armor.kiev.ua / Tanks / BeforeWWII / Ispano
 

Они сражались за Пиренеями

Вячеслав Шпаковский

(Техника и вооружение. — 1998. — № 3)

 

Гражданская война в любой форме, как, впрочем, и всякая война - это всегда неприятно. Однако еще хуже, когда из локального конфликта затем вырастает большой. Гражданскую войну в Испании (1936-1939 гг.) в нашей стране долгое время классифицировали как "национально-освободительную войну испанского народа", что в свете того, что мы узнали за последние годы, никак не соответствует действительности. Столкнулись силы демократии и тоталитаризма, система рыночных и антирыночных экономических отношений, причем все это произошло в отсталой, крестьянской с гране с патриархальной, по сути дела феодальной психологией масс. При этом не только с политической, но также и с военной точек зрения это была прелюдия ко второй мировой войне, своего рода "генеральная репетиция", без которой она была бы просто невозможна и где отрабатывалась военная техника для грядущих сражений.

Однако именно этот аспект испанской войны в нашей стране как раз хуже всего и известен! Вернее скажем так: известен без особых деталей. Больше всего повезло ВМФ: тут адмирал Кузнецов не только достаточно полно рассказал о действиях моряков в своих мемуарах, но и написал ряд подробных аналитических статей. Материалов но авиации вроде бы много, но все они сильно "размазаны" по самым различным изданиям, так что свести их воедино не так уж и легко. Однако меньше всего "повезло" танкам. Практически всюду имеются упоминания о тех выводах, которые были сделаны руководством нашей страны на основе их боевого применения в Испании, но... обычно этим вся информация и исчерпывается! Причина подобного явления в общем-то достаточно прозаическая. Западными источниками наши историки долгое время пользоваться не могли. Что же касается наших бывших испанских военных советников, то большинство из них впоследствии стали нашими видными военачальниками, поэтому рассказывать про свои собственные ошибки, хотя бы и сделанные из желания угодить всемогущему вождю, им было явно не с руки. К тому же и так очевидно, что в отличии от них германские военные специалисты сумели использовать опыт Испании гораздо более результативно. Между тем этот опыт помимо чисто академического интереса, имеет и сугубо практическое значение: во-первых, гражданские войны и локальные военные конфликты все еще продолжаются, во-вторых, по их результатам все так же продолжают делать выводы, в-третьих, отсутствие своевременного и квалифицированного информирования затрудняет решение многих важнейших вопросов современности, попросту не учит людей размышлять!

Начнем с того, что до сих пор неизвестно точное количество советских танков Т-26 и БТ--5, направленных республиканской Испании. В данном случае это имеет принципиальное значение, так как именно танки этих типов имели решающее огневое превосходство над танками других стран, которые сражались на испанской земле. Западные историки их количество обыкновенно преувеличивают, наши - преуменьшают.

Так, в своей последней монографии "Т-34" И.П.Шмелев- признанный в нашей стране специалист по истории БТТ, сообщает, что в Испанию было отправлено 362 танка, а по другим данным - всего 347. Испанский историк Рафаэль Тревино Мартинец приводит другие цифры: около 500 танков Т-26 и 100 БТ- 5, и это не считая бронеавтомобилей.

Цифру - 362 танка, - сообщает и французский историк БТТ Раймонд Сурлемонт в журнале "Арморед кар", но добавляет при этом, что кроме танков СССР поставил в Испанию еще и 120 бронеавтомобилей ФАИ и БА-3/ БА-6 с пулеметным и пушечным вооружением.

В тоже время английский историк Хью Томас, чья монография по гражданской войне в Испании выдержала на Западе несколько изданий и считается наиболее солидным исследованием на эту тему в англоязычных странах, указывает, что всего русских танков в Испании было около 900, да еще 300 БА. Вообще, судя по его данным, иностранная военная помощь сражающейся Испании распределялась следующим образом - см. таблицу.

