для производства стволов (оставалось только установить некоторое дополнительное оборудование для специфических операций), производство 125-мм танковых орудий было налажено уже к марту 1998 года. Кроме того, были разработаны варианты орудий для оснащения модернизируемых танков Т-55 (КБА3К) и Т-72 (КБМ1М), а также КБМ2, вариант орудия, которое может эксплуатироваться со всеми типами боеприпасов калибра 120 мм стандарта НАТО.

Весной 1995 года опытный танк Т-84 был впервые продемонстрирован ХКБМ при содействии «Укрспецэкспорта» (госкомпании по экспорту и импорту продукции и услуг военного и специального назначения) на международной выставке вооружений «IDEX-95» в Абу-Даби, Объединенные Арабские Эмираты. Эта машина, получившая объектовый номер 478ДУ2, отличалась от своего «прародителя» — танка Т-80УД сварно-катаной башней, установкой комплекса оптико-электронного противодействия (КОЭП) ТШУ-1 «Штора-1», а также более мощным двигателем 6ТД2.

Сварно-катаная башня с цельноштампованной крышей, которую получил Т-84, изготавливалась из высококачественной броневой стали электрошлаковой переплавки, благодаря чему имела повышенную прочность и живучесть. За счет более простой формы в ней удобнее компоновалось многослойное бронирование (состоящее из броневых листов и прослоек из керамического материала), вырос, по сравнению с литой, и ее внутренний объем. Принимая во внимание перспективы создания различных экспортных модификаций, немаловажным было и то обстоятельство, что сварная башня давала больше возможностей по дальнейшему совершенствованию ее конструкции.

Кроме основного бронирования машина имела комплекс встроенной динамической защиты «Контакт 5». Повышение защищенности Т-84 от поражения противотанковыми управляемыми ракетами с лазерными системами наведения достигалось и установкой комплекса оптико-электронного противодействия ТШУ-1 «Штора-1». Он обеспечивал предупреждение экипажа о лазерном облучении (угрозе применения наводимых по лазерному лучу средств поражения), создание инфракрасных помех (сбивающих систему управления ПТУР) и постановку аэрозольных завес, рассеивающих лазерный луч вражеских прицелов и целеуказателей, снижая вероятность поражения танка в среднем в 1,95 раза.

Для более надежной работы силовой установки подверглась доработке система очистки воздуха, поступающего в двигатель. В ней были предусмотрены кассетные воздухоочистители, которые, дополнив использовавшиеся на ранних харьковских «восьмидесятках» воздухоочистители циклонного типа, обеспечили более надежную очистку поступающего воздуха, предотвратив пылевой износ деталей цилиндропоршневой группы — немаловажное обстоятельство для собравшихся в Абу-Даби потенциальных заказчиков из стран, как выражались в советские времена, «с жарким и пустынным климатом».

Хотя в результате нововведений масса Т-84 увеличилась по сравнению с Т-80УД на две тонны и составила 48 т, но благодаря более мощному двигателю танк прекрасно выступил в выставочных «бегах» — показе техники в движении, без труда взбираясь на горки, преодолевая рвы и совершая головокружительные прыжки с трамплина, ничуть не уступая в этом признанному «летающему танку» — российскому Т-80У с газотурбинным двигателем, также участвовавшем в программе демонстрации танков на ходу.

Модернизационный потенциал «восьмидесятки», продемонстрированный Т-84 на выставке в Абу-Даби, произвел впечатление на ее участников и во многом определил окончательный выбор пакистанской стороны, взявшей после испытаний 1993 года своеобразный тайм-аут. Уже в июле-сентябре 1995 года на территории Пакистана были организованы тендерные испытания танков по специальной программе: 3 тыс. километров пробега в пустынных условиях, стрельба днем и ночью по подвижным и неподвижным целям с ходу и с места. В их ходе две харьковские «восьмидесятки» продемонстрировали неоспоримое превосходство над китайскими Т-85, которые корпорация «Норинко» также предложила для перевооружения пакистанской армии (китайцам уже после 1000 км пробега пришлось менять двигатель, что автоматически отбросило их на первоначальную позицию).

