armor.kiev.ua / Tanks / Modern / BMP3
 

БМП-3
Как довести до кондиции машину, аналогов которой нет в других армиях

Капитан А.Егоров, корр. "Красной звезды"

(Красная звезда № 34 (20421) от 12.02.91 г.)

 

Если бы после военных парадов определялись образцы техники, привлекшие наибольшее внимание специалистов, то после 9 мая прошлого года победителем наверняка бы стала внешне неброская, многим похожая на своих предшественниц и в то же время имеющая существеннее отличия от них машина БМП-3. После парада на Красной площади состоялся своеобразный парад ее фотоснимков на страницах многих западных военных изданий. Даже в сугубо деловых текстах находилось место для эпитетов, выражающих самую высокую оценку "королевы пехоты".

Но я-то знал, что наши специалисты в оценках новой боевой машины пехоты намного сдержаннее. Да, говорили мои собеседники, эта машина как бы соединила в себе то, чем были сильны БМП-1, БМП-2 и даже средний танк, если говорить об огневой мощи. Потенциал ее высок. Но взять от машины все, что заложено в нее мыслью конструкторов, пока трудно. Люди, которых я просил дать оценку БМП-3, как бы раздваивались: с одной стороны, признавали ее достоинства, с другой - не могли обойтись без огорчительных "но".

Итак, в Сибирь я летел с убеждением: о БМП-3 пока можно говорить только в критическом духе.

Первым, кто поколебал мою предубежденность, был заместитель командующего войсками Сибирского военного округа по вооружению генерал-майор Ю. Дутов.

- По подвижности и вооруженности, - сказал он, - БМП-3 превосходит все зарубежные образцы. А то, что кое-что в ней требует доводки, вполне естественно, ибо машина эта - совершенно новая.

Более жестким было мнение первого заместителя командующего войсками округа генерал-лейтенанта В. Катанаева, возглавлявшего межведомственную, комиссию по войсковым испытаниям машины. Он полагает, что направлять эту машину в войска можно лишь после устранения всех недостатков, выявленных в процессе испытаний.

С весьма и весьма противоречивыми чувствами садился я за штурвал "тройки". Не придется ли начинать словами: "веду свой репортаж из сырой, неотработанной машины, которую Миноборонпром навязывает армии"?

...Она тронулась с места плавно, можно скалать, грациозно, хотя было ясно, что это не моя заслуга. Все, что от меня требовалось, - нажав на педаль подачи топлива, перевести переключатель передач из одного фиксированного положения в другое. Причем операция оказались настолько простой, что стало даже обидно: не нужным было умение работать с главным фрикционом, чем я так гордился еще в училище. Здесь ГФ нет. Под ногами лишь две педали - экстренного торможения и подачи топлива.

Переключившись на повышенную передачу, я "придавил" и... ощутил то. чего никогда не чувствовал, находясь в бронетанковой технике, меня легонько вдавило в кресло. Пришлось признаться себе в том, что это "жигулёвское" ощущение здесь вдвойне приятно. Оно дополняется осознанием солидности веса (около 16 тонн), так легко принимаемого скоростью, и вежливой благодарностью двигателю, более мощному, чем на прежних машинах.

Еще мне говорили, что "тройка" не умеет буксовать. И объяснили это наличием гидромеханической трансмиссии, которая отличается от механической (БМП-1, БМП-2) тем, что в коробку передач введен дополнительный элемент - гидродинамический трансформатор. Благодаря этому трансформатору между приводящими в движение и приводимыми в движение элементами коробки передач не существует жесткого сцепления. "Приводным ремнем" здесь служит специальная жидкость. Надежность такой трансмиссии потенциально выше механической. Машина не только плавно трогается с места, но и автоматически реагирует на изменение поверхности грунта под гусеницами, не глохнет, даже если упрется в преграду на скорости.