Иностранная военная помощь Испании в годы гражданской войны *

  Люди Авиа- Танки Артиллерия
Националисты        
из Германии 17000 600 200 1000
из Италии 75000 660 150 1000
Другие страны (марокканцы) 75000 4    

Всего

167000 1264 350 2000
Республиканцы
из России 3000 1 000 900 1550
Другие страны (интербригады) 35000 320
Невоенные формирования из-за границы 15000

Всего

53000 1320 900 1550

* Huqh Thomas, The Spanich civil war, p/ 985

Итальянцы за все годы войны в Испании отправили туда всего 149 своих легких танков, а по сути дела танкеток, CV 3/35 Фиат-Ансальдо и... 16 бронеавтомобилей "Лянча-Ансальдо"17М образца 1917 г., подчинявшихся командованию итальянского экспедиционного корпуса (CTV). Первые 5 танкеток прибыли в Испанию 16 августа 1936 года, бронеавтомобили 22 декабря, однако в боях участия они не принимали, а были использованы для обучения испанских экипажей. 29 сентября прибыло еще 10 танкеток, из них 3 - с огнеметным вооружением и так далее, на протяжении всей войны. К октябрю 1936 года из них сформировали роту, состоявшую из смешанных экипажей, которую и продемонстрировали генералу Франко на военном параде 17 октября. Боевое крещение состоялось уже 21 октября па одной из дорог ведущих к Мадриду, возле местечка Навалкарнеро. Республиканцев танкетки из деревушки выбили, причем одну танкетку националисты при этом потеряли, зато гордые своей победой, тут же назвали свою часть "Навалкарнеро"! 29 октября итальянские танкетки впервые столкнулись с советскими танками Т-26. Произошла, если можно гак выразиться, танковая дуэль, в которой участвовал советский пушечный танк и итальянская огнеметная танкетка. Танкетка под командованием офицера П.Берези была подбита прямым попаданием с Т-26, причем весь экипаж погиб. Еще одна танкетка была повреждена, в то время как победоносный русский танк получил весьма серьезные повреждения от огня полевой артиллерии националистов. Всего в боях за Мадрид осенью 1936 г. итальянская танковая рота потеряла 4 машины, трех человек убитыми, семнадцать ранеными и одного пропавшего без вести. 8 декабря 1936 г. пришло пополнение из Италии еще 20 танкеток.

Последовавшие затем боевые столкновения со всей очевидностью показали итальянцам полную непригодность их техники для боев против советских танков, поэтому они начинают использовать свои танкетки в составе смешанных подразделений, включающих в себя бронеавтомобили, мотоциклистов с пулеметами, а также кавалерию и мотопехоту националистов. Такие части получили обозначение "быстрых подразделений" (прямо-таки современные части "быстрого реагирования"!) и надо сказать, что эта мера для таких специфических машин, какими являлись итальянские танкетки, оказалась полностью оправданной. Именно с их помощью националисты сумели занять Сантадер, а весной в марте- апреле 1938 г. уверенно действовали в горах Монтенегро. Позднее, в июле 1938 г. итальянские моторизованные части, к тому же усиленные германскими 37-мм орудиями РАК-36, сумели прорвать фронт республиканцев в районе Теруэля и благодаря своей высокой мобильности, продвинуться вперед более чем на 100 километров!

В декабре 1938 года состоялась последняя поставка 32 танкеток из Италии. После этого танковая часть итальянского экспедиционного корпуса в Испании получила название полка и стала состоять из штаба, двух итальянских батальонов танкеток, по две роты в каждом, одного батальона танкеток с испанскими экипажами. одного моторизованного батальона, роты бронемашин, роты мотоциклистов и роты Берсальеров. В него же входил батальон Ордити, а также противотанковый батальон, состоявший из батареи 65-мм итальянских горных пушек, батареи 37-мм германских РАК-36. 47-мм и 45-мм трофейных орудий.