В конце концов, после заключительных 100-дневных переговоров (как тут не вспомнить восточный базар, на котором покупка не совершается без продолжительного торга), 30 июля 1996 года был подписан контракт на поставку Пакистану 320 танков Т-80УД стоимостью 650 млн. долларов, в который также включалось обучение танкистов, поставки запчастей и сопровождение в эксплуатации. Можно сказать, что пакистанцы при покупке современного танка еще и сэкономили — украинский Т-80УД обошелся им примерно в 2 млн. долларов, тогда как за американский «Абрамс» им пришлось бы выложить 4,8 млн., а за французский «Леклерк» и все 5,5 млн. долларов.

Поставки танков в Пакистан были рассчитаны на три года, но первую партию из 15 машин заказчик пожелал получить непременно к 23 марта 1997 года. Причина была проста — именно в этот день в Пакистане отмечается национальный праздник, к которому был приурочен грандиозный военный парад. На заводе им. Малышева развернулись авральные работы (ситуация осложнялась тем, что по целому ряду узлов и деталей на предприятии не имелось особого задела), напоминавшие о временах социалистической штурмовщины, когда нужно было гнать план к концу года или ознаменовывать трудовыми подарками открытие очередного съезда КПСС. Чтобы успеть к сроку, партия танков должна была быть готова к 31 января. Пришлось работать без выходных, и в новогоднюю ночь, и в праздничные дни. 20 февраля 1997 года танки благополучно покинули Украину на отплывшем из Николаевского порта грузовом судне, а 23 марта прошли на параде в Исламабаде, дав возможность пакистанским военным «поиграть» своими новыми стальными мускулами. Но и для украинских производителей выгоды были очевидны — как отмечал генеральный конструктор М. Д. Борисюк, контракт, заключенный с Пакистаном, послужил мощным импульсом совершенствования Т-80УД, а также активизировал отработку всех систем и узлов для первого украинского танка Т-84 «Керн» в целом.

Дальнейшая отработка конструкции новых узлов Т-84 велась на целом ряде опытных машин, получивших объектовые номера: 478ДУ4, 478ДУ5, 478ДУ7, 478ДУ8. Пропуски в этом списке связаны с тем, что номера для объектов 478ДУ3 и 478ДУ6 хоть и были документально зарезервированы, но по различным причинам данные проекты не получили развития и не были реализованы в металле.

Опытный объект 478ДУ4 получил адаптированную к новому, более мощному двигателю усовершенствованную коробку передач, в которой кроме обычных 7 передач вперед было предусмотрено и 3 передачи назад (на Т-80УД — 1 назад). Эта коробка существенно расширила диапазон скоростей движения танка. Теперь по хорошей дороге Т-84 без труда развивал скорость не 60, а 73 км/час, движение же назад стало возможно со скоростью до 32 км/час.

Опытную машину, которая в дальнейшем получила индекс 478ДУ5, оборудовали кондиционером мощностью 4 кВт с расходом воздуха 250 м3/час для обеспечения комфортных условий обитания экипажа и нормальной работы приборов — очень полезное устройство для танков, эксплуатирующихся в странах с жарким климатом, где температура окружающего воздуха может доходить до +55°С. Так, например, по данным индийского журнала Political Events, на российских Т-90С, поставленных в Индию, из-за отсутствия кондиционера в течение четырех лет вышли из строя и оказались непригодными к использованию около 80 тепловизоров. На 478ДУ5 кондиционер разместили в специальном боксе, укрепленном на кормовой части башни, туда же в изолированный от боевого отделения отсек вынесли и часть боеприпасов.

На 478ДУ5 испытывалась и система управления автоматической трансмиссией (СУАТ), которая обеспечивала управление режимами работы двигателя и автоматизированное переключение передач с целью экономии топлива и снижения нагрузок на механика-водителя, который управлял танком уже не традиционными для советских машин рычагами, а с помощью установленного перед ним специального штурвала. Система также автоматизировала режим запуска двигателя и обеспечивала более удобное отображение информации о режимах работы силовой установки — при помощи различных цифровых индикаторов на щитке механика-водителя.

В 1998 году Т-84 вместе с американским М1А2 «Абрамсом», германским «Леопардом 2А5», российским Т-80У, британским «Челленжером 2Е», французским «Леклерком» принял участие в предтендерных испытаниях в Греции, собиравшейся обновить свой танковый парк.

