armor.kiev.ua / Tanks / BeforeWWII / A20
 

Опытный колесно-гусеничный танк А-20

М.ПАВЛОВ, И.ПАВЛОВ, И.ЖЕЛТОВ

(Советские средние танки довоенного периода (1924-1941) / Армада-вертикаль)

 

...

В октябре 1937 г. в связи с появлением новых средств противотанковой обороны (крупнокалиберный пулемет, 37-мм и 45-мм противотанковые пушки) АБТУ РККА заводу № 183 (до второй половины 1936 г. - ХПЗ) было выдано задание на разработку нового колесно-гусеничного танка с более мощным бронированием, способным обеспечить защиту экипажа танка от огня крупнокалиберного пулемета ДК.

Необходимость разработки такого танка диктовалась тем обстоятельством, что дальнейшее увеличение толщины брони танка БТ-7 было невозможно, поскольку увеличение массы машины вело к перегрузке трансмиссии и элементов ходовой части. Тем более, что прямое увеличение толщины броневых листов корпуса БТ-7 не давало полноценного удовлетворения всех требований, поставленных заказчиком к новому танку. После проработки конструкторским бюро завода № 183 проекта танка БТ-20, в октябре 1938 г., завод предъявил чертежи и макеты двух разработанных согласно предложениям комиссии АБТУ вариантов (колесно-гусеничного и гусеничного) танков, которые были рассмотрены Главным Военным Советом 9 и 10 декабря 1938 г.

Опытный колесно-гусеничный танк А-20

Коллективом КБ завода № 183 к 15 января 1939 г. были выполнены рабочие чертежи корпуса и башни опытного колесно-гусеничного танка А-20 и начата разработка чертежей нового образца чисто гусеничного танка с более мощным вооружением, который первоначально имел заводской индекс А-20Г (Г - гусеничный), а впоследствии ему было присвоено новое обозначение - танк А-32. Ведущим инженером проектов А-20 и А-32 был А.А.Морозов.

27 февраля 1939 года на заседании Комитета Обороны состоялось обсуждение чертежей и макетов танков А-20 и А-32. В ходе обсуждения представленных главным конструктором завода №183 М.И.Кошкиным проектов большинство присутствовавших военачальников (включая и заместителя Наркома Обороны Кулика) отдали предпочтение проекту танка А-20, как танку, обладавшему большей оперативной подвижностью. Однако, М.И.Кошкин, привыкший твердо и до конца отстаивать свои взгляды, в присутствии Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И.В.Сталина высказал свои сомнения в отношении требований заказчика изготовить в металле лишь один колесно-гусеничный танк и выступил с инициативой изготовить и представить на государственные испытания две спроектированные заводом машины - А-20 и А-32. В свою очередь, И.В.Сталин предложил не стеснять инициативу завода и разрешил изготовить опытные образцы по обоим представленным проектам. Постановлением КО при СНК СССР № 45 от 27.02.1939 г. чертежи танков А-20 и А-32, а также их изготовленные макеты, были утверждены для производства.

Новые формы броневого корпуса машин, представляющие из себя сочетание наклонно расположенных броневых листов, воплотили богатый опыт, накопленный при проектировании и разработке опытных колесно-гусеничных танков БТ-ИС и БТ-СВ (БТ-СВ-2). Это удачное решение конструкции корпуса танков А-20 и А-32, резко повышающее защищенность машин от огня противотанковых средств обороны, впоследствии стало общепринятым для преобладающего большинства танков, выпускаемых как отечественными, так и зарубежными танковыми заводами.

По своей массе колесно-гусеничный танк А-20 подпадал уже под категорию средних танков. Танк имел классическую схему общей компоновки. Механик-водитель располагался в отделении управления у левого борта, справа от него находился пулеметчик. В башне слева от пушки размещался командир танка (он же наводчик орудия) и справа от пушки - заряжающий.

Основным оружием танка являлась 45-мм танковая пушка обр.1938 г., боекомплект которой составлял 152 выстрела. С пушкой был спарен пулемет ДТ, второй пулемет ДТ размещался в шаровой установке справа в верхнем лобовом листе корпуса. Боекомплект к пулеметам из 2079 патронов находился в 43 пулеметных дисках. Машина была разработана с учетом возможности размещения на башне зенитной турели П-40. Для ведения стрельбы из пушки использовался телескопический стабилизированный прицел и перископический прицел. Башня имела двускоростной поворотный механизм с ручным и электрическим приводами. Для наблюдения за полем боя у командира танка была установлена командирская панорама.