В декабре 1938 г. данное формирование приняло участие в наступлении в Каталонии, закончившееся очередным прорывом фронта республиканцев. С каждым новым ударом националистов сопротивление республиканцев ослабевало все больше, но эти поражения старательно компенсировала республиканская пресса. Так например, во время отступления республиканских войск 17 января 1939 г. республиканские газеты сообщили о подвиге капрала по имени Селестино Гарсия Морено, который поблизости от Санта Колома де Куералт встретился лицом к лицу с 13 итальянскими танкетками и ручными гранатами подорвал три из них, а затем при помощи киркомотыги открыл у них люки и взял в плен пятерых танкистов, после чего остальные 10 танкеток обратились в бегство! Между тем 26 января танки националистов вступили в Барселону, а 3 февраля 1939 года итальянцы потеряли последнюю танкетку во время штурма города Героны неподалеку от французской границы. 10 февраля их части достигли границы, причем в ходе этого наступления частями CTV были захвачены 22 танка республиканцев, 50 орудий и около 1000 пулеметов! 28 февраля 1939 г. бронетанковые части итальянцев были реорганизованы в последний раз, после чего они вошли в Аликанте, а затем участвовали уже только в парадах: 3 мая в Валенсии и 19 мая в Мадриде. В ходе военных действий потери итальянцев составили 56 танкеток, однако они сумели в достаточной мере оправдать свой девиз: "Быстро к победе".

В германский "Легион "Кондор" первые 9 танков IА поступили в конце 1936 г., затем еще 32 танка прибыли в середине сентября. Вооруженная танками часть легиона получила па-звание "танковая группа Дрон". Ее командиром был назначен подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. В начале группа имела следующую организацию: штаб; две танковые роты по три секции в каждой. Каждая секция состояла из пяти танков, плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки состояли из секции транспорта, полевой ремонтной мастерской, противотанкового артиллерийского и огнеметного подразделений. Фон Тома нашел, что "испанцы быстро учатся, но также быстро забывают то, что выучили". поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы в первую очередь выполняли сами немцы.

Уже первые бои показали слабость Т-IА и начиная с декабря 1 936 г. в Испанию начали поставляться "улучшенные" танки модификации Т-IВ. К 1938 г. германские танковые части в Испании насчитывали 4 батальона, состоявшие из 3 рот по 15 танков в каждой. 4 роты /60 танков/ составляли трофейные Т-26. которые немцы с успехом использовали. О том большом значении, которое придавали националисты советским пушечным танкам свидетельствует тот факт, что за захват танка Т-26 их командование выдавало премию в размере 500 песет - сумму приблизительно равную месячному жалованию американского летчика на службе у республиканцев (надо ли говорить. что советские "сталинские соколы" получали там значительно меньше, чем все остальные!), причем особую активность проявляли в этом деле марокканцы. Всего же в качестве трофеев националисты сумели заполучить более 150 танков Т-26, БТ-5 и бронеавтомобилей БА-10, причем это только те машины, которые они смогли ввести в строй.

К моменту окончания войны танковых рот со смешанным составом германских и советских танков насчитывалось уже семь. Имелась отдельная танковая школа, танковое депо, рота противотанкового оружия, ремонтная мастерская, рота снабжения и штаб.

Немцы чувствовали себя совершенно независимыми от испанцев, так что когда сам Франко потребовал от полковника фон Тома, чтобы тот послал свои танки в атаку вперемежку с пехотой - "в обычной манере генералов принадлежавших к старой школе", - тот не побоялся ему ответить следующим образом: "Я буду использовать танки не распыляя их, а концентрируя", и Франко такой ответ пришлось проглотить! Интересно, что в это время танковые силы фон Тома с точки зрения противостояния танкам республиканцев были не так уж и сильны. Ето "танковый корпус" состоял из 4 батальонов по три танковые роты в каждом, а каждая рота насчитывала 15 танков, так что его общая численность составляла 180 машин*. Огневую поддержку осуществляли 30 рот ПТО, имевшие каждая по 6 37-мм орудий РАК-36. Всем этим силам приходилось действовать на довольно широком участке фронта, тогда как только в Каталонии, например, республиканцы имели до 200 советских танков и БА одновременно. В основном это были Т-26, причем командование каталонского фронта даже такие машины оценивало как слишком тяжелые и... недостаточно эффективные!

