armor.kiev.ua / Tanks / Modern / Centurion / txt1
 

"Центурион" в бою

Саймон Дунстан
пер. с англ. Михаил Эпштейн

Материал предоставлен: Михаил Эпштейн

 

Операция "Мушкетер" - Суэцкий кризис, 1956

26 июля 1956 полковник Гамаль Абдель Насер провозгласил национализацию Суэцкого канала. В течение нескольких дней после этого сообщения Французское и Британское правительства приняли решение о совместной военной интервенции, чтобы восстановить контроль над международным водным путем. Ввиду кризиса были мобилизованы три полка Королевских Бронетанковых сил. 1-ый и 6-ой Королевские Танковые полки должны были бронёй поддержать штурмовые группы, в то время как 7-ой Королевский Танковый Полк, оснащённый небронированными LVT Mk.3 должен был высадить 40-й и 42-й отряды Королевской Морской пехоты на побережье. И 1-й и 6-й RTR были значительно недоукомплектованы. В течение всего августа имущество и машины, многие из которых не имели такого необходимого оборудования как радио и контейнеры для боеприпасов, стягивались со всей Англии.

В качестве штурмового соединения, 1-й RTR имел приоритет при оснащении и организации тренировок, в то время как 6-ому RTR доставались лишь самые скудные ресурсы. 6-й полк смог провести только один день на войсковом учебном полигоне Salisbury Plain прежде, чем оба полка были погружены на танковозы для перевозки в порты погрузки Плимут и Портланд. Из-за нехватки армейских водителей и недостатка танковых транспортеров, доставку основной массы "Центурионов" осуществляли гражданские подрядчики. Работая строго в часы, оговорённые профсоюзом, водители компаний "British Road Services" и "Pickfords" продемонстрировали поразительно небрежное отношение ко всему предприятию. Был случай, когда тягач с полностью оснащённым "Центурионом", с боекомплектом и пулемётами, был без присмотра припаркован на обочине в течение всего уикэнда, в то время как водитель грузовика отсыпался к местной гостинице.

Значительная задержка и беспорядок возникали в портах. Из-за противоречивых приказов 6-ой RTR отправился в плавание сначала на Мальту с 45 "Центурионами" Mk.5 на борту военно-транспортных судов типа LST; HMS "Suvla", "Salerno", "Ravager" и "Puncher". По прибытии танки были размещены на площадке для поло Marsa Club №2, к вящей тревоге местного спортивного общества, члены которого видели, что их игровое поле уничтожается гусеницами "Центурионов". После долгих недель интенсивных тренировок силам вторжения была назначена готовность к 27 октября, и операция "Мушкетер" наконец началась.

6 ноября во вторник, в 04.15, транспортные суда LCA и LVT "Buffalo" 7-ого RTR, перевозившие 40 и 42 отряды Королевских Морских командос, развернулись в боевой порядок и рванулись к берегу, в то время как огонь с воздуха и с моря перепахивал побережье у Порт-Саида. Следом подходили транспорты LCT с "Центурионами" эскадрона "C" 6-ого полка. Под покровом черного дыма от горящих нефтяных цистерн LCT мягко уткнулись в отмель в 150 ярдах от берега, и "Центурионы" прогрохотали вниз по аппарелям, оказавшись на глубине шести футов. Когда танки выкатывались на берег, взрывные крепления, фиксирующие оборудование для гидроизоляции детонировали. К сожалению, из-за коротких замыканий в цепи и коррозии взрывных зажимных болтов после тренировочных высадок на Мальте не произошёл сброс шнорхелей у шести из этих 14 танков, и экипажам пришлось демонтировать высадочные комплекты ломами и кувалдами под беспорядочным огнем стрелкового оружия египтян, к вящему развлечению морских пехотинцев укрывавшихся за "Центурионов".

Через несколько минут после десантирования танки отразили египетскую контратаку, и после обеспечения плацдарма 9 и 10 взводы под командованием командира эскадрона "С" майора Джона Холи совместно с транспортёрами LVT морских командос выдвинулись в направлении города. Быстро передвигаясь, колонна под интенсивным огнем стрелкового оружия подошла к городу со стороны аллей и кварталов, образующих главную улицу Шария Мохаммед Али. Королевские Морские пехотинцы в своих небронированных LVT понесли некоторые потери. Невозможность придать спаренным пулемётам достаточное возвышение мешала танкам отвечать на огонь противника с верхних этажей, проявились также недостатки установки пулемёта "Браунинг" на командирской башенке. Расчеты трёх 57мм противотанковых пушек, мешавшие продвижению около Египетского Полицейского Клуба, были уничтожены огнём "Браунингов" ведущих Центурионов 9-ого взвода под командованием сержанта Лумсдена. Далее на окраине города танки сформировали оборонительные позиции, прикрывавшие поле для гольфа и область доков, для предотвращения подхода вражеского подкрепления с юга, пока во второй половине дня их не сменил эскадрон "B".

На другом фланге 40-й отряд Командос при поддержке 11-ого танкового взвода медленно продвигался, очищая береговую линию и бассейны доков. Каждое здание было необходимо тщательно прочесать, а лабиринт переулков предоставлял противнику множество путей просачивания и ухода. К 07.30 морские пехотинцы продвинулись приблизительно на 1000 ярдов в район коммерческой гавани порта. Внезапно путь 11-му взводу преградили два грузовика "Кока-кола", загруженные вражеской пехотой, атаковавшей из-за угла. Первый грузовик был полностью уничтожен 20-фунтовым фугасным снарядом с дистанции в 200 ярдов; другой, прошитый очередью "Браунинга", потерял управление и свалился в канал. Часом позже, с захватом административного здания Компании Суэцкого канала, от Navy House через Арсенальную гавань подошёл под сильным огнем 40-й отряд Командос, и продвижение захлебнулось из-за недостатка сил пехоты. Ворота военно-морских доков, ведущие к Navy House, были разбиты "Центурионом" командира 11-ого взвода второго лейтенанта Лича, плотницкие мастерские, использовавшиеся под склад боеприпасов, были охвачены огнём. Однако ожесточённый бой продолжался, и упорное сопротивление из Navy House не удавалось окончательно подавить до полудня, когда в результате штурмового удара ракетами и пушечным огнём сил авиации флота здание было подожжено.

