armor.kiev.ua / Tanks / BeforeWWII / T24
 

ПЕРВЫЕ СРЕДНИЕ

С. Ромадин, М. Барятинский, В. Шпаковский (при содействии В. С. Вознюка и В. Д. Листрового)

(Моделист-Конструктор № 9 за 1989 год)

Материал предоставлен: Анатолий Сорокин, Нижний Новгород

Иллюстрации к статье 
Средний танк Т-24 Проекты первых советских средних танков Средний танк Т-12. Печатать при 300 dpi Средний танк Т-24. Печатать при 300 dpi Компоновка Т-24. Печатать при 300 dpi
 

Одним из сюрпризов военного парада, посвященного 14-ой годовщине Великого Октября, несомненно, стал показ новой боевой техники. В ее числе были и Т-24 - первые серийные средние танки Страны Советов. Присутствовавшие на Красной площади руководители оборонной промышленности, командиры РККА, инженеры и конструкторы не могли скрыть своей гордости: грозные по тем временам бронированные машины свидетельствовали о том, что молодое советское танкостроение, созданное всего десятилетие назад, уже прочно стоит на ногах. Но никто в тот момент не мог предположить, что еще через десять лет с этого же места пойдут прямо в бой знаменитые Т-34. Таков путь наших конструкторов за два десятилетия Советской власти - от сработанных в кустарных условиях копий французских машин до лучшего танка второй мировой войны

В ходе гражданской войны применение танковых отрядов, если его рассматривать на фоне действий бронепоездов, носило весьма эпизодический характер. Тем не менее специально созданная организация "Центробронь" с самого начала уделяла огромное внимание гусеничным боевым машинам, предвидя их огромное значение в будущем.

2 ноября 1919 года в газете "Известия Народного комиссариата по военным делам" были опубликованы условия открытого конкурса на проект танка для Красной Армии. По итогам конкурса первую премию присудили проекту десятитонного плавающего танка инженера Г. В. Кондратьева, проходившего под девизом "Теплоход типа АМ". Постройку двух таких машин начал, но так и не завершил Ижорский завод. В отличие от сормовских собратьев, представлявших собой переделку французских "Renault FT17", танк Кондратьева был полностью оригинальной разработкой. На второй открытый конкурс, проводившийся в 1922 году, представили еще 7 проектов. Как видим, деятельность по проектированию танков велась весьма оживленно, несмотря на то, что экономика страны еще не позволяла организовать даже экспериментальное танкостроение.

В 1923 году работу по систематизации имеющегося опыта проектирования танков возложили на Главное управление военной ромышленности ВСНХ. Годом позже в системе Орудийно-арсенального треста (ОАТ) создается московское танковое бюро, возглавленное С. П. Шукаловым. В числе оригинальных разработок этого коллектива - проекты восемнадцатитонного танка ГУВП* и шестнадцатитонного ГУВП**. Первый больше напоминал поставленную на гусеничный ход бронепоездную площадку с концевой башней. Всю среднюю и кормовую часть занимал каземат, начисто исключавший стрельбу башенного орудия в заднем сеторе (считалось, что при прорыве неприятельской обороны основные цели, достойные трехдюймового снаряда, будут находиться впереди и на фланге). Круговой обстрел обеспечивался шестью пулеметами. Машина несла 13-мм броню, обслуживалась экипажем из 6 человек и по расчетам должна была перемещаться с максимальной скоростью 20 км/ч. Компоновка ГУВП** явно была заимствована у французского танка 2С, однако носовая башня с 45-мм пушкой имела возможность кругового обстрела за исключением незначительного пространства, перекрываемого кормовой пулеметной башней. Особой оригинальностью отличалась подвеска, рассчитанная на скорость до 20 км/ч. На танк предполагалось установить 4 пулемета, максимальная толщина брони должна была составить 22 мм, экипаж - 5 человек.

Но армия требовала экстренных мер в оснащении броневых сил новой материальной частью. В строю находились устаревшие, предельно изношенные трофейные машины. К апрелю 1925 года сложилось критическое положение и с танковым вооружением. Обеспеченность танков "Рикардо" (Mk V) исправными 57-мм пушками Гочкиса равнялась 10%, а пушечные "Рено" вообще оказались практически разоруженными. В качестве хоть какой-то замены предлагалось использовать пулеметы "Максим".