Закономерен вопрос: какой эффективности требовали испанцы от советских танков, если им противостояли такие машины как Т-IА и T-IВ, а также танкетки CV 3/35? Ведь ни одна из них пушечною вооружения не имела, и, следовательно, их даже нельзя считать полноценными противниками Т-26 и БТ-5, вооруженных 45-мм орудием. Господство авиации националистов, якобы наносившей большие потери танкам республиканцев, также нельзя считать достаточно установленным. Дело в том, что если на уничтожение одного понтонного моста в наступлении на реке Эбро националисты расходовали до пятисот бомб, то что же тогда говорить о количестве бомб, необходимом для уничтожения всего-навсего одного танка? Кроме того, в самые критические дни ноября 1936 г. Т-26, а также истребители И-15 и И-16 и вовсе господствовали на полях сражений и в воздухе над Испанией!

Все это заставляет думать о том, что в первую очередь важнейшими факторами победы националистов в испанской войне стали боевая выучка, дисциплина и умелое командование. М.Кольцов в своей книге "Испанский дневник" несколько раз сообщает о том, что в армии националистов специально выделенные сержанты расстреливали отступавших и струсивших, что позади атакующих частей сплошь и рядом ставились пулеметы. Однако республиканский генерал Энрико Листер также отдавал приказы расстреливать солдат за отступление. Сержанты имели приказ стрелять офицеров, командовавших отступление без письменного приказа из штаба. "Каждый, кто допустит потерю хотя бы дюйма земли, ответит за это головой" - говорилось в одном из его обращений к войскам и, тем не менее, республиканские части несли поражение за поражением.

Совершенно недостаточным являлось и производство военной продукции на заводах республиканской Испании.

Все эти недостатки, как видно, были связаны с тем, что "республиканцы просто не умели воевать", причем лишний раз об этом говорит то, каким образом в годы гражданской войны в Испании обе стороны использовали кавалерию.

КОННИЦА И ТАНКИ

Пересеченная местность, характерная для Испании, как нельзя более подходила для конных бойцов, так как танки и авиация еще не были настолько могущественными, чтобы кардинально изменить характер сражений.

До 1936 г. испанская армия имела вполне боеспособную кавалерийскую дивизию, которая состояла из трех бригад. Бригада включала в себя два полка, для поддержки ей придавался батальон мотоциклистов. В группу поддержки входили также - рота бронеавтомобилей и батальон конной артиллерии - три батареи 75-мм орудий. Дополнительно, в дивизию входили 4 отдельных кавалерийских полка и один пулеметный эскадрон. Особую экзотику армии придавали 5 таборов - подразделений, несколько меньших, чем батальон - Марокканской кавалерии. Табор состоял из трех марокканских. кавалерийских и одного испанского пулеметного эскадронов.

Испанский кавалерист был, по сути дела тот же пехотинец, только имевший дополнительно коня и саблю и обученный фехтованию. Правда, эскадрон хотя и был эквивалентом пехотной роты, по огневой мощи едва дотягивал до взвода, так как имел на вооружении только винтовки и три ручных пулемета. Поэтому, для огневой поддержки служил чисто пулеметный эскадрон и эскадрон, вооруженный 40- и 60-мм минометами, позже усиленный противотанковыми и зенитными орудиями.

С началом боевых действий на сторону Франко перешла большая часть семи кавалерийских полков, один эскадрон Гражданской Гвардии и, конечно, вся кавалерия марокканцев. Дополняли силы националистов несколько эскадронов милиции "Испанской фаланги". Республиканцев же поддержали три кавполка, восемь эскадронов Гражданской Гвардии, два эскадрона Гвардии де Асальто и персонал учебных лагерей.