Когда мне это рассказали -не поверил. Чтобы несколько сот пришпоренных лошадей не сорвали копытами ледяную корку с дороги! Но вот сажусь в машину, включаю первую передачу и тут же утапливаю педаль подачи топлива до самого полика. Машина взвизгивает - и в галоп. Но... плавно. Щелкает переключатель передач. Скорость - 40, 50 километров в час... Но скользкой дороге. И ни малейшего намека па занос.

В общем, впечатление от вождения осталось превосходное. Ничего не скажешь, И я решил, что пришло время осмотреться.

О сходстве с "интерьером" БМП-2 здесь, конечно, говорить не приходится. В "моей" машине все по-другому. К примеру, сиденье механика-водителя находится теперь посередине. Что дало такое перемещение? Во-первых, упростилось управление. Это я почувствовал мгновенно, так как не нужно было гадать, где находится правая лента гусеницы и попадет ли она, допустим, на колею моста. Во-вторых, механик-водитель "ушел" с гусеницы, на которой всю афганскую войну просидел заложником любой противотанковой мины. В-третьих, слева и справа от пего теперь товарищи-пулеметчики, а не стенка разрывающегося от напряжения двигателя, что психологически важно в бою.

К слову, измененная компоновка "тройки" позволила объединить не только механика-водителя и пулеметчиков. Топливный бак, разделяющий в БМП-2 десант надвое. здесь размещен более рационально, и потому "жилой метраж" заметно увеличился, повысился комфорт.

Что касается командира машины, его место по-прежнему в башне, но эффективность командования ОТДЕЛЕНИем возросла за счет специальных систем сигнализации (целеуказания стрелкам при помощи световых табло и т. д.) усовершенствована система коррекции действии наводчика-оператора и их дублирования в момент необходимости переключения на себя всей системы вооружения - спаренных пушек и пулемета.

Но вот спешивание дссанта... Мне показалось, что здесь оно усложнено, так как люки открываются наверх, и десант на крыше окажется под огнем. И потом - высоко. С полной выкладкой, да еще зимой с такой верхотуры спешиться непросто. Использование же предназначенной для этого ступени, хотя она и значительных размеров, представлялось проблематичным.

Я высказал свое сомнение на этот счет начальнику военного представительства на заводе-изготовителе полковнику Л. Федорову.

Многочисленные эксперименты, - сказал Анатолий Яковлевич, показали достаточно высокую эффективность спешивания. Ну а что касается удобств, то чем-то нужно н поступиться, когда на чаше весов живучесть машины, а следовательно, и экипажа. Двигатель должен быть спрятан от удара в лоб, иначе остановившаяся на поле боя машина обречена.

С этим трудно было спорить. Как, впрочем, и с высказываниями иного плана:

"Никто нс сомневается в потенциальных возможностях машины. Она, на удивление, мобильна, практически не застревает, а орудия бьют в копеечку. Речь о недостаточной надежности в эксплуатации".

"При стрельбе из пушки в цапфах се крепления на одной из машин появились трещины. Пришлось приостановить эксплуатацию вооружения".

"Не надежен механизм изменения клиренса".

"А как оценивать ремонтопригодность БМП-3. если в войска не поставлены сварочные аппараты, способные варить, алюминий; если для ремонта механизма гидрообъемной передачи (осуществляет повороты машины. - А. Е.) надо снимать двигатель"...

Это все из вопросов, которые обрушились на главного конструктора машины А. Никонова и его коллег на встрече с солдатами и офицерами полка. В общем-то разговор можно было бы считать вполне нормальным - идет доводка практически нового изделия. Каждый случай обнаружения дефекта в конце концов "работает" на совершенствование конструкции. Но...

Мы это хорошо понимаем, - заметил командир дивизии генерал-майор А. Затынайко, - но после войсковых испытаний пошли будни. обычная учеба в обычной боевой части. А теперь представьте себе, что в этом боевом полку из некоторых машин не стреляют из-за конструкторского просчета...

Забота комдива понятна: план боевой подготовки надо выполнять. Доводка же машины не вписывается ни в какие планы. Один только ремонт вышедших из строя объектов заводом-изготовителем выбивает полк из ритма боевой учебы на многие недели. А если такими машинами укомплектуется вся дивизия?..

