armor.kiev.ua / Tank
 

Очередной миф в истории советского Танкопрома

Чобиток Василий

(Броне-сайт, 29.08.2015)

 

Слишком много мифов. Слишком много мифов в отечественном танкостроении порождается из-за амбициозности, самомнения, попыток оправдать и оправдаться, выдать нужду за добродетель, иногда даже для сокрытия преступления. И мало ли из-за чего ещё?

Вы презираете либерастов, демократизаторов и прочих гуманитарных интервентов, распространяющих откровенную ложь о «проклятом совке»? Я тоже (кстати, вовсе не потому, что «священная корова», а из элементарной неприязни ко лжи и лицемерию). С другой стороны, когда человек, позиционирующийся противником «общечеловеческих ценностей» (в их извращенном Западом понимании) и называющий себя историком рассказывает, что в советском танкостроении плевали на понятие эргономики только потому, что в научпопе этот «историк» не нашёл ничего по теме (хотя в специальной литературе на самом деле существовали целые тома посвященные исключительно теме эргономики экипажа) — этот историк чем лучше упомянутой демшизоидной братии? Впрочем, речь не об этом.

Поводом для этого небольшого эссе послужило очередное издание, посвященное созданным в УВЗ боевым машинам. Итак, перед нами книга про Т-72 и Т-90 (Устьянцев С. В., Колмаков Д. Г. Т-72/Т-90. Опыт создания отечественных основных боевых танков. — Нижний Тагил: ОАО «НПК «Уралвагонзавод» им. Ф. Э. Дзержинского», 2013. — 304 с.)

На странице 162 указанного издания показано, что коэффициент технического уровня (КТУ) танка Т-80Б превышал КТУ Т-72А на 15%. Далее на стр. 192 справедливо указывается, что это было достигнуто заоблачной ценой Т-80Б и по показателю «эффективность-стоимость» он в 2,7 раза уступал Т-72А (для понимания в первом приближении, грубо говоря: 23 танка Т-72А способны равно успешно выполнить ту же боевую задачу, что и 20 Т-80Б, но обойдутся почти в три раза дешевле).

При всей справедливости приведённых оценок здесь же запущен очередной миф, которые так любит тиражировать всяческая демшизоидная братия. Сначала долго рассказывается, что в советском танкостроении эффективность техники учитывалась исключительно с помощью КТУ, методику расчета которого разработали во ВНИИТрансмаш, а далее, цитирую: «Первым в непогрешимости устоявшихся оценок усомнился один из видных деятелей советского Танкопрома Ю. П. Костенко. Нет, он не оспаривал данные ВНИИТрансмаша, но счел недостаточными используемые критерии и, в частности, игнорирование фактора стоимости...» (ключевые слова подчеркнуты). Далее приводится пример как Костенко якобы впервые вводит критерий «эффективность-стоимость» и приводится сравнение по нему Т-72А и Т-80Б. «В общем, как ни рассуждай, но цена имеет значение» — завершают главу авторы книги в том смысле, что до Костенко цена значения не имела.

Может быть авторы издания несколько переоценили заслуги Костенко? Отнюдь. Обратимся к опубликованной в 1992 г. работе самого фигуранта (Костенко Ю. П. Танки (тактика, техника, экономика). — М.: НТЦ «Информтехника», 1992. — 68 с.) Глава «О совершенствовании методики оценки технического уровня образцов бронетанковой техники»:

«Опыт использования указанной методики [КТУ], накопленный за период более десяти лет, показал хорошую сходимость расчетных и экспериментальных данных для оценки технических решений танков и БМП. Однако в указанной методике практически не учитываются экономические характеристики танка, что может привести к определенным просчетам при решении вопросов организации производства и эксплуатации танков, особенно в условиях действия экономических факторов управления народным хозяйством, в том числе оборонных отраслей промышленности. » Далее приводится пример оценки танков №№ 1 и 2, из которой явно следует, что речь идет о Т-80 и Т-72. А в выводе указывается:

«Для правильной сравнительной оценки образцов бронетанковой техники необходимо в существующую методику определения технического уровня ввести их экономические характеристики и расчеты выполнять на основе тактико-технико-экономических показателей образцов. »

Иными словами, в издании 1992 года, говоря о критерии «эффективность-стоимость», Костенко представляет это таким образом, как будто он впервые предлагает совершенствование имеющихся подходов оценки по КТУ с учетом экономического фактора (также статья аналогичного содержания за его авторством публиковалась в Вестнике бронетанковой техники № 3, 1990 г.)

Это крайне удивительно по той простой причине, что «видный деятель Танкопрома» должен был бы знать, что подобные экономические показатели давным-давно не просто кем-то изобретены, а даже курсантам танковых училищ преподаются по меньше мере 10 лет. И оценку технических решений в своих дипломных проектах делают не только по эффективности, но и соотношению полученной эффективности к стоимости.

Итак, учебное пособие издания 1984 года для курсантов танкового инженерного училища (Чобиток В. А. Оценка боевой эффективности и технического совершенства вооружения и военной техники. Учебное пособие. — К.: КВТИУ, 1984. — 58 с.) В широком доступе пособие находится с 2010 года (ссылка). Нет смысла пересказывать, стоит только заметить, что в пособии, которое посвящено оценке боевой эффективности и технического совершенства ВВТ, собственно боевой эффективности посвящён один раздел «3. Методы расчета боевой эффективности вооружения и военной техники» или 10 из 58 стр. издания, а экономическим вопросам — остальной объем. Раздел же 7 непосредственно посвящен военно-экономическому анализу на основе критерия «стоимость-эффективность».

В то время как даже курсанты танковых училищ в 80-х гг. выпускались с базовыми знаниями в военной экономике и имели понятие в вопросе оценки по критерию «эффективность-стоимость», в 1992 году видный деятель Танкопрома публикует работу, в которой критерий «эффективность-стоимость» представлен как предлагаемое автором нововведение.

Впрочем, учитывая человеческие слабости, автору простительно изобретать велосипед, завышать собственную значимость и приписывать себе чужие достижения. Нельзя простить то, что это делается с искажением реальной картины происходившего — советская военно-инженерная и военно-экономическая мысль вовсе не была такой отсталой, как это представил Костенко в издании 1992 года. Тем более непростительно современным авторам пересказывать («Первым... усомнился…») чужие, пусть даже и «видных деятелей», побасенки без их критического осмысления и анализа — фактически вы переписываете историю не хуже всяческих фондов Сороса, НКО и прочих госдеповских агентов влияния.

Главная страница В начало