24 октября 1925 года в Мобилизационно-плановом управлении РККА прошло совещание по проблемам танкового строительства, систематизировавшее уже ведущиеся проектно-конструкторские работы. Решением совещания сворачивалось проектирование "позиционного" или "большого" (тяжелого) танка, а все усилия концентрировались на создании "маневренного" и "малого" танков. Последний под индексом Т-16 прошел генеральные испытания, а 6 июля 1927 года решением РВС СССР был принят на вооружение и с тех пор известен как Т-18 (МС-1).

Задание на проектирование и изготовление "маневренного" танка было выдано 20 декабря 1927 года Орудийно-арсенальному тресту с тем условием, что в период постройки машины на Государственном Харьковском паровозостроительном заводе (ГХПЗ) конструкторское бюро ОАТ окажет последнему техническую помощь.

Танковое КБ было создано на ГХПЗ только в октябре 1927 года и, разуммется, не имело еще никаеого опыта по конструированию танков (как, впрочем, и весь завод, занимавшийся производством локомотивов и гусеничных тракторов "Коммунар"). Это и предопределило разделение труда между ГХПЗ и ОАТ: в Харькове разрабатывалась трансмиссия и ходовая часть, в Москве - корпус и башня.

Надо сказать, что ОАТ довольно прохладно отнесся к проектированию Т-12 (такой индекс получил "маневренный" танк) и постарался основную часть задания переложить на плечи харьковских конструкторов. Более полугода в Москве под руководством представителей ОАТ главного конструктора С. Шукалова и ведущего конструктора О. Иванова трудились их коллеги с ГХПЗ (они разрабатывали детали корпуса и башни, рабочие места членов экипажа, установку вооружения, смотровые приборы и т. д.). В работах по Т-12, проводившихся в Харькове, принимал участие представитель ОАТ военный инженер Н. М. Тоскин. С октября 1928 года к созданию этой машины подключился двадцатитрехлетний техник-чертежник Александр Морозов - в будущем руководитель танкового бюро ГХПЗ, выдающийся конструктор, дважды Герой Социалистического Труда.

Концепция Т-12 представляла собой синтез опыта, накопленного при проектировании Т-18, и идеи многоярусного раположения вооружения, последовательно проводимой американцами на опытных средних танках серии Т.1 (мод. 1921-1925 гг.). Все вооружение (а Т-12 создавался под 45-мм пушку и 3 установки спаренных автоматов системы Федорова) размещалось двухъярусно в башнях - главной и независимо вращающейся малой пулеметной. Серьезный недостаток такого размещения вооружения заключался в том, что вращение главной башни неизбежно сбивало наводку малой. Кроме того, многоярусность влекла за собой увеличение высоты танка до 3 м, что делало его очень заметным и трудномаскируемым.

Чистая масса танка составила 14 280 кг. В боевом положении, то есть с экипажем 4 человека, боекомплектом (100 патронов к пушке и 4000 к пулеметам), горючим и т. п., удельное давление при погружении гусеничных цепей на 100 мм в мягкий грунт составляло 0,45 кг/см2. Для танка был предусмотрен восьмицилиндровый авиамотор "Испано", развивавший мощность до 200 л. с. при 1500 об/мин. При этом учитывалась его возможная замена на 180-сильный (при 1800 об/мин) специализированный двигатель.

Для Т-12 было характерным нетипичное для советского танкостроения расположение механика-водителя - справа от продольной оси машины.

В ходовой части применили весьма удачный механизм натяжения гусениц. Максимальная скорость равнялась 26 км/ч, причем планетарная коробка передач позволяла изменять режим движения на 15, 7 и 2, км/ч, сохраняя возможность реверса на всех скоростях. Новинкой стал и ленточный плавающий тормоз профессор В. И. Заславского.

Вертикальная бронировка выполнялась из 22-мм брони, горизонтальная - из 12-мм. Механизм поворота главной башни имел механический привод, наведение на цель пулеметной башни осуществлялось с помощью спинного упора.

Т-12, как и его предшественник Т-18, оборудовался "хвостом" - он увеличивал длину машины на 690 мм и позволял переезжать через окоп шириной 2,65 м. Наибольший преодолеваемый угол подъема - 40 градусов.

Испытывали новый танк с 28 апреля по 9 мая 1930 года. Одновременно артиллеристы провели экспериментальный обстрел 22-мм и 12-мм бронеплит и дали заключение о стойкости брони. Акты испытаний подписали главный инженер завода С. Н. Махонин и начальник КБ И. Н. Алексеенко. По их результатам заводское КБ ГХПЗ приняло самое активное участие в доводке машины, выполнив, по существу, капитальную модернизацию исходного образца, получившего в итоге обозначение Т-24.