Броневая защита - противопульная, защищающая от пуль 12,7-мм пулемета ДК. Корпус танка сваривался из катаных броневых листов толщиной 20 мм в носовой части. Броневые листы имели рациональные утлы наклона: лобовой - 56°, верх-ней части борта - 35° и кормовой части 45°. Башня конической формы в лобовой части имела броню толщиной 25 мм. Крыши моторного и трансмиссионного отделений были выполнены съемными и крепились к корпусу при помощи болтов. Задний лист кормы также был съемным.

В кормовой части корпуса устанавливался дизель В-2 мощ-ностью 500 л.с. (368 кВт). В состав трансмиссии входил много-дисковый главный фрикцион сухого трения, четырехступен-чатая коробка передач, два бортовых фрикциона и два одно-рядных простых бортовых редуктора. Агрегаты и узлы транс-миссии и ходовой части были частично заимствованы у легко-го танка БТ-7М.

Подвеска танка индивидуальная, пружинная. В состав ко-лесно-гусеничного движителя входили восемь опорных катков с наружной амортизацией, направляющие колеса с червячны-ми механизмами натяжения гусениц и ведущие колеса гусе-ничного хода. При движении на колесном ходу передние кат-ки были управляемыми, а остальные три пары - ведущими. Ведущие колеса гусеничного движителя имели гребневое за-цепление с гусеницами.

Машина боевой массой 18т развивала максимальную ско-рость по шоссе 74,4 км/ч как на гусеничном, так и на колесном ходу, по грунтовой дороге на гусеничном ходу - 57 км/ч. За-пас хода по шоссе составлял на гусеничном ходу 400 км, на ко-лесном - 900 км.

На танке в нише башни устанавливалась радиостанция 71-ТК и переговорное устройство ТПУ-2. Кроме того, для тан-ка была разработана установка оборудования для подводного вождения, а также прорабатывалась возможность установки огнеметного оборудования.

Опытный образец колесно-гусеничного танка А-20 был со-бран без установки основного вооружения 26 мая 1939 г, В пер-вых числах июня начались его заводские испытания, продол-жавшиеся до 15 июля 1939 г. За время заводских испытаний танк прошел свыше 800 км и показал максимальную скорость движения 85 км/ч.

В середине июня 1939 г. начались заводские испытания первого опытного образца гусеничного танка А-32, которые продолжались до 16 июля 1939 г.

Схема общей компоновки танка А-32 была аналогичной танку А-20. В носовой части корпуса располагались механик-водитель (слева) и стрелок-радист. В башне слева от пушки на-ходился командир танкав(он же наводчик орудия) и справа от нее - заряжающий.

Основным оружием являлась 76,2-мм нарезная танковая пушка Л-10, с которой был спарен пулемет ДТ. Второй пулемет ДТ размещался в шаровой установке справа на верхнем лобо-вом листе корпуса. В боекомплект входили 72 выстрела к пуш-ке и 1638 патронов к пулеметам ДТ, снаряженных в 26 пулемет-ных дисках.

Броневая защита - противопульная. Сварной корпус танка, выполненный из катаной брони толщиной 25 и 20 мм, имел большие углы наклона лобового, кормового и бортовых листов. Толщина броневых листов сварной башни достигала 25 мм.

В кормовой части корпуса, вдоль его продольной оси устанавливался дизель В-2 жидкостного охлаждения мощностью 500 л.с. (368 кВт). В состав трансмиссии входили: многодисковый главный фрикцион сухого трения (сталь по стали), четырехступенчатая коробка передач, два бортовых фрикциона и два простых однорядных бортовых редуктора.

Подвеска танка - индивидуальная, со спиральными пружинами, расположенными в бортовых нишах корпуса. Гусеничный движитель машины имел десять опорных катков с наружной амортизацией, направляющие колеса с червячными механизмами натяжения гусениц, ведущие колеса гребневого зацепления с крупнозвенчатыми гусеницами.

На опытном образце танка А-32 радиостанция не устанавливалась. В качестве внутреннего переговорного устройства использовалось ТПУ-2.

Во время испытаний 19-тонный танк развил максимальную скорость до 70 км/ч и прошел в общей сложности свыше 350 км на одной заправке. Высокие динамические качества машины позволили представителям военной приемки выдвинуть предложение о возможном усилении броневой защиты за счет увеличения толщины брони на 10 мм, что привело к увеличению массы танка до 19,6 т.