И все же правы ли те, кто готов поставить под вопрос всю работу по созданию БМП-3 только потому, что случаев отказов в НЕЙ больше, чем хотелось бы?

Все без исключения специалисты, с которыми удалось побеседовать, говорят: нет, работа идет своим чередом и мало чем отличается от доводки предшествующих образцов. В качестве доказательства старший офицер научно-технического комитета Главного бронетанкового управления МО СССР подполковник В. Селютин привел цифры, отражающие, так сказать, хронологию отказов в БМП-3 на каждую тысячу километров пробега. В 1986, 1988, 1990 годах их было соответственно 17.1; 4.6; 2,46. Согласно плану, к пятому году выпуска этот показатель должен быть доведен до единицы.

Такова логика цифр. Нельзя не обратить внимания на следующее обстоятельство: те БМП-3, которые поступают в часть с завода после внедрения усовершенствований, зачисляются я "боевую" группу и хранятся в боксах. Эксплуатируются же старые машины, у которых последних усовершенствований нет. Это, разумеется, искажает общую картину.

Остро ощущается в войсках дефицит специалистов, подготовленных к эксплуатации и обслуживанию БМП-3. Отсутствуют в части и соответствующие учебно-тренировочные средства, хотя они и создавались параллельно с новой машиной.

Доктор технических наук, профессор генерал-майор В. Брызгов обратил внимание на то, что мы не всегда продуманно подходим к формированию рот испытателей техники. Так получилось и в ситуации с БМП-3. Роту сформировали не из молодых, что было бы логично, а из заканчивающих службу солдат. После завершения испытаний все опи уволены в запас. Около 8 тысяч километров прошли эти мотострелки вместе с машинами по горам Узбекистана, снегам Сибири, стали асами. И ушли, так и не передав опыта молодым.

Нередко случается так, что представители войск не без оснований упрекают "оборонку" в недостаточно высоких темпах работ, в промедлении с устранением тех или иных изъянов в испытуемых образцах техники. Но жизнь обязывает внимательно прислушиваться и к представителям промышленности, упрекающим военных за отступления от правил эксплуатации, элементарных требований инструкций. Из-за нарушения взаимодействия, несогласованности, как сказал начальник отдела военного НИИ кандидат технических наук полковник В. Типикин, даже у прекрасной машины может быть трудная судьба.

Я попытался систематизировать некоторые предложения, представляющие, на взгляд журналиста, практический интерес. Получилось, что необходимо:

  • расширить фронт эксплуатации БМП-3, для чего передать все эти машины из боевых подразделений в учебные, где они будут использоваться с максимальной интенсивностью;
  • подготовить группу специалистов на ускоренных курсах при заводе-изготовителе (идея главного конструктора), а затем готовить кадры на специальных курсах при штабе округа;
  • вернуть в полк всех офицеров, участвовавших в испытаниях БМП-3 (предложение подполковника В. Селютнна);
  • на весь период доводки машины создать условия льготного обслуживания техники бригадами завода-изготовителя с целью сокращения сроков ремонта.

В свое время "Красная звезда" проводила в Афганистане специальный опрос среди офицеров с целью определения боевых качеств БМП-2. Об этой машине говорили с теплотой и любовью. Отмечали ее огневую мощь, высокую проходимость ("смотришь снизу на сопку, куда она забралась, панама с головы слетает"), терпимость к ошибкам молодых механиков-водителей и огневиков, надежность, удобство в обслуживании.

Все это, несомненно, должно перейти "по наследству" и к машине значительно более высокого класса - к БМП-3, приспособленной к переброс-ке по воздуху, умеющей плавать (морская пехота высоко ценит ее за зто). ириседать за косогором, обгонять на грунтовой дороге УАЗ. Способной стать матерью целого семейства машин - командирских, ремоитно-эвакуационных и т. п. Важно лишь быстрее довести ее до тех кондиций, которыми должна обладать боевая техника XXI века.

Главная страница В начало


купить упаковку для кондитерских изделий в Москве