В то время как на улицах бушевало сражение, "Центурион" и отделение морпехов были посланы, чтобы освободить британское консульство, сотрудники которого содержались под домашним арестом. Миссия оказалось успешной, и танковый экипаж был, соответственно, вознаграждён чаем, поданным через окно дворецким Консула. Консул, его жена и их любимый спаниель были эвакуированы в санитарной машине "Сарацин". В то же самое время 12-й взвод с командиром Королевских Морских пехотинцев бригадным генералом Мэдоком приблизился к итальянскому консульству, где скрывался египетский Военный Губернатор. Наглухо запертые двери оказались препятствием для переговоров о прекращении огня, тогда комвзвода капитан Тим Грин, направил свой "Центуриона" по ступеням портика в зал, после чего египетский командующий в сопровождении Мэдока добровольно отправился в штаб бригады.

К 9 часам утра суда LST "Ravager", "Puncher" и "Salerno", перевозившие эскадроны "А" и "B" и полковой штаб, пристали возле казино "Палас Отель", и танки были выгружены. Сильная толчея на плацдарме задержала их продвижение. 3-му и 4-му взводам и штабу эскадрона "А" потребовалось полтора часа для того, чтобы проследовать по переполненным улицам вдоль береговой линии мимо железнодорожной станции к полю для гольфа. Когда танки пересекали железнодорожную линию, головной "Центурион" "4 Альфа" был обстрелян из пушек своим самолетом. К счастью, ущерб был незначительным; вмятина на корпусе от 20мм снаряда и матерщина командира танка сержанта Джакника. Почти сразу же танки постигла следующая неприятность, - гусеницы прорвались через подсохшую корку в вязкий ил. В несколько минут четыре "Центуриона" завязли и, поскольку эскадрон машин ARV застрял в городе в результате боёв вокруг арсенальной гавани, танки засели прочно. Тем временем, 6-й и 7-й взводы эскадрона "B" под командованием майора Дж. Алена были втянуты в жестокие уличные бои в районе мечети Эль Аббаси в Шария Эль Маруса и в Арабском Городе, поддерживая 42-ой и 45-ый отряды командос. 5-й и 8-й взводы под командованием капитана Прателея выдвинулись к газоперерабатывающему заводу для облегчения положения 9-ого и 10-ого взводов эскадрона "C", которые отчаянно нуждались в подкреплении.

Только к 13.45 застрявшие танки эскадрона "С" удалось ввести в строй. Вскоре после этого наступление было продолжено вниз по течению канала с грозными парашютистами Французского Иностранного Легиона на броне. К наступлению темноты войска достигли на канале пункта Эль Тина, и пока танки заправлялись, пехота окопалась. Здесь в 21 час они соединились с подполковником Т. Гиббоном и его полковым штабом. К этому времени уже распространились слухи о надвигающемся прекращении огня, и командующий генерал Стоквелл приказал продолжить наступление на юг насколько возможно. Используя захваченные египетские грузовики и весь доступный транспорт, 2-й Парашютно-десантный батальон достиг Эль Тины к 23 часам, где две головные роты вскарабкались на броню "Центурионов". Двигаясь без огней, колонна проехала на максимальной скорости вниз по течению канала и покрыла семь миль за 45 минут, закончив по пути очистку пунктов на канале Эль Тина и Эль Кап, прежде чем остановилась в полночь приблизительно в 1500 ярдах к югу от Эль Кап, когда было объявлено перемирие.

Первый день перемирия, ясный и тихий, застал полк занятым самым необходимым техобслуживанием и пополнением. В Эль Кап монотонное течение дня было нарушено инцидентом, который стал известен как "War of Jacknik's Ear". Сержант Джакник находился в башне танка "4 Альфа", помогая рядовому Кларку ремонтировать радиостанцию, в то время как механик-водитель капрал Карлтон готовил еду на берегу канала. Поблизости наводчик рядовой Херти чистил 7,7мм пулемёт "Браунинг". Приблизительно в 100 ярдах позади, экипаж "Центуриона" "3 Альфа" заметил группу из 25 вооружённых египтян, осторожно продвигавшихся по Трити Роад с юга. Несмотря на неистовые попытки привлечь их внимание, экипаж "4 Альфа" упорно не замечал приближение противника, до тех пор, пока патруль почти не поравнялся с танком. Услышав голоса, сержант Джакник высунул голову из башни. Командир патруля закричал "сдавайся", услышав в ответ только краткий сугубо англосаксонский оборот, после чего патруль открыл огонь, и пуля задела ухо сержанта Джакника. Нырнув в башню, он ответил огнём из "Стена", в это же время сержант Стеббингс произвёл выстрел 20-фунтовым снарядом из орудия танка "3 Альфа". Осколочно-фугасный и очередь "Браунинга", убила двух египтян и ранила остальных. Это были последние выстрелы, сделанные "Центурионами" 6-ого Королевского Танкового полка в ходе операции "Мушкетер".

Назад | Дальше

Начало

Главная страница В начало


Бассейн Университета Путей Сообщений