15 июля 1939 г. танк А-20 был передан военному представительству АБТУ на войсковые испытания, а двумя днями позже начались полигонные испытания танка А-32, которые проводились в районе Харькова до 23 августа. За время полигонных испытаний танки прошли А-20 - 4000 км, A-32 - 3000 км. За время испытаний оба образца по надежности механизмов показали равноценные результаты. Комиссия, проводившая испытания признала танки А-20 и A-32 пригодными к эксплуатации в РККА. "Танк A-32, как имеющий запас по увеличению веса, целесообразно защитить более мощной броней, соответственно повысив прочность отдельных деталей, устранив отмеченные недостатки, зафиксированные в отчете". По окончании войсковых испытаний танки были подвергнуты текущему ремонту и 5 сентября отправлены на НИИБТ полигон в Кубинку.

К моменту окончания полигонных испытаний на заводе № 183 был собран второй опытный образец A-32, который был вооружен 45-мм танковой пушкой. Учитывая результаты ранее проведенных испытаний и пожелания заказчика, конструкция этой машины была подвергнута заводом некоторой доработке с целью получения максимально возможного утолщения броневых листов корпуса и башни, способных обеспечить более надежную защиту от огня существовавшей на тот период в зарубежных армиях противотанковой артиллерии калибра 37 и 45 мм.

Этот образец, догруженный до 24 тонн, в июле-августе 1939 г. был подвергнут дополнительным пробеговым заводским испытаниям с целью выявления надежности агрегатов и отдельных деталей при возможном увеличении толщины брони до 45 мм. Испытания подтвердили полную допустимость увеличения массы танка без ущерба для его механизмов и узлов. Догрузка машины производилась за счет установки дополнительного балласта на специально приваренных кронштейнах по обоим бортам корпуса и носовой части, а также размещения части балласта на крыше башни.

По результатам испытаний танка А-32 Наркоматом обороны 15 сентября 1939 г. перед правительством был поставлен вопрос об изготовлении к 1 декабря 1939 г. на заводе № 183 партии танков А-32 в количестве 10 машин с броневой защитой толщиной 45 мм.

Помимо установки более мощного вооружения на первом опытном образце А-32, в октябре 1939 г. в КБ завода № 183 для машины был разработан проект установки огнеметно-дымового прибора ОДП. Монитор огнемета устанавливался вместо лобового пулемета ДТ без выреза брони и должен был иметь бронировку наружной части аналогичную броневой защите корпуса.

Анализ боевых действий и опыт применения танков в боях в Испании и на Карельском перешейке подтвердили необходимость дальнейшего усиления броневой защиты танков и увеличения огневой мощи. Образец чисто гусеничной машины А-32, как отвечающий этим требованиям и имеющий перспективы дальнейшего повышения его боевых свойств, наконец, получил должную оценку заказчика и был принят как основной тип среднего танка для вооружения танковых частей РККА. Постановлением КО при СНК № 443 от 19 декабря 1939 г. заводу № 183 к 15 января 1940 г. предписывалось изготовить и предъявить на испытания два гусеничных танка с толщиной брони 45 мм, с установкой 76,2-мм танковой пушкой Л-11, а танк А-32 с этой толщиной брони именовать Т-34. Этим же постановлением танк Т-34 был принят на вооружение РККА.

К началу войны было выпущено 1225 танков Т-34, из них 967 машин находилось в пяти приграничных округах. Средние танки Т-34 предвоенного выпуска широко использовались в боевых действиях на фронтах Великой Отечественной войны, пока на смену им не пришли модификации машины военного периода.

Принимал участие в боевых действиях и последний представитель отечественных колесно-гусеничных танков - опытный танк А-20. При подходе немцев к п.Кубинка, где находился НИИБТ полигон ГАБТУ РККА, из машин, имевшихся на полигоне и не отправленных в тыл, в ноябре 1941 г. был сформирован отдельный танковый батальон. Этот батальон входил в состав 22-й тбр. В одну из танковых рот, которой командовал лейтенант Семенов, был включен танк А-20. Бригада входила в подвижную группу подполковника Ермакова и вела бои в районе Павловской слободы. 1 декабря 1941 г. танк А-20 получил боевые повреждения, но спустя четыре дня вновь вступил в строй. Вместе с 22-й тбр до середины декабря А-20 поддерживал конницу Доватора, но вновь получил боевые повреждения и был эвакуирован в тыл для ремонта. На этом его следы теряются.

Главная страница В начало