В обеих армиях пехотные бригады и дивизии в течение всей войны тесно взаимодействовали с кавалерийскими подразделениями, где только это было возможно. Кавалерия и бронеавтомобили использовались для ведения разведки и сопровождения колонн. При этом растянутая на более, чем 2,5 тысячи миль линия фронта позволяла кавалерии скрытно просачиваться через линию обороны противника и совершать рейды в его тылу.

В полевых условиях кавалерия маневрировала в открытом боевом порядке. Отряд был разделен на взводы - по 3 или более отделения в каждом - отделение включало одну или две группы. В группу входили три - четыре всадника. На открытой местности отделение могло быть растянуто на расстояние до 45 метров - т. е. более 5 метров между всадниками. Для огневой поддержки придавался эскадрон, вооруженный ручными пулеметами "Браунинг". Часто применялась и "легкая броня" - танкетки, вооруженные пулеметами - для подавления огневых точек противника... "... Марокканцы медленно приближались, угрожающе надвигаясь в громадном облаке пыли. Глядя на эту волнующую картину, у меня в сознании возникло невольное сравнение с воинством какого-нибудь Римского императора, прибывающего на битву; Подойдя на расстояние выстрела нашей артиллерии и перестроившись в боевой порядок, они начали атаку. Дикие вопли, залпы орудий, разрывы шрапнели в воздухе, крики раненых и ржание обезумевших лошадей - все перемешалось в этой адской какофонии звуков. После первых залпов, треть всадников была, буквально, скошена, другие продвигались в беспорядке. Когда они подошли поближе, среди них мы увидели два танка, вооруженных пулеметами" - так вспоминает о тех событиях их участник, республиканец Раймон Сендер из 5-го пехотного полка. (Мадрид, 1937 г.).

Примечателен по своей массовости боевой эпизод у Альфамбры, 6 февраля 1938 г. Две бригады всадников, из состава дивизии генерала Монастерио, построившись в две шеренги (всего около 2000 сабель), лавиной обрушились на позиции республиканцев. За ними, в резерве, следовала третья бригада с приданными для поддержки итальянскими CV З/ 35. В результате, дивизия республиканцев была разгромлена, националисты захватили всю артиллерию, пулеметы и даже полевые кухни.

Схема атаки была для того времени, можно сказать, классическая. Кавалерия, сопровождая танки, двигалась параллельно дороге. Когда головной отряд завязывал бой с противником, всадники спешивались и занимали позиции, позволявшие развернуть 65-мм орудия. Танки наносили удар с фронта, одновременно кавалерия атаковала с флангов и с тыла. Блокируя позиции противника, кавалеристы предоставляли возможность пехоте завершить операцию.

Однако, так воевали в основном националисты. Что же касается республиканцев, воспитанных к тому же на лучших традициях нашей собственной гражданской войны и лихих кавалерийских атаках Чапаева и Буденного, то подобную тактику они применяли так редко, что это практически не зафиксировано ни одним из источников! И это в условиях, когда приоритет кавалерии в качестве главной ударной силы сухопутных войск еще практически никем не оспаривался, традиционные стереотипы были весьма прочными, да и охотников их ломать находилось немного. В Соединенных Штатах танковые части назывались бронекавалерийскими вплоть до начала второй мировой войны. К совместным действиям с конницей готовились и танкисты Красной Армии. Вот только в Испании положительный опыт использовался почему-то только франкистами. С другой стороны, возможно советских военных советников там просто не слушали? "Большое количество русских офицеров в Арагоне ставит испанских солдат в положение колонизируемых аборигенов" - гласила телеграмма из штаба Арагонского фронта военному министру Испанской Республики и этот пример отношения к ним вовсе не является единичным.

Интересно, что именно здесь, на Арагонском фронте произошло одно из наиболее массированных танковых наступлений республиканцев. В плане понимания неудач наших танков в Испании его пример является весьма показательным, вот почему есть смысл рассказать о нем по-подробнее...

Продолжение

Главная страница В начало


Хотите роскошную машину, тогда прокат mercedes для вас