По результатам всех испытаний и опытно-конструкторских работ, проводившихся в указанный период, в конструкцию Т-84 были внесены многочисленные изменения, что привело к появлению его улучшенной версии, ставшей первой из изделий с индексом 478ДУ9. Эта машина была продемонстрирована в 1999 году в Абу-Даби на выставке IDEX-99 (в некоторых изданиях она именовалась Т-84У, но в самом ХКБМ подобное название никогда не использовалось). Кстати, Т-84 оказался на выставке единственным танком, демонстрировавшимся на ходу, в очередной раз проявив свои превосходные ходовые качества.

В конструкции 478ДУ9 серьезное внимание было уделено различным мерам по повышению защищенности. Так, для улучшения защиты лобовой части корпуса и башни от кумулятивных и ударно-кумулятивных (типа «ударное ядро») боеприпасов вместо динамической защиты «Контакт 5» (разработки НИИ Стали) был установлен новый комплекс динамической защиты (КДЗ) украинской разработки «Нож» (ХСЧКВ) с повышенными характеристиками (по сравнению с 4С22 эффективность возросла до 2,5 раз). Начало работ над КДЗ «Нож» относится к 1997 году, когда возникли проблемы с поставками в Пакистан танков Т-80УД, изначально оснащавшимися «Контактом 5». Дело в том, что патентодержатель — российский НИИ Стали, получив незадолго до этого международный патент на данную систему динамической защиты, затребовал у завода им. Малышева за ее использование оплату в 55 млн. долларов (т.е. почти 10% от общей стоимости контракта).

В бортовой проекции некоторое улучшение защищенности было достигнуто за счет увеличения площади бортовых экранов, которые продолжили практически до ступиц опорных катков. Это позволило снизить тепловую заметность танка за счет экранирования теплового излучения от нагревающихся при движении ступиц и резиновых бандажей опорных катков, разогревающихся при движении до 200°С. Кроме того, такие экраны значительно уменьшили пылеобразование при движении танка за счет более оптимальной организации воздушных потоков, что особенно существенно при эксплуатации танков в условиях пустынной и степной местности.

В современных условиях, когда танки напичканы самым разнообразным энергоемким электрическим оборудованием, отсутствие вспомогательного источника электроэнергии расценивается заказчиком как существенный недостаток. Поэтому на 478ДУ9 была установлена вспомогательная силовая установка ЭА-8А (электрическая мощность генератора 8 кВт), которая обеспечивала энергией все системы танка при выключенном двигателе, а также могла использоваться для запуска основного двигателя. Для вспомогательной установки в ХКБД был специально разработан небольшой дизельный двигатель — того же типа, что и основная силовая установка Т-84 (на российском газотурбинном Т-80 в качестве вспомогательного устанавливался газотурбинный агрегат ГТА-18). Масса всего агрегата составила 300 кг, время непрерывной работы — 24 часа, разместили его в задней части правой надгусеничной полки, в специальном бронированном ящике (ранее здесь находился топливный бак).

Танк получил комплекс радионавигационной аппаратуры 1КРНА, использующий данные спутниковой системы GPS NAVSTAR или российской ГЛОНАСС. С ее помощью местонахождение танка определяется с точностью до 20 м. Кроме того, была предусмотрена возможность передачи данных от радионавигационной аппаратуры в новый баллистический вычислитель 1В528-2, что позволило существенно повысить точность стрельбы. Обычная радиосвязь обеспечивалась станцией Р-163-50К, с дальностью действия до 50 км.

478ДУ9 щеголял на выставке и новой «обувкой» — на танке были установлены гусеницы с асфальтоходными башмаками (из полимерного материала), которые могли поставляться в двух вариантах — со съемными башмаками или с несъемными. Такие гусеницы позволяют сохранить дорожное покрытие и повышают плавность хода машины.

В феврале 2000 года основной боевой танк Т-84 (478ДУ9), на основании Постановления КМ № 237-5 от 08.02.2000 г., был принят на вооружение ВС Украины. Машина получила имя «Оплот». Хотя государственный заказ на Т-84 и оказался незначительным, всего 10 машин, но завод им. Малышева и ХКБМ могли утешаться тем, что принятие на вооружение повышает привлекательность Т-84 для потенциальных иностранных заказчиков, справедливо полагающих, что не стоит связываться с боевой техникой, не признанной даже собственными военными.

Продолжение

Главная страница В начало