Судя по документам, рассматривались три возможных варианта вооружения нового танка. Во всех случаях на него предстояло установить разрабатываемую 45-мм танковую пушку с плечевым упором, известную впоследствии как система образца 1930 года. По конструкции она во многом была идентична 37-мм танковой пушке образца 1927 года, но ее боекомплект включал бронебойный снаряд. Что касается пулеметов (а в расчет брался новейший ДТ), то существовал ряд комбинаций: три пулемета, размещенные как на Т-12; вариант со спаренной установкой пушки и пулемета и трехъярусное расположение вооружения за счет установки четвертого ДТ в специальном лобовом выступе подбашенной коробки. В металле был осуществлен последний, третий вариант.

Боевая масса Т-24 составила 18,5 т (удельное давление на грунт равнялось соответственно 0,51 кг/см2), при этом толщина брони была оптимизирована и составила 20 мм для вертикальных плит и 8,5 мм для горизонтальных, что обеспечивало защищенность от огня крупнокалиберных пулеметов на всех дистанциях. Главной башне придали цилиндрическую форму, в крыше малой появился люк с откидной крышкой. Боекомплект орудия уменьшили до 89 выстрелов, а пулеметов увеличили до 8000 патронов. Численность экипажа возросла до 5 человек. На Т-24 применили более мощный 300-сильный авиамотор М-6 отечественного производства, но максимальная скорость снизилась до 22 км/ч. Запас хода составлял 120 км при запасе горючего 460 л. Ходовая часть была унифицирована с артиллерийским тягачом "Коминтерн". Силовая передача включала дисковый главный фрикцион, планетарную коробку передач, двойной дифференциал в качестве механизма поворота и простые бортовые передачи. В целом трансмиссия по конструкции агрегатов находилась на весьма высоком уровне.

27 марта 1930 года в Управлении механизации и моторизации РККА состоялось совещание по вопросу изготовления установочной серии Т-24 в количестве 15 единиц. Заказ выполнил ГХПЗ, собрав три машины в июле, пять в августе и семь в сентябре. Бронекорпуса поставлял Государственный Ижорский завод, моторы - один из заводов Авиапрома. Дальнейшая программа строительства Т-24 предусматривала наращивание темпа сборки с 7 единиц в октябре 1930 года до 45 в сентябре 1931-го. Однако после изготовления 25 танков производство прекратили.

Штатную 45-мм пушку Т-24 получили лишь в 1932 году, а до этого они снабжались только пулеметами (впрочем, первые суперскоростные харьковские БТ, к выпуску которых ГХПЗ приступил в 1931 году, были тоже чисто пулеметными). В войсках Т-24 использовались первоначально в качестве танков усиления, но вскоре их перевели в разряд учебных машин. Принять участия в боевых действиях им так и не довелось.

В конце 20-х - начале 30-х годов, когда отечественное танкостроение только формировалось, вырабатывались его концепции, готовились кадры, появился целый ряд оригинальных конструкций - от танкетки Т-17 до среднего "танка Гротте". В их числе находился и Т-12/24 - первый отечественный средний танк. Все они несли на себе печать поиска - оценивались оптимальные соотношения таких параметров, как бронирование, вооружение, скорость, проходимость и другие; опробовались различные системы силовых передач, подвесок, гусеничных цепей, отрабатывались схемы размещения и варианты установок вооружения. Буквально все делалось впервые. Естественно, что на этом этапе получить совершенные конструкции было крайне сложно, а вернее - просто невозможно. Неудивительно, что для первых отечественных танков характерными являлись такие недостатки, как ненадежная работа моторно-трансмиссионной группы, частое спадание гусениц, плохие проходимость и управляемость. В итоге в серийном производстве состоял только Т-18, и нельзя сказать, что эти машины, особенно первых промышленных серий, вызывали у танкистов восторг. Танк Т-24 сняли с производства почти сразу - вскрылись его технические и эксплуатационные недостатки. Тем не менее он сыграл значительную роль в истории отечественного танкостроения. Первые проекты, первые танки и попытка их производства позволили получить изначальный опыт, без которого было бы немыслимо создание мощной оборонной промышленности, столь необходимой нашей стране в преддверии тяжелых военных испытаний.

Главная страница В начало